Ховринка 2

Эдуард Павлович Петрушко
Ховринка 2

IV

Павел неустанно искал людей, кто обладал настоящей информацией по Ховринке, или проводника, который знал действительно зловещие места больницы. Через кучу посредников и вагон времени Петрунин нашел людей, которые организовывали «купание в Ховринке». Посредники намекали на сатанинскую сущность мероприятия и искали единомышленников. При этом требовали немалые деньги за омовение. При желании Павел сам мог спуститься в подвал и покупаться в грязной, вонючей воде.

Провожатого по Ховринке Петрунин нашел через многоходовую комбинацию, последовательность которой Павел уже восстановить не мог. Новый знакомый по скайпу обещал раскрыть «все тайны Немостроя и показать комнату жертвоприношений секты». О проводнике Павел рассказал Даниле, который быстро согласился поучаствовать в «мероприятии».

Ранним утром они запарковали машину Данилы в районе метро Ховрино. Пройдя по улице Дыбенко, они встретили нового знакомого, который представился Игорем. Ему было за тридцать, и он был похож на большого потрепанного воробья, с большими коричневыми глазами на безбровом лице. На нем, как на вешалке, свисал старый адидасовский костюм большого размера, а на ногах у него были потрепанные кеды. За спиной у «экскурсовода» болтался жиденький истертый военный рюкзак. «Знатный сталкер!» – отметил про себя Павел, но ничего не сказал. Игорь быстро затараторил:

– Понимаешь, секты, суициды, убийства – дела, брат, страшные! Деньги принес? Павел показал ему 200 долларов. Игорь, заметно повеселев, голосом зайца из мультфильма «Ну, погоди!» продолжил:

– Я тут рядом живу, все знаю. С самого начала, что творилось: как людей пачками убивали, как Немострой здесь обосновался и сатанизмом занялся с жертвоприношениями. Сейчас охрана усилена, обходы делают, надо понаблюдать за ними. Понимаешь?

– Да, понимаю, – сказал Павел, делая из себя дурочка, хотя он мог сам отвести Игоря к дырке в заборе, где в это раннее утро никого не будет, кроме ворон. Но Петрунин принял правила игры дешевого сталкера, и они пошли к зданию со стороны Клинской улицы, где Павел неоднократно бывал. На стене одного из больничных корпусов со стороны Клинской есть рисунок: какой-то символ и слово "дух". Художник должен был проявить навыки промышленного альпинизма. Поднявшись на крышу, закрепиться, опуститься по вертикальной стене, а под ним высота 20 метров, и не земля, а куски бетона, кирпич, стальная арматура.

– Я знаю, кто эту надпись сделал! – важно сказал Игорь и замолчал, ожидая, что его спутники поинтересуются именем «героя». Но Петрунин и Махов молчали. Проводник обиженно пошел в сторону будки охраны. Перейдя на другую сторону улицы, Игорь начал зачем-то наблюдать за вагончиком охраны. Охранник как будто ждал зрителей. Выйдя из своего сарая в одной майке, грудастый, как баба, встал под фонарь и начал мочиться на ржавую батарею отопления, которая валялась рядом. Смачно пернув, ЧОПовец пошел спать дальше.

Отойдя от поста охраны, Игорь долго выбирал место, где он собирался перелезть через забор. Найдя нужную точку без колючей проволоки, он подсадил Пашу, затем Данилу. Потом сам ловко, как акробат, перелез через забор и замер, оглядываясь по сторонам. «Жути нагоняет, – подумал Паша, посмотрев на часы – 4.05 утра. – Сейчас все спят – и менты, и охранники».

Здание подпирало темный небосвод, и все они казались маленькими, но весьма любознательными насекомыми, бессмысленно копошащимися под ногами у мрачного великана.

– Где находится комната Немостроя? – в лоб спросил Данила и поправил удобный рюкзак со снаряжением. Игорь даже не сразу понял, о чем речь. Сообразив, ответил:

– На третьем этаже, я знаю, где. Был недавно, – шепотом ответил он. Говоря шепотом, голос Игоря был похож на мурлыкание котенка. Павел сдержал смех.

– Ну веди, Сусанин! – сказал Петрунин, понимая, что они попали в руки, если не к мошеннику, то к обычному «лазуну» не высшей категории.

Любое заброшенное здание выглядит страшным и зловещим, но Ховринка, ко всему прочему, носила еще и какую-то особенную печать мрачности. Она была окружена изогнутой и ржавой оградой, похожей на кривые зубы давно умершего чудовища. Но эта картинка давно не пугала ребят, которые здесь бывали десятки раз.

V

Пролезли через окно просевшего здания. Оно будто проглотило трех искателей приключений. Стало сразу темно. Как по команде, достали фонари. Фонарь у Игоря светил жидко и мелко. «Экономит, – подумал Павел, – причем на себе, на безопасности».

Под ногами хрустел битый кафель, а с потолка свисали ломаные листы гипсокартона. Странно смотрелась упаковка из-под памперсов, гонимая ветром по грязному полу. Пошли на второй этаж, потом на третий.

– Смотри аккуратней, здесь перил нет! – зашептал Игорь и тут же споткнулся.

– Я в курсе, – зевая, ответил Павел, понимая, что ничего нового это путешествие им не принесет – ни информации, ни ощущений. Насвистывая себе что-то под нос, Паша шел за светом жидкого фонаря Игоря. Данила думал о том, какие слова будет говорить в свое оправдание их проводник, когда они не найдут комнату Немостроя.

Через некоторое время Игорь повел их по помещениям третьего этажа. Прошли мимо качающейся «груши» из пятилитровой бутылки воды с песком. Казалось, что неведомый боксер исчез минуту назад. Банки от энергетических напитков, страйкбольные шарики под ногами.

– Здесь раньше проводились соревнования по страйкболу, – шепотом сказал Игорь.

– Как будто непонятно, что не академической греблей здесь занимались! – с издевкой ответил Данила.

Неожиданно взлетают голуби и исчезают в колышущемся мраке. Все вздрогнули от неожиданности, особенно напрягся Игорь, казалось, от страха он уменьшился в размере. Данила остановился внутри полуразрушенного помещения – частично обваленный потолок, дырки в полу, искореженные стены.

– Сцены разрушения всем нравятся, особенно ненормальным, типа нас, – сказал он и взял в руки валявшуюся на полу треснутую сувенирную пепельницу с нарисованным на дне кораблем. Осмотрев ее, он бросил ее о стену и пошел дальше.

Побродив минут десять, компания нашла только помещение, где отсутствовала дверь. Вместо двери висела грязная штора, похожая на исполинский бинт. Внутри, кроме мусора и матраца, ничего интересного не было. От нечего делать Паша зашел внутрь и тут же выскочил – пол «комнаты» был усеян использованными шприцами.

– Слышите? – неожиданно обозначился Игорь. Его детский голос изменился, в нем появились нотки тревоги и неуверенности.

Паша и Данила остановились. В здании почему-то стоял необычный туман. Когда и откуда он взялся, никто не заметил. Туман, густой и приземистый, заполнил больницу сизой мглой. Тишину странного сумрака нарушали только лай невидимых собак, который гулял по помещениям больницы. Пашу охватил знакомый размягчающий мышцы страх.

Кто-то наблюдал за ними. Не шел, не крался, а именно безмолвно наблюдал. Был слышен какой-то рокот, очень похожий на тот, что слышится внутри больших морских раковин. Он наводил ужас и панику.

Неожиданно перед ними из тумана выросла большая собака. У нее были пустые желтые глаза и взлохмаченная на боках черная шерсть. Она минуту-другую пристально смотрела на людей своим пустующим взором и исчезла столь же мгновенно, как и появилась.

– Охранники подкармливают, – дрожащим голосом сказал Игорь, – думают, что они будут сталкеров отпугивать.

– Ну, в принципе, они добились своей цели, у меня от вида этой собаки аж яйца похолодели! – сказал Данила и сплюнул на пол.

Появились еще две собаки. Выглянули и тут же исчезли, словно призраки. Данила полез в рюкзак за травматическим пистолетом, Паша достал электрошокер.

– Вооружены и очень опасны! – попробовал пошутить Игорь, но следующие слова он проглотил, так как на них из тумана без всякого предупреждения и лая бросилась стая собак. Данила несколько раз выстрелил, казалось, хлопки пистолета только увеличили скорость собак. Все сорвались с места, как испуганные кролики.

Рейтинг@Mail.ru