Litres Baner
Геном шторма

Вольдемар Хомко
Геном шторма

День 1

– Джек! Зайди к мистеру Нёрду! Только быстрее! Он тебя ждет!

Джек Эгхэд, сотрудник медицинской лаборатории «Сакраменто Рисёчис» был неисправимым оптимистом и верил, что когда-нибудь все человечество избавится от болезней и заживет, не зная ни туберкулеза, ни сибирской язвы, ни ВИЧ-инфекции. Сам родом из города Бисмарк, что в Северной Дакоте, он всегда стремился уехать из своего холодного, граничащего с Канадой края, наполненного пронизывающими ветрами, природными заказниками и резервациями.

Закончив среднюю школу, он поступил в колледж, а потом в университет штата Северная Дакота города Фарго и уже со второго курса начал закидывать лаборатории, находящиеся на Западном побережье США своими резюме. Получив степень бакалавра по специальности медицинская лабораторная наука, он, отметив это событие со своими братьями по альма-матер, ринулся в Калифорнию. Продолжая рассылать свои документы об образовании и резюме, Джек пытался проводить кое-какие опыты у себя в съемной комнатке, а ночью подрабатывал медицинским братом в Методистском Госпитале города Сакраменто.

И вот, год назад, ему как будто бы повезло. Его пригласили на собеседование в «Сакраменто Рисёчис» и после недельного ожидания Джек Эгхэд был принят на работу в качестве младшего лаборанта. Лаборатория занималась специальными ферментационными растворами для соединений природного происхождения, а Джек возился с пробирками и растворами и мечтал получить свой проект.

И теперь этот вызов к заведующему лабораторией возможно даст ему этот шанс и он наконец то развернется по полной, доказав мистеру Нёрду, что его призвание – создавать растворы, а не переливать их из одного стеклянного сосуда в другой.

Подойдя к двери начальника, он робко постучал, и услышав громкое «Войдите!», несмело открыл дверь в офис заведующего.

– Ну что же ты, Джек! Смелее! Я тебя не укушу!

Профессор Нёрд был довольно известной на Западном побережье личностью, в научной среде он имел честно заработанный авторитет, полученный при совместной разработке нескольких растворов, участвовал в совершенствовании методов онлайн-психологии, а также консультировал коллег при создании пластыря с биоимпедансом.

В «Сакраменто Рисёчис» он прослыл человеком властным, но справедливым, готовым всегда прийти на помощь талантливому сотруднику, но в то же время безжалостным к лодырям и бездельникам.

– Как продвигается твоя работа, Эгхэд? Не устал переливать растворы из одной пробирки в другую? Хочешь свой проект? По глазам вижу хочешь. – Профессор усмехнулся, потом открыл ящик стола, за которым сидел, и вытащив наружу тонкую папку, кинул ее на стол. – А что ты мне ответишь на это? – Он показал глазами на несколько листов бумаги. – Недавно передали из службы безопасности. Вот, полюбуйся. Оказывается, ты не только подрабатывал в госпитале, но и воровал из местной лаборатории реактивы. Ставил опыты, да? А ты молодец!

Нёрд встал, и подойдя к молодому человеку, прищурившись, насмешливо посмотрел тому в глаза.

– Слушай, ты мне нравишься. Трудолюбивый, амбициозный молодой ученый – это мне подходит. Но и закрыть глаза на эти твои выходки я тоже не могу. Поэтому сделаем так.

Он вернулся к рабочему столу и вынул другую папку синего цвета.

– Ты наверняка знаешь, что последнее время весь мир озабочен появлением нового вируса, SelfDecPn, и многие лаборатории не покладая рук трудятся, создавая новые действенные вакцины против очередного порождения матушки Природы. Также ты знаешь, что вакцина должна пройти несколько этапов испытаний, прежде чем выйти из лабораторий к обычным людям, помочь им быстрее справиться с вирусом.

Профессор Нёрд взял папку и начал читать:

– Неправительственная лаборатория «WhiteCell» предлагает нам отправить сотрудника нашей лаборатории в качестве волонтера для прохождения первой стадии испытаний вакцины под названием «AutoSggn21». Испытание будет проходить 10 дней, по окончанию для нашей лаборатории предусмотрены льготы при вакцинации после признания данной вакцины эффективной и введения ее в гражданский оборот. Также, сотруднику, принявшему участие в испытании, будет выплачена определенная денежная сумма в размере, покрывающем его отсутствие на рабочем месте.

Профессор поднял голову и посмотрел на Джека.

– Ну как? Согласен?

Джек посмотрел на заведующего и несмело сказал:

– Профессор, мне нужно подумать.

– До конца рабочего дня! Или считай, что ты уволен. Все! Свободен!

Мистер Нёрд вернулся за стол, а Джек вышел из кабинета и побрел в свой отдел.

В голове у него все еще гремел голос профессора, зачитывающего доклад службы безопасности, и ему вторило эхо письма компании «WhiteCell», предлагающего быть волонтером при испытании новой вакцины.

Так, дойдя до своего кабинета, он сел на стул и уставился на противоположную стену, мучительно размышляя и стараясь принять верное решение.

Он вспоминал, как еще со школы пытался ставить простейшие опыты и создавать элементарные сыворотки, страстно желая повторить великий путь Пастера, Дженнера и Беринга. Эгхэд убеждал себя, что ребята из «Whitecell» уже благополучно закончили испытания на морских свинках и тканях человека и теперь, на первом этапе все будет идти как по маслу, и беспокоится не о чем. Через час он уже был морально готов стать подопытной мышью, и вернувшись к офису заведующего, твердой рукой открыл дверь и бодро произнес:

– Я готов!

– Отлично, – пробурчал мистер Нёрд, не поднимая головы, склоненной над ворохом бумаг. – Завтра зайдешь, подпишешь документы о неразглашении. Ну а потом тебя ждут в Кайзер Перманент Фолс Черч Медикал Центр. А пока иди работай.

День 2

Боинг-787 «Дримлайнер» вальяжно выкатился на взлетную полосу международного аэропорта города Сакраменто, постоял, громко жужжа, словно недовольный гигантский шмель двумя турбовентиляторными двигателями, потом отпустил тормоза и через минуту уже набирал высоту, направляясь к Восточному побережью США.

Джек Эгхэд, находящийся внутри, прилип к иллюминатору, разглядывая зеленые квадраты полей и серые нитки автомобильных шоссе. Летал Джек не так часто и теперь был рад выдавшейся возможности поглазеть на свою страну с десятикилометровой высоты и насладиться просторами рек и озер, сменяющимися городами и небольшими деревеньками. Невада, Юта, Колорадо, Канзас – штаты один за другим мелькали под крылом гигантского лайнера, а Джек, восхищаясь открывающимися видами, нет-нет, да и вспоминал конечную цель своего небесного путешествия и тогда настроение слегка омрачалось мыслями, правильно ли он сделал, подписав бумаги и согласившись стать волонтером при испытании вакцины.

Конечно, с научной точки зрения, он совершал отважный поступок, помогая вывести на рынок новую сыворотку, имеющую все шансы уничтожить очередной штамм смертельного вируса, поразившего человечество.

Но с другой стороны, если что-то пойдет не так и его иммунитет не справится с атакующими его антигенами, здоровью Джека будет нанесен колоссальный ущерб, что, возможно, скажется на всей его дальнейшей жизни, в том числе и на карьере. То, что возможен и смертельный исход, не особо волновало молодого человека, полагавшего, что настоящий ученый думает о том, как спасти мир, а не о том, спасет ли мир его.

Так, размышляя о превратностях своей судьбы, он скоротал пару часов, не заметив, как под ним пронеслась пара тысяч американских миль и услышав, что стюардесса объявляет о скорой посадке, пристегнулся ремнем и захрустел картофельными чипсами.

Национальный аэропорт Рональда Рейгана встретил пассажиров Боинга теплой безветренной погодой, располагавшей к легкой прогулке, но у Джека были другие планы. После прохождения досмотра он вышел наружу и среди множества плакатов и небольших кусков картона увидел яркое «Кайзер Перманент Фолс Черч Медикал Центр». Пластиковый баннер держал крепкого вида парень, с короткой стрижкой и накачанными руками. Джек махнул ему рукой, и подойдя, представился. Тот жестом показал следовать за ним и уверенной походкой направился к раздвижным дверям лифта. Они спустились на нижний уровень и через пару минут подошли к черному микроавтобусу марки «GMC». Сопровождающий снова жестом пригласил Джека залезть внутрь, а сам прыгнул на водительское место. Автобус резко тронулся с места, и выскочив из подземной парковки, устремился в сторону Мосби по Интерстейт 395. За окошком мелькнул Пентагон и Арлингтонское кладбище, и Джек подумал, что хозяева «Whitecell» имеют хороших покровителей, если выбрали такое фешенебельное место для проведения своих испытаний. Наконец, выехали на Арлингтонский бульвар и почти сразу нырнули на Ист-Брок-Стрит. Справа печально серело кладбище Оквуд, но Джек не успел рассмотреть ни одного памятника, так как водитель, подъехав к медицинскому центру, заехал на территорию и спустился на парковку. Выйдя из машины, парень снова жестом попросил Джека выйти, щелкнул брелоком сигнализации и направился к лифтам.

«Немой он, что ли», – подумал Джек, но тут гостеприимно раскрылись двери подъемника и они начали опускаться вниз с довольно ощутимой скоростью.

Оказавшись по ощущениям Эгхэда примерно на минус третьем этаже, они вышли наружу и попали в довольно милую приемную с улыбающейся девушкой за стойкой регистратуры. Молчаливый парень исчез, а миловидная хостес, еще раз улыбнувшись, протянула Джеку небольшую форму:

– Добро пожаловать в компанию «Whitecell», мистер Эгхэд! Будьте добры, заполните пожалуйста этот блпнк, а я пока найду для Вас самый удобный номер!

– Спасибо! А скажите…

– Все потом, мистер Эгхэд! Сначала Вы должны заселиться, а завтра наши специалисты ответят на все вопросы! Вы можете сесть вон за тот столик! – Она снова улыбнулась, показав отличные белые зубы человека, много лет носящего брекетную систему.

Джек присел и начал вписывать ответы в довольно-таки большой опросник. Имя, фамилия, пол, возраст, место жительства, группа крови, болели, не болели – стандартная медицинская форма скоро утомила молодого человека, но деваться было некуда и минут через пятнадцать он с гордым видом вернулся к ресепшену:

 

– Пожалуйста!

– Очень хорошо, мистер Эгхэд! А теперь следуйте за мной!

Они пошли по длинному белому коридору, заканчивающемуся в конце тяжелой бронированной дверью. Девушка набрала код на светившимся голубом экране тачпада, двери нехотя расползлись, явив еще один белый коридор, но уже с дверями по левую и правую сторону. Пройдя еще сотню метров, очаровательная медсестра, как стал называть ее про себя Джек, повернулась направо и специальной картой-пропуском провела по электронному замку. Дверь пискнула и они оказались в довольно уютной комнате, обставленной всем необходимым для проживания одного человека. Телевизор, холодильник, кондиционер, душ – номер ничем не отличался от дорогого сьюта в «Рэдисон».

– Вам нравится, мистер Эгхэд? Если что-то понадобится- телефон на тумбочке. Заказ еды через электронный планшет, он лежит на кровати. Общее собрание будет завтра, Вас оповестят заранее. А пока всего хорошего. Отдыхайте! – А снова улыбнулась и исчезла за дверью.

Джек огляделся вокруг и поймал себя на мысли, что ему здесь нравится. В конце концов, это не самые плохие условия, чтобы изменить мир к лучшему. Даже будучи подопытной свинкой. Он усмехнулся. Всего десять дней, и он снова будет в Сакраменто. Профессор Нёрд даст ему персональный проект, и молодой ученый покажет всем остальным лаборантам, что не зря прилетел в Калифорнию из своей холодной Дакоты. Он создаст новый раствор и получит золотую Нобелевскую медаль.

С этими мыслями Джек отправился в душ, а позже, закутанный в халат уже листал планшет, выбирая себе что-нибудь к ланчу. Остановившись на тостах с маслом, повидле и кофе, он отложил гаджет в сторону и решил слегка вздремнуть. Упал на кровать и включив телевизор, тут же провалился в сон, не заметив, как ему принесли обед.

Проснувшись, Джек быстро перекусил и начал щелкать телевизионным пультом. Судя по всему, к телевизору было подведено кабельное телевидение и кроме каналов с фильмами и музыкой, никаких новостей из внешнего мира получить было нельзя. Молодой человек принялся пересматривать с детства знакомые спагетти-вестерны, а потом перешел на ужастики. Какие-то инопланетные существа похищали людей и вкалывали им сыворотку, от которой мужчин и женщин выворачивало наизнанку, и они постепенно превращались в подобия своих похитителей.

Убив за просмотром видео целый день, Джек заказал на ужин гамбургеры с жаренной говядиной, любимую картошку-фри с острым соусом и большую колу. После этого, улегшись в постель и врубив музыкальный канал, он заснул и во сне ему снился профессор Нёрд, оравший на него за то, что Джек добавил не тот реактив в раствор.

Рейтинг@Mail.ru