Двоемирье. Книга 4. Круговорот

Татьяна Грач
Двоемирье. Книга 4. Круговорот

Двоемирье. Книга 4. Круговорот

Пролог

Страх приходит, когда его меньше всего ждешь. Закрываешь глаза, чтобы погрузиться в расслабляющую сонную негу, и вдруг слышишь за окном знакомый, почти позабытый шорох…

Сауле села на кровати, слишком большой для нее одной. Бросила взгляд на закрытое тяжелыми шторами окно, сквозь которое пробивался лучик лунного света. Порожденная им тень трепетала на стене из-за ветра. Конечно же, все дело в ветре! Это он шелестел ветвями, напугав до прокушенных в кровь губ.

То ли разозлиться, то ли рассмеяться от такой глупости.

– Это оттого, что ты не рядом, – посетовала она Элмину, будто он мог услышать. Прижала к себе бархатную подушку, не способную защитить от вдруг накатившего чувства приближающейся беды. И стены дворца, какими бы крепкими и надежными ни были, тоже не могли этого сделать.

Обычно Элмин всегда находил нужные слова, чтобы успокоить, но вот снова отправился сражаться с болотниками, а ей приходится вскакивать от любого звука в одиночестве.

– Почему мне нельзя с тобой? – единственное, что она успела спросить, прежде чем он ушел. – Я же всегда была с вами, в каждом сражении!

Удержалась, чтобы не всхлипнуть. «Не уходи, останься, прошу», – кричало все внутри. И до сих пор кричало, хоть и прошло уже несколько дней. А Элмин лишь укоризненно покачал головой.

– Ты для нас уже сделала все, что могла. Теперь достаточно одного твоего имени, чтобы воодушевить воинов.

– И больше я тебе не нужна, – Сауле вздохнула, опустилась на бархатный ковер, роскошь которого уже не радовала.

– Глупышка, – Элмин ободряюще улыбнулся, но даже шага к ней не сделал, остался стоять в дверях. Может, это и к лучшему. Так ему проще будет уйти. – Оглянись вокруг. Что ты видишь?

Странный вопрос, на который она лишь пожала плечами.

– Нашу спальню. Дворец. Сад за окном.

– Не будь ты мне нужна, видела бы сейчас вместо этого своды пещеры в свете огня. Подумай об этом на досуге.

Она так старательно пыталась позабыть годы, проведенные в Духовом Храме, но от этих жестоких слов воспоминания вновь всколыхнулись. Непрошенные, заставляющие дрожать.

– И что мне делать, пока тебя не будет? – едва слышно выдохнула она, пусть и хотелось спросить совсем другое: «За что ты так со мной?»

– Делай то, что у тебя лучше всего получается, как обычно. Моли своих Духов о нашей победе. А я буду делать то, что умею я. Избавляться от болотников. Не позволю им вернуть свои… наши земли.

Поинтересуйся он ее мнением, Сауле бы сказала: «И пусть возвращают. Мне все равно, лишь бы ты был рядом». Если он не вернется, если оставит ее одну… Лучше и не думать, что тогда.

Но он не спросил, а она промолчала. Знала, что слова не помогут.

Снова странный шорох, на этот раз совсем рядом. Сауле опустила ноги на пол, и по босым ступням тут же пробежал холодок.

– Просто окно открылось, – попыталась она успокоить себя.

Такие редкие минуты прохлады в середине лета. Они должны были бы принести долгожданное облегчение, а вместо этого захотелось только закрыть окно поплотнее, отгородившись от полного опасностей мира.

Стоило сделать несколько шагов, как вместе с прохладой Сауле отчетливо ощутила затхлый запах болот. Тот, что должен был оставаться далеко от дворца, как и ведомые Элмином битвы. Сауле подавила подступившую тошноту и вгляделась в ночную даль, уверенная, что увидит на горизонте полыхающие отблески. Ничего, кроме едва светлеющей полоски там, где вскоре должно подняться солнце.

Поднимется ли?

– С каких пор меня пугает ночь? – фыркнула Сауле и захлопнула окно.

С тех пор, как покинула храм, где призвана была служить до конца своих дней? С тех пор, как Духи, посланцы огня и света, прогневались и перестали отзываться на ее мольбы, оставив слепо блуждать во тьме? Пожалуй. Пора бы привыкнуть и перестать вздрагивать от малейшего шороха.

Такого, как сейчас.

Сауле обернулась к приоткрывшейся – от сквозняка, не иначе – двери, где отчетливо услышала шаркающую поступь. И так же отчетливо увидела мелькнувшую всего  на мгновение тень, исчезнувшую в самом темном углу.

Рука сама потянулась за огнивом на подоконнике. Быстрее мысли, быстрее испуга. Пламя на ближайшем факеле вспыхнуло мгновенно, как и полагается огню. Сауле выставила его перед собой, будто щит и одновременно – единственное оружие против ночи, которое у нее было.

Тень в углу распрямилась. Укутанная с ног до головы в тряпки цвета грязи фигура… человека?

«Болотники – не люди», – промелькнуло в голове.

Фигура шагнула вперед, но Сауле осталась стоять, как вкопанная, не поддавшись желанию отступить. «Он бы не отступил», – лишь одна эта мысль помогла.

Вот  только отделаться от окутавшего все смрада никак не получалось.

– Не подходи! – она взмахнула факелом, и болотник на мгновение отпрянул, гневно сверкнув белесыми глазами.

– Вы отняли у нас все, – на удивление обычным человеческим голосом произнес болотник. Поднял руку, ладонью закрывая лицо от огня. – И что ты теперь сделаешь, шаманка, когда мы пришли поквитаться?

Едва уловимое движение, и шею больно ужалил… летучий жук? Нет, в руке у Сауле оказалась маленькая тонкая игла, расплывшаяся перед глазами.

– Ты… – она не договорила, пошатнулась на ставших вдруг непослушными ногах. В ответ раздался хриплый смех.

– Зря он тебя одну оставил. И дворец свой зря оставил. Забрал наш дом и не думал, что самому будет некуда возвращаться.

Сауле схватилась за стену, но все равно медленно сползла на пол, не в силах удержаться. Каждое слово болотника отравляло гораздо сильнее, чем разливающийся по телу яд.

 Факел выпал из разжавшейся руки, едва не подпалив край ковра. Лишь после этого болотник решился подойти. Поспешно затоптал пламя.

– Не смей уничтожать то, что теперь принадлежит нам, – с этими словами он подхватил Сауле и легко, будто пушинку, взвалил на плечо.

«Вам? Вам? Да с какой такой радости?» – пусть мысли путались, но такие слова не могли не возмутить. Сауле на миг позабыла о страхе, из последних сил стукнула болотника кулаком, но тот лишь вновь хрипло рассмеялся.

– Что же твое шаманство тебе не…

В следующее мгновение Сауле почувствовала, что падает. Вместе с вдруг замолкшим болотником.

– Они захватили дворец, – на нее сверху вниз смотрел один из воинов, оставленных Элмином на охране. Ногой отодвинул болотника в сторону, чтобы Сауле смогла высвободиться из его цепкой даже сейчас хватки. Лишь после этого устало оперся на копье, с которого капала кровь. Самая обычная, человеческая кровь.

– Ты его убил?

Оторвать взгляда от неподвижно лежащего человека оказалось не так просто. И болотом от него больше не разило так сильно. Словно бы запах ушел вместе с жизнью.

– Нужно уходить, госпожа.

Сам едва стоящий на ногах, воин протянул Сауле копье, помогая подняться. Будто оно смогло бы заменить посох. Смешно. Но она вцепилась в него крепко-крепко, и не сразу заметила, что держит копье уже одна.

– Что ты делаешь? – воскликнула, когда воин вытолкал ее в коридор.

– Вас спасаю, разве не видите?

Еще шаг – зацепилась ногой за что-то. Опустила взгляд… Лучше было этого не делать. Девушка-прачка лежала так же неподвижно, как «болотник», оставшийся в комнате. От этого сходства перед глазами еще сильнее помутилось. Если бы не опиралась на копье, Сауле бы упала рядом с прачкой.

– Она хотела вас предупредить, – воин аккуратно провел Сауле дальше, не давая времени обернуться.

Это хорошо. Так легче, если не смотреть. Сделать вид, будто и не видела ничего, а значит этого и не было.

Победные возгласы пронеслись по всему саду. Сауле слышала такие лишь раз, на болотах, и издавали их уж точно не воины Элмина.

– А теперь идите.

Сауле удивленно уставилась на воина, отворившего перед ней маленькую дверцу потайного хода. Того, о котором должна была знать только она и Элмин.

– Уходите, сейчас же, пока остальные вас не увидели.

Сауле выпрямилась, насколько смогла, заставив себя устоять. Попыталась вернуть копье воину, но тот лишь замотал головой и привалился к стене.

– Вам оно больше пригодится.

– А ты? Почему остаешься?

– Дворец защищать тоже кто-то должен, – воин кивнул на все еще открытую дверь. – Идите, пока еще можете!

«Ты ведь не хочешь попасться болотникам в лапы?» – спросил голос Элмина в голове. Только это подтолкнуло шагнуть в темный тоннель, одной рукой опираясь на копье, другой держа перед собой факел.

Заблудиться было невозможно, даже при том, что голова с каждым шагом кружилась все сильнее. Но и выйти тоже невозможно.

«Интересно, скоро меня отыщут, если упаду тут и больше не поднимусь?» – эта мысль пришла так неожиданно, что Сауле остановилась и поглядела назад, в сплошную тьму, которую даже огонь не мог рассеять.

Назад нельзя, она уже слишком далеко ушла. А вперед…

Куда «вперед»? Сауле вдруг поняла, что не знает, в какую сторону идти. Еще и огонь почти погас, теперь едва трепыхался. Страх липкими пальцами схватил, не позволяя шевельнуться.

«Делай то, что лучше всего получается».

Сауле крепко зажмурилась, повторяя про себя:

– Сжальтесь, придите, путь покажите. Сгинуть во тьме не дадите, знаю, на помощь вашу уповаю…

Зря надеялась. Открыв глаза, увидела только темноту. Издала горестный вопль, многократным эхом отразившийся от стен. Со злости швырнула о каменный пол бесполезный факел, и тот с хрустом раскололся на части.

Лишь когда погас последний луч надежды, а глаза немного привыкли к темноте, она заметила далеко впереди синеватый лунный свет, и это придало сил.

Как вышла из тоннеля, с облегчением вдыхая опьяняюще-свежий воздух – этого Сауле даже не заметила. Выпустила копье из рук и опустилась на землю, глядя на горы, у подножья которых оказалась. Такие знакомые горы, очертания которых не смогла бы позабыть.

 

А позабыть так хотелось.

«Ты всегда будешь принадлежать нам, Обещанная огню». Духи сдержали слово. Но почему тогда отказались отвечать на ее мольбы о помощи?

– Почему вы молчите? – воскликнула Сауле и испуганно огляделась, уверенная, что сейчас из-за деревьев появятся болотники. Но было по-прежнему тихо, и даже сердце уже не трепыхалось так сильно.

А что, если так они и ответили? Привели почти к самому Храму, давая понять, где ей на самом деле место? Служительнице не дозволено надолго покидать храм.

Освещенный луной камень-дух неподалеку приветливо улыбнулся криво нацарапанным лицом.

– Хорошо, я пришла, как вы хотели! – бросила она в отчаянии. Поднялась на ноги, не обращая внимания на идущий кругом мир перед глазами. – Теперь сделайте то, чего я хочу. Вы же всегда выполняете просьбы.

«Коль есть желанье – попроси, слова заветные произнеси. Но сделай это так, как все, и плату будь готова принести».

Сауле столько времени надеялась, что Духи вновь начнут говорить с ней, и теперь, когда раздался их голос, слезы брызнули из глаз.

– Глупая, я такая глупая! – отчитала она себя. Отправилась по тропинке, по которой могла бы пройти с закрытыми глазами. Всего несколько минут, и вот перед ней два Духа-стража у входа в храм. Сауле привычно поклонилась в знак приветствия и нырнула внутрь.

Факелы на стенах пещеры по-прежнему горели, освещая причудливые узоры. Мелькнувший в голове вопрос, кто поддерживал огонь в ее отсутствие, Сауле тут же прогнала от себя. Не это сейчас главное. Важнее то, что скрыто в тени, в самом углу пещеры. Верховный Дух, исполняющий желания страждущих.

Сауле опустилась перед камнем на колени, почтительно склонила голову.

– Гнев свой, молю, умерьте, услышьте меня. Ночью так страшно всегда без огня. Одно лишь желанье, другому не быть: наших врагов навсегда истребить. Войны огонь поскорей погасить.

Слова лились сами собой, будто горный ручей, а в висках стучало одно: «За это чем угодно заплатить готова, только умоляю, не просите снова жизнь Элмина».

«Одно лишь желанье, ты говоришь?» – переспросил Дух. – «Другого не будет, ты говоришь? Быть посему, и больше ты ни о чем не попросишь. Свой дар передашь, как предсказано, и с нами больше не будешь связана».

Сауле едва не взвизгнула от охватившей ее радости. Впервые в жизни от Духовых слов у нее, казалось, выросли крылья.

– Да, да, пусть так! Только помогите истребить болотников. Верните мир на эту землю.

«Вы должны это сделать, ведь если они доберутся до храма, то…» – Сауле задумалась лишь на пару мгновений, прежде чем услышала странный шорох. Обернулась, и тут же вскочила, пожалев, что острый посох остался снаружи.

Болотники не могли сюда пробраться. Только не сейчас!

– Кто… кто вы такой? – спросила она, собрав всю оставшуюся смелость.

Лежащая на земле фигура приподнялась, огляделась по сторонам. Парень, просто парень, удивленно заморгал, а в глазах – вовсе не белесых болотниковых, самых обычных, золотисто-карих – пламя отразилось зеленым.

Глава 1. Чужаки

– И что, вот так вот просто берут и исполняют любые желания?

Джей остановил руку за мгновение до того, как прикоснулся к множеству цветных лент, обвязанных вокруг каменного истукана почти с него самого ростом – когда-то цветных, теперь уже выгоревших и обтрепавшихся от времени. Лишь одна, ярко-желтая, выделялась среди них.

«И это меня-то считали чудиком», – хмыкнул он. Нацарапанное на камне будто бы детской рукой лицо улыбалось в ответ. Или это так только казалось в пляшущем свете тихонько потрескивающего костра?

Сауле пошевелила догорающие ветки, отчего в воздух взметнулся рой искр.

– Вот так вот берут и исполняют, ага. А вы никак не верите?

– Да я сейчас в любую нелепицу поверить готов, – в сердцах бросил Джей.

Пусть даже это и правда, но снова связываться с магией? После того, что видел? Иссиня-черные воды источника позабыть не так-то просто. Чудо, обернувшееся кошмаром. Джей сжал в ладони комок земли. Бросил вдаль, где на горизонте виднелись отблески далеких зарниц. Битвы, как объяснила Сауле.

– Не верите, – покачала головой Сауле. Медные волосы в свете костра на миг сверкнули огненной рыжиной. – Очень даже зазря. Вы же появились тут, когда стали так нужны.

Ну да, конечно. А его-то кто-нибудь спросил, хочет ли он быть нужным?

– Зачем? – Джей приподнял руку, и земля медленно посыпалась из ладони.

– Помочь нам… Элмину помочь, болотников истребить, я ж говорила, какой вы непонятливый, – возмутилась Сауле, но тут же прижала ладонь к губам. – Ох, что же это я, простите.

Опустила взгляд, будто собственной дерзости испугалась.

– Перестань все время извиняться. И «выкать» мне перестань, – Джей с удивлением заметил в собственном голосе нотки раздражения. Осекся, почувствовав укол стыда. Эта девушка, она ведь не виновата в том, что он оказался в таком переплете. Или… – Зачем ты на самом деле меня сюда притянула? Ты же не могла всерьез думать, будто один человек остановит войну.

– Так и думала, вообще-то, – тихо произнесла она. – Один раз почти получилось, только… не важно, ни разу не важно.

Нахохлилась, будто замерзшая птичка, поплотнее закуталась в тоненькую шелковую накидку. Словно ощутив это, костер разгорелся сильнее, и в ночное небо взвился фонтанчик искр.

«А что тогда важно?» – хотел спросить Джей, чтобы прекратить неловкое молчание, пусть и знал ответ лучше нее самой. Для него – очнуться от этого затянувшегося морока. Отыскать Кайру и вернуться домой. Рассказать маме, каким был идиотом и что теперь понимает, почему она предпочла не рассказывать всей правды.

Но что кажется важным Сауле?

Он не успел этого спросить, прежде чем Сауле вдруг встрепенулась, прошептала что-то одними губами, а после подняла на него взгляд.

– Закройте… закрой глаза. Поведаю, что знать тебе должно. Зачем понадобился тут, поведаю. Просто закрой глаза.

Джей пожал плечами. Привыкнуть к ее забавному говору никак не удавалось.

– Давай обойдемся без вот этих всех штучек с «закрой глаза», ладно? Просто расскажи все, как есть, не таясь.

– Разве так трудно? – удивилась Сауле. – Просьбу малую выполнить. Кто знает, вдруг это первый шаг к тому, чего сердце желает?

Слова слились с журчанием ручейка, протекающего неподалеку. Джей вдруг понял, что смертельно устал. Сколько уже дней не удавалось толком поспать, обходясь чуткой дремотой?

Веки будто налились свинцом, и Джей опустил голову, продолжая слушать мелодичное журчание:

– Тайны наши огонь лишь ведает. Что в сердце скрыто, видит, коль чист душой – не обидит. Привел туда, где должен быть, чтоб верно смог ему служить.

В следующий миг что-то ледяное коснулось запястья. Джей отдернул руку, но лишь для того, чтобы увидеть на ней браслет из переливающихся темно-красным камней. Тот самый, что еще минуту назад украшал запястье Сауле.

Дремота исчезла, как не бывало.

– Что это значит? – Джей нахмурился, попытался снять нежеланное украшение. Тщетно. По руке вверх пробежали мурашки, от которых стало не по себе. Сауле же не спешила ничего объяснять, только глядела на него с загадочной полуулыбкой. Пришлось повторить вопрос. – Что. Это. Значит?

– Тс-с! – Сауле прижала палец к его губам. – Скоро сам все поймешь.

«Не хочу я понимать», – закипающее внутри возмущение не позволило произнести этого вслух. Или все дело в нарастающей панике, для которой вроде бы и не было видимой причины. – «Я хочу…»

«Чего хочешь, для нас не секрет, пусть придешь ты в мир спустя сотни лет», – слова повисли в воздухе, рожденные ночной тьмой. Джей огляделся, но кроме Сауле никого не увидел. Никого, кроме обвязанного лентами камня. – «Связан был с храмом давно, и теперь, просто зашел ты в открытую дверь».

Связан с храмом…

– Та магия, она ваших рук дело, – догадался Джей. – Это вы меня… нас сюда закинули!

Он рывком потянул на себя одну из лент на камне, но та осталась на месте. Это показалось таким странным, что он почти не обратил внимания на вопрос Сауле:

– Теперь ты их слышишь?

Рассеянно кивнул, продолжая слушать увещевания Духа вопреки собственному желанию.

«Жизнь спасли мы тебе многолетье вперед. Добром за добро отплатить твой черед».

– Не вам я жизнью своей обязан, – выпалил Джей, не раздумывая. – С вами ничем не буду я связан. Тьфу-ты! – Он снова попытался сдернуть с руки браслет, и снова безуспешно. – Разговариваю уже, как они.

– Ты становишься частью нашего мира.

От объяснения, что дала Сауле, такого простого и единственно возможного, стало совсем жутко. Джей едва смог выдавить:

– Это не надолго.

– Так тянет назад вернуться? – Сауле расстроенно вздохнула. – Там, откуда ты, вправду так сердцу мило?

Вопрос застал врасплох.

«Отчего стремишься обратно, в мир, что сам проклял неоднократно?» – прошептал на ухо Дух, будто почуяв охватившие Джея сомнения. – «Тебе не было там подходящего места. Что ждет тебя здесь? Неужто неинтересно?»

На миг показалось, что каменное лицо заговорщически прищурилось.

– Замолчи, замолчи, просто заткнись! – выкрикнул Джей, не на шутку испугавшись поддаться на эти сладкие речи.

Дух и впрямь затих. И что, все настолько просто? Джей уставился на камень в надежде отыскать подвох, и…

Совсем не просто.

Только в полной тишине удалось услышать шорох шагов. Еще не успев ничего осознать, Джей вскочил, а в следующее мгновение ясно ощутил запах гнили и сырости, от которого заслезились глаза.

– Нет, нет, только не это, – прошептала одними губами Сауле. – Не должны были найти.

Джей выхватил из костра горящую ветку, направил ее в сторону кустов, откуда шорох послышался еще яснее.

Две пары глаз сверкнули отражением пламени.

– Будет все быстро, и ночь не пройдет, – удалось разобрать в шелесте ветвей.

– Кто вы?

В попытке рассмотреть незваных гостей, Джей сделал шаг вперед, но они скрылись за стволами деревьев. Ответом был раздавшийся позади стук.

Шипение, будто змея подползла совсем близко. У самых ног – дымящийся комок земли. Не раздумывая, Джей пнул его в сторону снова вынырнувших из ниоткуда теней, которые пытались утащить брыкающуюся Сауле в темноту, зажав рот.

Едкий дым разлетелся по воздуху, и было невозможно не закашляться. От пинка комок задел костер, мгновенно превратившись в огненный шар. Ударился о ствол дерева позади нападавших.

Хлопок. В ушах зазвенело. Сноп искр озарил пригнувшуюся фигуру. Сауле отскочила в сторону, уже никем не удерживаемая. Взметнулось по стволу пламя, зацепив нападавшего. Его крика не слышно. Ничего не слышно, кроме звенящей тишины. Не важно, сейчас не до того.

Джей схватил Сауле за руку.

– Туда, скорей! – он был уверен, что сказал это вслух. По крайней мере, Сауле услышала. Поспешно кивнула и нырнула в пещеру, мимо охраняющих пещеру камней-Духов.

На пороге Джей оглянулся – только чтобы увидеть, как пламя перекидывается с дерева на дерево, образуя защитную стену. Спасенье? Если бы только не привиделось, как размахивает руками объятый этим пламенем нападавший…

Отвернуться. Спрятаться в пещере от этого безумия. Единственный выход. Забыть, что только что видел. И она, эта пещера, будто бы попыталась помочь: все факелы  погасли разом. Или это причуды Духов, о которых постоянно твердит Сауле?

Джей прижался лбом к холодной каменной стене. Легче не стало.

– Я просто защищался, – пробормотал он чуть слышно. Жалкие оправдания, в которые он и сам не способен был поверить. – Нас защищал. По-другому было нельзя.

– Так и есть, – Сауле крепче сжала его руку. – Они не должны были сюда добраться. Отыскать храм. Не должны были!

То ли отчаянье, то ли злость слышались в этих словах. В темноте не разобрать. Джей прислушался, всем сердцем надеясь, что не услышит в этой темноте звука чужих шагов. Никого. Если кто-то из нападавших и остался в живых, то внутрь зайти не решился.

«И правильно. Повторять такое я не собираюсь».

«Повторишь, и не раз», – снова раздался голос с той стороны, где должен был находиться камень-Дух. – «Будет то не сейчас. Что судьбой суждено, не изменится: сберегать волшебство до конца».

«А вы не такие уж и всемогущие, если сами не способны защитить свою магию», – возразил Джей, пусть и знал, что это бесполезно. Показалось, что в ответ услышал смешок, и крепко стиснул зубы, лишь бы не поддаться желанию наорать на Духов. Снова попытался сдернуть с руки браслет, но тот, казалось, еще крепче обхватил запястье.

«Без искры огня не сотворить. Без служителя храму не быть».

«Искры, значит?» – перед глазами вновь мелькнуло разгоревшееся по ту сторону входа пламя. И человеческие фигуры, которое оно поглотило. В носу засвербело от запаха паленого, и Джей едва подавил приступ тошноты. – «Я вам не искра!»

 

Словно в насмешку все факелы в пещере загорелись вновь, одновременно.

– Кто они такие? – спросил он хрипло. Прокашлялся, и только после этого продолжил, отвечая на безмолвный вопрос, читавшийся во взгляде Сауле. – Те люди. Почему напали на нас? Почему вы их истребить хотите?

Быть может, получив объяснение, удастся заставить утихнуть стучащие в висках молоточки.

– Болотники, – Сауле смешно сморщила курносый носик. – Они… они не люди. Пришли с севера, дворец захватили, храм с лица земли стереть хотят. Стереть их прежде – наш долг. Мой, а теперь и твой.

«Мой долг – вернуться домой и забыть это все, как страшный сон», – странно, даже в мыслях эти слова прозвучали не слишком уверенно.

– Но почему они с вами воюют? И вы с ними? Чего ради?

Зачем люди вообще воюют? Раньше ему не приходилось задаваться этим вопросом.

– Не меня о том спрашивать надо, – Сауле покачала головой. – Элмина. Он мудрый, он все поведает правильно, а я непременно напутаю.

– Значит, веди к своему Элмину.

– Правда, ты согласен? – от этих слов Сауле просияла. – Тогда идем скорее, путь неблизкий.

Она кивнула в сторону катакомб, и Джей уверенно пошел вперед. Еще с прошлого – будущего – раза запомнил дорогу, которая выведет их наружу. Семенящая за ним Сауле после нескольких минут, проведенных в молчании, не выдержала:

– Ты был здесь раньше?

– Позже, – бросил Джей, не останавливаясь. – На много десятков лет позже, если магия не морочит мне голову.

«В чем я совсем не уверен», – добавил про себя. Притормозил, почувствовав, что Сауле не идет прямо за ним. Обернулся: так и есть. Растерянно остановилась, смотрит на него огромными глазищами.

– Что? – получилось слишком резко, но она будто бы этого и не заметила.

– Выходит, ты видал, что будет потом?  – она подошла ближе. – Расскажи, как там? Ты, наверное, и служителя храма тамошнего видал?

– Эм… – Джей взъерошил кудри, не зная, как сказать, что и храма-то самого в его время уже нет. – Не видел, прости.

– Жалко, – вздохнула Сауле. Подхватила его под руку. – Идем, путь и впрямь неблизкий.

***

Кайра покрепче зажмурилась. Так проще представить, будто она снова в приюте. Даже улюлюканье точно как тогда.

Те страхи давно пережиты и приняты, потому и не страхи уже вовсе. Не принесут боли. Главное – не открывать глаза. Не возвращаться в реальность. Новую, совершенно непредсказуемую.

– Што столбом вштала? – что-то острое подтолкнуло в спину. – С каких пор факельщики огня боятся?

– Я уже сто раз сказала, – прошипела Кайра сквозь зубы. Взглянула на говорившего, и тут же сглотнула застрявший в горле комок. Мутные белесые глаза на вытянутом худом лице казались ненастоящими. Как и у остальных.

Уж лучше смотреть в эти странные глаза, чем себе под ноги, где начинается выстланная не до конца догоревшими углями тропинка. Интересно, они для всех пленных такую «ковровую дорожку» выкладывают, или ради нее постарались? Спросить это вслух Кайра не дерзнула, пусть и очень хотелось.

– Конешно, не знаешь ты никаких факельщиков, мы верим, – осклабился другой, продемонстрировав кривые зубы во всей красе. – Иди с миром, или как там у вас говорят? Короще, топай давай!

Шлепнул по заду с такой силой, что Кайра едва устояла на ногах и вынуждена была пробежать несколько шагов вперед. Не сразу осознала, что стоит босиком на углях.

Вдох, выдох. Ничего этого нет, просто кажется. Снова зажмуриться.

Шаг, еще один. Она идет по белоснежному песку, и ступни омывают прохладные волны.

Совсем не горячо, просто песок нагрелся на солнце.

Снова шаг. Этих мерзких хихиканий над ухом нет, только шум моря и ветра.

Вдох, выдох. И ничего ужасного, потом только посмеется над тем, что может почудиться. Вместе с Джеем посмеется.

«Забери меня отсюда, прошу!»

Не останавливаться. Не думать ни о чем.

Вдох, выдох.

Если бы не этот пропитавший все вокруг запах гнили, было бы гораздо проще.

Шаг. Что-то неуловимо изменилось. Трава защекотала ноги, и стало почти нестерпимо тихо. Кайра открыла глаза, чтобы убедиться: угольная тропинка осталась позади. Эти мрази белоглазые смотрели на нее шокировано и… испуганно?

– Еще одна шаманка? – шепнул один другому.

Это даже забавно. Кайра картинно нахмурилась, прошептала одними губами:

– Астрабалк нартаглу. Лартингл громирнак тап роюн…

На шакалятах из приюта эта белиберда срабатывала безотказно, а эти, похоже, недалеко от них ушли в развитии, раз повелись. Отшатнулись, явно не зная, как быть дальше.

Все, кроме одного совсем молодого парня – моложе большинства собравшихся здесь – стоящего вразвалочку чуть поодаль. Он молча смотрел, чуть прищурившись, вовсе не на саму Кайру, а на ее ноги. Как бы она ни старалась себя настроить, а ожоги все равно отлично были заметны. Если, конечно, взгляд не затуманен глупыми суевериями.

Только теперь Кайра ощутила, как саднит кожу. Выкинуть это из головы, сейчас же. Ей вовсе не больно. Не хватало еще захромать всем на потеху.

– Ну так что, могу идти? Впереди еще множество великих дел, и очень не советую меня задерживать. – Кайра обвела всех невозмутимым взглядом. – Или еще хотите поразвлечься?

– Хватит, – гаркнул тот, стоящий поодаль, и остальные тут же развернулись к нему. – Покажите гостье дорогу до давра, пусть отдохнет.

Лишь на краткий миг Кайра позволила себе поверить, что все обойдется и ее оставят в покое. Если бы только не последовавшие за этим ехидные смешки.

«Давром» оказалась тесная, вырытая под корнями раскидистого дерева землянка, куда Кайру втолкнули спустя несколько минут. Потеряв равновесие, она плюхнулась прямо в просочившуюся сквозь землю воду. Не успела обернуться, как вход перекрыли стволом срубленного дерева.

– Так-то вы с гостями обращаетесь? – только и смогла процедить она видневшейся в узком просвете фигуре.

В ответ – молчание. Ну и ладно, не очень-то и хотелось. Кайра поднялась с мокрой земли, но не успела до конца разогнуться, как ушиблась затылком о верх землянки.

«Да вы издеваетесь!» – потирая затылок, она уселась обратно. Склизкая прохладная жижа обволокла ступни, но даже это не помогало унять усиливающееся жжение. Кайра крепко сжала их ладонями, уперлась лбом в колени.

Все это не должно было так закончиться. Не должно! Кайра зачерпнула жижу и запустила ее в сторону входа, надеясь, что попадет в того, кто стоит по ту сторону. Если там вообще кто-то есть. Полусогнувшись, она подошла ближе и заглянула в узкую щель.

И правда, никого. Может, попытаться…

Дерево слишком тяжелое. Кайра несколько раз его толкнула, уперевшись плечом, но не смогла сдвинуть даже чуть-чуть. Выдохлась быстро и снова опустилась на землю.

От бессилья хотелось выть в голос, только это ничем не поможет.

Просто сон. Ее сморило на берегу того сияющего волшебным светом озера. Должно быть так. Сейчас она откроет глаза, а рядом Джей, и все непременно наладится…

Убедить себя почти получилось. Кайре даже начало казаться, что видит сквозь закрытые веки сине-зеленый свет, а по телу разливается тепло. Вдруг что-то мягкое упало на колени, заставив вздрогнуть.

– Ну и что это такое? – Кайра развернула две длинные мягкие тряпки.

– Оберни ноги, – прозвучало почти как приказ. Подходить, чтобы рассмотреть «благодетеля», Кайра не стала, но по голосу была почти уверена, что увидела бы там недавнего наблюдателя со шрамом.

– Зачем это?

– Думаешь, не видел, ты поранена? Не надо позволять им над пленными глумиться, – впрочем, в голосе человека по ту сторону не чувствовалось и намека на сожаление. – Только не могу у них отнять единственную радость, сама понимаешь.

– Не понимаю! – Кайра не удержалась и сорвалась на крик. – Я вообще не понимаю, что тут за хрень творится? Может, соизволишь объяснить, раз жалостливый такой?

– Считаешь вправе требовать объяснений? – удивился собеседник. – Получишь, отчего нет. Если заслужишь.

«Интересно, как же?» – хотела спросить Кайра, но тряпки, что по-прежнему держала в руках, подсказали ответ. Перевязала ступни, морщась при малейшем прикосновении. Краем глаза заметила, что человек у входа все это время не сдвинулся с места.

– Никакая не шаманка, – протянул он в задумчивости.

– Может да, может нет, – изобразить равнодушие оказалось сложнее, чем Кайра думала. – Смотря с какой стороны посмотреть. И смотря что за «шаманка» такая. Меня, конечно, по-всякому называли, но так…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru