Призрачный отпуск

Александр Швед-Захаров
Призрачный отпуск

Виктор покорно расположился на койке, после чего сверху надвинулся аппарат сканирования.

– Во время сеанса, Софи будет задавать вам вопросы, провоцируя вас на проявление определённых чувств. Прошу вас не пугаться, не скромничать и отвечать максимально честно, от этого будет зависеть реальность вашего сна и адекватная реакция на события, которые будут происходить в нём. Во время сеанса, электроды будут считывать реакцию вашего мозга. Ничего не бойтесь, всё безопасно.

– Хорошо, как скажете профессор, – весёлым тоном ответил Виктор.

Машина закрутилась, зазвучала расслабляющая музыка, в которую плавно вкрался голос Софи.

– Виктор, расскажите о вашем самом счастливом моменте жизни, – предложила она.

Он задумался, пытаясь вспомнить, самый счастливый.

– Скорее всего, – Виктор задумался, – это было путешествие на пароме, всей семьёй. Мама, папа, сестра и я. Это было ещё до закрытия. Мы плавали в Швецию, Германию, Норвегию, Финляндию, Эстонию. Это длилось долго, вроде неделю. Мы тогда были все вместе, было очень классно ощущать единство семьи. Думаю, этот момент.

– Спасибо. А теперь расскажите про самый печальный момент Вашей жизни, – холодным голосом продолжила Софи.

Опять пауза. В уголке правого глаза появилась капелька слезы.

– Вам нужно время подумать? – поинтересовалась Софи более тёплым тоном.

– Нет, нет. Всё нормально. Самый худший момент, это смерть папы. Как на протяжении полугода я видел, как рак сжирает его изнутри. Каждый день, он угасал, в попытках борьбы.

– Я соболезную вам, Виктор, простите, что спрашиваю такое, это необходимость,– извинилась Софи.

– Я попытаюсь, – глубоко выдыхая выдавил Виктор.

Дальше пошли вопросы по другим эмоциям: страх, ненависть, злоба, любовь, нежность, помощь, дружба и прочим. В совокупности, в установке сканирования Виктор провёл чуть меньше часа.

После этого они с профессором отправились в первую комнату, где Вишневский предложил ему устроиться на кушетку, а сам занял место за столом с компьютером. После определённых действий с устройством, комнату снова наполнил приятный голос Софи.

В этот раз это было простое тестирование со свободными ответами. Отвечать надо было быстро, не мешкая, но отвечать правду, не придумывая ничего. Дело касалось предпочтений Виктора в различных областях жизни, он отвечал самое первое, что приходило на ум. Местами, это был не один ответ, а несколько, как например любимая музыка или чтиво. После предпочтений, наступило время назвать вещи, которые были неприятны. Эта часть Виктору понравилась больше всего.

Когда тест был завершён, Виктора оставили одного, не забыв включить фоном музыку шикарного Стейджа. Через несколько минут Виктор задремал.

– Виктор, просыпайтесь, – доктор Вишневский легко тряс журналиста за плечо. – У нас всё готово.

Виктор тряхнул головой, смахнув частички сна.

– Да, я тоже готов. А что у вас готово? – растеряно спросил он.

Доктор подвёл его к столу, что стоял в углу комнаты. Там лежал чемоданчик с электродами на липучках, которые подходили к квадратной коробочке. Рядом лежала резиновая шапочка с электродной сеткой, с проводами, которые шли к ещё одной коробочке, маленький пластиковый прямоугольник с ампулой внутри и маленькая книжка, с надписью инструкция. В полуметре от чемодана лежала синяя папка с бумагами.

– Теперь подробности, – видя растерянность в глазах Виктора, – электроды на липучках с проводами, идущими к этой чёрной коробочке – это электростимулятор, плюс кардиостимулятор. В коробке батарейка, которая будет посылать электроразряды вашим мышцам, чтобы они не начали атрофироваться. Это необходимо, так как вам придётся провести во сне четверо суток. Именно этот срок идеально подходит для полного внедрения сна и его адаптации, совмещённого с отдыхом мышечной структуры тела. Шапочка, это тоже самое, что вы видели на сканировании, только теперь она передаёт сигналы в мозг. Устройство с ампулой – это вторая ступень инъекции с препаратом, содержащим информацию для мозга, о сроке процедуры, и глубины.

– Что это значит, глубины? И что значит вторая ступень? – вставил Виктор.

– Насколько глубоко надо будет работать мозгу, – успокоил профессор. – Первую ступень будет сейчас, эта инъекция подготовит ваш организм к принятию второй ступени. Правда, всё это возможно, только после вашего письменного согласия на это действие.

Увидев, что Виктор немного запаниковал, профессор поспешил его успокоить, пояснив, что Виктор не будет подопытным кроликом, что все испытания препарат уже прошёл и одобрен Министерством Медицины. Он не единственный, таких, как он ещё пять.

– А где они все, они уже погрузились в сон? – уточнил Виктор.

– Четверо уже спят, остальные должны сегодня заснуть, как и вы. – спокойно пояснил Вишневский.

– А где они все это делают? В смысле спят. – спросил озадаченный Виктор.

– Два человека предпочли делать это дома, трое других заснули в НИИСМ, – ответил Сергей Петрович. – Вы где предпочитаете?

Виктор прикинул все за и против. Дома его никто не ждал, а тут, в НИИ, вроде как всяко безопаснее.

– Я предпочту спать здесь, – после короткой паузы заключил Виктор.

– Отлично, тогда только необходимо оформить документы и отправиться в отпуск. – он взял синюю папку со стола и протянул их Виктору. – Предлагаю ознакомиться и подписать.

Бумаги оказались стандартным набором согласий на медицинские исследования. Последняя, где говорилось про сам процесс, была с красным стикером. Виктор повёл плечами и подписал.

После этого, в комнату зашла та симпатичная ассистентка и закатав рукав сделала первую инъекцию, затем подмигнула Виктору и вышла из комнаты.

– Инъекция подготовит ваш организм за 15 минут, после этого вы можете приступить ко второму этапу, – внимательно наблюдая за Виктором, продолжал пояснения Сергей Петрович, – давайте я провожу вас в вашу комнату.

Журналист встал и, собрав вещи, проследовал за профессором, немного поплутав по коридорам НИИ они вышли к стеклянным дверям с надписью «Стационар», попав во внутрь, они прошли ещё по коридору и остановились возле двери с надписью: «Палата 15». Профессор прислонил карточку, щёлкнул замок, и дверь открылась. Это была одиночная палата, без окон, полностью белая и, судя по запаху, полностью стерильная.

– Располагайтесь, – предложил Вишневский, – на ближайшие четверо суток она будет вашим домом. Как будете готовы, подключите все приборы, и только в последнюю очередь делайте вторую инъекцию.

– А могу я сделать пост-интригу в социальных сетях? – поинтересовался журналист.

– Что вы имеете ввиду? – смутился профессор.

– НУ типа рекламы материала, кратко, что будет интересное через четыре дня, – пояснил Виктор.

Профессор задумался, потом прижал палец к мочке уха и взглянув на журналиста, дал добро.

Уходя, профессор бросил: «Если вы не можете сами подготовиться к процессу, то вам поможет моя ассистентка».

– Наверно, так будет лучше, – немного поразмыслив, согласился Махотин. – пусть придёт через пятнадцать минут.

– Согласовано, – подтвердил Вишневский и, улыбнувшись, закрыл дверь.

Виктор сделал фото себя крупным планом, и добавил краткую подпись: «Сейчас работаю над статьёй бомбой. Буду отсутствовать четыре дня, после чего выпущу её. Ждите». Опубликовал этот текст в нескольких соцсетях и выключил мобильник.

Раздевшись , он устроился на краю кровати в ожидании. Через пару минут вошла ассистентка. Она помогла одеть все необходимые датчики и, в завершении, запустила вторую инъекцию. Сперва Виктор не замечал изменений, потом начало сильно клонить в сон, веки тяжелели, он бросил взгляд на девушку, она снова подмигнула ему и улыбнулась, улыбнувшись в ответ он провалился в глубокий сон.

День 1

Виктор очнулся в комнате, сильно напоминавшей номер гостиницы. Приятный запах свежих, прохладных простыней щекотал обоняние. Через большое, панорамное окно лился дневной свет. Натянув халат, бережно лежавший рядом на тумбочке, Виктор подошёл к окну. Перед ним возвышались высотные здания, облепленные логотипами различных брендов. Внизу, метрах в тридцати, сновали маленькие чёрные точки, разбавляемые людьми на велосипедах.

Неожиданно, на уровне номера, слева направо промчалась капсула, скрывшись за одним из высотных зданий.

– Вау, – вырвалось у Виктора.

Немного осмотревшись в номере, он нашёл маленький чемодан, с бережно сложенной одеждой его размера. Приодевшись и накинув куртку, не теряя времени, Махотин покинул номер, навстречу приключениям.

Внизу, робот-консьерж выдал ему пластиковую карту и купон на бесплатный завтрак в любом кафе Амстердама.

– Всего доброго мистер. Сегодня вторник, хороший солнечный день для пеших прогулок, – монотонно произнёс консьерж.

Виктор оказался в городе, о котором грезил в снах. Как оказалось, гостиница располагалась в деловом квартале – Хофдорп. Немного поразмыслив, Махотин принял решение сперва отправиться в аэровокзал Схипхол, самый крупный аэровокзал Европы, чтобы походить там, прочувствовав дух европейской свободы и мультикультуры.

Сказано, сделано, индукционный поезд привёз его на нижнюю платформу аэровокзала, откуда наверх вёл эскалатор. Встав на нижнюю ступень, Виктор, как малое дитя начал всё оглядывать вокруг, ему всё было в диковинку, больше всего его впечатляли лица людей, свободных людей. Разнообразные наряды на людях, пёстрый макияж. Разговоры на разных языках и никакой полиции. Прямо перед Виктором стоял парень в рваных синих джинсах и такого же цвета куртке, облепленной нашивками со словами «Freedom», «Victory», «Future», «Life in action», «No Tyranny». Нашивки пестрили, и кричали, словно лозунги на демонстрации.

Поднявшись наверх, Махотин блуждал по залу, изучая каждый его метр, запоминая всё, откладывая всё в своей памяти. Люди, которые никуда не спешили, разных рас и разных исповеданий, которые были по-разному одеты, и разговаривали на разных языках. Всё это напоминало Вавилон, после падения башни, с той лишь разницей, что все понимали друг друга.

 

Карман куртки завибрировал и издал короткие квакающие звуки. Виктор извлёк маленькую коробочку, похожую на смартфон, на которой светилась кнопка «Активировать адаптер языков». Немного с опаской Махотин нажал кнопку. Экран загорелся зелёным цветом после чего высветилась карта аэровокзала с его геолокацией и чёрными, пульсирующими точками. Карта увеличилась в масштабе и показала фото чёрно-красной стелы, которая находилась в 15 метрах справа от Виктора. Когда Он подошёл к стеле, на ней красовались иероглифы, которые быстро сменились кириллицей, надпись гласила «Путеводитель туриста». В стеле что-то зашумело, и скоро, на уровне груди открылась дверца ячейки, где лежала оранжевая коробочка. Достав её, Виктор прочитал надпись на ней: «Добро пожаловать в Амстердам!!!». Внутри он нашёл маленький наушник, пластиковую карту, к которой прилагалась временная татуировка со штрихкодом, повторявшая код, имевшийся на карте, а также очки с дополнительной виртуальной реальностью.

Рейтинг@Mail.ru