Агасфер. Вынужденная посадка. Том II

Вячеслав Каликинский
Агасфер. Вынужденная посадка. Том II

21

Майкл Берг с давних пор взял себе за правило никогда не выбрасывать ни одной бумажки с записями и пометками – будь то черновик статьи или ресторанный счет с телефонным номером нужного человека, нацарапанным впопыхах. Можно было, конечно, со временем переносить сделанные пометки в записную книжку, в память мобильного телефона, или сохранять в одном из своих компьютеров – но все это делало минувшие события какими-то неживыми и казенными. Электронный «справочник» в любом виде был, несомненно, удобнее, и Майкл не собирался отказываться от этого способа сохранения информации вообще. И нашел, как ему казалось, весьма удобный компромиссный вариант: всякий раз, возвращаясь домой, он выгребал из карманов бумажки с пометками и заносил имена и события в нечто вроде электронного каталога. Туда же отправлялись сохраненные в памяти мобильника или планшетного компьютера незнакомые номера телефонов категории «входящие».

Вот и нынче, собираясь восстановить контакт десятилетней давности, Берг открыл запароленный каталог в своем компьютере и набрал в строке поиска имя: «Осаму».

Машине потребовалось всего лишь несколько незаметных для человеческого восприятия микросекунд для того, чтобы мощный процессор машины отреагировал на нажатие клавиш, а адаптер перевел цифровой сигнал в буквенный код и переправил его на жидкокристаллический экран ноутбука, на котором тут же появились две строчки: имя человека, место встречи с ним и дата.

Да, 10 лет назад… Майкл встал, достал со стеллажа толстую папку нужного года, выудил из нее «месячную» папку и положил ее рядом с ноутбуком. Записи нужного Майклу дня поместились в тонюсеньком пластиковом «уголке». А вот и нужный клочок бумаги – торопливая, с сокращениями и опечатками запись девушки из кол-центра:

Майкл Берг, 09.14. Входящий звонок из префектуры. Информация: просьба безотлагательно позвонить по номеру

Как же ее звали, эту девушку из кол-центра? Майкл помнил профиль ее лица, но не имя. Он не сомневался: если ему понадобится, он легко найдет и эту девицу, которая наверняка в то время была студенткой университета, давно его закончила, получила какую-то специальность, вышла замуж и, может быть, переехала вместе с мужем в другую часть страны или другую страну.

Но сегодня Бергу была нужна не эта девушка из прошлого, а совсем другой человек. Тоже из прошлого. Майкл набрал записанный номер, но перед тем, как нажать кнопку посылки вызова, чуть помедлил. 10 лет назад этому человеку из прошлого было уже 80 лет. Организация, которую он тогда представлял, всячески культивировала приверженность консерватизму, однако вряд ли могла позволить себе превратиться в хоспис для престарелых.

Так что не стоит обольщаться, сказал сам себе Берг. Не стоит: очень может быть, что телефонная электроника сейчас сообщит, что набранного номера уже не существует. И «попросит» абонента уточнить номер. Будь что будет – он все равно решил закрыть этот вопрос и коснулся пальцем зеленого квадратика на экране своего айфона.

Телефон ответил после первого же гудка. Майкл представился и, чувствуя себя по-дурацки, все-таки назвал имя из прошлого:

– У меня есть сообщения для господина Осаму…

– Благодарю вас за звонок, господин Берг. Я передам ваше сообщение по принадлежности. Через пару минут вам перезвонят – удобно ли вам будет, господин Берг, принять видеозвонок по скайпу?

В переводе это означало – нет ли рядом с господином Бергом посторонних людей? Он чуть усмехнулся и подтвердил: да, удобно. И еще его поразила высказанная готовность немедленно перезвонить: можно подумать, что людям из организации господина Осаму и делать-то больше нечего, кроме как сидеть у телефона в ожидании его звонка…

Иконка скайпа замигала ровно через две минуты. Берг, дивясь сам себе, поправил галстук, проверил угол наклона монитора с глазком камеры и ответил на вызов.

На экране возникло диалоговое окошко, а в нем – лицо человека средних лет с улыбкой на лице. Человек слегка наклонил голову:

– Здравствуйте, господин Берг! Приятно видеть, что вы не забыли нас. Меня зовут господин Тоси. Слушаю вас!

Помедлив, Берг в ответ совсем уже хотел язвительно заявить, что ему тоже приятно от того, что правительственная спецслужба, никак не давая о себе знать в течение многих лет, мгновенно проявила «чудеса вежливости» и показала, что все это время была рядом. Однако сдержался и выпалил свое сообщение, которое он обдумывал последние два дня. Суть этого сообщения сводилась к тому, что ему хочется все-таки завершить давнее дело, начатое еще его отцом. Тем более что к этому завершению в последнее время появились реальные предпосылки. Однако, может быть, данное дело потеряло для господина Тоси и его организации прежний интерес и приоритет? В этом случае он просит прощения за напрасное беспокойство.

Человек на экране монитора снова улыбнулся и отрицательно качнул головой:

– Мы никогда не убираем на дальнюю полку неоконченных дел, господин Берг! – заявил он. – И как раз нынче, по счастливому стечению обстоятельств, у нас тоже появились некоторые подвижки по этому делу. Вы опередили нас со своим звонком буквально на несколько часов, господин Берг! Мне кажется, такое совпадение сулит удачу! Когда и где вам было бы удобно встретиться, обсудить детали и обменяться новостями?

Берг скосил глаза на раскрытый ежедневник. И углом зрения отметил, что его собеседник сделал то же самое.

– Если вы не изменили своим привычкам, господин Берг, то я буду рад встретиться с вами прямо сегодня, в спортивном клубе «Олимпус», – предложил собеседник. – Мы могли бы вместе поплавать в бассейне и заодно поговорить. У вас не будет возражений?

– Только пожелание, господин Тоси. Некоторое время назад господин Осаму рассказал мне о медальоне, привезенном из Америки. Он даже дал мне фотографию этого предмета и его описание. Не сочтите за каприз – но мне хотелось бы подержать этот медальон в руках. Но, может быть, вы просто не успеете найти в своих хранилищах этот предмет? Как я понимаю, вам еще надо добраться до Саппоро… Это возможно вообще, в принципе?

– Нет никаких проблем, господин Берг! Мы всегда и всюду стараемся успеть… И знаем, что вы, историки, придаете особое значение фетишам из прошлого. Я слышал также и о том, что прикосновение к таким предметам часто служит импульсом для удачного умопостроения, рождает новые счастливые идеи. Кстати, я забыл поздравить вас с выходом вашей новой книги, господин Берг!

– Спасибо…

– Мне кажется, вы нашли свою нишу в современной литературе, которая, к сожалению, отнюдь не балует читателя ни приобщением к новым знаниям, ни побуждением задуматься над привычными вещами. Итак, до встречи, господин Берг! И не забудьте, пожалуйста, захватить с собой паспорт – возможно, там потребуется сделать некую необходимую отметку, – улыбнулся на прощание господин Тоси.

Диалоговое окно на экране погасло. Берг откинулся на спинку кресла со смутным чувством досады и некоторого бессилия. Этот Тоси упомянул о счастливом совпадении – какого черта! Берг не верил в совпадения, тем более – такого рода…

Следствием короткого видеообщения и встречи с господином Тоси в плавательном бассейне «Олимпус», расположенном в курортном пригороде Саппоро, стала новая поездка Майкла Берга в Россию. Поездка была запланирована на конец июня 2011 года, и он по электронной почте заблаговременно связался с сахалинским туроператором, специализирующемся на организации «экстрим-туров» по экзотическим местам острова.

Получив подтверждение туристической фирмы о готовности организовать нужное ему путешествие, Берг, не понаслышке знающий о крайней необязательности российских туроператоров и столь любимой ими ссылке на «русский форс-мажор», написал новое письмо. В нем он детально перечислил все необходимое для запланированного им «экстрим-тура», настоял на включении всего перечисленного в «тело» договора на предоставление услуг. Он также потребовал включения в договор конкретной суммы финансовой ответственности туроператора по каждому пункту. Все пожелания «привередливого» клиента были выполнены, однако привели к изменению итоговой суммы стоимости тура, вызванного тем же таинственным «форс-мажором».

Теплоход «Эйс Соя», в строгом соответствии с расписанием, в 10 часов утра местного времени мягко отошел от пассажирского причала порта Вакканай на севере японского острова Хоккайдо и взял курс на соседний Сахалин. 80 морских миль пути пассажирам парома предстояло преодолеть всего за 6 часов, поэтому свой багаж никто не распаковывал.

Берг также ограничился лишь проверкой почтовых ящиков своей электронной почты, убрал планшет в портфель и, подобно прочим пассажирам, выбрался на палубу.

Разговор с господином Тоси несколько поубавил энтузиазм, с которым Берг решил предпринять попытку завершить дело более чем 60-летней давности. Подводя итоги этого разговора, Берг был почти убежден в том, что никаких «счастливых совпадений», упомянутых собеседником, не было. А было всего лишь многолетнее долготерпение ведомства господина Тоси, сходное с терпением паука, трудолюбиво раскинувшего свою обширную сеть и дожидающегося момента, когда сигнальная «нить» подаст сигнал о том, что последний период 10-летнего затишья в деле об исчезновении сокровища императора кончился.

Пришедшее экспромтом в голову Майкла Берга сравнение с пауком и паутиной на самом деле оказалось необычайно точным. Тогда, 10 лет назад, сигнальная «нить» спецслужбы дернулась впервые за все послевоенные годы: некий русский моряк через канадского собрата по рыбацкой профессии передал семье пропавшего без вести летчика Лефтера его личный медальон. А старики Лефтеры написали письмо в Пентагон – с просьбой дать пояснения в связи с этим обстоятельством.

Ничем не примечательный мелкий чиновник Пентагона, регистрировавший это письмо и переправивший его по принадлежности для ответа и исполнения, дал знать о неожиданно всплывшем медальоне своему нанимателю. Тот должным образом отреагировал, и в дом Лефтеров под видом посланца военного ведомства отправился нанятый актер. Изъятие медальона повлекло новое сотрясение «паутины»: начатое в министерстве обороны внутренне расследование позволило японцам точно установить место, откуда «приехал» медальон.

 

И Берг поехал на Сахалин в первый раз.

Его миссия не увенчалась успехом: следов совершившего на острове вынужденную посадку «груммана» он не обнаружил. Равно как и следов его пилотов: работа с послевоенными документами в архиве и даже запрос в секретный архив относительно узников нарушителей границы СССР принесли отрицательный результат.

«Паутина» снова замерла в неподвижности, и пребывала в таком состоянии десять лет. Все это время в одном из компьютеров Пентагона тихо «бодрствовал» замаскированный стелс-вирус, представляющие собой шпионскую «троянскую» программу. Жесткие диски системы много раз проходили тщательные проверки специалистов, однако «троян», разбитый на сотни малых информационных электронных «пакетов», был весьма удачно замаскирован, и посему неуловим. Программа без ведома тысяч пользователей внутренней сети военного ведомства наблюдала за каждым нажатием клавиш сотен компьютеров этой сети. Но только наблюдала – лишь буквенное сочетание: «л.е.ф.т.е.р.». запустило ее ранней весной 2012 года.

Распознав закодированную команду, «троян» приготовился к действиям. Сам запрос, содержащий имя Лефтера, был самым обычным, таких в военное ведомство поступает великое множество. И компьютер выдал пользователю ответ из базы данных Пентагона – также не содержащий никаких военных секретов. А программа-шпион немедленно продублировала этот ответ вместе с запросом на один из европейских серверов, не внесенных в перечень «лояльных». А сервер, в соответствии с заложенной в него командой, тут же переправил документы по электронному адресу обратно в Америку, в аристократический квартал Вашингтона Чеви-Чейз.

«Паутина» дрогнула.

Человек в квартале Чеви-Чейз, получивший электронное извещение о том, что пропавшим летчиком Лефтером кто-то интересуется, навел справки, в результате чего узнал, что этим интересантом была Национальная лига семей военнопленных и пропавших без вести. Оставалось узнать – кто и по какой причине проявил этот интерес.

Национальная лига имеет свой портал с огромной базой данных, открытой для пользователей не только США, но и других стран. А ее компьютеры не имеют столь изощренной многоступенчатой защиты, как главное военное ведомство страны. Это значительно облегчило человеку из Чеви-Чейз поставленную перед ним задачу.

Нанятый им хакер-системщик без труда проник в базу данных машины Лиги и выдал заказчику электронный адрес исходного интереса. Этот электронный адрес заставил «паутину» яростно затрястись: Лефтером интересовался крупнейший в мире коллекционер холодного оружия доктор Ризенталь из Швейцарии…

В городишко Алтуну на северо-востоке США выехали два человека отнюдь не азиатской внешности, но являющиеся большими патриотами Японии. Они посетили наследников и близких родственников уже умерших Сары и Джорджа Лефтеров, и узнали от них о недавнем визите человека из Национального архива США, которого интересовали старые семейные бумаги ветеранов давно минувшей войны.

Само собой разумеется, что в Национальном архиве о «своем» посланце никто и ничего не знал.

«Паутина» тряслась все сильнее.

Взять «под компьютерную опеку» столь примечательную личность, как доктор Ризенталь, удалось с едва ли не более значительными усилиями, чем военное ведомство США. Тем не менее совокупность добытых весьма скудных сведений об этом человеке позволяла предположить большую вероятность того, что доктор «вышел на тропу охоты» за пропавшим сокровищем японского императора. А аккумулированный им номерной счет в Bank of Nova Scotia на Большом Каймане лишь утвердил эту уверенность в части того, что покупатель уже готов оплатить свое приобретение.

Косвенным подтверждением близости часа икс служил и интерес, проявляемый в последнее время к доктору Ризенталю со стороны штаб-квартиры Интерпола в Лионе, Франция. Большего японская спецслужба, несмотря на свой официальный государственный статус и членство в Интерполе, выяснить не смогла. Интерпол никогда и ни с кем не делился оперативной информацией, а проникнуть в его компьютеры было невозможно.

Но японцы были терпеливы. К тому же на невидимом «балансе» спецслужбы господина Тоси давно и успешно функционировала зомби-сеть с программой Blackdoor, позволяющей удаленно управлять тысячами компьютеров по всему миру.

Никто в нашем мире не живет в полной от него изоляции. Никакой «мистер Икс», как он не отгораживайся от внешнего мира, не может не покупать продукты и товары, не ездить, не летать, не пересекать границы. Исходя из этой аксиомы, специалисты-системщики ведомства господина Тоси составили список контактов Ризенталя, добавили к нему поисковую программу-бот со словом «Сахалин» и запустили ее во всемирную паутину Интернета. Таким образом, в поле их зрения скоро оказался московский Абвер Самсонов из России, отчего-то зачастивший в последнее время на далекий остров у самого края Евразии.

Самсонова начали плотно и в то же время предельно осторожно «опекать», силясь определить последнее звено в цепочке «Ризенталь – Самсонов – Икс». Это последнее звено если и не было непосредственным исполнителем заказа, то имело на него прямой выход.

Между тем спецслужба, занимающаяся многолетними поисками пропавшего национального достояния, подобно ФБР в Соединенных Штатах, не имела официальных полномочий действовать за пределами своей страны. Это обстоятельство сильно связывало тайному ведомству руки и порой вынуждало действовать в обход или с помощью «смежников» из других ведомств. К тому же все японцы по своей натуре чрезвычайно законопослушны. Именно поэтому, обладая значительными и практически неконтролируемыми финансовыми ресурсами для проведения тайных операций, ведомство господина Тоси часто было вынуждено привлекать для их выполнения непрофессионалов вроде Берга. А какой спрос, в случае чего, с непрофессионального «внештатника»?

Вынужденное «простаивать» в течение десятилетия – в ожидании, пока «паутина» затрясется – ведомство господина Тоси все это время беззастенчиво приглядывало и за самим Бергом. Причем речь в данном случае шла не то чтобы о недоверии или опасении предательства. Дело было, скорее, в аналитическом складе ума этого «шпиона в третьем поколении». Сам того не подозревая, Майкл Берг не раз подсказывал профессионалам Тоси пути направления усилий для решения тех или иных задач.

Так случилось и на сей раз. Вернувшись десять лет назад с Сахалина несолоно хлебавши, как говорят русские, он возобновил прежнюю размеренную жизнь писателя, историка и преподавателя Славянского исследовательского центра в университете Хоккайдо. Однако нерешенные загадки «гвоздями» сидели в его голове. И одним из этих «гвоздей» был медальон пилота Лефтера.

Доселе он видел только его фотографию и подробное описание. И сразу обратил внимание на то, что бляшек с личными данными военнослужащего армии США было две. Ответ на вопрос – почему две, а не одна – решило беглое знакомство с историей личной военной амуниции в Интернете. А вот почему у Лефтера эти бляшки-таблички были разными?

Одна представляла собой прямоугольный закругленный по краям кусок алюминиевого сплава с выдавленным именем и цифрами – номером части, группой крови, данными карточки социального страхования. Вторая – нечто вроде сплющенной подушечки, так же закругленной по краям, но раза в два толще, нежели первая. Выбитые на второй табличке буквы и цифры в точности повторяли первую – однако обратная сторона «подушечки» была чистой, без малейших следов пресса и пуансонов. Почему?

Берг начал активно интересоваться этой загадкой. Однако вразумительно ответить на сей вопрос не могли ни Министерство обороны США, ни Интернет, ни опытные эксперты по армейской амуниции, ни коллекционеры предметов военного инвентаря. Большинство специалистов склонялось к тому, что пилот потерял либо подарил (девушке, скорее всего) одну из табличек и заказал копию первому попавшемуся слесарю.

Но почему этот слесарь не ограничился при изготовлении копии более простой методикой?

Берг с новой силой продолжал рассылать во все концы планеты запросы экспертам и коллекционерам. И добился того, что ведомство господина Тоси тоже всерьез заинтересовалось этим «гвоздем» – благо оригинал хранился в одном из его неисчислимых сейфов.

Экспертам не потребовался химический анализ металла и его молекулярный вес – впрочем, необходимые анализы и измерения все равно были выполнены. Но еще раньше эксперт, поместив потускневшую от времени «подушечку» под настольную лупу, обнаружил на одной из ее ребер малозаметные царапины. Более сильное увеличение показало, что «подушечка» состоит из двух половинок, подогнанных с величайшей точностью. Ее, разумеется, вскрыли – внутри оказалась небольшая прядь волос – предположительно, женских. И надпись, небрежно или впопыхах нацарапанная каким-то острым предметом. Надпись расшифровке не поддалась – она представляла собой мешанину из цифр и нескольких явно сокращенных слов. И могла означать что угодно – от номера телефона любимой девушки до координат последнего места службы Лефтера.

Табличку привели в первоначальный вид и снова водворили в сейф.

А для Берга, дабы пробудить его интерес к медальону и незаконченному делу вообще, был специально «организован» ответ одного из экспертов, к которому обращался Берг. В своем сообщении этот эксперт высказывал предположение, что изготовленная на заказ табличка, скорее всего, является тайником.

«Наживка» Бергом была проглочена, и он, найдя в своих анналах телефон господина Осамы, позвонил…

Встретившись с господином Тоси в плавательном бассейне «Олимпус», он тут же получил требуемый медальон – без пояснений со стороны господина Тоси, разумеется. Бергу было предложено совершить еще одну поездку в Россию – в свете новых обстоятельств старого дела. Был выдан Майклу и тщательно отфильтрованный минимум необходимой информации.

Берг узнал о существовании доктора Ризенталя, о сконцентрированной им крупной сумме денег для покупки чего-то весьма ценного. Скорее всего – древних самурайских мечей из коллекции японского императора. Господин Тоси сообщил своему конфиденту о русском бизнесмене Самсонове, наиболее вероятном партнере Ризенталя. А также о последней электронной покупке господина Самсонова, сделанной им в Сан-Франциско.

Не стал скрывать господин Тоси и того, что его ведомство через подставных лиц сделало американской фирме Clobal STF предложение, от которого компания не смогла отказаться. Таким образом, в распоряжении господина Тоси оказался парный комплект проданного Самсонову оборудования для несанкционированного подключения к спутниковой системе наблюдения. С той лишь разницей, что копия «игрушки» не могла самостоятельно подключаться к спутникам, а «видела» лишь то, что появлялось на экране оригинала, купленного Самсоновым. А он проявлял интерес лишь к небольшому участку восточного побережья острова Сахалин.

– Что вы ждете от моей нынешней поездки на Сахалин, господин Тоси? – прямо поинтересовался Берг.

– Многого, – признался собеседник. – Господин Самсонов, по нашим данным, позавчера вернулся в Москву. И уже успел забронировать билет на самолет до Якутска. К вашему сведению: Якутск находится в Восточной Сибири, всего в двух-трех часах полетного времени от Сахалина. Так что мы не исключаем вероятности того, что он может в любой момент появиться и на острове. Его сахалинский контакт нами, к сожалению, пока не определен. И в этом смысле мы очень на вас надеемся, господин Берг! У нас есть предположения по этому поводу – перед вашим отъездом, если вы согласитесь, конечно, – мы поделимся с вами этими предположениями. Самсонов трижды после своей американской поездки подключался к спутниковой системе наблюдения. Все три раза мы «глядели через его плечо» – это один и тот же безлюдный участок морского побережья, где работают с приборами, похожими на детекторы металла, двое людей. Мы полагаем, что это и есть люди Самсонова.

– Нельзя ли конкретизировать цель и задачи моей поездки?

– Мы предлагаем вам купить один из индивидуальных «экстрим-туров» по Сахалину и отправиться на моторной лодке вдоль восточного побережья острова. За наш счет, разумеется. При полной визовой поддержке и прочей помощи. Вы найдете тех людей, вступите с ними в контакт и… поможете им найти то, что они ищут.

От неожиданности Берг отпустил поручень, за который держался в бассейне, и в его желудке тут же оказалось пол-литра сильно хлорированной воды.

Вспомнив сейчас этот эпизод, Майкл Берг не удержался и довольно громко фыркнул, вызвав опасливый взгляд со стороны двух молодых путешественников-японцев, стоявших у поручней верхней палубы теплохода неподалеку. Японцы, выждав несколько мгновений, переместились подальше, и Берг, видя, какое беспокойство вызвала его несдержанность, счел своим долгом извиниться. Однако его чистый, без акцента японский язык произвел на соседей обратное впечатление, и они отодвинулись еще дальше.

 

Бергу скоро надоело ловить на себе опасливые взгляды, и он отправился на поиски бара. Там он спросил большую кружку светлого пива «асахи», тарелочку соленых орешков и в одиночестве продолжил припоминать события трехдневной давности.

– Не уверен, что правильно вас понял, господин Тоси, – откашлявшись, медленно сказал тогда Майкл Берг. – Вы хотите, чтобы я помог этим проходимцам найти национальное достояние Японии? Если так, то мои представления о задачах вашего ведомства значительно расходятся с вашими!

Тоси едва заметно улыбнулся:

– Вы превосходный аналитик, господин Берг! – заявил он. – Не считая этого, вы обладаете массой других качеств, которые я желал бы видеть во всех своих сотрудниках. Но вот масштабно-оперативного мышления у вас, извините, маловато. Вернемся к тому, что показалось вам таким странным. Да, мы действительно хотим, чтобы эти проходимцы, включая в их число господина Самсонова, нашли наше национальное достояние! Иного пути у нас, к сожалению, просто нет. Ну, вот как бы вы действовали на нашем месте?

– Не знаю… Наверное, не лишено смысла обратиться к России на правительственном уровне… Довести до русских историю вопроса… Сообщить о незаконных поисках сокровища и попросить содействия. Уверен, что такое содействие мы бы получили!

– А вот я в этом совсем не убежден, господин Берг! Сообщив русским о том, что на их окраинном острове скрыто национальное достояние Японии, мы поставим себя в крайне неловкое и даже уязвимое положение! Уверен, что мой предшественник, господин Осаму, уже развивал с вами эту тему… Даже если бы речь шла о незаконном завладении американцами коллекцией мечей – даже в этом случае реакция русских трудно прогнозируема. А в нашем случае, случае добровольной передачи этой коллекции – с нами вообще не станут разговаривать! Отдали? Ну и решайте свои проблемы с американцами сами! И потом: чем мы можем подтвердить достоверность пребывания коллекции на Сахалине? Тем, что более полувека назад там совершил вынужденную посадку американский самолет? Но ведь характер его груза в полетных документах отражен не был! Да и Америка, я уверен, будет отрицать факт отправки бесценной коллекции императора на обычном грузовом вспомогательном самолете, без должной охраны и сопровождения! Пилоты погибли – причем, заметьте, погибли от рук самих японцев! Мне нужно продолжать, господин Берг?

– И все равно, как-то…

– Хорошо, извольте! Идем дальше. Нам придется публично признать, что японский агент выкрал у несчастных американских стариков единственную вещественную память об их сыне. Нам придется признать, что мое ведомство, не имеющее правительственных полномочий на проведение зарубежных операций, за спиной наших стратегических партнеров, незаконно купило доступ к их глобальной системе спутникового наблюдения военного предназначения. И только с помощью этой системы мы можем подтвердить факт незаконных поисковых работ на месте крушения самолета шестидесятилетней давности… Да после этого взбешенные американцы «повесят» на нас все технические сбои своей спутниковой системы! Все тактические и стратегические ошибки американской администрации за последние годы! Неужели вы действительно не осознаете, господин Берг, глубины пропасти, в которую может завести нас всех предлагаемые вами способы «честного ведения игры»?

– Теперь, пожалуй, понимаю, – после паузы проговорил Берг. – И чем больше я понимаю, тем меньше мне хочется принимать личное участие в этой, с позволения сказать, игре. Вам не хочется подвергать риску правительство Японии, международное реноме нашей страны… Это понятно. А я, господин Тоси? Обо мне вы подумали?

– Я не думаю, чтобы вы чем-то особо рисковали в предполагаемой поездке, господин Берг…

– Вот как? Вы не думаете?! Вы навязываете мне в поездку эту вашу шпионскую игрушку, за одно владение которой я могу получить пожизненную тюрьму у американцев или русские лагеря. Вы ставите передо мной задачу помочь русским проходимцам найти и выкопать сокровище… Я высажусь на берег, где они ищут многомиллионное сокровище, улыбнусь и скажу им: коннитива, друзья, я прибыл к вам на помощь!.. И что же они, скорее всего, ответят мне? Вы можете дать мне гарантию, что на безлюдном берегу мне не ответят пулей и не закопают там же, рядом с сокровищем императора? Может, вы предложите мне устроить на безлюдной побережье пулеметную дуэль с русскими авантюристами, перебить их и с триумфом вывезти сокровище из России?!

– Наша беседа теряет конструктивное начало, – холодно заметил господин Тоси. – В конце концов, мы можете хоть сейчас отказаться от моего предложения, покинуть бассейн и отправиться в душ, забыв обо всем. Но не вы ли сами проявили инициативу попытаться закончить старое дело, начатое вашим отцом! Именно вы мне позвонили, а не я вам! А я всего лишь пытаюсь объяснить вам логику предлагаемых нами действий!

– Я, кстати, так и не услышал от вас разумного объяснения моей сомнительной и явно незаконной помощи русским проходимцам в поисках коллекции, – после длинной паузы заявил Берг. – Я слушаю вас, господин Тоси!

– Прежде всего, давайте успокоимся, – предложил собеседник. – Успокоимся и закончим нашу встречу без истерик. Итак, мы остановились на том, что по официальным каналам мы действовать не можем. Это принимается?

– Допустим, – угрюмо согласился Берг.

– Теперь рассмотрим ваше конкретное участие в поиске сокровища. Как вы понимаете, я не имел в виду ваше личное участие в разбрасывании камней и рытье ям. Совершенно очевидно, что люди Самсонова, которые в настоящее время в поте лица трудятся на побережье, пришли туда не случайно. Они знают примерное место, где летчик шестьдесят пять лет назад спрятал сокровище, но им явно не хватает последней «подсказки»! У них, образно говоря, есть только половинка «карты пирата Флинта». У них есть руки, но нет ваших мозгов, господин Берг! Вы разведчик в третьем поколении, опытный эксперт. Ваше умение делать максимум выводов из минимальных данных просто поразительно! Я уверен, что «ключ» к сокровищам – у вас в голове!

– Вы мне льстите… Не стоит, я не самовлюбленный Нарцисс, господин Тоси! Я решительно заявляю вам, что понятия не имею, где американец мог закопать коллекцию мечей!

– Это всего лишь потому, что вы не знаете, какая информация по этому вопросу есть у этих людей! К тому же, – многозначительно добавил Тоси. – К тому же вы еще не имели возможности детально изучить медальон, который я передал в ваше распоряжение!

– Хм… А что, там есть какая-то подсказка? – немедленно заинтересовался Берг. – Вы уже «распотрошили» медальон и что-то нашли? Двойное дно в нестандартной табличке? Тогда к чему эти «прятки», господин Тоси?

– Вот видите, господин Берг! – невесело усмехнулся Тоси. – Вот видите – вам даже не понадобилось брать в руки медальон, чтобы догадаться о двойном дне! А у нас он пролежал десять лет, и никто даже не задумался – почему таблички разные…

– Так… Но совсем недавно вы все-таки догадались! Признайтесь, господин Тоси, что вы догадались уже после того, как стали читать мою электронную переписку! Так что же там, все-таки?

– Увидите сами. Я не хочу подталкивать вас к выводам, которые могут оказаться ошибочными. И позвольте мне закончить насчет вашей роли в этом деле. Согласно моему плану, вы вместе с этими исполнителями находите сокровище и сразу же исчезаете. Еще лучше будет, если они найдут коллекцию уже после вашего отступления. Самое оптимальное – после того, как вы пересечете границу России. Ваша миссия на этом заканчивается. А наша операция продолжается! Когда сокровище будет найдено, похитителям надо будет каким-то образом вывезти его с Сахалина. И вообще вывезти его из своей страны в Швейцарию. И вот на этом этапе мы сможем заявить о своих правах на эту коллекцию, господин Берг! Мы поможем русским перехватить сокровище. Мы поднимем всю международную общественность! У русских не будет иного выхода, нежели вернуть нам наше национальное достояние!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru