Грань миров

Алексей Петрович Гапоненко
Грань миров

Часть I – Охотник по имени Виктор.
Глава I – Дождь

Дождь… Что только можно сказать о нем? Это самое обычное погодное явление, скажете вы. Это так, но вся ли это правда? Моя работа раз за разом доказывает, что нет… не вся. Ровно также, как мир людей – не вся суть мироздания.

Виктор

14 октября.

Свинцовые тучи нависли над городом, погружая улицы в беспробудную серость. По одной из них, бежал молодой мужчина, одетый в тёмный плащ. Тот хлопал его по ногам развевающимися полами, стараясь защитить от пронизывающего морского ветра, но у осени были свои приёмы. Холодные капли дождя норовили скользнуть за воротник, однако Виктор привычным движением поднял его, преградив мелким хулиганкам путь. Достигнув своего дома, он широко распахнул двери и вбежал в подъезд. Не сбив дыхания, молодой мужчина в считанные секунды добрался до нужного этажа, перепрыгивая через ступеньку, а то и две, остановился перед дверью. Найдя ключи и отперев замок вошёл в квартиру.

Синеватая дверь, обшитая искусственной кожей, скрипнула и открылась, пропуская хозяина домой. Захлопнув её, Виктор сбросил сапоги, покрытые грязью, и шагнул в зал. На ходу сняв тёмный плащ, он кинул его на спинку длинного дивана, что стоял прямо посреди комнаты, разделяя ту на прихожую и зал. Обогнув его справа, мужчина направился к раковине в углу. Проходя мимо небольшого столика, положил на него спортивную сумку, чуть не сбросив пачку журналов. На секунду Виктор замер, размышляя поправить сползшие на край стола буклеты или нет. В конце концов, махнув на них рукой, он подошёл к раковине в углу и начал мыть руки, что-то напевая. Под проливным дождём он промок до нитки, но всё равно был доволен. Ведь сегодня с ним рассчитались за работу, а это значило, что он сможет отдать долги.

Насухо вытерев руки, Виктор подошёл к окну, расположенному как раз напротив стола. Вид у того был ужасный: сколотый край подоконника, разбухшие толи от близости порта, толи от постоянных дождей рамы и многомесячная грязь, покрывная стекла толстым слоем. Из-за этого мир за окном казался особенно «красочным», будто смотришь фильмы из 60-х. Те самые с расплывающимися пятнами, мелькающими то здесь, то там.

– Чёрт! Этот дождь вообще прекратится? – постучав по стеклу, словно хотел привлечь внимание самого дождя, спросил Виктор.

Его взгляд сам собой прилип к паре капель бегущих вниз. Проследив за их сумасшедшей гонкой, светловолосый мужчина улыбнулся, вспомнив детство, но уже в следующее мгновенье заметил нечто странное. К противоположной стороне улицы припарковался длинный чёрный седан. С первого взгляда было понятно, что автомобиль стоит бешеных денег – даже сквозь грязь и дождь были видны блестящие хромированные детали. А значит он никак не мог принадлежать кому-то из бедняг населяющих этот район.

Двигатель заглох, и из неё показался незнакомый мужчина. С трудом выбравшись из просторной кабины, он съёжился под ледяными струями ливня. В спешке распахнув заднюю дверь, толстяк достал какой-то чемодан и спрятал под ним лысину. Пристально изучая вывески на домах, сделал полный оборот и уставился на дом Виктора. В душе зародились подозрения, что ночь будет длинной и беспокойной. А незнакомец, бойко перебирая ногами и раскачиваясь, засеменил к подъезду.

– Отдых это не про нас? – обратился к стенам квартиры парень и отошёл от предательского окна.

Через пару минут раздался стук в дверь. Обычно в неё не просто стучали, а даже колотили соседи, полиция, скорая и ещё много кто, но кто бы это ни был сейчас – он знал пароль. Виктор, закрыл шкаф, в который только что спрятал сумку, и нехотя направился открывать.

На лестничной клетке стоял тот самый лысый толстяк. Чемодан, оказавшийся кейсом, спокойно висел в его левой руке, пока правую он протягивал для рукопожатия. Смерив гостя взглядом, Виктор почесал нос и вопросительно поднял бровь.

– М-м-можно я войду? – нервно спросил мужчина.

Не опуская бровь, Виктор отступил в сторону, пропуская его внутрь. Затем выглянул в подъезд и, удостоверившись, что тот, как всегда, грязен и пуст, закрыл дверь. Обернувшись, он застал мужчину собирающим упавшие со стола журналы. Кейс, сменил недавно спрятанную сумку, и гордо лежал посередине стола, поблёскивая металлическими краями.

– Бросьте, пусть валяются.

– Да? Ну, ладно… – просипел лысый, физическая нагрузка давалась ему с явным трудом и лицо начало розоветь. Громко выдохнув, он сел обратно на стул. – В-вы Виктор?

– Вы же использовали пароль, а теперь сомневаетесь? – прищурившись, ответил хозяин квартиры. Гость от этого ещё больше стушевался, но всё же продолжил:

– Тогда вы сможете помочь мне. Мой кузен посоветовал обратиться к вам. Понимаете, у меня с братом частный парк аттракционов…и там…там… – толстяк запнулся, его глаза бегали по комнате ища какую-нибудь подсказку, но слова не приходили.

– Ну, что же там такое?

– Ну… – лицо мужчины странно посерело, – знаете, за последний месяц, три человека погибло… – видя что хозяин квартиры по-прежнему не понимает, лысый протяжно вздохнул набираясь сил и выпалил остаток фразы почти что скороговоркой. – Одного зарезали в туалете двое спрыгнули с чёртового колеса, а полиция ничего не делает; ходят туда-сюда да жёлтую ленту развешивают…

– Кхм… я не частный детектив, знаете ли. У меня немного иной профиль…– склонив голову, предупредил Виктор.

– Нет, вы не поняли! – чуть не вскричал мужчина. – Есть ещё кое-что. С людьми! Понимаете, в моём парке что-то не так! – гость пробовал подобрать нужные слова, но получалось как-то расплывчато:

– Они же должны, ну, улыбаться там, веселиться, в общем, радоваться. А смеха нет, словно высосали всё веселье, понимаете? Я стал ощущать постоянное волнение и тревогу, что-то давит на меня, и всё это происходит только на работе, ну то есть в парке… Стоит выйти и всё, как рукой снимает – возвращаешься и опять накатывает… – мужчина тяжело вздохнул. – Но мне никто не верит, даже брат, – толстяк был так взволнован, что рука начала периодически нервно подрагивать. – Так вы поможете мне? – пытаясь хоть как-то усмирить руку, он накрыл её другой и сжал. Его глаза просто молили о помощи, весь он подался вперёд, словно собираясь упасть на колени, если ему откажут.

– Что-то давит, и ощущаете это только вы? – Виктор опустил глаза, приняв какое-то решение. – Что же, тридцать тысяч, потом ещё двадцать, надеюсь, вы знаете.

Толстяк широко раскрыл рот, все еще не веря, что «не детектив» так легко согласился. Громко сглотнув, он попытался что-то сказать, но только шлёпал губами. Улыбнувшись, Виктор направился во вторую комнату. Когда он вернулся, на его плече висела длинная тряпичная сумка на молнии. Гость же выложил из кейса пятьдесят тысяч и ждал его у двери, готовый отправляться.

– Я же сказал тридцать, потом двадцать, – подходя к столу, напомнил Виктор.

– Да ничего, мой кузен сказал пятьдесят, вот я и принёс сразу, – лысый переступил с ноги на ногу и улыбнулся, – вы же поможете?

– Ладно, оставим их здесь, никуда не денутся, – скорее себе, чем собеседнику пробубнил Виктор, а громко добавил, – может быть. Сначала нужно осмотреть твою «комнату страха».

***

Путь до парка оказался неблизким. Наниматель гнал как бешеный, словно боясь, что Виктор попросит остановить вон у той витрины и смоется. Однако даже так прошло почти полтора часа, пока они прибыли на место. Завернув к парку, мужчина почему-то остановился и припарковал машину. На резонный вопрос, почему бы не подъехать прямо к воротам, он отшутился, мол, иногда полезно просто пройтись пешком. Виктор удивился, но возражать не стал. Раз клиент хочет пройтись, значит, придётся пройтись. Ведь наниматель всегда прав, не так ли?

Мужчины медленно, но верно приближались к входу в парк. Ветер, кружащий опавшие листья, по-осеннему бодрил.

– Вы не очень разговорчивы, – заметил наниматель, посмотрев на хмурого «не детектива».

– Я ещё не ознакомился с местом, поэтому по делу говорить пока не получится, а трепаться о погоде или выпивке не люблю, – сказал Виктор, созерцая свои ботинки, явно нуждающиеся в чистке.

Подойдя к воротам, он увидел, что аттракционы не работают, а на металлических прутьях, висит массивный замок. Уступив место толстяку, «не детектив» изучил вид на парк через прутья: картина оказалась вполне обычной, хотя кое-что сразу же бросилось в глаза.

– Останься тут, – скорее приказал, чем попросил Виктор, когда клиент отпер замок и хотел войти. Мужчина ответил удивлённым взглядом, но задавать лишние вопросы не стал. Отойдя от ворот, он позволил ему пройти.

Медленно шагая через мёртвый парк аттракционов, трудолюбивый парень внимательно изучал всё что попадалось на глаза, пока не оказался у колеса обозрения. Здесь он на долго замер, рассматривая огромный диск, уносящий радостных детишек к облакам, сейчас тот выглядел совершенно не весело. Холодный металл в голубоватом свете фонарей, больше всего походил на могильную ограду.

– Да, а ведь мужик по адресу пришёл. На первый взгляд низшие… – анализируя что-то, пробубнил Виктор. Прищурившись, он смотрел точно на середину колеса. В месте, где сходятся все прутья, ночная тьма казалась особенно густой. Обволакивая сердцевину диска, она почти что клубилась.

– Да нет, точно они… – развернувшись на пятках, «не детектив» быстро пошёл в сторону туалета. По словам нанимателя, именно там кого-то недавно зарезали. Открыв дверь, он безошибочно определил место, где произошло убийство, хотя никаких следов уже не осталось. Встав почти по центру помещения, Виктор снял с плеча тряпичную сумку и вынул из неё самую настоящую катану. Оружие было прекрасно выполнено: идеально заточенное лезвие, сбалансированная рукоять, украшенная терновым узором. Время словно не было властно над ним – с первого взгляда невозможно было определить, что мечу больше тысячи лет, однако в его смертоносности сомневаться не приходилось.

 

Виктор встал, широко расставив ноги, и начал медленно вынимать клинок из ножен. С первыми же миллиметрами освобождаемого лезвия, мир вокруг как-то странно подёрнулся, словно смазался, и начал стремительно, прямо на глазах, стареть. Всего за несколько мгновений словно пролетело несколько веков: стены потрескались, пол взбух и разошёлся трещинами, из которых полезли вьющиеся растения. К моменту, когда меч был освобожден от ножен, вокруг стояли джунгли, смутно напоминавшие туалет, в котором он совсем недавно находился.

– А вот и Лимб… – предвкушая новое испытание судьбы, Виктор открыл глаза.

Из кустов, которые совсем недавно были туалетной кабинкой, послышалось приглушённое ворчание. Ветки зашевелились и из-за них показалась жуткая морда. Отдалённо напоминающая обезьяну, но с примесью неуловимых черт, что напрочь разрушали привычный образ мартышки или шимпанзе. Широкая, как косой рубец пасть приоткрылась, оголяя острые зубы и толстый розовый язык.

Подёргивая сплюснутым носом, морда принюхалась, пробуя аромат человека на вкус. Сладкий и такой манящий запах коснулся рецепторов, заставив прищуренные глаза округлиться. Подавшись вперёд монстр полностью вышел из кустов, представ перед жертвой во всей красе низкой фигуры. Стоя на четырёх лапах, как настоящая обезьяна, он громко зарычал, встряхнув серой шкурой покрытой короткой шерстью. Обед не реагировал – это было странно и немного нервировало, но последний ужин был так давно. Нужно было решать.

Стоя прямо перед жуткой тварью, Виктор из последних сил сдерживал вырывающееся из груди сердце. Животный страх медленно поднимался из потаённых глубин, однако он сдерживал его. Двухлетний опыт подсказывал что нужно наблюдать и ждать броска, но это лишь звучало просто. Ощущая как руки становятся влажными от пота, мужчина из последних сил сдерживал себя от нападения. Ждал, следуя зову рассудка и это принесло плоды.

Обезьяноподобный зверь неожиданно подсел и бросился на него, широко расставив лапы и обнажив клыки. Человек пришёл в движение мигом позже. Отступив в сторону взмахнул катаной. Коротким почти изящным движением руки, вспорол брюхо пролетевшего мимо монстра. Кровь, брызнувшая из раны, едва задела полы взметнувшегося плаща, ведь человек успел отступить на пару шагов назад, увеличивая дистанцию. Внимательно следя за упавшим на землю зверем, он ждал в полной готовности, пока труп не вспыхнул синем пламенем.

– Отлично! – выдохнул Виктор, единым движением стряхнув кровь с лезвия катаны и убрав её в ножны. Уверенно подойдя к горящей туше, он склонился над ней и прошептал. – Сладких снов… демон.

Ещё раз оглядевшись и убедившись, что поблизости никого нет, мужчина припомнил расположение парка аттракционов. Сообразив в какой стороне должно быть колесо обозрения, Виктор устремился сквозь чащу. Вокруг был настоящий тропический лес: большая часть аттракционов канула в небытие, превратившись в холмики и овраги, лишь колесо обозрения массивно возвышалось над джунглями. Наверно поэтому звери или, как их называл не детектив низшие, свили гнездо в его центре. Оно представляло собой нечто устрашающее: переплетение лиан, веток и человеческих останков, среди которых особое место занимал крупный череп быка или кого-то похожего на него.

Пробегая мимо очередных зарослей, Виктор заметил двух Низших. Они поджидали его. Прыгнув одновременно, хотели застать врасплох, но всё вышло иначе. Мужчина не закричал от ужаса и страха, вместо этого начал заваливаться назад, получилось нечто вроде скольжения. Вытянув левую руку, он успел схватить одного зверя за лапу. Остановившись, что было сил, швырнул его в соседнее дерево. Инерция скольжения помогла, и зверь, врезавшийся в ствол, больше не проявлял агрессии, тихо свалившись к корням.

Отдыхать долго не пришлось, второй демон, упустив добычу развернулся и бросился следом. Блеснула катана, нападающий кубарем отлетел в сторону, но его атака оставила следы – на штанах Виктора появились две рваные дыры, а нога начала кровоточить.

– Аархх… Зараза!

«Не детектив» наскоро осмотрел ногу и, убедившись, что рана несерьезная, побежал дальше. Через двадцать метров ему пришлось съехать в овраг, в котором оказалось ещё двое низших. Звери увидели человека и, оскалив пасти, бросились на него. Адреналин толкал Виктора вперёд, но двухлетние тренировки дали результат: выждав несколько десятых секунды, мужчина выполнил очень сложное ката, которое разучил буквально на той неделе. Чуть нагнувшись, он совершил круговой удар мечом, прокрутив его над собой. Полоснув левого демона на взмахе, закончил круг, погрузив лезвие в бок второго. Плавно переведя удар в уклонение, Виктор отступил в сторону. Катана вернулась в ножны, а низшие повалились на желтоватую траву.

Миновав овраг, человек выбежал на небольшую поляну, в центре которой высилось колесо обозрения. Из гнезда, что было в самой его середине, вылезли два низших и побежали навстречу, ещё шесть продолжали преследовать сзади. Когда до нападавших спереди оставалось шага три-четыре, прыгнул и, сделав сальто, перелетел их. Низшие не ожидали такого. Высоко задрав головы, они проводили неуловимого человека взглядами и на полном ходу столкнулись с братьями, преследующими его.

Довольный донёсшимся сзади лаем и рычанием, «не детектив» ускорил бег. Нескольких секунд заминки хватило, чтобы вновь оторваться от демонов. Подбегая к улью, Виктор вынул из внутреннего кармана плаща гранату:

«– Не зря прихватил с собой!» – мысли пролетали в голове, когда он бросал её в улей и, резко разворачиваясь, вставал в стойку.

Левая рука отработанным движением снимала ножны со специального крепления на поясе, а правая, эффектно крутанув катану, подносила её к ним. Взрыв и касание мечом ножен совпали во времени. Мир вновь подёрнулся и смазался…

Глава II – Отдых и новые заботы

… «Чёрный лебедь» был одним из моих любимых мест в городе. Иногда мне хочется снова оказаться там, встретится с Роном, заказать яичницу с кофе и есть слушая сплетни. Жаль, что всё это в прошлом…

Виктор

14 октября.

Глаза Виктор открыл в пустом парке аттракционов, солнце уже скрылось за домами, а фонари освещали всё вокруг тёплым жёлтым светом. В нём парк выглядел как-то спокойно, словно спал, и никто бы не сказал, что здесь произошло нечто необъяснимое. Вновь начинался дождь. Подняв голову, мужчина посмотрел в небо, несколько капелек упали на лицо, распространив приятную прохладу. Расплывшись в улыбке, Виктор наслаждался жизнью, пока не вспомнил про клиента. Оборвав приятное занятие, он поспешил к выходу.

Оказавшись за воротами, не сразу нашёл хозяина парка. Прячась от дождя, тот вернулся назад по дороге и присел под круглым навесом. Видимо, усталость и мерный стук капель по крыше, окончательно сморили его, потому что когда к нему подошёл Виктор, клиент спал, опустив голову на грудь. Необъятный живот мерно поднимался и опускался в такт дыханию, как у какого-нибудь мультяшного персонажа.

– Эй, проснись! – тормоша нанимателя за плечо, сказал Виктор.

– Да… Что? А это вы… постойте, вы вернулись, что вы так долго делали? – не совсем понимая, что происходит, осведомился мужчина.

– Всё, дело сделано, – сел рядом «не детектив», и поправил плащ. Скинув полу с ноги, он повернул голову к нанимателю. Тот резко изменился в лице, уставившись на рану украшающую ногу.

– Ох, да вы ранены!

– Пустяки, – небрежно отмахнулся Виктор. – Слушайте! Сейчас главное, чтобы вы запомнили кое-что, хорошо?

– Хорошо… – совершенно не уверенно протянул клиент, по-прежнему косясь на кровь.

– В этом парке не будет происходить ничего странного около пяти лет, дальше я не ручаюсь. Если что-то всё же произойдёт, обращайтесь ко мне. Адрес знаете, – с этими словами Виктор поднялся, отряхнул штаны, и хотел было уйти, как вдруг неожиданная мысль озарила его лицо. – Кстати, никакой скидки! Как всегда, пятьдесят штук налом и у вас будет личный охотник на демонов.

Подмигнув на прощанье клиенту, охотник бодро зашагал по осенней улице. Толстяк долго смотрел ему вслед. В голове не укладывалось, что он смог всего за несколько часов исправить весь тот ужас, что творился здесь. Хотя где-то в глубине сознания мелькала мысль, что ничего больше не тяготит его, а на улице снова моросит дождь…

Домой Виктор добирался на метро. Никто услужливо не довёз его обратно, так что пришлось воспользоваться подземкой. Оказавшись в квартире «не детектив» бросил на диван сумку и плащ, и сразу же пошёл в ванную, нужно было смыть с себя остатки работы. Спустя час, чисто выбритый и посвежевший, появился вновь. С трудом добравшись до дивана, он убрал сумку на пол, лёг и сразу же уснул. Ещё один рабочий день, а точнее ночь, закончилась. Пришло время отдохнуть.

***

15 октября

В «Чёрном лебеде» было тихо, да и кто придёт в бар посреди рабочей недели? В уголке около телевизора собрались местные завсегдатаи, а за барной стойкой одиноко сидел худощавый мужчина. Он выделялся среди прочих: чёрная рубаха и брюки на перекрещенных подтяжках не удивляли, но шляпа, настоящая ковбойская шляпа, в двадцать первом веке смотрелась вызывающе. На стуле возле него лежал свёрток, на который он иногда бросал взгляд.

– Повтори ещё пятьдесят, – обратился «ковбой» к бармену.

Тот плеснул в стакан виски и начал в очередной раз протирать бокалы. В этот самый момент в бар вошёл Виктор. Пройдя мимо столиков, поприветствовал пару знакомых и подошёл к барной стойке. Заметив сверток, он присмотрелся к незнакомцу в шляпе. Затем вопрошающе посмотрел на бармена, тот пожал плечами и указал на место через стул от ковбоя. Улыбнувшись, Виктор сел на предложенный стул.

– Как обычно Рон, – обратился он к бармену. Тот взял небольшой бокал и, налив туда кофе, пододвинул ему. Затем крикнул в подсобку:

– Джим, чизбургер и яичницу для Виктора.

Меньше чем через десять минут завтрак оказался перед «не детективом», и он с жадностью начал его поглощать. Кофе был почти допит, а яичница съедена, когда ковбой решился заговорить:

– Так значит, ты Виктор? – повернувшись в пол-оборота, спросил он. Ответом было молчание. «Не детектив» продолжал жевать, даже не посмотрев на него. Тогда ковбой обратился к бармену. – Он Виктор, так ведь? – тот лишь хмыкнул и, отложив в сторону чистый бокал, взял новый. Тряпка бойко завертелась внутри, полируя стекло.

– Так значит, что же… – мужик снова посмотрел на допивающего кофе Виктора. – Я Николай, сквайр, и у меня послание для Виктора, то есть для тебя. Будь добр прекрати этот спектакль и ответь уже!

Лицо сквайра Николая исказила злость, от чего низко посаженые глаза почти прилипли к носу, а нижняя челюсть заметно выпирала вперёд. Из-под шляпы выпала прядь тёмных волос и закрыла правый глаз. Дунув на неё, он попытался откинуть её, но ничего не вышло. Пришлось поправлять волосы, заправляя их обратно под шляпу. Когда мужчина закончил, Виктор поставил бокал с кофе и смотрел прямо на него, чуть улыбаясь.

– Допустим, я Виктор, с чего ты взял, что ищешь именно меня, сквайр?

– Потому что Виктор, которого я ищу, часто здесь бывает и постоянно заказывает яичницу с кофе на завтрак? – ухмыльнувшись, переспросил ковбой.

«– Сквайр, какой же сквайр, – рассмеялся в душе не детектив. – Тоже мне важная шишка. Но Орден, что произошло, если он активизировался после пары лет гробового молчания?»

К слову, отношения Виктора и Ордена не заладились с самого начала. Стоит вспомнить допрос с пристрастием, который устроили ему некие инквизиторы после того как нашли. Он тогда ещё толком не знал, что с ним творится, только-только получил меч отца и начал видеть всякое, а тут объявились какие-то люди. Сказали, что из Ордена и устроили допрос прямо у него на квартире. Главного из них звали Фёдор, как позже выяснилось, Орден – это секретная организация, очень сильно смахивающая на религиозный культ. В него входят множество отдельных штабов и контор, а работают там такие прекрасные люди как Фёдор, инквизитор второго ранга. Что это за ранг, и за что его присваивают, Виктор не знал до сих пор.

Удостоверившись, что новый владелец меча ничего не знает, а, следовательно, не шпион, они рассказали ему об Ордене и хранителях, одним из которых он, оказывается, стал. Затем ребята намекнули, что если он вдруг решит пойти на попятную, у него возникнут крупные неприятности, связанные с жизнедеятельностью и травмами не совместимыми с этой самой деятельностью, хотя это оказалось лишним. Узнав, что отец тоже служил в Ордене, Виктор был готов на всё лишь бы разузнать подробности. С тех самых пор он и стал охотиться. Хотя охотой это можно назвать с большой натяжкой, твари из ада или, проще говоря, демоны в лесах не водились и по улицам не бегали. Поэтому сначала он просто наводил справки и искал хоть какие-то следы их присутствия в мире. И однажды нашёл…

 

***

Уже темнело, лужи, оставленные недавно прошедшим дождём, отражали фонарные огни и мириады звёзд. Небо не было затянуто тучами, так что ночь была светла. Огромная полная луна своим светом заливала грязный переулок, через который медленно пробирался Виктор. В этом районе уже третью неделю пропадали люди, а пьяницы из местного бара рассказывали такое, что их и в психушку забрать не грех. Например, один сказал, что видел, как нечто очень похожее на человека, наполненного лицами, напало на женщину. Его рассказ был на половину придуман, но то, что он видел нечто сильно его испугавшее, сомнения не вызывало. Именно поэтому Виктор шёл в том самом переулке. А сумка со спрятанным в ней мечом непривычно оттягивала плечо.

Мужчина поймал себя на мысли, что кто-то или что-то наблюдает за ним сзади. Как говорят, он почувствовал это затылком. Мигом позже услышал всплеск лужи. Обернувшись, охотник всмотрелся в узкий переулок. Никого не было, хотя в луже позади него расходились круги, словно в неё только что наступили. Чуть поодаль тени слегка зашевелились, и на свет вышел незнакомец.

– Человек, обычный парень… – успокаивал себя Виктор.

Фигура быстро приближалась, и что-то вновь стало беспокоить его, но самым странным было желание вынуть меч из сумки и сжать его в руке. Он понимал, что если достанет катану на людях, это будет выглядеть странно, но желание крепко засело в голове.

– С ним, что-то не так… не так… – идея выхватить клинок росла, заполняя все мысли, и он расстегнул сумку. Ножны с мечом оказались в левой руке быстрее, чем Виктор понял, что делает. В следующий миг он отскочил, чуть не свалившись на землю. Удивление, смешанное с испугом, приковало его к земле. Прямо перед ним в каком-то шаге, стоял призрак монстра. По-другому и не скажешь! Фигура просвечивала насквозь словно фантом, лишь чуть искривляя картину. Сквозь неё была видна бледная тень человека, продолжающего приближаться.

Да, это был не человек. Что-то или кто-то словно бы надели на себя его тело. Он шёл не ровно, раскачиваясь будто пьяный. А в теле, словно через лёд, виднелись изогнутые и искажённые черты множества лиц. Они растягивались, перетекали одно в другое, беспрерывно скалясь и смеясь.

– Бежать, спасаться… нет, я же сам пришёл сюда… – Виктор медленно поднялся, тень двинулась быстрее, словно торопясь не успеть.

– Нет, надо бежать, иначе смерть… – охотник отступил на шаг, подумав об этом, – мне нечем защищаться у меня только меч… МЕЧ…

Слово пульсом отдавало в висках, помутнение начало слабеть. Виктор положил правую руку на эфес, призрачный силуэт дрогнул.

– Нет! Сегодня умрёшь, ТЫ!

С криком охотник рванул меч из ножен. Мир смазался и начал стареть, дома осыпались, оконные рамы трескались, а стёкла вылетели из лопающихся рам. Но уже через мгновение дома превратились в склоны ущелья, а в паре метрах от Виктора оказался тот самый монстр из лужи. Он больше не был лишь отсветом луны, явившись воплоти. Косматая грязная шерсть, свалялась, четыре мощные лапы, оканчивающиеся острыми когтями, были широко расставлены. Монстр повёл маленькой обезьяньей мордой и принюхался. Фыркнув, глухо зарычал, короткие роговые шипы, торчащие из шерсти встали дыбом.

Поначалу демон удивлённо уставился на пришельца, он явно не ожидал такого поворота событий. Виктор, поражённый не меньше, крепче сжал эфес меча. Те немногие ката, что он успел выучить, напрочь вылетели из головы. Человек стоял перед монстром, вылезшим прямо из ночного кошмара.

Демон пришёл в себя первым, бросившись в атаку. Виктор прыгнул в сторону, кое-как отмахнувшись мечом. Лезвие лишь слегка задело правое плечо монстра, но эффект оказался впечатляющим. Громадную тушу, весящую не меньше двухсот килограммов, откинуло в сторону. Врезавшись в склон ущелья, демон взревел ещё громче. Кровь заливала его лапу, но он словно и не заметил глубокого пореза, оскалившись, понёсся за Виктором.

Охотник почти забрался на выступ, когда демон прыгнул на склон и полез следом. Он быстро нагонял человека, проворно цепляясь когтями за малейшие неровности камня. Виктор видел преследователя, поэтому, как только забрался на выступ, резко развернулся и взмахнул мечом не целясь. Однако демон оказался хитрее.

Где-то справа застучали камешки, осыпавшиеся со склона, человек тут же развернулся, но сделать ничего не успел. Враг, так легко обманувший его, уже прыгнул. Приземлившись, он вцепился в руку, а лапой ободрал бок. Но и Виктор не собирался сдаваться, он выпустил меч из зажатой в челюстях руки и, подхватив его левой, рубанул, что есть сил демона по брюху. Боль, терзавшая руку, ослабла, но тварь по-прежнему сжимала челюсти. Через две-три секунды на брюхе медленно проявилась рана, от края до края начала течь кровь, затем половина туловища с неприятным звуком отделилась и скатилась вниз по склону. Виктору пришлось приложить усилие, чтобы разжать челюсти уже мёртвой твари и освободить руку.

***

Воспоминание рассеялось, как дым. Посмотрев на собеседника, Виктор произнёс:

– Да ладно тебе, с Орденом вашим не шутят, что стряслось?

– Приказано подготовиться, запасы, инвентарь, деньги… – ковбой сделал паузу и значительно добавил. – Что-то у них там намечается.

– Приказано? Я что, собачка что ли?! – вскипел Виктор, но, увидев помрачневшее лицо собеседника, добавил. – Да ты не напрягайся так. Ты сказал, я услышал. Лучше скажи, что сам думаешь на этот счёт? Вам, сквайрам много чего известно.

«Ковбой» заметно повеселел, видимо слухи и байки были для него приятной стороной работы. Придвинувшись поближе, он начал нашёптывать на ухо Виктора.

– Да, разное говорят. Вот слух ходит, что вроде как ваших мочит кто-то, охотников, стало быть.

– Хм… И сколько уже замочили? – непроизвольно скопировав манеру речи, уточнил Виктор.

– Ну, ты спросил, я же не Корин, откуда мне знать, – удивился Николай

– Ну, а примерно? Ты-то должен знать, – с заговорщическим видом добавил охотник.

– Так… кхм… этот… ещё он… – перечислял ковбой и загибал пальцы, – четверо точно, но может и ещё кого, может прямо сейчас кого-нибудь! – он провёл ребром ладони по шеи и сделал нехорошее лицо. Поняв, что собеседник остался абсолютно равнодушным к его пантомиме, сквайр немного поскучнел.

– Четверых… не похоже на совпадение. Но кому это нужно, да и много ли людей знают о нас, – Виктор размышлял вслух. – А что инквизиторы?

– Инквизиторы? А что они, походили, поспрашивали, может, узнали чего, да разве они скажут, – ковбой махнул рукой.

Виктор допил кофе, взял чизбургер и встал.

– Ладно, до встречи, Колян – развернувшись, он пошёл к выходу.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru