Кир

Владимир Леонидович Шорохов
Кир

Серия «В поисках натурального человека»

1 книга «Геласий»

2 книга «Кир»

3 книга «Милена»

1. Чавори

Он орал пока мог, пока не кончился воздух в лёгких, пока не потемнело в глазах, и только после этого обессиленный Кир упал на пол. Чувствовал, как бьётся сердце, но уже не знал, сердце это или какой-то насос, прокачивающий жидкость в его синих мышцах.

– Кто я? – спросил себя и посмотрел на дрожащие пальцы. Очень мутно вспомнил, как однажды в детстве побежал и, споткнувшись, упал со ступенек. Тогда разбил себе нос и из него текла кровь. А когда учился в школе, дома, балуясь ножом, порезал ногу – испытал адскую боль и страх. И снова кровь текла ручьём. У него остался шрам на ноге. Кир сел и стал поднимать штанину, чтобы найти шрам.

– На месте, вот он.

А потом, когда учился в академии, вывихнул кисть, и ему наложили шину. Воспоминания было очень туманными, далёкими, он никак не мог вспомнить свою мать и отца, как бы ни пытался. Так же не мог вспомнить друзей из детства и школы.

– Что со мной не так?

Тут же перед его глазами всплыло то, что он увидел в зеркале. Его босс, чтобы никто не узнал про существование натурального человека, решил ранить плазменным ножом. Но Кир опередил и тремя выстрелами убил его.

– Я убийца?! Нет, нет! Я ведь не хотел, я…

Но он вспомнил, как хладнокровно выстрелил три раза подряд, и Хромов умер. И опять эта боль в груди от плазменного ножа. Всё горело. Кир с трудом сел и пополз обратно к зеркалу. Ещё надеялся, что тому виной стресс от убийства, но, посмотрев на свою грудь в зеркале, снова завыл.

– Меня отправят на чистку, сотрут память, и тогда я всё… Но… Как они сотрут её, если я не человек, а железяка.

Он опять завыл, сжался в комок и постарался понять, что произошло.

– Я был человеком, да, был, я это точно знаю. А что потом? Да ничего, – как бы ни пытался хоть что-то вспомнить, ничего в его памяти не всплывало. Испугался, запаниковал. – Я не живой, я железяка, они поймают меня и дезактивируют, отключат, как тостер, и спишут на переработку. Я… Нет… Я не могу. Я живой. Да, живой…

Кир соскочил, забежал в подсобку, нашёл ветровку Милены, она была ему маловата, но это лучше, чем идти по городу с распоротой грудью, показывая всем свои синие мышцы. Надел её, застегнул, хотел уже уйти, но вернулся к шефу, что так же сидел, опустив голову.

– Ты ошибся, я не натуральный человек, я даже не терпилоид, я… – Кир сам не мог сказать, кто он, наверно, такой же, как Геласий, что спас его и Милену в пустыне. – Я один из них.

Он нагнулся, поднял с пола плазменный нож, а после, найдя брошенный пистолет, сложил всё в свою сумку. Что делать дальше он не знал, рано или поздно, но труп Хромова обнаружат, а там – и его поймают. Значит надо уходить. Ещё думал зайти домой к жене, но она его забыла – ей успели сделать чистку памяти. Кир вышел на улицу и, спустившись на самый нижний уровень подземной дороги, остановился перед дверью, что вела на технические этажи.

Город, как пирог. На самом верху, там, где светит солнце, жили новые люди или, как их ещё называли, терпилоиды. Ниже? пять этажей, занимали транспортные линии, ещё ниже – технические этажи. Но на этом город только начинался. Ещё ниже брал начало первый город, который построили на земле.

Где сейчас стоит вечный город, была пустошь, и первые люди, выживая, словно черви, зарылись в землю. Это дало им возможность переждать и начать строить свой город. Прошло много поколений, но на поверхности зацвели сады, появились первые дома и вечный город Негасимый приобрёл свои очертания. Теперь в городе проживает десятки миллионов терпилоидов, но внизу, под землёй, так и остался нетронутый город.

Когда Кир учился в академии, их отправляли на патрулирование бесконечных коридоров. Но там, кроме обслуживающих роботов, никого не было. Тишина и забвение. Он тогда опустился на уровень 10, дальше не рискнул.

– Как далеко вниз они опускаются? – спросил его Виктор, с которым он вместе учился.

– Не знаю и знать не хочу, – ответил Кир, смотря в шахту, у которой даже дна не было видно.

В том городе царил идеальный порядок, будто люди недавно покинули его. Там были свои проспекты, если так можно их назвать, свои стадионы, спальные корпуса и развлекательные центры. Всё как наверху, но только наизнанку, всё это было под землёй.

Кир ещё оставался полицейским, воспользовался жетоном, и дверь в служебное помещение сразу разблокировалась. Посмотрел на редких людей, что, спустившись на пятый уровень, спешили по своим делам. Тяжело вздохнул и, переступив порог двери, плотно закрыл её за собой.

Грудь ещё ныла, но уже не так сильно. Прижимая ладонь к ране, он стал спускаться вниз. Автоматика определила, что идёт человек, и включила освещение. Кир проходил технические этажи, через которые тянулось огромное количество больших и малых труб. Где-то что-то щёлкало, шипело и гудело. Но, как и раньше, тут был идеальный порядок. Несколько раз встретил роботов-инженеров: они уступали ему дорогу и шли дальше по своим делам. Рой роботов-голем – это примитивные роботы, предназначенные для определённой задачи: одни производили сварку, другие чистку, а третьи – проверяли качество сваренных швов. Кир обошёл их и стал спускаться дальше.

Это иной мир, иная жизнь. Наверху даже не догадываются, что у них под ногами, да и зачем, – всё работает исправно, а значит, не надо переживать. Но иногда и на этих этажах появлялся живой человек терпилоид, поэтому Кир стал спускаться еще ниже.

Шаг за шагом он опустился до уровня – 15. Свет загорался, как только ступал на этаж, но, постояв немного, продолжал путь дальше. На «–24» – появилась надпись на стене.

– Сколько ещё осталось этажей?

Не стал спускаться дальше, устал. Свернул и пошел по широкому коридору. Идеальная чистота, нет запустения, свежий воздух, но в этом было что-то ужасное, даже зловещее.

– Есть здесь кто-нибудь? – громко крикнул, но ответом послужило эхо.

Еще минут двадцать Кир бродил по коридорам. Тут было на что посмотреть. Какие-то непонятные приборы, возникало ощущение будто он попал в лабораторию. Далее начались спальные корпуса, больше похожие на миниквартиры со всем необходимым для жизни, только не было окон – вместо них были неработающие экраны.

– Ладно, неплохо, – сказал Кир и вошёл в одну из комнат.

Ему хотелось спать, а после подумать, что делать дальше. Он лёг на кровать без матраца. Был доволен, положил руку на рану и, закрыв глаза, уснул.

Возможно, это было чутьё, а может, и правда он что-то услышал, но, открыв глаза, сразу потянулся к своей сумке. Лязгнул затвор и тихо сказал:

– Кто там? – ответа не последовало, но Кир услышал дыхание: там явно кто-то был. – А-ну выходи!

Он соскочил и отошёл в дальний конец комнаты, дальше некуда было бежать. Послышалась возня, через открытый проём двери увидел тень. Стало страшно, ещё немного и он бы выстрелил.

– Кто там? – уже шёпотом спросил.

Вместо ответа из-за косяка появилась рука. Сердце застучало. «Выследили», – подумал я и тут же приготовился бежать, как в дверях появилось это.

От увиденного Кир остолбенел. Никогда ничего подобного не видел. Лицо существа, словно оно было из пластилина, растянули и поместили на такую же длинную шею. Но глаза были человеческими. Рот, нос, брови и волосы, – все присутствовало. Существо по-детски помахало ему рукой и село перед дверью.

– Ты кто такой? – с трудом спросил его Кир.

– Я, Чавори, сын Манука шестого. А ты кто такой?

– Кир…

– Кир.

– Откуда ты? Ты такой…

– Я тебя пугаю своим видом? Не бойся меня, я не хочу причинить тебе вред. Я…

– Не подходи! – видя, что существо пошевелилось, крикнул Кир.

– Если тебе неприятно на меня смотреть или ты боишься меня, я отойду. Хорошо?

– Да.

– Я зайду за стену, и мы так с тобой поговорим. Хорошо?

– Да.

Чавори был похож на человека, но его длинная голова, такие же длинные руки и очень короткие ноги пугали Кира.

– Я, Чавори, я снизу, а ты пришёл сверху?

– Да. Кто ты такой?

– Я, Чавори.

– Это я уже слышал. Ты кто такой? Откуда ты тут взялся?

– Я тут живу.

– Живёшь?

– Да, я тут живу всегда, здесь жили мои родители и их родители, а теперь здесь живут мои дети.

– Ты здесь живёшь? – он никогда не слышал о том, чтобы в подземном городе кто-то ещё был.

– Да, я это ты. Только ты наверху, а я тут.

– Что за ерунду ты несёшь?

– Это не ерунда. Ты вышел наверх, а я остался. Мы все остались.

– Все? Есть ещё такие же, как ты?

– Да, мы тут живём. Что ты тут делаешь? Терпилоиды сюда не спускаются. Зачем пришёл? Это наша территория, вы не должны к нам ходить.

Рука Кира тряслась, он не знал, что делать: вроде это существо на него не нападало и вело себя спокойно, но его вид пугал.

– Что значит к вам?

– Терпилоиды вверху, а полихеты внизу, так заведено.

– Кем?

– Нашими предками. Ты не знал?

– Нет. Я даже не знал, что тут кто-то ещё есть.

– Значит, про нас забыли?

– Не знаю, но я не в курсе, что тут кто-то ещё есть. Вас много?

– Трудно сказать, смотря что ты понимаешь под словом много?

– Ну, десять, сотня, тысяча.

– Больше, намного больше. Но прошу тебя, не бойся меня. Можно выйду? Хочу на тебя посмотреть.

Кир не хотел его видеть, но похоже, другого выхода у него не было: или он будет вынужден покинуть подземный город, или ему придётся познакомиться с его жителями.

– Хорошо, только оставайся там. Ладно?

– Ладно, – последовал ответ, и Чавори вышел из-за своего укрытия.

2. Полихеты

Несмотря на то, что Кир уже видел его минуту назад, вид существа вызвал у него отвращение. Не то человек, не то разумная обезьяна. Он сел в дверях на свои короткие ножки и, вытянув шею вперед, стал внимательно рассматривать терпилоида.

 

– Ты не видел таких, как я? – спросил Кир.

– Только в детстве. Я поднимался вверх и случайно заметил людей, что спустились в техническое помещение. Что им там было надо, не знаю. Мы стараемся, чтобы всё работало, но они пришли.

– И ты испугался?

– Да, сильно, но меня не заметили: я лежал у них над головой, прямо на трубах. И тогда подумал, почему мы живём тут, а вы там.

– Почему?

– Мой учитель сказал, что когда был построен город, не все захотели подняться. Несколько поколений людей жили тут. Для многих подняться наверх было болезненно, даже опасно.

– Почему, что не так?

– Наша кожа стала чувствительна к свету. Не бойся, но мы, как вампиры в склепе, солнечный свет стал вреден для нашего тела. Многие получили ожоги и умерли. Вот тогда часть людей осталась в нижнем городе, а после – всё изменилось.

– Значит, вы поколение нас?

– Верно. Я – это ты, только ты вверху, а я тут.

– Но почему вы такие?

– Вы терпилоиды, изменили карту рождаемости, а после и тела. И всё для определённой цели: быть красивее и здоровее. Мы тоже.

– Вы тоже можете менять свой геном?

– Сейчас нет, но раньше могли. Мы стали не такие, как вы, это верно, но нам нравится наша внешность, а тебе – своя. Не суди, что я не похож на тебя. И прошу, убери оружие.

Кир всё ещё сидел с пистолетом в руке, который был направлен на Чавори.

– Хорошо, я уберу, но ты сиди там.

– А можно тебя спросить?

– Слушаю.

– Что ты тут делаешь? Зачем так глубоко спустился? Ты разведчик?

– Нет, я не разведчик. Я даже не знал, что тут кто-то живёт. Если я вам мешаю, я могу уйти.

– Нет-нет, не мешаешь, просто ты напугал нас своим появлением.

– Напугал?

– Да, ты так громко кричал, что даже внизу было слышно. Вижу, что ты устал, я, наверно, пойду.

– Постой.

– Да?

Кир уже не так сильно боялся это существо, оно могло говорить и вело себя дружелюбно.

– Я тут у вас немного побуду.

– Конечно, места всем хватит. Я ухожу.

Чавори сделал два шага назад и скрылся за стенкой. Кир поднял пистолет. Он не знал, чего ожидать: может это хитрость, а может и правда он ушёл. Что-то в коридоре запищало, захлопало, словно по нему пробежали, а после наступила тишина. Кир поднялся, осторожно подошёл к двери и плотно закрыл её.

– Вот чёрт! – выругался я, понимая, что тут небезопасно.

Что лучше: оставаться здесь в подземном городе с неизвестными существами или вернуться на поверхность?

– Там меня поймают и отключат, – опять вспомнил, что теперь он не живой человек, а только его подобие. – А тут…

Он пододвинул к двери стол, сделал что-то вроде баррикады и стал думать, как быть дальше.

– Мне надо уходить из города, может, повезёт и доберусь до города Тоборо, где живет Геласий. Но всё же, что со мной произошло? – от ярости пнул кресло, оно отлетело к противоположной стене. – Я ведь был человеком, как так? Помню, что был, вот рана, она никуда не делась, – еще раз посмотрел на шрам на ноге. – Как так получилось? Может, я умер? Нет-нет, я ведь всё помню… Ну, почти всё

Стал вспоминать, что произошло с ним за последнее время. Прекрасно помнил, как взялся за расследование, как с женой хотел получить благодать, как вместе с Миленой отправился в пустошь. Всё это он отлично помнил, даже то, что было год назад. Но раньше этого всё, как в тумане, только обрывки, да и те нечёткие.

Он так и не пришёл к единому мнению, что произошло и стал сомневаться в себе, как в человеке. Незаметно Кир уснул. Не услышал, как к его двери подъехал миниробот и, отъехав к противоположной стене, замер.

Кир проснулся. Сколько прошло времени не знал, час или сутки. В животе булькало, грудь болела.

– Ещё не хватало получить инфекцию. А интересно, я могу болеть? Чёрт! – вспомнил про восстановитель, которого у него не было. – А зачем он мне, если я неживой. Но ведь раньше же я пил его. А если теперь не надо? Или всё же надо?

Зашёл в ванную и повернул кран, воды не было. Хотелось пить, значит, я не совсем механический, значит, моё тело, как у кеволов, как у Геласи.

– А может я один из них, ведь Геласий говорил, что просыпался и принимал как должное, что повзрослел.

Ещё раз вспомнил, что с ним было в том городе. Потерял сознание в машине, очнулся только в палате. Его тело болело, но, как сказал доктор, это нормально, поскольку восстанавливалось после отравления и истощения.

– А может я уже тогда не был человеком? Может всё заменили? Но как?

Кир ни разу не слышал о технологии, чтобы можно было вот так в миг из живого сделать неживое. Но что бы он ни думал, ему хотелось пить. Рано или поздно придётся отодвинуть стол и выйти наружу.

Он проверил пистолет и, не выпуская его из рук, разобрал баррикаду. Открыв дверь, с опаской выглянул наружу. Его поразила тишина. Там наверху в городе всегда шумно, – привык к этому. Робот, всё это время стоявший у стены, пошевелился.

– Стоять! – крикнул Кир, и автоматическая тумбочка сразу остановилась. – Ты кто? – но голем, примитивный робот, не ответил, у него не было такой функции «разговаривать». Он посмотрел на поднос, на бутылку воды, вилку с ложкой и закрытую тарелку. – Стой здесь!

Взял всё, что было на подносе, зашёл в номер и закрыл за собой дверь. Ему оставалось довериться. Открыл бутылку, понюхал, а после стал жадно пить. Трудно было сказать, что в тарелке. Это было похоже на зеленые бобы с густой кашей. Он съел всё, что ему привезли. На душе полегчало. И всё же не доверял подземным жителям. Теперь осталось решить, как быть дальше.

В дверь постучали. Кир взял в руки пистолет, подошел к двери и открыл её. Перед ним стоял Чавори.

– Тебе полегчало? – спросил он. – Можно войти?

– Заходи, – сухо сказал и, выглянув за дверь, увидел вдали ещё одно существо, похожее на Чавори. – Спасибо за воду и еду.

– Это малое, что мы можем для тебя сделать. Чем тебе помочь?

– Чем? – Кир задумался.

– Да, может ещё еды? Одежда? Она у нас есть, может не такая изысканная, как на тебе, но есть. Ты можешь прийти к нам.

– Нет, мне и тут хорошо.

– На этом уровне система жизнеобеспечения не подключена, а вот на пять уровней ниже есть вода.

– Сколько вообще тут уровней?

– Пятьдесят шесть, но через каждые пять этажей идет технический этаж, есть этажи с большими потолками, – там лес.

– Здесь?

– Да, здесь. Конечно же, он отличается от того, что там наверху, но деревьев много, и мы ими гордимся.

– Не верю! Тут и лес?

– Ему уже много столетий, ты сам увидишь.

– Нет, я скоро вас покину.

– Уже уходишь?

Кир почувствовал боль в груди, вспомнил про рану, оставленную Хромовым.

– У вас есть иголка с ниткой?

– Да, мы принесём, может ещё что-то?

– Да вроде пока нет.

– Я попрошу принести сюда матрац, одеяло и полотенце. И всё же предлагаю спуститься вниз, чтобы ты мог спокойно умываться.

– Почему вы это делаете?

– Помогаем?

– Да. Почему помогаете мне? Ведь понимаете, что я не просто так тут оказался.

– Мы не конфликтуем с вами. Мы ремонтируем ваши коммуникации, чтобы у вас всё работало исправно. А взамен вы не трогаете нас и даёте нам электричество.

– То есть вы ремонтируете то, что на технических этажах?

– Верно, мы делаем это быстро и качественно.

– А как же наши роботы-механики?

– Они плохо работают, мы быстрей. Порой когда они пребывают, всё уже сделано.

– Ещё не лучше.

Теперь Кир узнал, что за работоспособность всех коммуникаций города в технических этажах отвечают полихеты: то ли люди, то ли обезьяны. Да, Кир понимал, что это симбиоз двух городов, и теперь ни один не может жить друг без друга. Он совсем запутался. Кеволы, не то роботы, не то люди с искусственным интеллектом, как у Геласия, что поставляют в его город восстановитель. Теперь полихеты, его предки, оставшиеся жить под землей и, словно подземные обезьяны, поддерживают жизнь его города. А что делают тогда терпилоиды, к которым сам себя относил? Радуются жизни и ежемесячно получают блаженство.

– Это абсурд!

– Что? – спросил Чавори.

– Всё это. Вы, мы, всё это полный абсурд.

– Наши предки выбрали свой путь, а ваши – свой. Разве стоит их за это осуждать? Ты пойдёшь со мной?

– Нет, – сказал Кир.

– Хорошо, тогда сейчас тебе всё принесут.

Чавори нагнулся и, опираясь на передние руки, зашагал. Он делал это так легко, словно всегда ходил на четырёх конечностях.

«Спустившись с дерева, человек стал прямоходящим, а спустившись в подземелье, опять согнулся», – подумал Кир и закрыл за гостем дверь.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru