Бог из Пустоты

Алексей Петрович Гапоненко
Бог из Пустоты

Послышался шорох. Отвернувшись от окна, я увидел, как в машину грузятся мои друзья. Двое худых парней в таких же, как и на девушке, толстовках и пирсингом: у одного был проколот нос, у второго – брови. Имплантатов у них не было, на лицах уж точно.

– Ну что, готовы? – собственный голос показался мне чужим и грубым.

Парни кивнули и тоже уселись. Следом влезла девушка. Закрыв за собой дверь, она постучала по перегородке, отделяющей нас от водителя. Серая панель сдвинулась, и в просвете появилось слегка бледное лицо совсем юного пацана. Ему явно не было и восемнадцати. Крупные капли пота усеивали лоб, от чего он часто вытирал его рукавом.

– Погнали, Томми, – бросила девушка, мигнув синими огнями визора в сторону водителя. Тот нервно сглотнул, но, приняв суровое выражение, кивнул и закрыл перегородку. Раздался рык мотора, сиденья затряслись, и машина тронулась места.

– Как думаешь, его кто-нибудь прикрывает? – поинтересовался парень с пирсингом в бровях.

– Босс сказал, что всё будет чисто. Приехали, взяли и на склад. Никаких проблем, одни только чаевые, – я похлопал подельника по плечу и перевёл взгляд на девушку. – Глор, с лицом всё в порядке?

– Да, ты же знаешь, я не могу забыть, – постучав пальцем по визору, улыбнулась та.

– Точно. Никак не привыкну к твоей обновке.

– В натуре, Глор, всё хотел спросить, сколько выкинула за такую примочку? – оживился парень с проколотым носом. Он с завистью смотрел на визор, ничуть не скрывая этого.

– Достаточно, чтобы видеть, что у тебя встал.

Фургон наполнил хохот. Все смеялись, продолжая подкалывать чувака. Пока девушка не прервала веселье вопросом:

– Так он андроид?

– Босс говорит, что да. Последняя разработка, все дела. Прототип не отличимый от нас. Походу СГК им уже недостаточно, хотят взять за яйца покрепче, – я говорил всё также спокойно и был уверен в произнесённых словах. Другие слушали, кивая. Выходит, я здесь – главный?

– Поражаюсь боссу, как он смог получить такую инфу? Это не гостайна часом?

– Спроси что полегче, Глор. Я не лезу в его дела и тебе не советую.

– Не переживай, даже не собиралась, – одарив меня озорной улыбкой, девушка коснулась указательным пальчиком визора и сосредоточилась на чём-то, видимом только ей. Вскоре перегородка отъехала в сторону, и к нам заглянул потный пацан:

– Приехали. Жду отмашки, чтобы перекрыть ему дорогу.

Показав Томми большой палец, Глор натянула маску. Её примеру последовали и остальные. Она же обернулась к двери и сосредоточилась на идущих по улице. Новенький имплантат позволял ей видеть в самых разных режимах, так что нет ничего удивительного, что углеродная стенка фургона никак ей не мешала. Потянулись томительные минуты ожидания. Никто больше не говорил, всё замерло в предвкушении грядущей миссии.

– Вот он! Тот тип, в халате и… тапочках? – конец фразы девушка произнесла не так уверенно, как начало. Видимо внешний вид цели немного выбил её из колеи.

– Чего? В халате и тапках? Ты серьёзно? – удивился парень с пирсингом в носу.

– Заткнись, Билл! Он скоро подойдёт к перекрёстку, – шикнула Глор. – Так… так… уже почти. Поехали! Давай-давай-давай!

Взвизгнув покрышками, фургон сорвался с места. Через пару секунд мы уже затормозили. Ударив кулаком по кнопке, я распахнул боковую стену: сервоприводы, жужжа, подняли её, открыв вид на странного парня, испугано отпрыгнувшего назад. Как и сказала Глор, он был одет в халат и тапки. Не пытаясь понять какого чёрта прототип правительства разгуливает по улице в таком виде, я спрыгнул на тротуар и схватил его за руку. На удивление крепкую и жилистую. Если бы он начал сопротивляться пришлось бы повозиться, но нам повезло – придурок растерялся. Вместе с Биллом мы быстро затащили его внутрь.

– Выруби его! – вскрикнула Глор.

Выхватив шокер, я, как следует, приложил андроида. Проклятая штука сразу же вырубилась, обмякнув в руках. Осталось только довести её до склада.

Глава III – Погоня

Томми с пробуксовкой сорвал фургон с места. Это было его второе дело, поэтому парень сильно нервничал. Но когда мы почти повалились на пол, никто об этом и не вспомнил.

– Чёрт! Он офигел что ли?! – зарычал Билл, впившись пальцами в сиденье. Сумев удержать равновесие, он подскочил к перегородке, отделяющей нас от водителя, и застучал. Через секунду та отъехала в сторону. – Слышь там?! Не гони, как в жопу ужаленный. Нас так первый же патруль примет.

Стоило отдать ему должное, несмотря на свой характер и нервозность, Билл отлично знал своё дело и не собирался ещё больше нервировать молодого парнишку. Я вместе с Глор и Егором, выходцем восточной Европы, тем временем связывал андроида. Закончив с ним, мы накинули на его голову мешок. Может, конечно, и зря, ведь они могли засунуть ему в глаза такую же приблуду, как у Глор, а может и что похлеще, но это уже привычка. Если берёшь тепленького, то сразу мешок – на голову и шокер – в бок. Мастеров, считающих повороты на дороге по подскакиванию задницы на кочках, я видел только в кино.

– Вырубился? – вырвав меня из бессмысленных раздумий, осведомился Билл, падая на сиденье.

– Да, – ткнув жертву носком ботинка, я показал шокер. – После знакомства с моим «другом» вырубаются все. А на максимальной мощности даже такие железки, брат.

Девушка с имплантатом прошла к перегородке, придерживаясь за сервоприводы, чтобы не упасть. Томми хоть и сбавил скорость, но не сильно. Постучав по панели, она дождалась пока та, в который раз, отъедет в сторону. Если честно, я начал думать о том, а не проще ли её попросту выломать.

– Давай через Восточную, там машин поменьше.

– Мимо завода? – переспросил парень.

– Да, и на Роуз. А дальше, как знаешь.

– Понял, Глор.

Вскоре фургон сменил направление, удаляясь от центра района. Глор присоединилась к нам на сиденьях, андроид болтался на полу, а сервоприводы поскрипывали в такт движению транспорта. Всё шло замечательно. Развернувшись к Биллу, я хотел спросить о чём-то, но увидел тапок. На пленнике был лишь один тапок.

– Где второй?

– Что? – не понял меня Билл.

– Тапок где, брат? Второй тапок, – на разговор обернулись и Егор, и Глор. Визор девушки мигнул красным огоньком, она воспроизводила запись похищения.

– Не знаю, чел. На кой те его тапок? – продолжал тупить Билл.

– Если мы оставили его там – это плохо!

– Да, ладно, забей! Кому, какое дело до вонючего тапка?

– Он слетел, когда вы затаскивали его, упал на край дороги, – продекламировала Глор, выскальзывая из просматриваемой записи. – Не забивай себе голову, Ди. Он прав, кому, какое… – договорить она не успела, где-то рядом взвыла сирена. Почти одновременно с этим перегородка резко отъехала, и послышался испуганный крик Томми:

– Я ничего не нарушал! Они сразу…

– Синий Войд тридцать два семьдесят шесть, остановитесь у обочины! – пронзительный рёв усилителя оборвал парня и погрузил фургон в тишину. Глор тут же переключила режим зрения и уставилась на заднюю дверь. Повернувшись, я тоже посмотрел, но не на дверь, а в грязное стекло. Всё же визор был только у неё. Прямо за нами ехала полицейская тачка. Чёрт!

– Какого х… – начал было Билл.

– Говорит офицер управления одиннадцатого района! Немедленно снизьте скорость и остановитесь! Третьего предупреждения не будет, я запущу дрон!

Вот тут-то до всех и дошло: чёртов патруль едет прямо за нами и требует остановиться. А под нашими ногами болтается похищенный андроид, намекая, что делать это противопоказанно. Придя к тем же выводам что и я, Глор метнулась к перегородке:

– Гони, баран, к заводу!

Томми словно только этого и ждал, мгновенно утопил педаль газа в пол. Мотор взревел и фургон резко ускорился. Петляя между машинами, мы летели по широкой дороге. Я вскочил с сиденья и прилип к стеклу. Копы не отставали, ребята явно сообразили, что к чему, когда мы ускорились. Перестав оглашать округу предупреждениями, они гнались за нами, тоже набирая скорость. Крыша их машины задрожала и поднялась, двумя створками. Перебирая все проклятия что знал, я наблюдал, как в воздух взлетает патрульный дрон. Увешанный камерами беспилотник легко оторвался от насеста и взмыл вверх. Зависнув над дорогой, он на секунду отстал от нас и патруля, но уже в следующее мгновение резко сорвался с места. Облетев тачку копов, будто та стояла на месте, он начал нагонять нас. Даже сквозь грязное стекло, мне были видны подвешенные снизу приблуды: на специальном креплении дрон нёс шипованную ленту и «Заземлитель».

Первое – старинное средство для остановки нарушителей, получившее новую жизнь, после появления дронов, способных обогнать автомобиль и скинуть её прямо под колёса. Второе – это новомодный блокиратор электро-магнитных импульсов, на раз вырубающий современные тачки, без особой защиты. Наш фургон такой не обладал, а значит, стоило мелкому гадёнышу догнать нас, как наш четырёхколёсный       товарищ превратится в недвижимое имущество.

Погружённый в сумасшедшую гонку, я не замечал, что происходит за спиной. Поэтому едва не вскрикнул от испуга, когда на плечо легла рука. Глор уверенно отстранила меня от дверей и резким движением открыла их. В кузов ворвался ветер, вой сирены и протестующие сигналы машин. Томми явно не пользовался их уважением, протискиваясь между рядами. Не обращая на всё это внимание, девушка легла на пол, и как раз в этот момент я заметил в её левой руке арканье-ружьё. Не знаю, откуда она его вытащила, но приняв максимально удобную позу в качающемся из стороны в сторону фургоне, она зарядила сетку аркана и прицелилась.

– Сбей его, Глор! Давай, детка! – крикнул Билл, придерживая андроида, чтобы тот не укатился на дорогу.

– Я… тебе… не… детка!

С громким шипением ружью выплюнуло аркан: тонкий стержень устремился к цели, на ходу раскрывшись упругой магнитной сетью. Выстрел был отменный, дрон оказался на прямой траектории, между грузовиком и минивэном, резко свернуть в сторону не вышло бы. Сетка почти настигла его, когда он молниеносно сменил траекторию: завертевшись в безумном пике, дрон буквально поднырнул под сеть, почти упав на асфальт. В самый последний момент он изменил направление работы турбин, изогнувшись корпусом. Не веря своим глазам, я наблюдал, как грёбаная машина, повинуясь электронным мозгам, выбивает искры из асфальта, но лишь затем, чтобы тут же взмыть вверх.

 

Цокнув языком, Глор повернулась на бок, заряжая второй снаряд. Огоньки её визора мигали всеми цветами радуги, словно, метая молнии. Я был уверен, что она поняла, с чем мы столкнулись. Нас нагонял везде разрекламированный дрон-перехватчик – последнее слово в мировом дроностроении. По заявлениям разработчиков эта штука была в четыре раза манёвреннее, чем предшественник. В общем, вляпались мы по самые уши. Следующий выстрел не принёс ничего нового. Дрон ловко ускользнул от сетки, качнув винтами турбин. Ударив кулаком об пол, девушка вскочила и резко откинула ружьё на сиденья. Но, посмотрев прямо на меня, стушевалась:

– Извини, Ди, я старалась, но эта штука…

– Я понял. Что будем делать? – прервав её, я обвёл взглядом всех в фургоне.

– Мы не уйдём от дрона. И с минуты на минуту подключатся новые «друзья», а вот тогда нам кранты, – вслух рассуждал Егор, поблёскивая пирсингом. – Надо врубать глушилку, Дик.

– Да, ты офигел! – вскипела Глор. – Я же ослепну, кретин!

– Есть иньше предложеня?! – нервно переходя на родной язык поинтересовался парень.

Девушка замялась, не находя, что ответить. Билл переводил взгляд с одного на другую, а я просто стоял возле открытых дверей. Резкий гул привлёк внимание. Обернувшись, я успел заметить, как дрон скрывается за боком фургона. Времени почти не осталось.

– Томми, сколько до завода?! – окрикнув водителя, я рывком поднял сиденья, сбрасывая ружьё на пол. Под нервными взглядами подельников, открыл потайной ящик и начал возводить механизм глушилки. Размещённая внутри миниатюрная ЭМП установка могла сгенерировать достаточный импульс, чтобы поджарить всю электронику в радиусе двухсот метров.

– Почти там! Полминуты и проскочим в ворота! Ох, чёрт! Эта хреновина уже сбоку! – видно водила, наконец, посмотрел в боковое зеркало.

– Да! Да! Гони напрямик к цеху покраски! – с этими словами я повернул рычаг, запитав катушку. Глушилка была взведена и готова разрядить убийственный импульс. Повернувшись к Глор, я дождался, пока та кивнёт. Её протез был качественным, не ровня самопальным приблудам, так что он должен с лёгкостью выдержать перегрузку. По крайней мере, я на это надеюсь.

С противным визгом тормозов, фургон залетел в главные ворота заброшенного завода. Полицейская тачка отстала совсем чуть-чуть, но этого вполне хватило. Как только мы пересекли красную черту, сработал датчик, ранее установленный в этой заброшке. Реле пропустило ток и два небольших заряда с громкими хлопками выжгли петли ворот. Тяжёлые металлические створки рухнули вниз, заблокировав въезд. Из-за поднявшейся пыли послышался визг тормозов и удар. Слегка вздрогнув, пятитонные ворота чуть накренились, но встали намертво. Я уже было отвернулся, как через высоко поднятое окно влетел второй дрон. Под звон бьющегося стекла, он спикировал к фургону, присоединяясь к своему другу, уже поравнявшемуся с капотом.

– Погнали! – с громким выкриком я нажал на типично красную кнопку. Глушилка протяжно взвыла электронным гулом. В следующий миг все светодиоды на её поверхности погасли, вместе с ними заглох двигатель фургона и вскрикнула Глор. Обернувшись, я вместе с Биллом подхватил её под руки: её визор погас, а сама она, кажется, была на грани потери сознания. До крови прикусив губу, девушка силилась побороть накатившую боль.

– Эй, ты в порядке? – беспокойно спросил Билл, пытаясь поставить её на ноги. За его спиной, на землю упали прожаренные дроны.

– Чёрт! Вот же, придурки! Из-за вас я теперь ни черта не вижу! Козлы! – она попыталась лягнуть его, промазала и пнула сиденье. Скривившись от новой порции боли, девушка окончательно пришла в себя и оттолкнула Билла. Теперь её поддерживал только я. – Ди, не подпускай этого кретина ко мне, хорошо?

– Чего?! Так это ведь он врубил глушилку! – запротестовал парень, смешно вытягивая лицо.

– Хорошо, не подпущу, но, боюсь, самое интересное ты пропустила, – я выпрыгнул из машины и помог ей спуститься следом. Другие тоже выползли: Бил вместе с Егором взвалили на плечи андроида, а Томми, весь бледный, но очень весёлый, выбежал из-за кабины.

– И что же это? – заинтересовалась слепая.

– Потом расскажу, – шепнув ей на ушко, я специально дразнил Била, который становился всё серее и серее. Не знаю, почему мне захотелось заняться этим именно сейчас, когда в пятидесяти метрах от нас в громадные ворота долбились копы.

Дальше всё пошло на удивление легко. Мы растворились среди цехов, направляясь к заранее подготовленной тачке именно на такой, экстренный случай. В этом было наше преимущество по сравнению с обычными бандами, если мы что-то делали, то хорошо готовились заранее. Иначе никто бы не знал о нас. Добравшись до третьего этажа завода, мы вошли в просторное помещение. Когда-то здесь красили каркасы машин, сейчас же лишь рисовали граффити подростки. Прямо посередине помещения стояло наше спасение.

– Это та малышка, о которой вы рассказывали?

– Да, Билл, это она, – сорвав чёрный чехол, Томми представил нашему вниманию свою развалюху. Ярко-оранжевая машина – нечто среднее между японской классикой и современным автопромом. Она стояла на колёсах с широкими покрышками, между которыми протянулись левитационные панели. Самодельные, естественно, но от этого не менее рабочие.

– Класс! Давно не гонял на таких! – Билл возбуждённо осматривал машину, целясь за руль. Однако дорогу ему преградил Томми. Всё ещё немного бледный, он, тем не менее, уверенно остановил парня с пирсингом в носу и, указав на руль, сказал:

– Эта моя тачка, и сегодня я – водила!

Лишь усмехнувшись неожиданному напору, Билл отступил. Он поднял руки, как бы говоря, что не претендует на место за рулём. На этом и порешили. Погрузив в багажник андроида, я с удивлением отметил тапок, по-прежнему болтающийся на его ноге. Как он до сих пор не слетел, было настоящей загадкой, но времени думать об этом, не было.

Закрыв крышку, я приземлился на переднее сиденье, справа от Томми. Глор усадили сзади, между довольными Биллом и Егором. Последний тряс своим ПДР, но тот, видимо, не подавал никаких признаков жизни после знакомства с жёстким излучением глушилки. Поэтому наш восточноевропейский друг заметно приуныл.

Убедившись, что все на месте, я похлопал водилу по плечу. Тот кивнул и включил двигатель. Оранжевый драндулет завибрировал, но стоило панелям поднять его в воздух, как тут же успокоился. Томми умело направил машину вверх, прямо в дыру, зияющую в крыше. Обогнув завод, мы направились к складу. Копы потеряли нас, а вырубленные рации в их тачке, дали дополнительную фору.

Так и вышло, что через час мы уже были в пункте назначения. Андроида привязали к крепкому полимерному креслу, вырубили большую часть света, оставив лишь тусклый круг прямо над пленником, и начали ждать людей босса.

Билл никак не находил себе места, перекидывая нож меж рук, кружил вокруг консервной банки, обтянутой кожей. Глор, стоящая у дальней стены, настраивала свой визор. Тот благополучно перезагрузился минут …дцать назад, но показывал отвратительно: не работали некоторые режимы и ещё что-то. Не забыв высказать нам пару ласковых, она настраивала его, мигая в нашу сторону неприятными вспышками то красного, то жёлтого цвета. Билл держался от неё подальше и всё своё внимание уделял пленнику.

– Как думаешь, что у этой штуки внутри?

– Да тоже, что и у роботов-патрульных или секс-ботов: приводы, куча проводов, электронные мозги, и прочая шняга. Если тебе так интересно спроси у Егора. Сам же знаешь, у нас по этой части он, – я откровенно не понимал, что интересного он нашёл в этой штуке. Ну да, андроид. Да, додумались обтянуть робота кожей. Хотя тут стоит отдать им должное, за всё время, что мы с ним возились, он начал казаться мне слишком реалистичным. Темные почти чёрные волосы, как у лучших париков, мягкая кожа, подобие мышц и жил в руках. С виду обычный парень лет двадцати, хотя и слишком уж худощавый – кожа да кости. Если бы я не знал, что это такое, никогда бы не понял. Билл же в это время размышлял в другом направлении. Обойдя андроида, он выдал:

– Сейчас узнаем, – и с идиотской ухмылкой, полоснул его по ноге. Дальше всё полетело ко всем чертям. Сначала он удивлённо наблюдал, как на коже пленника расползается порез, а затем начинает течь кровь. Поняв, что именно видит, подельник стремительно нагнулся приглядываясь. Потом провёл по ране пальцами. Понюхав и разве что, не лизнув, Билл повернулся ко мне и закричал:

– Чел, это, мать его, кровь! Прикинь, у него идёт кровь!

Дальше мы спорили: он орал что-то о боссе и том, как он поимеет нас всех за косяк, что у роботов не может быть крови, и ещё какую-то пургу. В общем, начал стремительно накалять мне нервы. К этому моменту, очухался и наш клиент, начав что-то мычать. Как и полагается любому схваченному неизвестно кем человеку, он сразу заявил, что не робот, и вообще мимо проходил. Для острастки я естественно врезал ему в челюсть. В прочем, как и всегда.

Глава IV – Искры безумия

Что такое безумие? Болезнь, расстройство сознания? Или же кара за совершённые нами грехи?

Какого это видеть то, чего нет? Чувствовать нечто недоступное всем остальным… и сомневаться. Снова и снова прокручивать в голове мельчайшие признаки недоверия в лицах окружающих. В их ответах, мимике и поведении. Различать среди белого шума отдельные слова, и удивляться, от чего же другие их не слышат. Не признают реальность! Ведь твой мир обязан быть реальным.

Как чувствует себя человек, сошедший с ума? Предположу, что так же, как и всегда, считает себя абсолютно нормальным. Вот только судьба не была так благосклонна ко мне в тот день. После первого погружения. Уроки недоверия и пренебрежения от общества слишком отчётливо въелись в разум, чтобы я мог доверить своё нарождающиеся безумие амбалу Дику, нервному Биллу или красотке Глор. О нет! Тогда я был слишком запуган миром и искал ответы лишь в себе. Бесполезный винтик общества, отринувший это самое общество из себя, так же, как и оно меня. Когда меня выплюнуло из сознания амбала по имени Дик, обратно, в родное тело. Первые слова, родившиеся в воспалённом сознании, были банальны:

– «Я схожу с ума?..»

Да, та самая фраза, которая разделяет жизнь на до и после. Мир как открытая книга и мир серых призраков и недоверия к самому себе. Эта простая, по существу, фраза набатом стучала в висках, заглушала боль в челюсти и ругань бандитов. По щелчку невидимого беса или ангела я вспомнил себя Диком, ощутил себя им, не узнал из видения, не вычислил по повадкам, как детектив с сигарой в зубах. Нет, это было нечто совсем иное.

Щелчок! И я помню, что значит быть Диком. Хотя на самом деле его звали Джордж, но ведь Большой Ди звучит куда круче, решил он в седьмом классе… Испугавшись этого знания, я инстинктивно задавал себе и Господу кучу риторических вопросов. Но в своё оправдание скажу: разве найдётся на земле человек, который воспримет такое со спокойной душой? Вот ты сидишь на стуле, привязанный и беспомощный, а в следующее мгновение грузишь самого себя в фургон, пинаешь, играешь с шокером над своим бесчувственным телом, ощущаешь тепло на время ослепшей Глор, прижавшейся к тебе. Эмоции, чувства, желания и даже мысли. Словно это произошло со мной, однако я, Стив, в это время валялся в багажнике без сознания. Ведь это меня они и похитили! Вывод один – я был Диком, кто бы что не говорил, и как бы безумно это не звучало!

Едва погасив искры безумия, я попытался сконцентрироваться на происходящем вокруг: тупая боль в висках отступала медленно, словно всплываешь с глубины. Наконец, сквозь остаточные картины жизни громилы прорезались очертания тёмной комнаты, точнее ангара, куда бандиты притащили меня. Я мог назвать точный адрес этого места. Это путало, разжигая сомнения в собственном ментальном здоровье.

Оказалось, что от удара Большого Джорджа, я вместе с креслом повалился на пол. Возможно, следовало попытаться развязать верёвки, освободиться, вот только именно я их и завязывал, будучи амбалом. Вместо этого я искал взглядом Глор, вглядываясь в кромешную тьму за спинами Билла и Ди. Если всё, что я помнил – правда, то девушка должна была быть там, стоять в темноте, опершись о стену. Её визор обязан был стать моим якорем, ведь я тонул, бездонная яма мыслей и чужих воспоминаний затягивала меня. Безумие подбиралось всё ближе, я чувствовал его за спиной.

На мгновение мир покачнулся. Вздрогнул. Я вновь ощутил себя не в своей тарелке, как тогда, в больнице:

 

– Пожалуйста, пожалуйста, прошу тебя, Господь, пусть она стоит там. Не дай мне кануть в омут, покажи путь! – начал я молиться, впервые за два месяца искренне прося Его о помощи. Правду говорят, на падающем самолёте не верующих нет. Что уж говорить обо мне. В ту минуту я верил так неистово как никогда! Он был нужен мне так сильно, что мне было плевать на Ди, Билла и остальных бандитов. – Услышь меня! Я верю и молю! Покажи мне путь, Господь! Избавь от мучений и даруй… – и тогда, словно путеводная звезда, яркая вспышка светодиода осветила кромешную тьму.

– «Всё правда».

Глор действительно стояла там. А это означало, что всё правда. Не скрою, тогда я воспринял случившееся не иначе как Чудо Господне, что протянул мне руку помощи в тяжёлый момент. В конце концов, человеку, готовому находить божественное провидение даже в такой мелочи, требуется лишь небольшой толчок… или случайная вспышка диода во тьме.

– Да, заткнись ты уже! – рыкнул на Билла Дик, замахнувшись шокером. Тот разом сник и закрыл рот. Удовлетворённый этим главарь развернулся ко мне. – Что ты сказал? Господь? Повтори ещё раз, я ни черта не расслышал!

Не выдержав тяжёлого взгляда преступника, я опустил голову и, прижавшись всем телом к полу, продолжил молится. Не вините меня. В начале своего пути я был действительно слаб как духом, так и телом. Не мог положиться на самого себя. Смело поднять голову и взглянуть врагу в лицо. Гораздо легче было погрузиться в себя, уйдя от проблем и обратиться к тому, кто всегда слушал и не отвечал:

– Д-даруй мне п-прозрение… Молю тебя, о Всевышний.

Не было смысла скрывать что я верующий. Они всё равно узнали бы обо мне всё, Дик не оставлял ни одного секрета без внимания. Тем более, когда на кону стояло доверие самого босса. Я осознавал это столь отчётливо, словно знал его с детства. Хотя нет, скорее был им. Не помня лица его начальника, так называемого босса, я мог с лёгкостью вспомнить тембр голоса и характерные словечки его речи.

Лёжа на холодном полу ангара в северной части района, я с ужасом понимал, насколько много знаю о них. И что если они догадаются, я – нежилец. А страшнее всего было осознание того, что они – не обычные бандиты: Дик, Билл и красотка-Глор являлись представителями «Ветра свободы». Они настоящие террористы.

– Ха! – Дик громко расхохотался, едва услышав слова молитвы. Билл, не понимающий, что происходит, переводил удивлённый взгляд с меня на товарища, пока нервно не выпалил:

– Да, что ты ржёшь, как шакал?! Что он сказал?

Смех разом смолк. Острый взгляд амбала тут же приковал подельника к месту, парень напрасно перешагнул невидимую границу. Большой Ди мог шутить, называть тебя братом и обнимать за плечо, но не стоило отвечать ему тем же. Судя по всему, полностью это понимая, худощавый бандит неловко сглотнул и сделал шаг назад, расплывшись в улыбке:

– В смысле… ох! Звиняй, мужик, видишь я весь на нервах, а ещё этот!

– Ещё раз и сломаю ногу, – глухо бросив короткую фразу, Большой Ди вернул взгляд ко мне. – Говоришь, он – не робот, а?

– Да… – нерешительно протянул Билл. На миг он обернулся во тьму, ища поддержки Глор, но та молчала.

– Теперь согласен, инфа была с запашком. Этот тип, кто угодно, но только не андроид. Ни за что не поверю, что они додумались сделать верующего робота, для отвода глаз. Это уж слишком.

– Верующего? – не понял мистер-пирсинг.

– Да, брат. Он только что молился, – подняв руку и недвусмысленно указав вверх, Ди улыбнулся, – ему.

Проследив за его движением, Билл уставился в потолок. По его лицу было прекрасно видно, как медленно одна мысль перетекает в другую, выстраиваясь цепочкой:

– Типа Богу?! Гонишь!

Осознав возможность, я через силу промямлил: – Я веру… щий – слова всё ещё давались с трудом, но парень услышал и понял.

– Ну, нет! Что за бред? Мы обосрались и взяли обычного мужика вместо бота, так он ещё и фанатик?! Это вообще законно?!

– Можете не верить, но я действительно верующий, христианин, – на удивление спокойная речь не была плодом крепких нервов, лишь вызубренная фраза, что слетает с губ без запинки. Как бы странно она ни звучала в текущих условиях.

– Да что за дичь?! Слышь, урод, я из тебя всё дерьмо выбью! – Билл резко метнулся в мою сторону. Его лицо перекосило от гнева, но тяжёлая рука легко остановила его.

– Погоди, брат. Пусть базарит, – немного оттолкнув подельника, Ди шагнул ко мне и наклонился. – Давай, скелет, начинай говорить да побыстрее!

Всё еще с трудом ворочая языком, я заговорил, рассказал им всё от начала и до конца. И чем дольше говорил, тем меньше мне нравились их взгляды. Иногда парни переговаривались, комментируя мои слова, но по большей части просто слушали. Кажется, моя история совершенно не вязалась с тем, что им сообщил босс. И это было плохо… для меня.

– … потом я вышел из перехода, и вы меня схватили. Как-то так… – закончив рассказ, я вновь опустил голову на пол. Холодный бетон остужал её, приятно леденя сознание. Тело горело, поднялась температура, выступил пот. Меня немного потряхивало, как в ознобе. Память Дика успешно устаканивалась в моей голове, словно так и нужно, и в этом нет ничего не обычного. Но даже тогда я знал, что это не так.

– Полный бред… – Билл, сидящий прямо на полу, вяло махнул рукой. Вглядываясь в спину Дика, он ждал хоть чего-нибудь: ответа на свои вопросы, какого-то решения, лазейки, позволившей смести всё это со стола и забыть. Молодой парень с пирсингом, уже понял, что я – никакой не робот. Это читалось во взгляде, но признать это, значило согласиться с одним из двух: либо, что их кинул босс, выставив наживкой для неведомой игры с СГК, либо кто-то кинул их босса, что ещё хуже. – Серьезно, Дик. СГК, метеорит и вся эта байда с заказом на андроида. Это бред собачий! Если он реально какой-то левый чувак, то какого за ним припёрлись следаки из СГК? Не просто патруль, а грёбаный офицер! И эта история с метеоритом. Как ты выжил, скажи на милость?

– Я же говорю, не помню. Потолок разлетелся, а дальше… я уже очнулся в больнице.

– И почему мы должны ему верить?! – мистер-пирсинг поднялся с пола и схватил амбала за локоть. – С чего бы нам ему доверять, а?

– Я не могу врать, – продолжил я гнуть свою линию, ведя себя, как обычно… как фанатик-Стив. – Я же сказал, я – верующий.

– А это ещё что значит?

– Ложь – это грех, – неожиданно произнёс Дик, чем поверг Билла в полный шок. Парень даже отступил на шаг, словно впервые увидев подельника. Скептически изогнув бровь, он, не веря, замотал головой.

– И ты туда же…

– Так значит, ты – верующий и соблюдаешь все эти странные штуки. Типа не убий, не укради… – вступила в игру Глор, эффектно выйдя из тьмы в круг света, девушка остановилась возле амбала и кокетливо склонила голову на бок. Немного изогнувшись, она мастерски выставила бедра и приняла сексуальную позу, оперившись о плечо Ди. – … не трахайся с кем попало, а только по любви. Так?

– Да, – просто кивнул я, слегка опешив и вновь чувствуя, как путаются мысли.

– Выходит ты – девственник? – хитро улыбнувшись, закончила свою мысль Глор. Едва услышав это, Билл так вытаращил глаза, будто хотел вовсе их лишиться. Я же не понимал, к чему она клонит. Моя святая наивность явно была им на руку. Эта девушка была так молода, возможно, на пару лет младше меня, но уже успела провонять современным миром, его удовольствиями и соблазнами. Она брала от жизни всё, так что для неё я выглядел настоящим антиквариатом. Эдакий мамонт в разрезе, лежащий перед ней на полу и отвечающий на дурацкие вопросы. И… как же горело моё тело в тот момент, всё сильнее и сильнее…

– Да, я ещё не нашёл любовь…

– Чёрт! Эта не шутка! Это всё гребанная правда, он реально долбанутый на всю черепушку! – Билл вскинул руки вверх и ушёл во тьму. Оттуда он продолжил говорить, больше не выходя на свет. – Вы видели, с какой мордой он это сказал. Этот кретин гордится! Слышали?! Он гордится, что никого не поимел! О да! А теперь дружно поимеют всех нас! – преступник вновь что-то пнул, раздался жуткий звон и металлический скрежет.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 

Другие книги автора

Все книги автора
Рейтинг@Mail.ru