Магия госбезопасности

Ярослав Коваль
Магия госбезопасности

В Ленинградской области спешило радоваться жизни до предела наглое в своей роскоши, оголтело-гостеприимное бабье лето. Иван-чай заполонил собой все влажные, открытые солнцу клочки земли, спешил отцвести и отплодоносить, обеспечить своему растительному народу благоденствие на занятых землях. В сумрачных еловых лесах стало светло и весело, а озерца и реки выглядели столь соблазнительно, что в них тянуло плюхнуться хоть и в одежде. Городские жители ругались последними словами на садовый инвентарь, и обсуждая урожай, выжатый со своих клочков земли, чувствовали себя истинными селянами. А селяне спали по ночам от силы три часа. Все остальное время – работали на полях.

Но все это было для Кайндел лишь абстрактным фактом, результатом усилий ее воображения, потому что ничего подобного вокруг себя она не видела. Если в ее родном мире еще толком не успело закончиться лето, то здесь, в Иаверне, зима держала природу в своей полной власти.

Курсантам ОСН даже не дали толком справить Новый год, хотя гипотетическое первое января тут уже миновало. Под утро следовало, как всегда, в семь утра явиться в тренировочные залы, и на негромкий, но уверенный ропот своих подопечных Офицер, заменявший здесь Шреддера, сперва просто с многозначительной угрозой свел брови, когда же это не помогло, ответил:

– Ну вы совсем, блин, озверели, господа курсанты. Два раза праздновать Новый год – не жирно ль будет?

Ему не решились возражать. С этим человеком вообще трудно было спорить. Стоило ему перевести на бунтовщика свой суровый взгляд, как желаемое сразу казалось незначительным, и хотелось со всем согласиться. Поэтому свое недовольство курсанты постарались упрятать поглубже.

Единственные, кто не понял, чем недовольно большинство, – иномиряне. Горо вообще обожал тренировки, он и в привычные для него праздники не забывал тренироваться, Лети была тиха и незаметна, а иавернцы просто счастливы от того, что находятся в родном мире. Правда, самый любознательный из них, Аданахаур, спросил у Кайндел, почему все так огорчены. Ее ответ превратился в развернутую лекцию о традиционных праздниках ее родного мира, их постепенном преобразовании в современные и причинах этого преобразования. Двое других иавернцев, которые подошли послушать (они ведь всегда держались вместе, уже привыкли к этому в чужом для них мире и продолжали здесь), вернее, один из них – Федеван Черный – заметил, что у них в Иаверне тоже есть подобный праздник.

– Конечно, – немедленно ответила девушка. – Каждый из наших современных праздников уходит корнями в глубокую старину, где люди были слишком ответственными и занятыми, чтоб устраивать празднества на пустом месте. Большинство праздников так или иначе привязаны к сельскохозяйственному календарю, то есть к переломным моментам сезонного цикла. Это естественно, потому что даже если отдельно взятое племя, празднующее эти праздники, не сеяло и не жало, все-таки сезоны имели для них огромное значение. К примеру, весной рыба идет нереститься, летом тепло и легче добыть зверя, а во время зимней охоты надо точно знать, когда стемнеет. Поэтому главный зимний праздник – это, как правило, празднество, знаменующее тот самый момент, когда зима, символизирующая смерть, все-таки сдает позиции, и начинается путь к возрождению природы и мира. Прежде Новый год у нас праздновался в канун зимнего солнцестояния, отмечая самый короткий день в году. Потом немного сдвинулся относительно официального календаря.

Федеван, внимательно выслушавший ее лекцию, покивал головой.

– Именно так. Наш зимний праздник тоже отмечает самый короткий день в году. Перелом зимы. – И, поразмыслив, добавил: – Наши народы похожи.

Иаверн поразил Кайндел тем, что сперва показался миром чрезвычайно комфортным и даже родным. Правда, это ощущение почти сразу развеялось, и стало ясно, что место это странное и незнакомое. Даже, пожалуй, совершенно чуждое уроженцам ее родного мира.

Здесь царил своеобразного вида феодальный строй и рабство, впрочем, с довольно патриархальными традициями и установлениями. Курсантов и офицеров ОСН поселили в огромном замке правителя одной из областей, и здесь они имели возможность наслаждаться всеми благами того образа жизни, который вела верхушка местного общества. По утрам служанки подавали каждому из них горячее питье (так тут было принято), ни одному из гостей не приходилось ухаживать за своими комнатами и одеждой, растапливать огонь в каминах (в замке имелось центральное отопление, но в самые сильные холода тепла и уюта добавлял живой огонь), готовить еду.

Утром курсанты спускались в большой тренировочный зал со стеклянной стеной и потолком, устланный плотными овечьими коврами, завтракали и обедали в большой столовой, где после них ели бойцы правителя, а после них – слуги. Свободное время можно было проводить в зимнем саду, где росли диковинные растения и цвели необычные цветы с густым запахом, гулять вокруг замка. Можно было ходить по замку, заглядывать на кухню, в парадные залы и библиотеку, во многие другие помещения, но выходцы из другого мира почти никуда не ходили. В лабиринте помещений замка запросто можно было заблудиться, особенно с непривычки, а поскольку никто из них не знал местного языка, после подобной прогулки элементарно не смог бы добраться обратно до своих комнат.

Кайндел, пожалуй, была единственной, кто регулярно ходил в замковую библиотеку. Правда, не за книгами, конечно, потому что, как и все остальные, языка и местной письменности не знала. Даже самого лучшего из составленных ею заклинаний перевода хватало только на то, чтобы понять подписи к рисункам. Именно их она и рассматривала. Гравюры и цветные миниатюрки были выполнены в своеобразной манере, немного напоминающей египетскую – обязательный определенный поворот туловища и головы, неизменная статичность. Правда, при всем при этом изображения были вполне наглядны и казались живыми.

За первую неделю жизни здесь девушка выучила около десятка слов местного языка, за вторую – почти сотню, дальше дело пошло веселее. Приходилось прилагать изрядные усилия, настойчиво вызывать служанок на диалог (они же все норовили молча сделать свое дело и удалиться), расспрашивать двоих наставников военного дела, худо-бедно знающих русский. Эти оказались столь же неразговорчивы, как и прислуга, пользовались чужим языком лишь тогда, когда надо было рассказать о каком-то сложном приеме обращения с оружием, а попытки Кайндел побеседовать на посторонние, не учебные темы сперва воспринимали с недоумением, даже враждебно. А если все-таки отвечали, делали это крайне лаконично, сухо, сдержанно.

Девушка действовала упорно и настойчиво, но отлично понимала, что говорить на языке Иаверна начнет не скоро. Однако воспринимать общий смысл того, что говорили окружающие, она начала уже к середине первого месяца жизни здесь. Изучение языка методом погружения в среду именно тем и хорош, что человек, оказавшийся в обществе иностранцев и вынужденный тесно контактировать с ними, поневоле настраивается на общий с ними ритм мышления. Это вопрос психологии, подобное явление сложно объяснить иначе, однако факт остается фактом. Возможности любого человека индивидуальны, но Кайндел, помимо всего прочего, от природы была очень музыкальна, поэтому оттенки чужой речи стали прозрачны для нее намного раньше, чем для многих других ее соучеников.

К тому же ее задачу облегчали навыки работы с информацией. Конечно, большинство местных обитателей были очень замкнуты, и лишь сильные эмоции она способна была безошибочно прочесть по их скудной мимике и жестикуляции. Но, возможно, проблема заключалась в том, что это все был совсем чужой народ, совсем иные привычки и традиции. Даже простые служанки, что бы ни случилось (хоть суп им на платье опрокинь), только безразлично улыбались и не меняли тона. Что уж говорить о воинах.

Она быстро поняла, что воины здесь занимают главенствующее положение. Чем выше было мастерство воина, тем большим почетом и уважением он пользовался. Правитель же, которого Офицер именовал «лорд Иедаван», считался если не самым лучшим бойцом в своей области, то по крайней мере одним из лучших (из-за проблем с языком Кайндел так и не сумела выяснить этот нюанс).

Она видела его всего пару раз. Лорд приходил на занятия и, остановившись у двери, смотрел, почти не мигая, на курсантов, и через некоторое время уходил. Кайндел не знала, почему Один (или кто там решал этот вопрос) отправил ее и всех ее одногодков учиться в Иаверн. Только ли потому, что здесь им могли дать самые лучшие и самые неожиданные навыки владения мечом? Или у этого был какой-то другой резон?

Разумеется, их обучали не только владению оружием, но и магии, и рукопашному бою, читали лекции по тактике, стратегии, обращению с военной техникой, медицине и уйме других важных тем. Но перекос в пользу физических нагрузок прослеживался. Для тех из курсантов, кто демонстрировал явное отсутствие большого магического дара, и для тех, кто, наоборот, был даровит, но и сам справлялся с многими теоретическими вопросами, сокращали лекционные часы, давали возможность заниматься самостоятельно.

– Тебе, Кайндел, вообще повезло, – сказал Офицер, когда она решилась полюбопытствовать у него, почему их учат здесь, а не на родине, – что в Питере сейчас спокойно. Воспринимай обучение здесь как небольшой отдых персонально для себя. Если бы Алый Круг активизировался, тебя немедленно истребовали бы обратно, трудиться на источниках энергии.

– Это я понимаю, – терпеливо ответила она, зная, что если Офицеру не захочется отвечать на ее вопрос прямо, то добиться чего-то она не сможет. Поэтому придется довольствоваться тем, что есть.

– Что же касается причин, почему курсантов обучаем именно здесь, так это значительная разница в течении времени здесь и в нашем родном мире. Здесь время идет несколько быстрее, так что вы за тот же временной отрезок (относительно Петербурга и России, конечно) сможете усвоить намного больше знаний и приобрести больше навыков. Все ясно?

 

– Так точно, – по-военному четко произнесла Кайндел. – Но местным-то обитателям какая выгода от нашего обучения здесь? Почему они на это согласились?

– Это их с Одином дела, – уклончиво ответил ее собеседник, и девушка поняла, что настаивать нет смысла. И так понятно, что речь идет о каких-то поставках, то есть о чисто торговых делах. И уже неважно, кто, что и кому поставляет. – Их с Одином и Политиком.

– Все ясно.

– Отправляйтесь на занятия, курсант!

Но, надо признать, здесь она чувствовала себя даже немного лучше, чем на родине. Воздух в Иаверне был почище, посвежее, намного больше свободного пространства, и по утрам можно было выглядывать на балкончик подышать хоть и морозным, но очень приятным ветерком, наносимым с запада, с занятых лесом областей. Замок, как почти везде, где имелись к тому возможности, был построен на каменистом скальном основании, и возносился над ландшафтом, как одинокая гора над равниной. Ему доставалась самая щедрая порция ветра со всех сторон света (но, правда, стены были сложены со знанием дела, и потому замечательно держали тепло), и больше всего солнца. Он царствовал над селеньями и городишками, которые можно было разглядеть с вершины замковых башен, точно так же, как его владелец полноправно распоряжался своей областью.

Перед ним никто не сгибал колен, даже голову не склоняли, но Кайндел сразу поняла, какой огромной властью он обладает, как внешней, так и внутренней. Мало что ей удавалось прочесть по его лицу, и даже тому, что прочла, впервые в жизни без особой на то причины решила не поверить. Потому что в его взгляде – фактически единственном прямом, внимательном взгляде за все время ее здесь пребывания – девушке почудился интерес.

Но отношение правителя к ней по большому счету ее не касалось совершенно, поэтому она и не стала забивать себе этим голову.

Куда важнее были занятия магией и обстановка в Петербурге.

Первый раз из Иаверна ее вызвали через три недели. Ничего важного – просто несколько вопросов, а заодно проверка состояния двух магических источников. Снова был крайне неприятный переход между мирами (Кайндел казалось, что ее тянет и скручивает, размазывает между пространствами, но при этом отлично знала – для нее этот переход куда менее болезнен, чем для остальных). Но зато она намного быстрее, чем остальные, приходила в себя после всего этого.

И здесь, когда перед глазами рассеялось, она еще заметила Вадима, парня из техномагов, который обычно контролировал процесс перехода из мира в мир (межмировой телепортацией пока занимались только техномаги, их монополию никто еще не сумел нарушить). Он помахал ей рукой, как только заметил, что она открыла глаза, и, свернув переносную технику – ноутбук с присоединенными к нему техномагическими приспособлениями, похожими на абстрактную скульптуру в стиле модерн, – поднялся. Потому его и не замечали остальные курсанты, что к моменту его ухода едва ли могли открыть глаза, а уж понять, что вокруг происходит – тем более.

Ее прихода в себя ждали Роннан и Шреддер. Они же помогли ей подняться с дивана, куда ее уложил Вадим, и подвели к окну.

– Жарко-то как! – выдохнула девушка, стягивая с себя теплую куртку.

– Конечно, после зимы, – согласился Эйв. – Пива хочешь?

– А можно? – удивилась она.

– Немножко – можно.

– Тогда зачем же вы меня сюда вытащили?

– Тебе Роннан объяснит. – Куратор курсантской группы достал из холодильника трехлитровую бутыль самодельного пива, отлил в кружку, протянул Кайндел и, к ее удивлению, поспешно вышел из комнаты.

Девушка подошла к открытому окну, выглянула наружу. Внизу серой лентой в черных заплатках тянулась набережная, ветер морщил водяное полотно канала, и солнце преломлялось в мириадах чешуек мелкой ряби, ровной, будто огранка кристалла. На той стороне качали кронами тополя, и за оградой детского садика возились в песочке и просто грязи малыши всех возрастов от самых крошечных и до «предшкольных».

Комнатушка, куда ее перетащило из мира Иаверна, была, как и все офисы в здании ОСН на канале Грибоедова, очень бедна мебелью – компьютерный стол, кресло, узенький диванчик, на котором сейчас с ворохом бумаг разместился зам главы Организации, а раньше были разложены техномагические приспособления для телепортации. На широком подоконнике ждало блюдо с салатом и бутерброды с копченой рыбой – после межмирового путешествия обязательно следовало подкрепиться.

– Так что произошло-то? – спросила она, жуя.

– Пришла в себя? – уточнил Роннан, поднимая голову от бумаг. – Отлично. Можно еще чая попросить, если хочешь.

– Нет, нормально…

– Ситуация такова – наши специалисты тут занялись установкой стационарного портала между Выборгом и Петербургом. Не без помощи техномагов, надо признать, нам пришлось расплачиваться с ними энергией из твоего источника. Сама понимаешь…

– Понимаю, – согласилась девушка. – Один говорил мне об этом. Разумный путь. А что случилось-то? Иссякает энергия?

– Вроде того, – заместитель главы ОСН был хмур. – Причем иссякать энергия стала не из выборгского источника. А из петергофского. Что едва ли можно объяснить напряжением, ложащимся на него из-за возведения и эксплуатации телепортационной системы.

– От меня-то вы что хотите? – насторожилась Кайндел. – Чтоб я посмотрела, каково состояние системы?

– И это, конечно. Чтоб исправила, если есть что исправлять. И выяснила, куда что девается, если исправлять нечего. Причем учти, времени у тебя немного. Уже завтра тебе нужно будет вернуться в Иаверн, так что соображай, как все успеть за сегодня.

– Так зачем вообще тогда было меня сюда вытаскивать? – возмутилась она, торопливо прокручивая в голове варианты действий и составляя план собственной потребности в особых сведениях для решения этой проблемы – чтоб сразу продумать, о чем спрашивать. Проявлялась у нее порой такая дурная привычка – приступать к составлению плана до того, как появится хоть какая-то информация к размышлению. – Что я могу успеть за неполный день?

– Дать свое заключение – этого уже немало. На досуге поразмыслишь, что да как да почему, и в следующий свой приезд сюда решишь проблему. Потери сейчас не настолько критичны, чтоб рыть носом землю и пренебрегать приглашением правителя. Видишь ли, Иедаван пригласил всех гостей из нашего мира, в полном составе (то есть курсантов тоже), присутствовать на суде. Насколько можно было понять из приглашения, это очень важно для него. И очень важно для нас. Все-таки хорошие отношения ОСН и одного из областных правителей Иаверна много значит.

– Что за суд? – заинтересовалась Кайндел.

– Сначала давай о местных делах. Потом я расскажу тебе все остальное. Ты готова?

– Да. – Она запихала в себя последнюю ложку салата и приняла от Роннана папку.

– Поехали. По пути просмотришь.

– Я, кстати, хотела полюбопытствовать: а как именно выглядят в глазах экспертов утечки энергии?

– Ну ты, к примеру, сможешь ощутить, если источник вдруг неизвестно куда денет некий объем энергии?

– Разумеется.

– Ну, вот и они, видимо, так же…

– Совсем другое дело, – возразила Кайндел, торопясь за мужчиной и одновременно пытаясь заглянуть в папку. Заглянуть-то получалось, а вот вчитаться – плохо. – Я созданный мною источник чувствую, причем от и до. А ваши эксперты его не создавали. Они его не чувствуют.

Роннан открыл перед ней дверь своего джипа, мигнул ожидающему в отдалении бойцу в зачарованном бронежилете и при мече.

Выглядело это по-дурацки, и девушка первое время косилась на тех оэсэновцев, кто именно так экипировался. Однако к подобному виду боевиков предстояло привыкать. Огнестрельное оружие никто не снимал с вооружения, курсантов продолжали обучать им пользоваться. Но уверенно таскал его при себе только тот, кто знал, что в критической ситуации сможет пустить в ход какое-нибудь смертоносное заклинание. Остальные не обременяли себя оружием, которое изрядно весит, при этом постепенно становится бесполезным. Автомат трудно, почти невозможно было зачаровать настолько, чтобы пули пробивали хорошую магическую защиту. А вот холодное оружие как основа и артефакт-«хранилище» боевых заклятий подходило прекрасно.

Так что чародеи, у которых лучше всего получалось работать с материалами, вкладывать в металлы готовые магические структуры и заряжать их энергией, вместе с кузнецами потели над изготовлением мечей и кинжалов, а также разных экзотических вариантов оружия. Клинком или какой-нибудь боевой загогулиной, снабженной набором убийственных чар, даже не обязательно было хорошо владеть. Достаточно просто быстро реагировать и размахивать со смыслом.

Хотя мастерство здорово помогало в схватке.

Боец забрался в машину, еще один, которого девушка сперва не разглядела, сел за руль. Автомобиль вылетел из гаража, как пробка из бутылки, Кайндел аж взвизгнула на повороте и едва не рассыпала бумаги из папки.

– Ты там аккуратнее, – намекнул Роннан. – Бумаги-то с грифом.

– Каким грифом?

– Все, что я тебе даю читать, либо секретно, либо совершенно секретно. В смысле, «выдаче не подлежит».

– Серьезно?.. Вот только зачем все это теперь? Не лучше ли вообще отказаться от всех этих грифов? Какой в них смысл в нынешней-то ситуации? Одна головная боль…

– Не тем ты сейчас делом занимаешься, Кайндел.

Она послушно уткнулась в бумаги. И уже через несколько минут ей стал понятен принцип, по которому эксперты определяли утечку энергии. Если они не ошиблись, утечка получалась значительная, причем регулярная, а не одномоментная. «Мы еще слишком мало знаем о магической системе мира, – подумала она, – чтоб вот так сразу определить, чем тут пахнет». А потом закрыла папку, откинула голову на подголовник кресла, закрыла глаза и сосредоточилась.

Теперь надо было мысленно вернуться на несколько недель в прошлое, пропустить воспоминания, как звенья цепочки, сквозь пальцы, и обязательно последовательно нащупать каждое звено. Она в куда большей, чем прочие люди, степени владела собственной памятью. Именно владела. Подавляющее большинство людей со своей памятью лишь соседствуют, как с совершенно посторонним, лишь хорошо знакомым человеком. Добиться от нее чего-то они могут лишь «по согласию» с ее стороны, и вспомнят только то, что им позволено будет вспомнить. Кайндел же управляла содержимым своей памяти, как имуществом в своем письменном столе.

Она подробнейшим образом (насколько это вообще было возможно даже при обращении с такой натренированной памятью, как ее) изучила все сложности своей прежней работы с петергофским источником, все интонации своих ощущений. Девушка не могла рассчитывать, что ей запросто удастся найти слабое звено в своей работе. Тем более что тогда она двигалась ощупью, и до сих пор не знала точно, где и когда сталкивалась с проблемами, созданными ее собственной неумелостью, а когда – теми, что оказались буквально предрешены сложностью стоящей перед ней задачи, где и когда в действительности напортачила.

В какой-то момент у нее возникла мысль, что неплохо было бы прибегнуть к помощи «кристаллического снега» – тогда сразу все станет ясно. Но тут же грубо оборвала себя. «Как-то я привыкла, чуть что, прибегать к помощи наркотика, – укорила она себя. – Если так пойдет дальше, у меня атрофируются собственные умения и навыки. Это не дело…»

– Я вижу, эксперты тут вам насыпали целую кучу идей, – сказала она, возвращая папку. – Почему было просто не проверить каждую из них в отдельности?

– Во-первых, эксперты, конечно, ребята умные, сообразительные, в магии смыслят, – усмехнулся Роннан. – Однако кое-какие реалии современного мира естественным образом от их внимания ускользают. И кое-какие варианты, предложенные ими, скажем так, могут иметь место, но маловероятны. Слишком маловероятны, чтоб на их проверку тратить свое время.

– Согласна. Но вы ведь и сами способны определить, что из всего этого наиболее вероятно, господин старший офицер.

– Да. Но я хочу знать точно. Поэтому и обращаюсь к тебе, – Роннан смотрел на курсантку почти безразлично. – Шею не выверни из плеч.

Кайндел покраснела и повернулась к нему затылком. Джип уверенно несся по заплатанному городскому асфальту, и прочие машины, если могли, уходили с его пути. Уж слишком уверенно он пер вперед – обыватели предпочитали не связываться. Мимолетом девушка подумала о том, что люди, борющиеся за порядок, все чаще ведут себя так же, как их оппоненты. Это объяснимо, легко можно оправдать высшей необходимостью, однако по ходу дела одних невозможно отличить от других. «Интересно, возникнет ли это различие позже», – подумала она.

О том, как должен выглядеть идеальный мир с позиции Ночи, координатора Алого Круга, а также всех ее сподвижников (с которыми у Организации и шла самая напряженная грызня), Кайндел знала достаточно. Если все пойдет так, как хотят они, то общество по социальной структуре вернется к временам замшелого феодализма, где элитой станут чародеи, а все остальные будут лишь расходным материалом. «Может, феодализм, как и монархия, имеют свои преимущества, – размышляла девушка, – но закон все равно должен быть един для всех. Если у общества будет хоть какая-то еще святыня, кроме закона (неважно, деньги это или сила магии), его нельзя будет назвать прогрессивным и перспективным.

 

Чародеи Круга, само собой, будут упорно стремиться к тому, чтобы в новом мире обладающие магической мощью непременно были «равнее» прочих, какие тут могут быть сомнения… Они никогда не станут ограничивать себя, если их к этому не принудят. Тут с самого начала все было ясно. Сама девушка не могла бы сказать твердо, чего она хочет на самом деле. Признаваясь себе самой в глубине души, она соглашалась, что это было бы здорово – принадлежать к элите, иметь особые права и возможности, словом, наслаждаться жизнью и не задумываться о серой массе обывателей под ногами.

Однако на каждого сильного всегда найдется более сильный. И тогда сразу станет ясно, что общая несправедливость – не есть хорошо. Поэтому Кайндел твердо стояла на позиции, что закон должен быть един для всех, и это основа всех основ.

Ей казалось, что Один считает так же. По необходимости отношения внутри ОСН были весьма демократичны, курсанты коротко и свободно общались со старшими офицерами, не раз и не два дрались плечом к плечу, и были уверены, что всякое еще предстоит. Поэтому и отношения сохранялись соответственные. Потому безоговорочно верилось в то, что будущий порядок, устанавливаемый ОСН, будет столь же справедлив.

«Только вот как оно будет на самом-то деле, очень интересно…» – подумала курсантка и мысленно отругала себя, что думает не о деле, а о каких-то посторонних вещах.

Автомобиль пронесся по Ленинскому проспекту, вылетел на проспект Стачек и, хрустя шинами по ломаному асфальту, прибавил ходу. Благо огромные колеса и мощные рессоры джипа позволяли это сделать даже на такой разбитой дороге, как эта. Автомобиль с приличной резвостью скакал по ухабам там, где совсем недавно машины еле ползли – двухполосная дорога не располагала к быстроте, особенно если происходила авария или просто какая-нибудь небольшая поломка. Теперь здесь ездили разве что грузовые машины, и Кайндел лишь успевала дивиться тому, как ловко водитель лавировал между ними, неповоротливыми и медлительными.

Слева потянулись парки, один за другим, справа горделиво проплыло величавое и почти не пострадавшее здание Морской академии, а потом – ограда Константиновского парка, явно кое-где подправленная, со следами очень грубой починки. Причем починки свежей – девушка, глядя на проносящиеся мимо остатки былой роскоши, вспомнила, что в прошлый раз секции ограды представляли собой довольно жалкое зрелище. Теперь, правда, получилось еще хуже, потому что нелепо и уродливо (раскуроченное металлическое литье, по крайней мере, дарило ощущение романтического упадка, какой-то тоскливой грусти о прошлом), но зато давало понять – проход закрыт.

– А кто обосновался в Константиновском дворце? – спросила она, поворачиваясь к Роннану.

– Во Дворце конгрессов? – переспросил заместитель главы ОСН, и по его тону курсантка поняла – у них не было времени и желания поинтересоваться. – Мы не проверяли. Несомненно, там кто-то есть. Но ведут себя тихо.

– Отсюда не так далеко до Михайловки. До парка и до источника.

– Почему именно Константиновский тебя так взволновал? Куда ближе к Михайловскому парку расположены коттеджи. Кстати, они тоже в приличном состоянии, сразу видно, что за ними ухаживают.

– Меня не так уж волнуют коттеджи, – нетерпеливо ответила девушка. – Попросите водителя вернуться к воротам Константиновского дворца и встать там где-нибудь.

– Делай, – переадресовал Роннан, пожимая плечами.

– На стоянке у трамвайного кольца сойдет? – уточнил боец, лихо разворачиваясь в обратном направлении.

– Ёлки! – охнула она, ударившись плечом о выступающие части двери. – Да, сойдет.

Не сказать чтобы у старого Дворца конгрессов было пустовато – пара грузовых машин стояли гуськом у ворот, водители ждали чего-то, топчась у кабин автомобилей, один из них, сонно жевавший щепочку, посмотрел на заруливший к стоянке джип с одобрением и легкой завистью. Несколько мгновений Кайндел молча наблюдала за дворцом, после чего поинтересовалась у Роннана:

– А моя форменная куртка тут где-нибудь имеется?

– Имеется, – проворчал тот и покосился на бойца, сидевшего рядом.

Тот извлек откуда-то и протянул девушке куртку.

– Что, одна, что ли, пойдешь? – спросил он у курсантки.

– Так точно, – с привитой механистичностью ответила она. И пояснила для Роннана: – Я только посмотреть.

– Что именно?

– Мне сейчас сложно ответить на этот вопрос. Я еще не знаю.

– Однако будь добра…

– Состояние источника я могу определить и отсюда. У меня есть кое-какие соображения, куда именно может уходить энергия. Возможно, так можно будет определить и то, как именно она уходит.

– Возьми бойца.

– Ну его, – совершенно не по-уставному отмахнулась Кайндел. – Роннан, поверьте, в такой непосредственной близости от собственного источника я почти неуязвима.

– Я выйду с тобой, – ответил заместитель Одина и открыл дверь. Легко выбрался наружу – несмотря на свой возраст (уже под пятьдесят), он был подвижен, как мальчишка, и столь же легок на подъем. – Так, излагай.

– Сейчас, – покорно ответила девушка.

И замолчала.

Она действительно отлично чувствовала созданный своими руками источник даже на таком расстоянии. До его центра, разместившегося в Михайловском парке, отсюда было еще километра четыре, однако расстояние не создавало для нее, теперь фактической владелицы этого места, никакой проблемы. Все оттенки энергий, перекатывающихся в глубине источника, все особенности подходящих и отходящих потоков, все особенности движения этих потоков она воспринимала отлично и безошибочно.

Утечка действительно была. И даже не маленькая. Причем следов вмешательства со стороны отсюда Кайндел не заметила – а ведь была уверена, что такое не скрыть, по крайней мере от нее. Потом сообразила, что смотрит не так и не там, где надо, потому что следы самого по себе вмешательства пока не столь важно обнаружить. Куда важнее увидеть направление движения энергии, которую кто-то каким-то образом сумел похитить.

К собственному изумлению, девушка поняла, что таких направлений аж три.

– Ладно, я пошла, – сказала она Роннану.

– Стоп, курсант! Куда это ты собралась?

– Вот туда, – она показала на Константиновский дворец. – Взгляну, что там происходит. А потом погуляем по Михайловскому парку.

– У тебя будет не больше часа.

– На все про все?

– Именно так. – Роннан покосился на часы.

– Я учту. Постараюсь успеть.

Она направилась к воротам с уверенностью хозяйки, вернувшейся в свое родовое поместье. Отодвинула водителя первого грузовика, который, заметив охранника, выглянувшего наконец из своего домишки, поспешил было к нему. И шагнула в калитку первая.

– Кто и куда?

– С начальством переговорить, – высокомерно бросила девушка. Всегда в смутные времена наглость и уверенность давали больше преимуществ, чем реальные права или даже сила. Да и не в смутные порой – тоже.

Охранник нахмурился и, судя по выражению лица, мысленно полез чесать затылок. Он явно не знал, что предпринять, однако положение давало ему возможность, по крайней мере, засомневаться – а имеет ли девица право хоть на что-то?

– Прием в школу закончен, – нашелся он наконец.

«В школу?» – удивилась она. Повела взглядом по парку, заметила в отдалении одну или две фигуры, облаченные во что-то длинное и широкое – и все поняла. Едва удержалась от ехидного смешка, но все-таки удержалась, потому что прекрасно владела собой. Окатила охранника еще более высокомерным взглядом и решительно оттолкнула его с дороги.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru