Призрачный отпуск

Александр Швед-Захаров
Призрачный отпуск

Как оказалось, этого вполне было достаточно, чтобы чувствовать себя своим в этом прекрасном городе. Это он понял, когда вставил наушник и обратился к первому человеку с просьбой рассказать, как добраться до музея Ван Гога. Незнакомец азиатской внешности посмотрел на него непонимающе, но потом улыбнулся и на японском объяснил, как надо включить очки дополнительной реальности. Всю его речь Виктор слышал в наушнике уже на русском.

Включив очки, Махотин окунулся в виртуальный мир, где давались подсказки и комментарии ко всему, на что ни посмотришь. Немного разобравшись и настроив, получилось отсортировать ненужную информацию, оставив необходимую.

Узнав, что до музея можно добраться на поезде или на такси, Виктор выбрал первое. По пути к выходу вниз, он услышал крик женщины. До него донеслось: «Помогите, меня обокрали. Кто-то украл мою карту». Любопытство взяло верх, и он решил проследить за развитием данной ситуации. Приблизившись к толпе, которая уже обступила женщину, он стал наблюдать. Возле женщины стоял мужчина в синей униформе, с яркой, жёлтой надписью «Аэрополиция» на спине. Он что-то говорил в тыльную сторону ладони. Спустя минуту он достал планшет, пару раз на него нажал и показал результат пострадавшей. Та пожала плечами и кивнула. Через считанные секунды на экранах аэропорта показалось изображение того самого парня с нашивками, а также кадры ограбления. Голос, сопровождавший показ, сообщил, что срочно разыскивается этот юноша. Через пару минут все разбрелись, а полицейский с женщиной куда-то проследовали. Когда Виктор сидел в поезде, отправлявшемуся до музея, на экранах мониторов промелькнула информация, что воришка схвачен.

Приехав на место, выяснилось, что рядом с музеем Ван Гога, находятся ещё ряд музеев, являющихся неотъемлемой частью Амстердама. Музей Ван Гога, музей Стеделейк, Музей Моко, главный музей Амстердама, все они дали возможность познакомиться с работами Рембрандта, Пабло Пикассо, Энди Уорхола, Халса, Шагала, Кандинского, Моне и конечно же самого Ван Гога.

Когда Виктор вышел из дверей Рейксмузеум, на улице уже стемнело и яркие огоньки, стилизованных под старину фонарей, наполнили город, продлевая его активную жизнь. Почувствовав голод, было решено найти закусочную, и испробовать кухню Астердама. Поблуждав по узким улочкам и вдоль каналов, он вышел к бару «Абрахас», где, как гласила вывеска, ещё и отлично кормят.

Устроившись за свободным столиком, Виктор сделал заказ, дополнив его кружкой пива Хейнекен. Через 5 минут робот – официант поставил на его стол пенный напиток и закуски. Закончив с первым бокалом, Махотин заказал второй и начал разглядывать интерьер, который после первого бокала, показался ему самобытным и интересным. Со всех сторон его окружали стволы крупных деревьев, уходившие кронами в потолок, столы со стульями были выполнены также из дерева, топорно, словно это был 15 век. Справа от столика, где сидел Виктор, наверх уходила винтовая лестница, по которой туда – сюда сновали роботы – официанты, по ней поднимались наверх посетители. Решив посмотреть, что там наверху, он предпринял попытку встать, но, к сожалению, не очень успешную, так как голова закружилась, и чтобы не упасть, Виктор вернулся обратно на стул. В глазах изображение потеряло резкость. «Неужели, Хейнекен настолько пьянит?» – проскользнула мысль в голове. Робот – официант принёс второе пиво. Виктор сфокусировался на бокале и потянулся к нему, как вдруг, на стул напротив сел смуглый парень с чёрными, вьющимися волосами Он был одет в чёрную футболку и чёрную кожаную куртку, покрытую мелкими каплями воды.

– Привет, я Федерико, а тебя как зовут? – спросил смуглый парень.

Виктор смутился, столь резким нарушением его уединения.

– А какая разница? И почему ты уселся за мой столик? – возмутился он.

Парень пожал плечами и удивлённо спросил: «В смысле твой столик? Это же бар, тут садишься на любое свободное место. Если хочешь уединиться, то иди в ресторан».

Видя, что собеседник недопонимает, Федерико расхохотался, сняв куртку и обнажив накаченные руки, прояснил: «Ты, наверное, впервые в этом чудесном городе. Тут такие правила в барах – нет свободному месту. Если мы посидим ещё дольше, то к нам присоединятся и другие».

Виктор, загрустив, вжал плечи начал молчаливо наблюдать за нарушителем спокойствия. Федерико был высоким парнем, лет двадцати восьми – тридцати. Загорелый. Правую руку покрывали татуировки, из которых особенно выделялась татуировка змеи, которая обвивала его предплечье.

Федерико поймал взгляд молчаливого собеседника.

– Она означает смелость, ум, силу, здоровье и красоту, я её сделал в 19 лет, в Неаполе. Кстати, я родом оттуда, из Неаполя, это в Италии. Будем знакомы! – и он протянул руку.

Виктор привстал и протянул руку в ответ. Рукопожатие Федерико оказалось очень крепким.

– Меня зовут Виктор, я из Российской Империи. – представился Махотин.

– Вау, вот это да, а я думал вас оттуда не выпускают. – удивился итальянец.

– Ну да, но есть исключения, – улыбнулся Виктор.

– Слушай, а как Вам там живётся, в закрытом мире? – не активно интересовался незваный гость.

– Вполне нормально, скучно конечно, что везде уже был, и дальше не выехать, но в принципе терпимо, – скромно ответил Виктор.

– Терпимо? Вот вы даёте. Про мой народ так не скажешь – терпимо. – мы люди свободы, нас не спрячешь в золотую клетку. Итальянцам даны крылья не для того, чтобы сидеть за решёткой – вошёл в раж Федерико.

Эта тема разговора явно не нравилась Виктору, в которой он чувствовал себя неудачником, так как в глубине души был полностью согласен с этим мускулистым парнем.

– Слушай, мы тут в университете проходили историю нашего государства времён правления Бенито Муссалини, и преподаватель проводил параллели с вашим текущим императором Кириллом. Наш тоже ограничивал права людей, истреблял инакомыслящих, устраивал полицейское государство, практиковались политические репрессии, – накидывал факты Федерико – Ведь у вас именно так?

Виктор мешкал с ответом. С одной стороны, в нём боролся патриот, который был горд за свою страну и являлся жертвой пропаганды, а с другой – говорил трезвый глас юноши, который весь день вдыхал воздух свободы, впитывал инакомыслие и поэзию в искусстве, наблюдал открытость в выражении человеческих чувств. В итоге, вторая половина одержала верх.

– Да, ты прав. У нас очень похожая ситуация, поэтому я ценю каждое мгновение, которое провожу здесь. Даже наш разговор, я буду долго вспоминать, по возвращении, – открылся собеседнику Виктор.

– Так выпьем же за это, – итальянец поднял бокал с пивом. Раздался звон бокалов.

Когда была выпита вторая кружка, Виктор решил, что на сегодня хватит, и пора возвращаться в номер. Он поблагодарил за компанию Федерико и немного шатаясь вышел из бара. Отойдя в сторону, он поднял голову вверх, чтобы посмотреть в окна второго этажа только, что покинутого заведения. На мгновение ему показалось, что он увидел обнажённых дев, проходящих мимо панорамных окон, улыбавшихся людям с улицы. Виктор закрыл и снова открыл глаза, девы исчезли, уступив место пыхтящей кальяны публике.

Он возвращался на центральный вокзал, плутая по улицам, проходя вдоль каналов, изучая вечерний город, удивляясь отсутствию ограждений каналов, словно никто не боялся падения нетрезвых прохожих вниз. Мимо проплыл катер с туристами. «Счастливцы», – подумал про них Махотин. – завтра надо тоже прокатиться.

Яркий красно – синий свет прорезал вечерние сумерки. Виктор сфокусировал внимание. Впереди, возле канала стояла толпа народа, а вверху кружил дрон с проблесковыми маячками, находившими отражение в тёмных водах Амстела. Подойдя ближе, он внедрился в толпу, проложив локтями себе путь к центру событий. Когда наконец-то он очутился в первых рядах зевак, то увидел тело девушки, лежавшее в луже крови, сочащейся из раны на груди. Возле неё стоял сурового вида мужчина в чёрном кожаном пальто. Он отдавал указания. Вверху мельтешили маленькие чёрные дроны. Вся эта сцена напомнила Виктору отрывок из романа Саку Сантерри «Амстердамское расследование». От вида крови и плотности толпы Виктора стало мутить, и он поспешил покинуть это место. Через 15 минут он уже сидел в поезде, а перед глазами стояло лицо девушки и её длинные светлые волосы, утопавшие в запекающейся, собственной крови.

Как заснул Виктор не помнит, события дня пронеслись в зеркальном порядке в подробностях, поддаваясь анализу, после чего он провалился в глубокий сон.

День 1.01.

Проснулся Виктор в бодром расположении духа. Это даже было странно, учитывая в каком дурманном состоянии он уснул вчера вечером. Внезапно за окном пролетела вчерашняя капсула. Словно по расписанию, подумал Махотин.

Приняв душ, подошёл к окну посмотреть, какая сегодня обстановка на улице. Всё тоже самое, чёрные точки и люди, мельтешащие внизу, ничего нового. Одевшись, он спустился на лифте и остановился около робота – консьержа, чтобы получить купон на завтрак. Робот быстро выдал ему карту и купон.

– Спасибо, но у меня уже есть карта, – Виктор протянул пластик обратно роботу, а сам тем временем стал рыться в кармане куртки, пытаясь найти выданную ранее карту.

– Если вы получили её до заселения, в аэропорту, то прошу дать мне её, для внесения информации о проживании, – спокойно выдал робот.

– Да нет, вы мне её выдали вчера утром, – не отрываясь от поисков, автоматически ответил Виктор.

Возникла короткая пауза.

– Боюсь это невозможно. К нам вы заехали этой ночью. Если ранее вы проживали в другом отеле, то прошу предоставить карту, которую вам выдали там. – голос робота стал отдавать жёсткостью.

– Что за бред? – возмутился Виктор, – я со вчерашнего дня живу у вас.

– Это невозможно, – металл в голосе робота усиливался, – вы прибыли к нам только сегодня.

Понимая, что этим ничего не добьётся, а лишь потеряет время, он списал всё на сбой в программе робота, и забрал карту, предложенную консьержем. При выходе, робот дал напутствие: «Всего доброго мистер. Сегодня вторник, хороший солнечный день для пеших прогулок».

 

Виктор повернулся к нему, посмотрел пристально, хотел что-то сказать, но передумав, просто махнул рукой и отправился в город.

Рейтинг@Mail.ru