Магия госбезопасности

Ярослав Коваль
Магия госбезопасности

– Меня прием в вашу школу нисколько не интересует. Надеюсь, там, – она кивнула на парадный вход в здание, – найдется кто-нибудь, чтоб проводить меня в кабинет к вашему… как там его… директору?

– Разумеется, – с облегчением проворчал парень и повернулся к шоферу, уже почти минуту тыкающему перед собой какой-то бумагой с корявой печатью.

По аллее, усыпанной мелким гравием, Кайндел шла неспешно и старалась особенно не вертеть головой. Она вспоминала любую информацию о последователях книг Джоан Ролинг, когда-либо попадавшуюся ей на глаза. И вспомнила даже название одной из школ, будто бы учрежденных в Петербурге («будто бы» она употребляла лишь оттого, что не была уверена, так ли это на самом деле, потому как сама не проверяла достоверность сведений) – Вейовия. А когда увидела то же название, выведенное на табличке у двери, улыбнулась от души.

«Во маньяки»… – подумала она, но тут же оборвала саму себя. Почему бы магической системе, описанной в книгах английской домохозяйки, в условиях нового мира не оказаться действенной? Она, конечно, неудобна по сравнению с принципом построения заклинаний, которым сейчас пользуется большинство, но, возможно, имеет свои преимущества.

Позабавил ее и вид молодых людей, прогуливавшихся по аллейкам и посматривающим на нее с настороженным любопытством. Их явно хотели нарядить приблизительно так, как наряжались в фильме, но проблемы с тканью все еще стояли чрезвычайно остро, и потому мантии получились узкими. Они больше смахивали на обычные пальто и зачастую выглядели нелепо. Хотя определенный дух был соблюден.

Девушка вошла в холл Константиновского дворца (выглядел он роскошно, хотя и с плохо скрытыми следами погрома, впрочем, судя по всему, довольно давнего) и задержалась, рассматривая объявления, прикрепленные кнопками к доске у входа. Расписание занятий, условия приема и внесения платы за обучение, объявления по поводу пансиона, меню обеда на сегодняшний день. Листок, где была расписана программа обучения по курсу «зельеварение», заинтересовал ее необычайно. Она подошла поближе и принялась изучать список необходимых ингредиентов, а также их стоимость. Обычные травы, никаких мандрагор или лягушачьих язычков в списке не оказалось. «Интересно, хоть каких-то результатов они добились, или это просто попытка поставить эксперимент? Или дело в заклинаниях, которые дополнительно накладывают на состав?» В объявлении об этом, естественно, не было сказано ни слова.

– Чем могу помочь? – спросил, подходя, охранник – немолодой человек с ярко-сизой шевелюрой и явно с сильной энергетикой. Должно быть, хороший маг.

– Мне нужен директор. Или кто тут у вас главный? – поинтересовалась Кайндел. – Ректор?

– Директор. Идемте, я провожу.

По широкой лестнице, кое-где застеленной кусками ковровой дорожки, а кое-где нет, девушка следом за магом-охранником поднялась на второй этаж, вошла в предупредительно распахнутую перед ней дверь и спокойно уселась в кресло для посетителей, не дожидаясь приглашения. Пожалела, что не курит – так эффектно и многозначительно было бы сейчас вытащить пачку сигарет, прикурить… Но даже к трубке она уже год не прикасалась – не тянуло, да и не стоило оно того…

Поверх стола, заваленного какими-то бумагами, на нее с недоумением смотрел мужчина лет сорока, а может и пятидесяти, с густой шевелюрой, гладко выбритый, кареглазый. В первый момент он не показался ей сильным чародеем, однако можно было предположить, что раз он возглавляет эту школу, значит, на что-то способен.

– Что вам угодно? – хотел спросить высокомерно, однако получилось растерянно. Мужчина явно не привык к такому поведению в своем кабинете, и его мысли она читала по лицу, будто с печатного листа. Он явно видел в ней либо представителя преступного магического сообщества, от которого придется откупаться, либо представителя какой-нибудь власти, которому опять же надо будет что-то сунуть в лапу. И как-то договариваться.

Кайндел тянула время и сдержанно разглядывала комнату.

Здесь явно и раньше был чей-то кабинет, потому что неплохой ремонт со следами давнего разгрома был рассчитан на офисные функции, и позднее более или менее восстановлен с тем же прицелом. Компьютер на массивном, явно самодельном деревянном столе был со всех сторон обставлен кактусами, на полках громоздились тетради, разбухшие от листков, кое-как скрепленные листы альбомной бумаги, книги и еще уйма всего. А на столе поверх расчерченной цветными карандашами схемы, выполненной на кальке, были горкой насыпаны точеные темные палочки. «Волшебные, что ли?» – удивилась девушка, но проверять, артефакты это или просто бутафория, не стала.

Все-таки последнее было бы невежливо.

– Мои приветствия, – без спешки произнесла она. – Вы, как я понимаю, директор данной школы?

– Именно так, – нервничая, подтвердил тот. – А вы кто?

– А я, собственно говоря, хозяйка источника магической энергии, к которому вы столь изобретательно, не побоюсь этого слова, припадали. Очень приятно познакомиться. – И, поднявшись из недр кресла, перегнулась через стол, пожала вялую, холодную руку.

– Не понимаю, о чем вы, – вяло пробормотал он.

– Ну-ну, позвольте. Солидному человеку как-то не к лицу принимать позицию: «Я не я, и корова не моя». Тем более в ситуации, когда все очевидно. Давайте поговорим серьезно и без недостойных выкрутасов.

– Я только не понимаю, какое отношение вы имеете к источнику…

– Так, прекрасно, – повеселела она. – Существование источника мы признали. Уже хорошо. Просто прекрасно. Пойдем дальше. Какое отношение я имею к источнику? Он мой, я его создала.

– Вы утверждаете, что создали источник? Чушь! Все знают, что средоточия магической энергии образуются только естественным образом. Не надо корчить из себя всесильного мага.

Откинувшись на спинку кресла, девушка с легкой улыбкой разглядывала собеседника и молчала – она чувствовала, что таким образом его можно будет смутить еще больше.

– Для директора магической школы, – зажмурившись, будто кошка, проговорила она, – вы поразительно невежественны. Вы что, действительно не способны отличить природную область магической напряженности от источника, сформированного искусственно?

– Кхм… – Мужчина слегка смутился, отвел взгляд, побарабанил пальцами по столу. – Отличить я, разумеется, могу, и ваша ирония тут не уместна. Однако ближайшее средоточие… Мы ведь об одном и том же говорим?.. Ближайшее средоточие мало похоже на искусственное образование.

– А вы много искусственно созданных источников в своей жизни видели?

– Кхм… Согласен, немного. Но я, поверьте, до определенной степени представляю себе, как они должны выглядеть.

– То, что принцип построения структуры энергообмена может быть и какой-то еще, иной, нежели тот, что вам представлялся, вы допускаете?

– Допускаю, конечно.

– А теперь припомните структуру источника в Михайловском парке. Особенности ее функционирования. Например, симметричность, что нехарактерно для естественных образований.

– Я был уверен, что она – естественного происхождения! Мало ли – симметричность! В природе чего только ни бывает.

– В этом вы ошиблись. Что не страшно. Каждый может ошибиться.

– Даже если это и так… Откуда мне знать, что именно вы – создательница и владелица Михайловского средоточия?

Кайндел мечтательно подняла глаза к потолку.

– Кстати, замечательное название: «Михайловское средоточие». Таинственно и ни фига не понятно… Откуда знать? Надо было знать. Раз уж вы решили пользоваться энергией неизвестного происхождения, следовало убедиться, что она – ничья.

– Вас рядом не было, знаете ли.

– Кстати, а как вам вообще удалось подключиться к чужому источнику? Что за хитрая манипуляция?

Директор набычился, и по его глазам девушка поняла – он с самого начала знал, что энергия берется из чужой собственности, попросту воруется. Но явно рассчитывал на то, что вмешательство, и не одно, останется незамеченным.

– Чего вы хотите? – отрывисто спросил мужчина, и она осознала – прямого ответа на свой вопрос ей не добиться.

А значит, надо осторожно покружить вокруг да около, чтобы выяснить все необходимое.

– Вы имеете в виду, что именно я хочу за пользование моим источником? – хладнокровно осведомилась она, снова пожалев об отсутствии при себе трубки и кисета. Самым удачным сейчас было бы заняться ею, и не без помощи этого предмета превратить беседу в подобие продуманного торга.

– Допустим.

– Допускайте.

– Ладно-ладно, – он раздраженно отмахнулся. – Каковы ваши условия?

– А условия вам следует обсудить с главой Организации Спецназначения, с Одином (если вы слышали о таком). Я, видите ли, принадлежу к ОСН. Мне, видите ли, совсем не жалко, чтоб школа воспользовалась толикой энергии, которая мне сейчас пока без надобности. А ему, может быть, жалко… Однако, полагаю, вы сможете договориться. – Она задумчиво взглянула на него поверх книг и бумаг, наваленных поверх стола. – Вы учите магии молодых людей, значит, вам, по крайней мере, есть чему учить их.

Директор поджал губы и рванулся в спор. Нет, он не доказывал, что его подчиненных нечему учить или что у них ничего нет. Он пытался убедить, что энергия источника, тем более, то ничтожное количество, которое им нужно – мелочь, не стоящая внимания. И, разумеется, оплата должна быть столь же незначительной, раз уж речь зашла о ней. Теперь на первый план вышло то, что ему явно не хотелось делиться своими тощими секретами, и обо всем остальном мужчина забыл. Он не был искусен в споре, поэтому, искусно лавируя между «я не уполномочена это обсуждать» и «что вы можете предложить нашему руководству», Кайндел за пару минут вытянула из него все, что ей было необходимо для заключения.

И тогда, жестом прервав разговор на полуслове, она поднялась и направилась к двери со словами:

– Однако подумайте о возможных условиях. Потому что как хозяйка источника, я без особого труда смогу заблокировать его для вас.

 

– Куда мне приезжать для переговоров-то? – окликнул ее горе-директор.

– А вы не знаете? На канал Грибоедова. Дом восемьдесят семь.

И поспешила выйти из кабинета, соображая, куда тут идти дальше.

Роннан ждал ее у машины, но было заметно – он следил за ее продвижением через парк, и, если б охранник попытался задержать ее, вмешались бы оба сопровождающих бойца. Но охранник не стал обращать на нее внимания. Он был поглощен общением с водителями тех двух грузовиков, которые так прочно застряли у ограды Константиновского дворца – что-то у них там не клеилось. Мужчины кричали друг на друга, впрочем, без особого пыла, и среди мата и междометий проскальзывало так мало осмысленных словосочетаний или даже просто отдельных слов, что, проходя мимо, Кайндел даже не сумела понять, чем нагружены эти два грузовика.

Она нырнула на переднее сиденье джипа, и тогда остальные тоже расселись по местам. Автомобиль рванул с места так резко, будто оэсэновец, сидевший за рулем, серьезно опасался погони. Девушка застегивала ремень безопасности уже на ходу.

– Что выяснила? – поторопил ее Роннан.

– Ну, собственно, следующее, – начала она. – Энергию они брали, все верно, но использовали для этого не собственные разработки, а систему или структуру, приобретенную на стороне…

– Подожди, ты о чем вообще говоришь?

– Прошу прощения. Я начала с середины… В том, что местные ребята в числе прочих воровали энергию, я почти не сомневалась, потому что это было вполне логично… Да, воровавших было несколько. Местные – одни из них. Здесь расположилась магическая школа, как бы это выразиться, с «поттернутым» уклоном.

– С каким уклоном?

– О «Гарри Поттере» слышали?

– Разумеется, – заместитель главы ОСН вдруг совсем не солидно фыркнул. – Так тут что же, учат детишек палочками махать?

– Не совсем детишек и не только махать… Но в целом верно. Одно из направлений магии, почему бы и нет, и если хоть как-то действует, то вполне имеет право на существование…

– Согласен, дальше давай. Просто забавно, сама понимаешь.

– Забавно. Ребята заняли весь дворец, живут при этом в ближайших коттеджах, так что, можно сказать, по праву первозахвата все вокруг принадлежит им. Они воспользовались моим источником, однако больше всего меня заинтересовало то, как они это сделали. Ведь воспользоваться чужим источником – не такое простое дело. Я знаю.

– Так-так… – подбодрил Роннан, который хотя и делал безразличное лицо, явно заинтересовался.

– Как я поняла, это не их собственные разработки. Для подключения к чужому источнику они воспользовались чужой разработкой, средством, которое у кого-то взяли на время.

– Он не сказал, у кого?

– Разумеется, нет.

– Ты могла бы узнать. Своими методами.

– Моими методами я могу узнать только, кто не продавал им магическую систему, и то при условии, что буду представлять себе варианты. Ну, в смысле, кто это мог сделать. Я не представляю. Разве что техномаги… Может так быть, что подобная воровская система вышла из их рук? – обернувшись, она вопросительно взглянула на Роннана.

Тот хмурился. Техномаги, они же маги-техники, отличались тем, что готовы были торговать чем угодно: хоть своими разработками, хоть чужими магическими изделиями, хоть заклинаниями, хоть тайнами. Разумеется, они соблюдали этику торговцев, и, пожалуй, если им заплатить за то, чтобы они не продавали кому-то что-то конкретное, они, пожалуй, поступили бы именно так. Но факт оставался фактом – техномаги поддерживали деловые отношения с любым, кто готов был платить, и вполне могли, имея в запасе магическую систему для вытягивания энергии из чужого источника, продать ее. В том числе и школе.

– А ты как полагаешь? Способны они были создать нечто подобное?

Кайндел пожала плечами.

– Построить телепортационную систему намного труднее. Почему бы и нет.

– У тебя будет возможность это узнать. Омдин хочет, чтоб через три дня ты присутствовала на переговорах с Александром Дубковым, главой техномагического сообщества. Как секретарь, ну и посмотрела, может, выудила что-нибудь полезное.

– Тогда почему ж вы не отложили и поездку к источнику на через три дня?

– Не твоего ума дело, – добродушно ответил Роннан, и девушка поняла, что он в целом доволен уже полученным результатом. – Один решил сегодня – значит, сегодня. Что касается завтра, то тебе надо будет поприсутствовать на иавернском суде. Насколько я понял, правитель области, господин Иедаван, собирается судить кого-то из своих людей за предательство, и, поскольку процесс будет гласным и публичным – у них такие традиции, – то пригласил на него представителей нашей Организации. На процесс пойдет Офицер, двое преподавателей и восемь курсантов. Я слышал, ты пытаешься освоить тамошний язык?

– Да я знаю-то всего с десяток фраз, не больше.

– То есть штук на десять больше, чем подавляющее большинство курсантов. Вот и попрактикуешься, посидишь, послушаешь. Может, поймешь чего-нибудь. Ну и свою подругу возьми. Как символ межмирового содружества.

– И Горо?

– Конечно. Но на эту тему я поговорю с Офицером. И всех трех иавернцев. Кстати, посадишь одного из них рядом с собой, он тебе, вероятно, и сможет растолковать, о чем идет речь.

– Вероятно, – согласилась рассеянная Кайндел.

Она всегда казалась рассеянной, когда глубоко задумывалась. Сознание перебирало мириады подробностей увиденного и услышанного, и строило из этих элементов предположения, а потом, отсеяв наименее вероятные, придавало наиболее вероятным вид гипотезы. Девушка лишь поражалась возможностям человеческого разума – только она, способная увидеть и понять намного больше, чем могли окружающие люди, пожалуй, и осознавала это. Мозг и сам способен был взвесить полученную информацию, каждую крупинку и каждый элемент этой информации, а потом выдать конечный результат – решение проблемы. Надо было просто не мешать ему. Другие люди называли это интуицией, даже предвиденьем. Кайндел же путем долгих упорных тренировок и работы над собой сделала «интуицию» вполне сознательной.

И сейчас, сидя вроде бы молча, закрыв глаза, ничего не делая, она давала себе возможность разложить все по полочкам, структурировать и приступить к анализу. И по ее выкладкам получалось, что система, выцеживающая энергию из чужого источника, должна быть очень хитрым и чрезвычайно опасным изобретением. Судя по тому, что утечек было три, и все три – разного генезиса, не только школа запускала туда лапу.

«Понятно, почему не трогали выборгский источник, – подумала девушка. – Там постоянно толокся народ и немало магов. Оттуда можно своровать немного, но если браться за дело серьезно, это сразу будет замечено. Поэтому удобнее было «пастись» здесь. По крайней мере, пока…

Господи, я ведь так рассчитывала, что, захватив два самых значительных средоточия магической энергии в Ленобласти (не считая того, которое находится в Лодейном Поле, но это очень далеко от города), ОСН решила основную проблему. И теперь сможет спокойно заниматься другими проблемами, в частности другими городами. Например Москвой. Однако мимо такого факта, как кража энергии из источника, просто так не пройдешь. Ну в самом деле, если масштабы действия подобного магического приспособления достаточно велики, приобретенное преимущество фактически сойдет на нет.

Или, если найдутся способы транспортировать большие объемы энергии, ну вроде как нефть и газ по трубам передавать…»

Кайндел открыла глаза, когда Роннан потряс ее за плечо.

– Ты уснула, – сказал он.

– Нет, я думала.

– И что надумала?

– Что надо искать того, кто создал магическую «воровалку», а также того, кто ее одолжил Вейовии. Если это не одно и то же лицо. А заодно искать способы защищать источник от чужого вторжения.

– Ну, до этого и я додумался, – ответил мужчина. – Ты что-нибудь другое думай. С большей пользой для дела.

– Постараюсь.

По Михайловскому парку Кайндел гуляла недолго. Ей нечего было здесь смотреть, она только расставила метки, предназначенные для экспертов, которым предстояло разбираться с течением энергий в этом месте – чтобы им было ясно, откуда следует начинать изыскания, каким именно образом и где было произведено подключение, к какому сегменту системы. Больше она пока ничем не могла им помочь.

– По крайней мере, до тех пор, пока мы не узнаем, кто автор магической врезки… Уж не знаю, как ее еще назвать.

– Узнать, кто автор – полдела. Во время переговоров попробуй вызнать у техномагов, не они ли авторы.

– У техномагов, кстати, можно и прямо спросить.

– Тоже верно. Однако Один не настолько доверяет Александру, чтоб по любому поводу просто спрашивать его в лоб. Поэтому как следует подготовься к сопровождению Одина на переговорах. Главу ОСН может заинтересовать все что угодно, любые мелочи, поэтому во время их разговора обращай внимание на все. Потом придется писать подробный отчет.

– Я всегда обращаю внимание на любые мелочи. По поводу чего будут переговоры?

– Договор о взаимовыгодном сотрудничестве и разделе сфер влияния, грубо говоря, – Роннан говорил не очень охотно, но кое-что по дороге в город она от него сумела узнать и успокоилась – на переговорах от нее не требовалось ничего особенного, просто присутствовать и слушать.

Уже через час девушка была в штаб-квартире ОСН, а еще спустя полчаса Вадим готовил ее к обратному переходу в Иаверн. Он улыбался, подмигивал старой знакомице и подбадривал намеками, что если так пойдет дальше, она привыкнет к переходам между мирами и даже начнет получать от этого удовольствие. Кайндел очень хотелось, чтобы он наконец замолчал, и дал ей внутренне собраться перед таким нелегким испытанием, как телепортация. Но в голову пришла мысль, что мастер-техник может и даже обязан что-то знать о системе магической врезки в источники, если она вообще существует в запасниках техномагов.

Поворачиваясь и позволяя прикрепить на себя датчики, она с деланно-равнодушным видом задала несколько вопросов, и прежде чем парень успел что-то почувствовать или заподозрить какой-то конкретный интерес с ее стороны, прервала беседу. Судя по всему, техномаги тут были совсем ни при чем. Эта мысль ей очень не понравилась – если не они, то кто же?

Впрочем, может быть, Вадим не знает об этом. Может, разработка секретна от рядовых техномагов и даже крупных, но не профильных специалистов.

Переход в Иаверн оказался еще труднее, чем оттуда. Горло перехватило, в глазах потемнело, желудок, словно выдавленный неведомой силой, подскочил к нёбу, и девушку вывернуло прямо на Офицера, который подхватил ее на руки и поддержал.

– Извини, – выдавила она, от растерянности переходя на «ты».

– Ничего, – со спокойствием, достойным воплощенного божества, ответил он, не делая ни одного движения, которое могло бы показать, как ему неприятно находиться в испачканной форменной куртке. – Ты как? Нормально? Врача позвать?

– Не надо… О-ох… Два перехода за сутки – это многовато.

– Иди к себе, – коротко и, на удивление мягко, распорядился он. Помог ей выпрямиться, убедился, что она стоит на ногах, и только тогда потянул с себя куртку. Он старался не морщиться. – Сегодня можешь не приходить на вечерние занятия.

– Я и так не приду, – пробормотала она, но едва слышно. И. о. куратора сделал вид, что не услышал.

В первый момент Кайндел была даже раздосадована, что ей приходится тратить время на какой-то чужой суд, сидеть в зале и тупо пялиться, хотя она могла бы найти себе куда более приятное занятие. Но потом заинтересовалась.

Зал, куда ее и еще восьмерых курсантов привел Офицер, напоминал греческий театр. Только греческие театры обычно все-таки располагались под открытым небом, да и вид имели такой, будто их построила сама природа. Здесь же опоясывающие трибуны были сложены из камня и полукругом охватывали огромную – побольше тренировочной – залу. Одна из трибун, та, что прямо напротив входа, была повыше остальных, закрыта алым бархатным полотнищем и увешана шитыми золотом флагами. Там стояли три массивных, величественных кресла. Туда поднялся правитель, вместе с ним, видимо, ближайшие приближенные. На простых каменных ступенях расселись разодетые люди – появлялось такое ощущение, что речь идет не о суде, а о празднестве.

Потом ей показалось, что она поняла, в чем дело. Большинство местных обитателей все происходящее трогало так же мало, как и гостью, едва понимающую несколько фраз на местном языке. Суд тоже был зрелищем, и зрелищем довольно эффектным, к тому же по случаю суда можно было одеться покрасивее, продемонстрировать свой достаток, ну и людей посмотреть.

Зала была огромна, однако здесь скоро стало тесно. Люди рассаживались, сдержанно разговаривая между собой, и кто-то из советников правителя сделал знак рабам, чтобы те открыли окна. Одетые в однообразные темно-серые длинные одеяния рабы-мужчины выполнили приказ, принесли кому-то воды, а кому-то еще бумаги и чернил – и исчезли, будто их и не было. Двери были плотно затворены, засов заложен в скобы замка.

 

Для наставника и курсантов ОСН было выделено прекрасное место, недалеко от почетной трибуны, от роскошных флагов и эмблем. Федеван, Саудхаван и Аданахаур рассаживались на каменной скамье с боязливым любопытством и восторгом на лицах, и девушка по их реакции догадалась, что союзникам-иномирянам оказана высокая честь. Судя по всему, недавние вольноотпущенники, в прошлом иавернские рабы прежде и мечтать бы не могли о таких местах на высоком суде правителя области. Кайндел и Лети сели рядом с Федеваном, но она в первые же минуты поняла – толку от соседа будет немного. Он больше вертел головой, чем слушал, и неохотно отвечал на вопросы спутницы.

В зале находилось множество мужчин, одетых одинаково и очень строго, в черные мундиры с алым кантом. Девушка догадалась, что это охрана замка, и, видимо, они призваны как обеспечивать порядок в зале, так и создавать определенный настрой. Ну и для красоты, конечно. Выучка у ребят была прекрасная, они лицу не давали дрогнуть, и своей ролью явно гордились. Кайндел с интересом посмотрела на правителя – он был в одеянии, похожем на мундир, и потому в этот момент показался очень похожим на любого ее соотечественника.

Иедаван выглядел очень хмурым и раздраженным, и это ее слегка удивило.

Обвиняемого она разглядела лишь после того, как по жесту одного из приближенных правителя его вывели на середину зала. Это оказался высокий молодой парень с измученным лицом и длинными спутанными волосами. Он выглядел так, словно не меньше недели валялся на соломе в каземате и совершенно не имел возможности приводить себя в порядок. Впрочем, должно быть, так оно и было. Молодой человек поводил по рядам присутствующих отрешенным взглядом, и, посмотрев ему в лицо, Кайндел невольно подумала, что он очень красив, даже странно…

Все, что в полный голос, официальным тоном произносилось приближенными правителя, которые, видимо, выступали здесь кем-то вроде секретарей, заседателей и обвинителей одновременно, звучало для нее, словно рокот океана или шум листвы – звук, в который не надо вслушиваться, потому что ничего содержательного из него не извлечь. Она с любопытством разглядывала мужчин, которые сидели на трех опоясывающих залу каменных ступенях-скамьях (почему-то женщин здесь, кроме нее и Лети, не было совсем), их одеяния, оружие при них, да и просто лица, пыталась угадать, кто из них чем занимается, но то и дело возвращалась взглядом к обвиняемому. Все-таки не так уж часто встречались в Иаверне мужчины, по-настоящему привлекательные, на ее взгляд, взгляд иномирянки.

– В чем его обвиняют-то? – спросила она Федевана.

– В измене! – внушительно ответил тот. – Очень серьезное обвинение. Вот этот парень, которого сегодня судят – один из ближайших приближенных правителя. Так что тут не шутки.

– Его казнят? – протянула девушка, разглядывая узника.

– Естественно. Вопрос лишь в том, когда и как это сделают.

– Жа-алко…

– Он тебе понравился? – шепотом поинтересовалась Лети, наклонившись к самому уху Кайндел.

– Красивый мужчина… А тебе не нравится?

– Не очень. – Пушистая иномирянка слегка дернула пальцами рук – это означало сомнение или задумчивость. – У него черты очень резкие, живот втянутый, и кожа совсем голая…

– Во-первых, не втянутый, а просто плоский…

– Значит, он голодает! Или голодал!

– Не обязательно, Лети. У людей наличие выступающего живота говорит скорее не о зажиточности, а о лени. О нежелании за собой следить.

– Ну, не знаю. – Ее собеседница повела ушком и еще раз оглядела мужчину с ног до головы.

– Ладно, – фыркнула Кайндел. – Мы с тобой отвлеклись от сути дела.

Время тянулось медленно. Сперва о чем-то расспрашивали обвиняемого, который пытался отвечать твердо и как бы равнодушно, но голос вздрагивал, и бледность накатывала волнами. Потом расспрашивали кого-то еще, должно быть, свидетелей. Заинтересовавшись мужскими типажами в среде иавернцев, Кайндел очень внимательно разглядывала каждого из выходивших, между делом думая о том, насколько все они похожи на ее соотечественников. Все-таки обитатели Терры (как оэсэновцы назвали иавернцам свой родной мир, для простоты) и местные жители принадлежали, грубо говоря, к одному биологическому типу.

В отличие от обитателей Джаншуру и Сайяна.

Думала она, конечно, не только об этом, и, улавливая время от времени знакомые слова и фразы, спрашивала Федевана:

– О чем они говорят?

Тот отвечал, но его пояснения мало помогали ей, потому что сам Черный, судя по всему, ходом процесса был заинтересован мало. Он наслаждался занятым положением, наслаждался соседством могущественных и родовитых людей, и о чем-то увлеченно переговаривался с Саудхаваном и Аданахауром на иавернском языке. Речь же на суде, как поняла Кайндел, шла о каких-то документах и картах, которые обвиняемый кому-то передал, и еще о документах, которые обнаружили у него в покоях, однако то, что он их похитил, молодой человек отрицал, и объяснить, откуда они взялись, отказался. Вслушиваясь в сбивчивую, деланно-спокойную речь, девушка внимательно разглядывала его лицо, которое видела в профиль. Профиль у парня был точеный – в самый раз на монеты или камеи.

В ответ на одну из реплик обвиняемого сидящий по правую руку от правителя старик что-то громко и раздраженно ответил и звучно стукнул посохом об пол. Легкий, будто жужжание пчелы, гул посторонних разговоров, царивший в зале, стих в тот же миг. Судя по всему, старик был не только воином, но и важным чиновником, поскольку его облекала роскошная алая мантия, седые волосы схватывала золотая полоса венца. Именно он задавал вопросы как подсудимому, так и свидетелям. Правитель по ходу процесса не произнес ни слова. Впрочем, он и на подсудимого-то избегал смотреть.

– Что сказал старик в красном? – едва слышно поинтересовалась курсантка у Федевана.

– Он говорит, что этот человек лжет, – пояснил Черный, кивая на обвиняемого, стоящего посреди залы под охраной четырех бойцов в черных мундирах с алыми кантами.

– Ну, ерунда, – протянула Кайндел, может, чуть громче, чем следовало. – За все время процесса парень не сказал ни слова лжи.

– Правда?

– Абсолютно точно. Голову даю на отсечение.

– Откуда ты знаешь? – удивился курсант-иавернец.

– Ну как «откуда»…

– Нет, я знаю про твои способности, – поспешил добавить он. – Но ведь ты не знаешь нашего родного языка. Как ты может определить…

– Мне не надо знать языка, чтоб определить, лжет человек или говорит правду. Достаточно просто знать человеческую природу. А иавернцы и терриане, сам знаешь, состоят из одинакового мяса и костей. И нервные системы наши очень сходны, – она улыбнулась и развела руками.

– Так, может, этот человек невиновен, – тихонько сказала Лети. – Наверное, надо сказать…

– А зачем? Если иавернцам зачем-то надо его казнить, пусть казнят. Это их внутренние дела. Зачем я буду вмешиваться?

И с сочувствием взглянула на обреченного.

Однако через мгновение почувствовала на себе внимательный взгляд. Обернулась – но сидевший ярусом выше длинноволосый молодой иавернец уже перевел взгляд с нее на Федевана и, наклонившись к нему, о чем-то спросил. Черный охотно ответил, потом дополнительно пояснил. Окатив Кайндел еще одним внимательным взглядом, местный житель торопливо поднялся и пропал между соотечественниками.

– А этот чего хотел? – спросила девушка.

– Попросил перевести то, что ты сказала. Я перевел. Потом спросил, кто ты.

Она кивнула и снова принялась от скуки рассматривать то трибуну, где сидел правитель и его приближенные, то прочих присутствующих. Старик в алой мантии и с посохом снова что-то громко и гортанно выкрикнул, и тишина стала еще более глубокой, казалось, даже мухи ненадолго замерли в воздухе, чтобы не мешать своим жужжанием. Обвиняемый побелел, когда, словно отвечая старику движением, правитель поднялся с кресла, медленно вынул из ножен меч, который ему поднес оруженосец. Это означало что-то очень важное, и, хотя курсантка не понимала, что происходит, она тоже напряглась и вытянула шею, наблюдая за Иедаваном.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru