Призрачный отпуск

Александр Швед-Захаров
Призрачный отпуск

– Вам придёт сообщение, когда его схватят, мисс Роузвуд, – отчитался полицейский и оказался прав.

Ещё через час, пришло сообщение, что Федеррико был схвачен. Это произошло, как раз в то время, когда вчера была убита Кристина. Ирония.

Они подошли к отелю «Амстердам Кроун Плаза».

– Мы пришли, – с улыбкой сообщила она. – Я тут живу.

– Ну и отлично. Рад, что сегодняшний вечер так сложился, – выдохнул он.

– Как странно. – задумалась она.

– Что именно? – поинтересовался я.

– Его зовут Федерико, имя великого кинорежиссёра носит такой плохой человек. – рассуждала она.

– В этом мире много подобных вещей, и я уже ничему не удивляюсь. – поддержал её Виктор.

Она посмотрела на него и поцеловала в щёку.

– Спасибо за уделённое время, Виктор Махотин из закрытой Российской Империи. – и не дожидаясь ответа она заскочила в отель.

Виктор посмотрел ей вслед, тяжело выдохнул и послал воздушный поцелуй.

Четвёртый день отпуска подходил к концу. Рассудив, что завертеть роман с девушкой не получилось, Махотин отправился на улицу Красных Фонарей, за покупной любовью и не прогадал.

Когда Виктор очнулся в НИИ Сна и Мозга, профессор Вишневский стоял возле его кровати, а на его лице играла улыбка. Он помог сесть Виктору, после чего проверил функционал его тела, нервные реакции, зрение и концентрацию. Всё было в норме. Присутствовавшая тут же ассистентка сняла с Виктора всё оборудование уложила в ящик.

– Ну как, отдохнули, вам понравилось? – спросил Сергей Петрович.

– Очень, профессор, это что-то неописуемое и восхитительное. Я впечатлён. Обещаю, что напишу шикарную статью отзыв. – рассыпался в комплиментах Махотин.

– Желание нашего клиента, для нас превыше всего, – подчеркнул профессор.

Ещё через час Виктор покинул НИИСМ. Дома он написал восторженный отзыв о новом шаге отечественной медицины в расширении границ путешествий. Вкратце пересказал свой сон, опустив некоторые подробности: сексуальную ориентацию Кристины, его рассуждения о режиме в родной стране, и немного приукрасил развязку истории. На следующий день в газете вышла его статья, чуть позже он сделал пост в социальных сетях. Его атаковали люди в сообщениях, спрашивая, как это, какие последствия, какие эмоции, а кто-то желал ему плохого, что он стал подопытной обезьянкой в руках диктатора., говоря, что народ остаётся на том же месте, где они есть, а это лишь синяя пилюля успокоения. На это Виктор не отвечал, ведь он однозначно видел в этом выход, пусть и временный.

Эпилог

Через две недели, когда Виктор пришёл в редакцию, к нему подлетел Леонид Каменский.

– Слышь, там у шефа в кабинете люди в штатском, спрашивали тебя. – предупредил он Махотина.

Виктор заглянул через плечо Лёни и увидел в кабинете шефа оживление.

– А чего спрашивали? – посмотрел Виктор на Лёню.

– Только тебя, а потом пошли в кабинет шефа.

– Махотин!!!! – раздался крик Игоря Сергеевича.

Виктор вышел из-за Лёни и направился в кабинет шефа.

Как только он вошёл в кабинет, его окружили люди в штатском. Один из них, среднего роста, с редкими усиками, крепкого телосложения вышел вперёд и обратился к Виктору: «Вы, Махотин Виктор Николаевич?»

– Да. – уверенно ответил Витя.

– Вы проходили эксперимент 16 дней назад, в НИИ Сна и Мозга, на основании которого написали вот эту статью? – и усатый показал статью за авторством Махотин, в его родном издании.

– Да, – подтвердил Махотин.

– Тогда вы обвиняетесь по трём статьям Морального Кодекса Российской Империи. Статья 71: «Критика императора, осуждение действий правительства империи», статья 79: «Предательство Родины. Отречение от Родины», статья 131 «Вступление в половую связь группового характера» и статья 129 «Вступление в половую связь вне брака». – с ухмылкой на лице зачитал главный этой четвёрки.

– Но я не понимаю о чём речь, – возразил Виктор.

– Позже тебе объяснят. – успокоил усатый, похлопал Виктора по плечу и бросил своим коллегам. – Оденьте на него наручники и спускайте его вниз.

Виктор пытался возразить, даже сопротивляться, но вспомнив о существовании статьи за нанесение увечий представителям власти при задержании, успокоился, позволил одеть на себя наручники и покорно последовал за четвёркой в штатском.

***

Через три месяца новая технология получила широкое распространение. Через четыре колонии и стройки стали наполняться новыми людьми, а через пять месяцев, имя Федерико возненавидела вся страна.

https://landing.selfpub.ru/city-legends#rec324987631

Рейтинг@Mail.ru