Роддом. Сценарий. Серии 1-8

Татьяна Соломатина
Роддом. Сценарий. Серии 1-8

ПАЛЕЙ

К вам – никогда!

ЗИЛЬБЕРМАН

Шить. …Музыка!

Святогорский включает стоящий с «анестезиологического конца» магнитофон. Негромко увертюра из «Лебединого озера». Все вздрагивают и красноречиво переглядываются. Кроме Зильбермана. Он смотрит в рану, но всё знает и реагирует на настроение:

ЗИЛЬБЕРМАН

Пётр Ильич Чайковский ни в чём не виноват.

Операционная подаёт заправленную нить, очень длинную. Зильберман принимает, начинает работать в ране.

ЗИЛЬБЕРМАН

Та-табадабада-бада-бада! Тадабадабада!.. Никогда не шей, как я. Первые лет двадцать делай, как положено. А потом уж – как бог!.. на душу положит.

1-39.ЗАЯВОЧНЫЕ ВИДА ГЛАВНОГО КОРПУСА.ДЕНЬ.
1-40.ИНТ.ГЛАВНЫЙ КОРПУС/БУФЕТ.ДЕНЬ.

(РАМИШ, СЫТИН, ЕВГРАФОВ, ПЕРСОНАЛ, БУФЕТЧИЦА, ЧЕКАЛИНА, АЛИК.)

Товарищи за столиком. На подносах кефир в гранёных стаканах и нехитрая еда, типа пельменей. Молодые преувеличивают опытность, бравируют. Как все, кто ещё настоящего дела не хлебнул.

ЕВГРАФОВ

Зильберман – шикарный! Выходили из брюха – сосуд зафонтанировал. Хоть бы бровью повёл!

РАМИШ

Беляев сказал, что Петя истории писать не умеет!

ЕВГРАФОВ

Умеет. Но не любит. А мне сказали, что Беляев – истерик и сплетник!

РАМИШ

Сказали, разумеется, НЕ-сплетники?!

Евграфов замечает в очереди Чекалину, которая болтает с молодым человеком в «блатной» голубой пижаме, брендированной меткой иностранной клиники (Алик = Олег Куликовский). Встаёт. Идёт к очереди.

РАМИШ

Кролик поскакал к удаву.

СЫТИН

Зря ты так. Он её любит.

РАМИШ

Это удав любит кроликов!

Евграфов подходит к Чекалиной. Вежливо здоровается с ней и с Аликом. Она представляет их друг другу. Рукопожатие.

ЕВГРАФОВ

Привет!.. Здравствуйте!

ЧЕКАЛИНА

Алексей. Мой одногруппник и… друг. Лёша, это Олег Михайлович. Ординатор урологического отделения.

АЛИК

Просто Алик. Очень приятно!

ЕВГРАФОВ

Можно я…

Алик мимикой-жестами: нет проблем.

ЧЕКАЛИНА

Алик, возьми мне что-нибудь… съедобное.

Отходят с Евграфовым к окну буфета. Евграфов смотрит на Чекалину как на драгоценность. Сперва оба – скороговоркой:

ЕВГРАФОВ

Машка, где пропадаешь?! Что за Алик-Олег? Я вчера заходил, звонил сегодня…

ЧЕКАЛИНА

Я с таким интересным мужиком познакомилась! Совершенно случайно!.. Скажи, красавчик?

ЕВГРАФОВ

Кто? Мужик, с которым ты познакомилась совершенно случайно?

ЧЕКАЛИНА

Да нет же! Алик-Олег. Он – сын главврача.

ЕВГРАФОВ

Так. По порядку!

ЧЕКАЛИНА

Познакомилась случайно – с потрясающе интересным. Вот искры изо всех мест! Алик-Олег – просто красавчик, пустой как мочевой пузырь после опорожнения. У него сестра-двойняшка есть, и тоже красивая! Хочешь, познакомлю?

Алик с полным подносом идёт за столик, машет Чекалиной.

ЧЕКАЛИНА

Всё. Извини. Пойду.

Чекалина идёт к Алику. Евграфов возвращается за столик к Рамиш и Сытину. Они уже поели. Встают. Забирают свои подносы с пустыми стаканами-тарелками.

РАМИШ

Приятного аппетита! Нет ничего вкуснее холодных пельменей в уксусе одиночества.

Сытин бросает на неё укоризненный взгляд. Товарищи уходят. Евграфов украдкой коротко смотрит, как Чекалина что-то оживлённо говорит Алику.

1-41.ИНТ.БОЛЬНИЧНЫЙ ПОДВАЛ-ПЕРЕХОД.ДЕНЬ.

(РАМИШ, СЫТИН.)

Идут по подвалу из главного корпуса в роддом.

СЫТИН

Яна…

Проходят мимо агрегата-мотора, который резко включается. Оба подпрыгивают.

СЫТИН

Матерь божья!

Смеются. Сытин, пользуясь моментом, – к ней. Берёт за руки. Нежен:

СЫТИН

Скоро осень…

Она высвобождается. Равнодушно шутит, хотя понимает о чём он.

РАМИШ

А потом зима, ага.

Сытин смотрит укоризненно. Рамиш раздражается.

РАМИШ

Олег… Мы поженимся – и что?!

СЫТИН

Как – что? Семья.

РАМИШ

Где?! В общаге? Или в комнате моей лежачей бабуленьки?

СЫТИН

Живут же как-то люди. И до нас жили и…

РАМИШ

Я не хочу как-то! Я хочу нормально. Понимаешь?!

Идёт, он её догоняет.

СЫТИН

Когда любишь – всё нормально…

1-42.ИНТ.РОДДОМ/КАБИНЕТ ЗАВ ФИЗИОЛОГИЕЙ.ДЕНЬ.

(ЗИЛЬБЕРМАН, РЫБА, ЧЕРКАССКИЙ, АНЕСТЕЗИСТКА.)

Зильберман и Рыба сидят на кровати, облокотившись на стеночку. У него в левой руке – рюмка коньяка, правой он гладит её косу.

ЗИЛЬБЕРМАН

Детка, я по тебе скучаю. Поедем в субботу на дачу…

В кабинет без стука заглядывает Черкасский. Зильберман не перестаёт гладить косу. (Все всё знают.) Рыба прекращает ластиться.

ЧЕРКАССКИЙ

Ой. Прости.

ЗИЛЬБЕРМАН

Перестань. Чего хотел?

ЧЕРКАССКИЙ

Заявочку на плановую.

Идёт к Зильберману с бумажкой. У того обе руки заняты. Он кивает на стол. Черкасский кладёт бумажку на стол. Зильберман выпивает рюмку, встаёт, идёт к столу. Читает бумажку.

ЗИЛЬБЕРМАН

Екатерина Алексеевна в курсе?

Черкасский кивает.

ЧЕРКАССКИЙ

Императрица была крайне недовольна твоим отсутствием на планёрке. Беляев волну гнал…

Зильберман хотя и благодушно улыбается (он тут ничего и никого не боится), но ставя на бумажке закорючку, говорит:

ЗИЛЬБЕРМАН

Вова, доносчику – первый кнут.

В дверь просовывается запыхавшаяся анестезистка.

АНЕСТЕЗИСТКА

Пётралексаныч, вас Игорьанатолич кричит!

Зильберман неспешно идёт на выход, напевая под нос. В кабинете остаются Рыба и Черкасский. Черкасский ей качает головой со слегка шутовской укоризной: «ай-яй-яй!» Рыба в ответ только презрительно хмыкает: «кто бы попрекал!»

1-43.ИНТ. РОДДОМ/ОПЕРАЦИОННАЯ ОБСЕРВАЦИИ.ДЕНЬ.

(БЕЛЯЕВ, РАМИШ, СЫТИН, СВЯТОГОРСКИЙ, ОПЕРАЦИОННАЯ СЕСТРА, РОДИЛЬНИЦА, ЗИЛЬБЕРМАН, ЕВГРАФОВ.)

Родильница на столе. Этап: после извлечения плода. Беляев в панике. Сытин и Рамиш – перепуганы. Операционная сестра и Святогорский – молчаливо-укоризненны. Беляев орёт в сторону предбанника:

БЕЛЯЕВ

Петю позвали?! Мухи сонные! Баба под стол стекает!

Заходит Зильберман, прижимая маску к лицу. За ним – Евграфов.

БЕЛЯЕВ

Петя! Тут…

Зильберман заглядывает в рану.

ЗИЛЬБЕРМАН

Прекрасно-прекрасно. Матку затампонируй, иди обвивным, без Ревердена. Не гони в русло лишний тромбопластин.

БЕЛЯЕВ

(К Зильберману)Проассистируй! (интернам)Сдули отсюда нахер!

Рамиш и Сытин пятятся, перепуганные. Зильберман кидает на Беляева красноречиво-укоризненный взгляд, мол, не усугубляй.

ЗИЛЬБЕРМАН

Пошли мыться, Алексей Григорьевич.

Выходят из операционной. Беляев выдирает у операционной иглодержатель, который она уже готова была подать.

БЕЛЯЕВ

Фарабеф держи, дура! У меня всего две руки!

Операционная молча вставляет в рану указанный крючок.

1-44.НАТ.РОДДОМ/У АДМИНИСТРАТИВНОГО ВХОДА.ДЕНЬ.

(ЕВГРАФОВ, СЫТИН, РАМИШ, ПЕРСОНАЛ, ПОСЕТИТЕЛИ, ЛИДВАЛЬ.)

Евграфов и Сытин курят. Рамиш стоит рядом.

РАМИШ

Обложили ни за что ни про что! Из операционной выгнали! Лёшка, зато, и на пятом, и на первом!

СЫТИН

Беляев – псих!

ЕВГРАФОВ

Петя к столу – тишь да гладь наступила. Ваш Игорёк ещё и мочевой порезал.

РАМИШ

Третье вхождение в брюшную полость. И ас бы порезал!

ЕВГРАФОВ

Вот Зильберман его и ушил. Беляев орать: «уролога! уролога!» Он ему: «зачем сор из избы выносить?»

РАМИШ

Урологи не любят акушерские операции. Они для них сильно кровавые.(смотрит на Евграфова со значением) Урологи – они же такие изыыысканные… Яйцерезки!

По лестнице спускается Лидваль, цивильно одетая.

СЫТИН

Шухер! Начмед!

Сытин воровато-скоро пихает недокуренную сигарету в стоящую на перилах жестянку. Лидваль протягивает раскрытую ладонь Евграфову:

ЛИДВАЛЬ

Второе предупреждение… Примус!

Он ей с улыбкой отдаёт пачку. Она идёт к машине Скорой.

СЫТИН

Откуда она твоё погонялово знает?

Евграфов шутливо отмахивается, с улыбкой глядя Лидваль вслед.

СЫТИН

Лидваль – зверь! Лютый писец!

РАМИШ

Ни детей. Ни мужика.

ЕВГРАФОВ

С чего ты взяла? Она красивая.

РАМИШ

От НЕ-сплетников.

СЫТИН

Янусик, в кино сходим?

РАМИШ

Сходим… К послеоперационной!

Поднимается по лестнице, Сытин за ней. Евграфов остаётся один. Несколько секунд думает – идёт в сторону главного корпуса.

1-45.НАТ. ГЛАВНЫЙ КОРПУС/У АДМИНИСТРАТИВНОГО ВХОДА.ДЕНЬ.

(САЗОНОВ, ПОСЕТИТЕЛИ, ПЕРСОНАЛ, ЕВГРАФОВ.)

Ко входу в главный корпус идёт Сазонов, с букетом роз. Заходит. К двери следом подходит Евграфов.

1-46.ИНТ. ГЛАВНЫЙ КОРПУС/НА ПРОХОДНОЙ ГЛАВНОГО КОРПУСА.ДЕНЬ. – (ВАХТЁР, САЗОНОВ, ПОСЕТИТЕЛИ, ПЕРСОНАЛ, ЕВГРАФОВ.)

Персонал снуёт через вертушку. Посетителей вахтёр не пропускает. Сазонов показывает вахтёру удостоверение, тот его немедленно впускает со всем уважением. Пытаются ломиться другие, реплики: «Чего это ему можно, а нам – нельзя!»

ВАХТЁР

Потому что!.. Товарищи! Вот внутренний телефон. Звоним докторам.

К вертушке подходит Евграфов. У него уходит некоторое время, чтобы протиснуться через толпу посетителей. Сазонова он не успевает заметить. Разошлись буквально на секунду-другую.

1-47.ИНТ.ГЛАВНЫЙ КОРПУС/КОРИДОР У ЛИФТОВ.ДЕНЬ.

(САЗОНОВ, ПОСЕТИТЕЛИ, ПЕРСОНАЛ, СТУДЕНТЫ, ЕВГРАФОВ.)

Грузовые лифты типовой многопрофильной больницы. У дверей – небольшая толпа. Сазонов с букетом в первых рядах. Раскрываются двери, все заходят. Кто-то нажимает кнопку. К дверям подбегает Евграфов, вставляет локоть, двери раскрываются, Евграфов впихивается. Кто-то нажимает кнопку – двери не закрываются. Реплика: «перегруз!» Евграфов выходит. Они с Сазоновым не заметили друг друга в толчее. Двери закрываются. Лифт уезжает. Евграфов нажимает кнопку вызова.

 
1-48.ИНТ.ВОДИТЕЛЬСКИЙ САЛОН СКОРОЙ.ДЕНЬ.

(ШОФЁР АНДРЕЙ, ЛИДВАЛЬ.)

Андрей за рулём. Лидваль рядом, крепко держась за верхнюю ручку боковой дверцы.

ЛИДВАЛЬ

Андрей Егорович, я в облздрав, а не на пожар!

ШОФЁР АНДРЕЙ

Уж лучше на пожар.

ЛИДВАЛЬ

Это точно!.. На дорогу смотри! На дорогу смотри!

ШОФЁР АНДРЕЙ

Чё я там не видел?! То же, что и вчера. Нервная ты. Любви бы половой и карапузов штуки три. Четыре.

ЛИДВАЛЬ

Уволить бы тебя к чертям собачьим! Раза три. Четыре.

Шофёр смеётся. Достаёт пачку сигарет – пустая. Сминает, бросает на пол под недовольный взгляд Лидваль. Он начинает копаться в бардачке, хлопать себя по карманам. Как он при этом ведёт машину – совершенно непонятно. Лидваль достаёт из кармана две пачки «555», кидает на торпедо.

ЛИДВАЛЬ

Кури, блаженный.

ШОФЁР АНДРЕЙ

Вот это спасибо, Кать!

1-49.ИНТ.РОДДОМ/ЛЕСТНИЧНАЯ ПЛОЩАДКА.ДЕНЬ.

(РЫБА, СВЯТОГОРСКИЙ.)

На лестничной клетке верхнего этажа, на подоконнике стоит жестянка, полная окурков. Рыба курит. Поднимается Святогорский.

СВЯТОГОРСКИЙ

(демонстративно переигрывая)Сколько раз просил здесь не курить! Кислородная в двух шагах!

РЫБА

Императрица укатила, не шуми.

Святогорский достаёт пачку сигарет из кармана. Рыба щёлкает зажигалкой, Святогорский прикуривает. Затягивается. Смотрит вниз: не идёт ли кто. Тихо, имея в виду Зильбермана; с любовью к Рыбе, желанием её вразумить:

СВЯТОГОРСКИЙ

Он никогда не разведётся с женой.

РЫБА

То ты ему поклоняешься, то…

СВЯТОГОРСКИЙ

Одно другому не мешает. Да – хирургический небожитель. Но старый гриб! Гладиатор!

РЫБА

Почему – гладиатор?

СВЯТОГОРСКИЙ

Бабка моя их так называла. Что он уже может? Только гладить!

РЫБА

Чтоб молодые так могли!

Рыба тушит окурок, спускается. Святогорский вслед, негромко:

СВЯТОГОРСКИЙ

Простой хороший парень! Ровесник!

РЫБА

За своей жизнью смотри!

СВЯТОГОРСКИЙ

У меня всё отлично. Любимая жена беременная…

Перегибается через перила, шипит вслед уходящей Рыбе.

СВЯТОГОРСКИЙ

Рыба, бобылкой останешься!

Рыба только отмахивается.

1-50.ЗАЯВОЧНЫЕ ВИДЫ ГЛАВНОГО КОРПУСА. ДЕНЬ.
1-51.ИНТ. ГЛАВНЫЙ КОРПУС/У ГРУЗОВОГО ЛИФТА НА ЭТАЖЕ. ДЕНЬ.

(САЗОНОВ, ЧЕКАЛИНА, ПЕРСОНАЛ, ПАЦИЕНТЫ, ЕВГРАФОВ.)

Чекалина идёт. Видит Сазонова с букетом. Становится резко-ироничной.

ЧЕКАЛИНА

Суровый товарищ Сазонов! Неужто вы влюбились, как малолетка?!

Персонал и пациенты оглядываются, Сазонов властно берёт Машу под локоток, увлекает в закоулок за лифтами. Спустя мгновение раскрываются двери грузового лифта, в коридор выходит с толпой Евграфов – идёт в противоположную сторону, ко входу в урологическое отделение. Опять разминулся с Сазоновым. В коридорном закоулке:

САЗОНОВ

Не веди себя, как…

ЧЕКАЛИНА

Как кто?!

САЗОНОВ

Как сука!

ЧЕКАЛИНА

Ух ты! Ну, я-то точно не кобель. У меня нет жены. И троих детей до кучи. Фотографии которых ты заботливо уложил мордами вниз. А где они сами? Где женские штучки? Детские игрушки?

Он смотрит на неё тяжким взглядом, предвестником ярости.

ЧЕКАЛИНА

Букет мне?

Забирает букет.

ЧЕКАЛИНА

Послезавтра утром. В десять. Жди на стоянке.

Уходит. Оборачивается. Посылает ему шутовской воздушный поцелуй с ладошки. Он стоит идиот идиотом. Внимательно, с удивлением смотрит на покалеченную кисть, осторожно ею вращает, сжимает в кулак: она не болит. Вздох явного облегчения.

1-52.ИНТ.ГЛАВНЫЙ КОРПУС/КОРИДОР УРОЛОГИИ. ДЕНЬ.

(ЧЕКАЛИНА, ЕВГРАФОВ, МЕДСЕСТРА, ПЕРСОНАЛ, ПАЦИЕНТЫ.)

Чекалина идёт по коридору с букетом, чуть не припрыгивая от удовольствия-азарта. Навстречу – Евграфов.

ЕВГРАФОВ

Маня-Манечка-Манюня! Говорят – вышла. (Взгляд на букет) Ох ты!

ЧЕКАЛИНА

Ага! Слушай, Лёшка!.. Напомни кличку твоего командира.

Евграфов смотрит с тревогой, как смотрел на Розу Борисовну, когда она о руке упомянула. Но: не может быть!

ЕВГРАФОВ

Сазан.

ЧЕКАЛИНА

Он на карпа что ли похож?

ЕВГРАФОВ

Нет. Фамилия просто… созвучная.

ЧЕКАЛИНА

Интересно, интересно… Ты чего здесь? Роддому консультация уролога нужна?

ЕВГРАФОВ

Ты мне нужна.

ЧЕКАЛИНА

Ты мне тоже.

Ласково целует его в губы, чуть касаясь. Идёт дальше по коридору. Вслед:

ЕВГРАФОВ

Завтра что делаешь?!

Не оборачиваясь:

ЧЕКАЛИНА

Работаю.

ЕВГРАФОВ

А послезавтра?!

Чекалина, не оборачиваясь, машет рукой: разберёмся! Уходит.

1-53.ЗАЯВОЧНЫЕ ВИДЫ РОДДОМА.ДЕНЬ.
1-54.ИНТ.РОДДОМ/БУФЕТ ОБСЕРВАЦИИ.ДЕНЬ.

(БЕЛЯЕВ, РАМИШ, СЫТИН.)

В буфете обсервации, маленьком (не в главном корпусе, где продают, а для служебных нужд) за столом Беляев. Перед ним тарелка и кастрюля. Ест. Вдруг задумывается. Откидывается на спинку стула и кричит несколько театрально в приоткрытую дверь, ведущую в отделение:

БЕЛЯЕВ

Интерны! Инте-е-ерны!

На пороге появляются Сытин и Рамиш. Опасливо – после его вспышки гнева в операционной. Беляев же благодушен. (Он человек резкой смены настроений, новенькие плюс-минус некоторое время приспосабливаются.)

БЕЛЯЕВ

Янка, Олежка, берите тарелки! Дядя Игорь добрый. Когда не злой.

Берут тарелки, садятся. Рамиш заглядывает в кастрюлю.

РАМИШ

Что это?

БЕЛЯЕВ

Эх ты, чухонка! Щи да каша – пища наша? Сациви!

СЫТИН

Сациви разве не вино?

БЕЛЯЕВ

Совсем гулкие! Курица в соусе из грецких орехов! Да вы попробуйте! Только пальцы не пооткусывайте!

Несмело накладывают по чуть. Осторожно пробуют. Сытин ахает от наслаждения, нагребает ещё, лопает полным ртом. Рамиш ест аккуратно, «прилично».

БЕЛЯЕВ

То-то, Жирдяев! Это тебе не с картофана пухнуть. Смотрю ты, как и я – склонен…

СЫТИН

Я – Сытин!

БЕЛЯЕВ

В глаза бросается, что не Голодухин!

Рамиш хихикает. Сытин бросает на неё обиженный взгляд. Но так вкусно!.. С набитым ртом, к Беляеву:

СЫТИН

Курочка – деревенская!

БЕЛЯЕВ

Благодарные селянки расплачиваются с докторами натурой.

РАМИШ

Жена ваша так вкусно готовит?

Беляев мрачнеет, отодвигает тарелку. Встаёт.

БЕЛЯЕВ

Санитарка Лиля. У неё какой-то из мужей был грузин. … Рубайте без церемоний!

Выходит. Рамиш Сытину невербально: «я что-то не так сказала?!». Он пожимает плечами: «А я знаю?!» – и накладывает себе ещё весьма щедро из кастрюли.

1-55.НАТ/ИНТЕРЬЕР.РОДДОМ/У АДМИНИСТРАТИВНОГО ВХОДА/ВОДИТЕЛЬСКИЙ САЛОН СКОРОЙ.ДЕНЬ.

(ЕВГРАФОВ, ЛИДВАЛЬ, ШОФЁР АНДРЕЙ, ПОСЕТИТЕЛИ, ПЕРСОНАЛ.)

Евграфов возвращается из главного корпуса. Подъезжает Скорая, выходит Лидваль. Андрей остаётся в салоне. Евграфов и Лидваль вместе поднимаются по лестнице.

ЛИДВАЛЬ

Что как побитая собака?

ЕВГРАФОВ

С чего вы взяли?

ЛИДВАЛЬ

Бывала битой собакой. Знакомый взгляд. … Как первое дежурство?

ЕВГРАФОВ

Всё хорошо.

ЛИДВАЛЬ

Зря сказал. Врачи суеверны, как военные. Не знал?

Евграфов кидает на неё пристальный взгляд.

ЛИДВАЛЬ

Посмотрела твоё личное дело. Должна же я выяснить анамнез смельчака, задирающего начмеду штаны. Да и «блатных» ненавижу.

Подходят к дверям, он предупредительно открывает. Андрей наблюдает за ними из салона. Взгляд серьёзный, и очень ёмкий – он явно не просто «тупой шоферюга».

1-56.ИНТ.РОДДОМ/КОРИДОР РОДЗАЛА ФИЗИОЛОГИИ.ДЕНЬ.

(ЕВГРАФОВ, РЫБА.)

Входит Евграфов. Садится за стол. Закадрово стонет роженица. Из дверей предродовой палаты выходит Рыба. Садится рядом. Что-то записывает.

РЫБА

Капельницу подключили. Вторичная слабость… Доктор, вы любите кого-нибудь?

Евграфов удивлённо смотрит на Рыбу. Чего вдруг такая резкая смена темы?! Она улыбается.

РЫБА

Только не говорите: маму с папой. Маму с папой все любят.

ЕВГРАФОВ

Все, у кого они есть.

РЫБА

Вы что?! Ой, простите…

ЕВГРАФОВ

Ничего. Мать умерла … очень давно. Кто мой… кто меня сделал – не знаю.

РЫБА

Мама вам не рассказывала?

Через некоторую паузу. Лицо – печально-саркастичное.

ЕВГРАФОВ

Не успела.

Рыба не особо вникает, ей важнее выговориться, чем выслушать.

РЫБА

Нас папа бросил, когда я маленькая была. Помню: очень обрадовалась! Мама перестала кричать и плакать… Чего это я с вами разоткровенничалась?

ЕВГРАФОВ

Я, собственно, тоже. Меня ваш вопрос застал врасплох. … Я люблю одну чудесную девушку.

РЫБА

А она вас – не любит?

ЕВГРАФОВ

Любит. Как умеет…

РЫБА

Но хочется, чтобы не так?

Он кивает.

РЫБА

Давайте заново знакомиться. Анастасия Рыбальченко. Для своих: Рыба. И на «ты».

Протягивает ему руку. Он торжественно пожимает.

ЕВГРАФОВ

Алексей. Для своих: Примус. И тоже…

Раздаётся громкий вопль из предродовой. Оба кидаются туда.

1-57.ИНТ.РОДДОМ/ПРЕДРОДОВАЯ ПАЛАТА ФИЗИОЛОГИИ.ДЕНЬ.

(ЗИЛЬБЕРМАН, ЕВГРАФОВ, РЫБА, РОЖЕНИЦА.)

Зильберман сидит на краю функциональной кровати. Осматривает живот стонущей роженицы. Характерная контрактура: матка во время схватки приобретает форму песочных часов.

ЗИЛЬБЕРМАН

Начавшийся разрыв матки.

Рыба выносится. Роженица, превозмогая боль:

РОЖЕНИЦА

С ребёнком всё в порядке?

Её настигает сильный приступ боли – кричит в голос.

ЗИЛЬБЕРМАН

Алексей, каталку!

Евграфов берёт роженицу на руки, физически крепок. Зильберман одобрительно кивает: «можно и так». Выходят из предродовой.

1-58.ИНТ.РОДДОМ/ОПЕРАЦИОННАЯ ФИЗИОЛОГИИ.ДЕНЬ.

(ЗИЛЬБЕРМАН, ЕВГРАФОВ, СВЯТОГОРСКИЙ, ОПЕРАЦИОННАЯ СЕСТРА, АНЕСТЕЗИСТКА.)

Завершающий этап операции. Зильберман и Евграфов манипулируют в ране.

ЕВГРАФОВ

Нормально же роды шли!

ЗИЛЬБЕРМАН

Акушерство – как вождение. Всё прекрасно. И тут – Камаз!

Зильберман заметил в ране очевидное ухудшение клинической ситуации. Но говорит ровно и спокойно, без тени тревоги:

ЗИЛЬБЕРМАН

Расшиваемся. (Святогорскому) Интубируй повторно, пока не раздышалась.

Бригада беспрекословно подчиняется Зильберману, не задавая вопросов. Евграфов чуть недоумевает, глядя в рану. Зильберман аккуратно вытягивает (срезав узелок ножницами) длинную кетгутовую нить.

ЗИЛЬБЕРМАН

(Святогорскому) Лей, что есть. Крови надо бутыль. Чтобы взамен выдали четвёртой отрицательной миллилитров четыреста.

СВЯТОГОРСКИЙ

Тёплая донорская эффективней.

ЗИЛЬБЕРМАН

С тебя качать не буду. Костный мозг не карась, столько икры метать. Звони всем.

Святогорский, кивнув анестезистке, выходит.

ЗИЛЬБЕРМАН

Дитя здоровое есть. Хотел и матку сохранить… Но жизнь больше полого мышечного органа.

ЕВГРАФОВ

У меня четвёртая отрицательная.

ЗИЛЬБЕРМАН

Успеешь ещё подхватить синдром хронического донора. Думаешь, этот гуманист звонить пошёл?..

1-59.ИНТ.РОДДОМ/КОРИДОР РОДЗАЛАФИЗИОЛОГИИ.ДЕНЬ.

(СВЯТОГОРСКИЙ, РЫБА.)

Святогорский идёт по коридору. Рыба сидит за столом. Завидев его, стремительно встаёт навстречу. Взволнованно:

РЫБА

Ну что?!

СВЯТОГОРСКИЙ

Кровь у меня возьми.

РЫБА

Пятый раз за месяц?! Нет!

СВЯТОГОРСКИЙ

Девочка в канализацию стечёт – Петя под неприятности попадёт.

На этом аргументе Рыба, нахмурившись, сдаётся.

РЫБА

Пошли. Последний раз!

Заходят в манипуляционную.

1-60.ИНТ.РОДДОМ/ОПЕРАЦИОННАЯ ФИЗИОЛОГИИ.ДЕНЬ.

(ЗИЛЬБЕРМАН, ЕВГРАФОВ, СВЯТОГОРСКИЙ, ОПЕРАЦИОННАЯ СЕСТРА, АНЕСТЕЗИСТКА.)

ЗИЛЬБЕРМАН

Двузубые щипцы.

Операционная подаёт инструмент. Зильберман захватывает матку. Подаёт бранши Евграфову, крепко обхватывает его ладони своими, подтягивает вверх.

ЗИЛЬБЕРМАН

Любимая женщина висит над пропастью. Её жизнь – в твоих руках. Ослабишь захват – сорвётся.

Евграфов кивает. Заходит бледный Святогорский, в пижаме и внезапно в халате поверх, левой рукой особо не шевелит, просматривается повязка. Протягивает анестезистке флакон крови.

 

СВЯТОГОРСКИЙ

Делай биологическую пробу и подключай. (Зильберману) Беляев руководит операцией «Кровь».

ЗИЛЬБЕРМАН

Этот печень Прометея у орла из клюва вырвет. (Евграфову) Каждый – своим хорош. Игорь – человек незаменимый.(Анестезистке) Доктору своему глюкозы по вене пусти, он сейчас чувств-с лишится.

1-61.ИНТ. РОДДОМ/КОРИДОР РОДЗАЛА ОБСЕРВАЦИИ.ДЕНЬ.

(БЕЛЯЕВ, РАМИШ, СЫТИН, ЛИДВАЛЬ, ЧЕРКАССКИЙ.)

Рамиш и Сытин лежат на кушетках, в венах – пункционные иглы, кровь по системе стекает во флаконы. Заходит Лидваль, закатывая рукав. У Беляева (только в пижаме) бинтом перемотан локтевой сгиб; орёт в трубку.

БЕЛЯЕВ

Если у нас тётка откинется – вам кирпич на голову упадёт! … А таким! Божьим промыслом! … А я ему подскажу!

Шандарахает трубкой по телефону – тот разлетается надвое. Явно не в первый раз: весь обмотан медицинским пластырем.

ЛИДВАЛЬ

Игорь, бюджета нет!

БЕЛЯЕВ

Я его и покупал!

ЛИДВАЛЬ

Возьми и мой взнос.

Лидваль закатывает рукав халата. Беляев встаёт, кивает на дверь в манипуляционную.

БЕЛЯЕВ

Не иначе падла какая на хороший день пожаловалась!

ЛИДВАЛЬ

Я даже знаю – какая!.. Святогорский опять подвиги совершал? Судя по тому, что дэвээс купирован?

БЕЛЯЕВ

Медаль ему вручишь. Из гематогена.

Уходят в манипуляционную. В коридор родзала обсервации заходит Черкасский. Подходит к Сытину, гладит по волосам.

ЧЕРКАССКИЙ

Бедные зайцы! Что вам двоим у Игорька делать? Иди ко мне в отделение.

РАМИШ

А можно – я?

Черкасский заходит в манипуляционную, даже не глянув на Рамиш.

РАМИШ

Его техника безупречна! Вхождения в брюшную полость как по атласу оперативки.

СЫТИН

Я ещё кое-что о нём слышал. Но не верил.

Ерошит волосы, приглаженные Черкасским.

РАМИШ

Да ладно! Он женат. У него дети!

СЫТИН

Причём жена – проктолог!

Оба прыскают.

1-62.ИНТ.РОДДОМ/СМОТРОВАЯ РОДЗАЛА ОБСЕРВАЦИИ.ДЕНЬ.

(БЕЛЯЕВ, ЛИДВАЛЬ, ЧЕРКАССКИЙ.)

Беляев накладывает Лидваль жгут на плечо, она работает кулаком. Он берёт пункционную иглу – вводит под кожу и после ищет вену.

ЛИДВАЛЬ

Шшш!.. Игорь, не двухмоментно! Больно же!

Заходит Черкасский. Укоризненно смотрит на Беляева. Тот вынимает иглу из вены – передаёт ему. Черкасский ловко одномоментно вкалывает иглу в вену, снимает жгут, из иглы – капает кровь, он подключает к игле жилу капельницы. К Беляеву:

ЧЕРКАССКИЙ

Как Светка?

БЕЛЯЕВ

Сами справитесь!

Выходит, шандарахнув дверью. Лидваль кричит ему вслед:

ЛИДВАЛЬ

Не круши роддом!

Беляев заглядывает обратно, шипит с яростью:

БЕЛЯЕВ

У меня хоть что-то построено! Просто сейчас ремонт! Понимаешь?! – ре-монт! У нас со Светкой наладится. Я налажу! Любой ценой! А у тебя – ноль! Ни участка! Ни фундамента!(Черкасскому) А ты!..

Машет рукой: «о тебе и говорить нечего!» Выходит. Лидваль и Черкасский делают друг другу лица: «блин, поинтересовались делами друга. На свою голову. Оба по мордасам получили».

1-63.ИНТ. РОДДОМ/КАБИНЕТ ЗАВ ФИЗИОЛОГИЕЙ.НОЧЬ.

(ЗИЛЬБЕРМАН, ЕВГРАФОВ, РЫБА, СВЯТОГОРСКИЙ.)

Зильберман за столом, крутит диск телефона, трубка у уха. Евграфов с бумагами – напротив, на приставном стуле. Рыба с ногами уютно устроилась на кровати. Диктует Евграфову.

РЫБА

Условия: живой плод, нормальная температура. Показания: Начавшийся…

ЗИЛЬБЕРМАН

Угрожающий.

РЫБА

… угрожающий разрыв матки. Пётр Александрович, вы должны доктора учить!

ЗИЛЬБЕРМАН

Не люблю бессмысленно повторяющиеся… (в трубку) Алёна, здравствуй! У меня девочка тяжёлая, остаюсь в роддоме.

РЫБА

(продолжая диктовать Евграфову)… внутриутробная гипоксия…

Зильберман, прикрывая рукой трубку, не прекращая слушать жену:

ЗИЛЬБЕРМАН

Асфиксия.

РЫБА

…асфиксия плода. По жизненным показаниям произведена экстренная операция…

Заходит Святогорский. Подхватывает диктовку. Сам идёт к холодильнику Зильбермана, открывает, достаёт бутылку водки, из шкафа рюмки.

СВЯТОГОРСКИЙ

…кесарева сечения в нижнем маточном сегменте. Бла-бла-бла.

ЗИЛЬБЕРМАН

(в трубку) Всё завтра, Еленушка… Я тебя тоже.

Рыба чуть заметно хмурится на последнем. Зильберман кладёт трубку. Святогорский уже разлил на четверых.

ЗИЛЬБЕРМАН

Кагор есть.

Святогорский без второго слова отправляется к шкафу, на поиски кагора.

ЗИЛЬБЕРМАН

(Колмогорову) Не забудь указать, что объём операции расширен. Почему и как.

Святогорский ищет. Рыба встаёт с кровати, быстро находит бутылку, штопор, стакан – вручает. Святогорский, открывая бутылку, Евграфову:

СВЯТОГОРСКИЙ

Он протоколы не перечитывает. Вслепую подмахивает. Одна ошибка – ты подставил всю бригаду.

Евграфов опасливо отдёргивает ручку. Все берут тару.

ЗИЛЬБЕРМАН

Ну!.. За боевое крещение!

Чокаются на четверых – Святогорский стаканом кагора, – выпивают. Зильберман занюхивает Рыбиной косой.

ЗИЛЬБЕРМАН

(Евграфову) Не дёргайся. Бумага – не жизнь.

СВЯТОГОРСКИЙ

Разок перепишешь весь журнал операционных протоколов – и…

На столе Зильбермана звонит городской телефон. Поднимает трубку.

ЗИЛЬБЕРМАН

Да?.. Он. …

Внимательно слушает. Кладёт трубку. Встаёт. Идёт к шкафу, начинает переодеваться.

ЗИЛЬБЕРМАН

Вызов по санавиации.

Евграфов поднимается. Недоумённо:

ЕВГРАФОВ

У нас есть вертолётная площадка?!

СВЯТОГОРСКИЙ

И площадка есть. И вертолёт. И – главное, – пилот! И такой!.. Ох, какой пилот!

Рыба и Святогорский прыскают. Зильберман – хитрые глазки. Евграфов выходит.

1-64.НАТ.РОДДОМ/У АДМИНИСТРАТИВНОГО ВХОДА/ПЛОЩАДКА ПЕРЕД РОДДОМОМ. НОЧЬ.

(ЗИЛЬБЕРМАН, ЕВГРАФОВ, ШОФЁР АНДРЕЙ.)

Шофёр Андрей с неистовой страстью колотит ногами по Скорой.

ШОФЁР АНДРЕЙ

Тварь гремучая! Раздолбайка гнилая!

По ступенькам спускается Зильмерман. За ним следом – Евграфов. Шофёр ловит взгляд Зильбермана, моментом остывает, протягивает в направлении врача руку с характерным жестом ладони:

ШОФЁР АНДРЕЙ

Петя, щас!

Подходит к капоту, открывает, что-то подкручивает, закрывает и обнимает его широко, двумя руками, ласково:

ШОФЁР АНДРЕЙ

Девочка, ласточка!

Зильберман одобрительно кивает. Шофёр заскакивает в кабину, поворачивает ключ в зажигании, давя на сцепление:

ШОФЁР АНДРЕЙ

Давай, девочка гремучая!

После холостых прокрутов, – двигатель заводится.

ЕВГРАФОВ

Вы в кабину?

ЗИЛЬБЕРМАН

Экстримом у нас Екатерина Алексеевна наслаждается. Пошли в салон.

1-65.ИНТ.САЛОН СКОРОЙ.НОЧЬ.

(ЗИЛЬБЕРМАН, ЕВГРАФОВ.)

Залезают в салон. Зильберман быстро садится.

ЗИЛЬБЕРМАН

На боевых вылетах бывал?

Машина резко стартует. Евграфов телом реагирует моментально, обретая устойчивость. Садится.

ЕВГРАФОВ

Да.

Зильберман смотрит на него чуть пристальней.

ЗИЛЬБЕРМАН

Я пошутил.

ЕВГРАФОВ

Я – нет.

ЗИЛЬБЕРМАН

(кивая в сторону водителя) Он тоже. Бывал.

Машину подбрасывает на колдобине.

ЗИЛЬБЕРМАН

Вот такая у нас, брат, санавиация.

ЕВГРАФОВ

Нормальная у нас санавиация.

Зильберман смотрит серьёзно. Евграфов, немного помедлив, отодвигает край пижамы, показывает шрам.

ЕВГРАФОВ

Под Лашкаргахом. Навылет. Ерунда. Из подразделения двое выжили. Я. И капитан, сука. Была бы у нас плохая санавиация – здесь не сидел.

Зильберман понимающе кивает. Машина заходит на крутой вираж.

ЗИЛЬБЕРМАН

Вмиг долетим.

1-66.НАТ/ИНТЕРЬЕР. У ВХОДА В СЕЛЬСКУЮ БОЛЬНИЦУ/ВОДИТЕЛЬСКИЙ САЛОН СКОРОЙ. НОЧЬ.

(ЗИЛЬБЕРМАН, ЕВГРАФОВ, ШОФЁР АНДРЕЙ, ФЕЛЬДШЕРИЦА.)

На подворье влетает Скорая. Филигранно тормозит. У шофёра Андрея сосредоточенное лицо. Он выпрыгивает из салона. Из пассажирского салона выходят Зильберман и Евграфов. Им навстречу выбегает взволнованная Фельдшерица.

ФЕЛЬДШЕРИЦА

Петя! Слава тебе господи, ты сегодня!

Все быстро заходят в больницу.

1-67.ИНТ.ПРИЁМНОЕ СЕЛЬСКОЙ БОЛЬНИЦЫ.НОЧЬ.

(ФЕЛЬДШЕРИЦА, ЕВГРАФОВ, ЗИЛЬБЕРМАН, ШОФЁР АНДРЕЙ, МУЖИК.)

В обшарпанном приёмном покое сельской больницы на полу лежит Мужик с топором в животе. Заходят: Фельдшерица, Зильберман, Евграфов и Шофёр Андрей. Зильберман на входе:

ЗИЛЬБЕРМАН

Какая у нас тут ургентность развесёлая?!

Видит Мужика. Спокоен. Ровный спокойный вопросительный взгляд на Фельдшерицу. Евграфов ошарашен.

ЕВГРАФОВ

Он… Не беременный.

ЗИЛЬБРЕМАН

Меткое наблюдение, Алексей Григорьевич.

ФЕЛЬДШЕРИЦА

Пётрсаныч, беременная есть. Там только морда битая. Муж. Она его… С пожарного щита схватила и… А я чё сделаю? Врач один, пьяный в дым.

ЗИЛЬБЕРМАН

Ментов вызвала? Каталку.

Кивает, убегает. Зильберман присаживается на корточки около мужика, щупает пульс на сонной артерии.

ЕВГРАФОВ

Мы же акушеры-гинекологи!

ЗИЛЬБЕРМАН

Доминанту Ухтомского помнишь?

ЕВГРАФОВ

«Во все моменты жизнедеятельности…»

ЗИЛЬБЕРМАН

Какая сейчас твоя важнейшая функция?

ЕВГРАФОВ

Врач? Хирург?

Фельдшерица закатывает каталку. Зильберман кивает: помогайте! Все, включая Шофёра Андрея, прилаживаются поднимать Мужика на каталку.

ШОФЁР АНДРЕЙ

Грузчик!

ЕВГРАФОВ

Это мне не привыкать.

НОВЫЙ ДЕНЬ

1-68.НАТ.УЛИЦА. НОЧЬ.

(ЕВГРАФОВ, КУЗНЕЦОВА, РУСЛАН КУЗНЕЦОВ, ПРОДАВЕЦ ЦВЕТОВ,1-Й БОЕЦ, 2-Й БОЕЦ, ПРОХОЖИЕ.)

Идёт Евграфов. Подходит к нацмену, торгующему цветами. Выбирает шикарный букет роз, как видел у Чекалиной вчера. Расплачивается. Из кафе-«стекляшки» вываливаются два подвыпивших «бойца». На другой стороне улицы останавливается такси. Из него выходит Кузнецова с сыном Русланом. Обходит машину, расплачивается с водителем через его окно. «Бойцы» видят деньги и двигают в сторону машины. Людмила, расплатившись, заходит в подворотню. Они – за ней. Евграфов отмечает ситуацию «женщина с ребёнком в опасности» (у него автоматическая привычка «просеивать пространство»), протягивает букет Продавцу.

ЕВГРАФОВ

Я сейчас…

ПРОДАВЕЦ ЦВЕТОВ

КАнечно, дАрАгой!

1-69.НАТ.У ПОДВОРОТНИ/ПОДВОРОТНЯ. НОЧЬ.

(ЕВГРАФОВ, КУЗНЕЦОВА, РУСЛАН КУЗНЕЦОВ, 1-Й БОЕЦ, 2-Й БОЕЦ.)

Евграфов у подворотни. Слышен сдавленный мальчишеский стон. Останавливается и заглядывает (коротко, стремительно) из-за угла. 1-й Боец держит мальчика, зажав ему рот, 2-й Боец прижал Кузнецову лицом к стене одной рукой, в другой у него финка. Оба – внезапно совершенно трезвые.

2-Й БОЕЦ

Тихо!

Евграфов стремительно заходит (с нейтрально-приветственным выражением лица). Моментально поравнявшись, наносит короткий удар Кузнецовой. Та теряет сознание, выскальзывает из зажима, распластывается на земле. Финка 2-го Бойца втыкается ему же в горло. У Евграфова сосредоточенное выражение лица – без жестокости, просто максимальная концентрация.(Всё занимает одну-две секунды, как во втором сезоне «Фарго», в сцене, где к чёрному в гостиничный номер заходит бригада Гробовщика.)

1-Й БОЕЦ

Ах ты!..

Едва успевает рыпнуться: финка уже у него в глазу. Евграфов подносит палец к губам Руслана: пацан понятливый, молчит, хотя и в ужасе. Евграфов обтирает финку об одежду убитого, складывает, убирает в карман. Пока он пробивает карманы «бойцов» – мать и сына стремительно бегут на выход из подворотни. Руслан Кузнецов оглядывается. Евграфов ему доброжелательно подмигивает. Карманы бойцов пустые. Только бумажка с номером телефона.

1-70.НАТ.УЛИЦА. НОЧЬ.

(ЕВГРАФОВ, ПРОДАВЕЦ ЦВЕТОВ, ПРОХОЖИЕ.)

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru