Приданое сентября

Светлана Казакова
Приданое сентября

Глава 1. Нечаянный обмен

Москва, май 2010 г.

Алина

Пёструю рекламную листовку вручили на улице невдалеке от станции метро. Рыженькая девушка-промоутер в таком же ярком, как и сама листовка, наряде торжественно пригласила на открытие нового магазина косметики и парфюмерии, пообещав заоблачные скидки и беспроигрышную лотерею («Только не потеряйте этот флаер!»). Алина подобные события любила и, поскольку как раз выдался свободный вечер, пообещала, что непременно зайдёт.

Время до начала мероприятия она скоротала в уютном кафе, где заказала большую чашку какао с плавающими в нём маршмеллоу. За столиком у окна Алина неспешно потягивала напиток, наблюдала за людьми, которые проходили мимо, и слушала перешёптывание дождевых капель. Радовало, что в столичной суете удалось отыскать место, где можно почувствовать себя в маленьком оазисе спокойствия.

Алина приехала в Москву полтора месяца назад. Ей повезло – подвернулась возможность пройти стажировку в крупном издательстве. До этого она успела окончить университет в Самаре и мечтала хотя бы немного поработать настоящим литературным переводчиком. Теперь желание исполнилось. Её окружало то, что нравилось больше всего, – книги. Новинки из тех, что пока можно было прочесть только на языке оригинала. Ряды чёрных букв на белой бумаге, которым предстояло в скором времени завоевать новых читателей.

Поначалу Алина приглядывалась к новым коллегам, постепенно включаясь в работу. Для перевода ей выдали сборник рассказов неизвестного в России автора из Ирландии. Тот собирался в скором времени прибыть с творческим визитом, к тому же, как раз приближалась премьера фильма по одному из его рассказов. Алина поставила себе цель выполнить это задание как можно лучше, поэтому сидела над ним не только в офисе и в рабочее время, но также в свободные часы, которые проводила в маленьком хостеле. Родственников и друзей в столице у неё не имелось, так что отвлекать было некому.

Большим и приятным сюрпризом стало то, что в издательстве её служебное рвение оценили и порадовали новостью. Алине предложили постоянную работу на дому уже после возвращения в родной город. Не на полную ставку и со сдельной оплатой, но всё же это куда лучше, чем она могла ожидать.

За окном выглянуло солнце, какао в чашке становилось всё меньше, а стрелки часов почти подбежали к тому времени, когда в магазин должны начать запускать всех желающих. Тот находился неподалёку. По дороге Алина успела ещё немного прогуляться по улицам, где пахло сиренью, весенним дождём и предвкушением чего-то интересного.

Мегуми

Она толкнула стеклянную дверь, едва не задев девушку, которая шла впереди. Мегуми выпалила извинение, но лишь через несколько секунд осознала, что машинально сделала это на английском, и незнакомка ответила на том же языке. Возможно, они могли бы перекинуться ещё несколькими словами или даже познакомиться, но та уже двигалась дальше, увлекаемая что-то оживлённо щебечущей продавщицей.

Новый косметический магазин оказался достаточно велик, просторен и ярко освещён. Запах свежей краски смешивался с благоуханием множества духов, которые щедро распыляли из пробников привлечённые скидками покупательницы. Обнаружив на полке рядом с парфюмерией вазочку с кофейными зёрнами, Мегуми с удовольствием вдохнула их горьковатый аромат.

Надолго задерживаться в магазине она не собиралась. Нужно всего лишь скоротать время до встречи с Йоширо. Тот работал в японском посольстве в Москве и, вернувшись из отпуска, привёз для неё посылку от деда.

Подумав о дедушке, Мегуми вздохнула. Его здоровье волновало всех родственников, которые упорно старались избегать этой темы, как и он сам. Глава семьи бодрился, уверяя, будто совсем здоров, и всё же каждый раз она со страхом думала, что по возвращении домой может не застать его в живых.

Мегуми купила флакончик светло-розового лака для ногтей и получила обещанный подарок, упакованный в яркий пакет с логотипом магазина. Посмотреть его она решила позже. Время уже поджимало.

В расположенное невдалеке кафе Мегуми вбежала, едва не сбив установленную у входа картонную рекламу. Йоширо, всегда отличавшийся пунктуальностью, прибыл раньше. Он уже успел сделать заказ, и официант с подносом подошёл к столику, на несколько шагов опередив её саму.

– Прости-прости, Йоширо-кун! – выдохнула Мегуми, занимая место напротив. После дождя на улице потеплело, и в зальчике кафе с кондиционером ей стало почти прохладно. – Не думала, что опоздаю.

– Добрый день! Ты не опоздала, – откликнулся он. – Это я пришёл раньше.

Мегуми с улыбкой взглянула на собеседника. Йоширо успел измениться за то время, что они не виделись. Стал взрослее, солиднее, и тёмный костюм со светло-серой рубашкой ему очень к лицу. Когда-то он, сын друга семьи, казался ей старшим братом, которого у неё никогда не было. До тех пор, пока в одном разговоре в день её рождения, перебрав чуть больше обычного, он не признался, что хочет на ней жениться. Позже им почти удалось забыть о той беседе. Однако некоторая неловкость осталась, и сейчас Мегуми в глубине души даже радовалась тому, что их встреча не затянется надолго.

– Тебе здесь нравится? – спросил Йоширо, когда она поднесла к губам кофейную чашечку.

– Пожалуй, да, – отозвалась Мегуми. Она изучала филологию в магистратуре РУДН, где читали лекции на английском языке. Впрочем, в русском её успехи тоже понемногу росли.

– Рад за тебя.

– Как в Токио? Не захотелось там задержаться? – в свою очередь, поинтересовалась она.

– Не думаю. Меня устраивает моя работа. Пока не забыл…

Йоширо положил на столик обёрнутый плотной бумагой и перетянутый жёсткой бечёвкой свёрток.

– Знаешь, что там? – полюбопытствовал он.

Свёрток не отличался большими размерами, но всё равно не помещался в сумку. Пришлось убрать его в пакет с подарком из магазина. Мегуми подняла глаза на Йоширо и неопределённо пожала плечами. Дедушка мог прислать ей лишь одну вещь. Вот только обсуждать это ей не хотелось даже с другом.

Алина

Она довольно долго пробыла в магазине, разглядывая витрины и с удовольствием принюхиваясь к парфюмерным новинкам. Сначала хотела только всё посмотреть, ничего не покупая, но всё же не удержалась и встала в очередь в кассу с блеском для губ оттенка цветущего клевера. Вместе с покупкой ей отдали подарок в красивом пакете.

Покинув магазин, Алина заглянула на почту. Хотела отправить открытку подруге – очень уж нравилась традиция посылать весточки из других городов. Но, стоило начать писать адрес, как шариковая ручка потекла, пачкая гладкий картон и пальцы.

Алина раздражённо засунула испорченную открытку в пакет с подарком и направилась к метро. Там настроение почти сразу же снова стало хорошим. Почему-то метро всегда ей нравилось. Шум поездов, плавное движение эскалаторов, даже запах – всё привлекало какой-то особой атмосферой. В своём городе она по возможности предпочитала этот вид транспорта всем остальным, а здесь и вовсе оценила по достоинству.

И, что самое главное, никаких пробок!

Заняв место в вагоне, Алина сразу же открыла загруженную в мобильный телефон книгу и погрузилась в чтение. Успела лишь заметить, что рядом села красивая девушка азиатской внешности в джинсах и рубашке в горошек. Та почему-то показалась знакомой, и почти сразу промелькнуло воспоминание, что она тоже была в магазине.

Мегуми

Отчего-то московское метро всегда вызывало у неё тревогу. Некоторые из знакомых даже посмеивались. Постепенно Мегуми научилась это скрывать, и всё же каждый раз, когда приходилось пользоваться этим транспортом, начинала нервничать. Вот и сейчас, едва сев на место и мысленно посчитав количество остановок, она тут же устало прикрыла глаза, не обращая ни на кого внимания. Ехать предстояло долго, можно даже немного подремать, как порой делали другие пассажиры, но у неё самой ни разу не получилось тут заснуть.

Вспомнилась встреча с Йоширо. Было немного любопытно, обзавёлся ли он девушкой, кто она по национальности, чем занимается. Но спросить Мегуми так и не решилась. Кроме того, он мог задать ответный вопрос. Всё это грозило привести к ещё одному неловкому разговору, которых она предпочитала избегать.

Мысли вернулись к дедушкиному подарку. Он хотел, чтобы эта вещь была у неё, даже теперь, когда Мегуми находилась за тысячи километров от Японского архипелага. Когда-то Акияма Риота даже близко не подпускал никого к своей тайне, а затем решил, что дальше хранить её станет обязанностью внучки.

Алина

Книга попалась настолько интересная, что всё прочее перестало существовать уже на первых страницах. Алина даже чуть не пропустила свою станцию. Едва успела, не глядя, схватить пакет и выскочить. Стоило подняться на поверхность, как мобильный телефон тут же разразился громкими трелями. Звонила мама – спрашивала, на какое число дочь взяла билет на поезд.

Да, пора возвращаться. Ей удалось неплохо поработать, но устраивать себе московские каникулы некогда, да и, по правде говоря, не на что. Слишком уж дорого обходится жизнь в столице.

Мегуми

Она открыла глаза, услышав название нужной станции, взяла пакет и вышла. Вздохнула с облегчением, когда над головой снова оказалось небо, а не серый потолок. До квартиры, которую Мегуми снимала с однокурсницей, оставалось пройти несколько поворотов.

Мегуми решила не на бегу принять душ, а понежиться в горячей ванне. Пена пахла малиной и зелёным чаем, любимый персикового цвета халат приятно касался кожи, и всё это привело её в отличное расположение духа. Захотелось продолжить отдых просмотром какого-нибудь фильма, но сначала следовало куда-то спрятать дедушкину посылку и полюбопытствовать всё же, что там за сюрприз ей преподнёс магазин.

Подарок на месте – разноцветная коробочка с набором косметики выскользнула прямо в руки. Пустой пакет глянцевыми боками льнул к ладоням, пока Мегуми, охваченная нарастающей паникой, перетряхивала его снова и снова. Свёрток из Японии исчез, будто его и не было.

 

Алина

От метро до хостела требовалось пройти ещё несколько поворотов и перекрёстков. Вставив наушники старенького плеера, Алина едва слышно подпевала любимой песне. Настроение стремительно ползло вверх. Хотелось отметить удачное окончание стажировки, но компании нет. Она не слишком быстро сходилась с новыми людьми, потому и с временными коллегами придерживалась вежливого нейтралитета, однако ни с кем так и не подружилась.

А ведь это её последний день в Москве, завтра нужно быть на Казанском вокзале.

Алина пообещала себе, что по возвращении домой непременно всё наверстает. Сначала отметит с родственниками, а затем соберёт подруг и друзей, пойдёт с ними на набережную или устроит пикник на пляже. А можно и за Волгу отправиться, ещё лучше. Потрескивание веток в костре, запах дыма, шелест воды в реке. Купаться, конечно, ещё рановато, да и по ночам прохладно, но можно поехать без ночёвки.

В мечтах о том, чем займётся, когда вернётся домой, Алина пропустила нужный поворот. Пришлось разворачиваться и топать назад. Шагающий навстречу парень иронически приподнял брови, заметив её манёвры. Она смущённо улыбнулась в ответ и, бросив взгляд ему вслед, с сожалением вздохнула о том, что так и не научилась знакомиться на улицах. Глядишь, что-нибудь и получилось бы.

Мегуми

Это невозможно! Такого просто не должно было случиться! Почему именно с ней, почему сейчас?

Мегуми в отчаянии металась по квартире. Руки дрожали, дыхание сбивалось, голова стала тяжёлой и гудела. Приближался приступ паники. Знакомый и пугающий. Такое с ней случалось всего несколько раз в жизни, но всегда оставляло ощущение липкого ужаса, словно снится страшный сон, и никак не получается проснуться.

Заставив себя остановиться, Мегуми ещё раз методично обыскала пакет и диван, на котором тот лежал. Затем осмотрела пол, хотя и сомневалась в том, что свёрток мог каким-то образом туда вывалиться. Разумеется, его там не оказалось, зато обнаружилось кое-что другое. Почтовая открытка с видом Воробьёвых гор, самая обычная, из тех, какие можно купить повсюду. На обратной стороне текст незнакомым почерком и несколько синих клякс, оставленных, очевидно, некачественной ручкой.

Кто-то начал писать на открытке адрес, но не закончил. Наиболее чётко видно только название города. Самара. Мегуми порадовалась, что немного научилась читать по-русски. Где находится этот город, она не знала, но решила, что открытка может стать зацепкой.

Пытаясь размышлять логически, Мегуми вспомнила, как вышла с пакетом из кафе, как направилась к метро. Метро! Мог ли кто-нибудь из сидевших рядом забрать её пакет и оставить вместо него свой – точно такой же? Если учитывать, сколько народу было в магазине, то вполне вероятно. Вот только, как узнать, кто это, и где найти нужного человека в многомиллионном городе?

Мегуми закрыла лицо руками. Дедушка понадеялся на неё, а она предала его доверие. Отчего не прижала пакет к груди, каким образом умудрилась выпустить из рук?

Да, в столичном метро ей всегда становилось не по себе, и всё же Мегуми даже предположить не могла, что именно в этом жутковатом месте потеряет то, что должна хранить и прятать ото всех. Такое не могло бы присниться ей даже в кошмарных снах. А сейчас это произошло, и лучше даже не представлять себе, что будет, если однажды о случившемся узнает дедушка.

Положив открытку на стол, Мегуми смотрела на неё и силилась вспомнить хоть что-нибудь полезное. Что-то, способное помочь во всём разобраться. Но, когда первые сильные эмоции схлынули, навалилась неприятная слабость.

Кому позвонить, кого попросить о помощи? Йоширо? Но ведь он даже не знал, что лежало в пакете, и его не было с ней в метро. Будь он там, наверняка бы запомнил человека, который сидел с ней рядом с точно таким же ярким пакетом. Друг всегда отличался наблюдательностью.

О том, чтобы рассказать всё родственникам, и речи быть не могло. В семье она единственная. Мегуми ещё в детстве нередко огорчалась из-за того, что у неё нет сестёр и братьев.

С другой стороны, будь у неё брат, дед наверняка бы доверил тайну внуку. Тогда она никогда не столкнулась бы с такой ситуацией. Но этот жребий выпал ей, и никуда от него не спрятаться.

Мегуми взглянула на привезённую из Токио шкатулку с хранящимися там визитными карточками и вспомнила имя человека, к которому могла бы обратиться…

Алина

Тёплый вечер казался почти летним. От мысли, что впереди так долго ожидаемый россиянами сезон отпусков, настроение поднялось ещё больше. Правда, не обошлось и без лёгкой грусти. С одной стороны, Алине хотелось вернуться домой, с другой, возвращаться отчего-то всегда печальнее, чем отправляться в путь. Как будто что-то безвозвратно закончилось и уже никогда не повторится.

За проведённое здесь время Алина успела привыкнуть ко всему и чувствовала, что будет скучать. Но домой всё равно хотелось. Как бы ни нравилось тут многое, до столичных жителей ей далеко. Метро пришлось по душе, а вот давка в нём в час пик – совсем нет. Впрочем, почаще приезжать сюда в качестве туриста было бы неплохо.

Она купила в автомате на первом этаже хостела стаканчик капучино и поднялась в свой номер – одноместный и довольно уютный, с письменными столом из тёмного дерева и кроватью с балдахином, которая напоминала ложе Спящей Красавицы. Включив свет, Алина присела на край кровати и пригубила горячий напиток. Мысли вертелись вокруг событий прошедшего дня. Следовало закончить сбор вещей и проследить за тем, чтобы ничего не забыть. Но почему-то казалось, будто она уже сделала что-то не так, упустила нечто важное, и теперь это невозможно поправить.

Но что именно? Оставила свою вещь в издательстве? В метро? Но сумка при ней, пакет из магазина тоже. Тогда откуда же смутное ощущение?

Алина поднялась с места, поставила стаканчик на стол, походила по комнате, как она обычно делала, пытаясь что-то припомнить или в чем-нибудь разобраться. Ничего не получалось. Похоже, всё в порядке, но то и дело хотелось оглянуться, точно она находилась в комнате не одна, и кто-то пытливо смотрел в спину. Неприятное ощущение. Алина, почти не чувствуя вкуса, допила кофе и вспомнила, что так и не посмотрела подарок, который вручили в магазине.

Пакет лежал на кровати, где она его и оставила. Заглянув внутрь, Алина вытащила красивую коробку, в которой, судя по всему, находился компактно упакованный косметический набор. Но в пакете обнаружилось что-то ещё. Следом за коробкой она извлекла небольшой свёрток и принялась с удивлением его разглядывать. Неизвестный предмет был тщательно упакован в плотную коричневую бумагу и накрепко перетянут бечёвкой – такой жёсткой, что Алина нечаянно поранила об неё руку и со свистом втянула воздух от внезапной боли, когда с кончика пальца соскользнула яркая капелька крови.

Неожиданная находка вызвала недоумение. На подарок из магазина косметики свёрток ничуть не походил, но никто, кроме продавцов и её самой, не трогал пакет. Тогда как же там очутилось то, чего не должно быть? Загадочный свёрток напоминал посылку или, скорее, бандероль, но на нём не имелось ни почтовых штампов, ни надписей. К тому же, сейчас редко отправляют что-то в такой упаковке, вместо неё обычно пользуются специальными пакетами, которые продаются в почтовых отделениях.

Подумав о почте, Алина нахмурилась. Вспомнилась неудачная попытка отправить открытку в Самару. Кстати, об открытке. Где же она? Алина помнила, что положила ту в пакет, но сейчас её здесь не оказалось. Или выпала? Новый поиск не принёс результатов – открытка так и не нашлась.

Но не могла же она испариться или превратиться в совершенно другую вещь! Происходящее казалось всё более странным. Алина отыскала в сумке маникюрные ножницы и неуверенно потянулась к свёртку с намерением разрезать бечёвку и посмотреть на содержимое. Но тут унявшаяся было кровь потекла снова, так что пришлось отложить ножницы и начать искать ещё и йод с ватой, чтобы прижать к пальцу. Ранку тут же начало жечь, а резкий спиртовой запах заставил поморщиться.

Алина, придерживая прижатый к пальцу кусочек ваты, завернула флакончик с йодом и собиралась убрать его в чемодан, когда лампочки в висящей под потолком люстре внезапно замигали, а затем погасли одна за другой. Комната погрузилась в темноту. Вздрогнув, Алина встала с кровати, на ощупь добралась до окна и раздёрнула тяжёлые бархатные занавески.

Хостел располагался далеко не в центре столицы, но фонарей на улице достаточно, и все они горели так же, как и окна дома напротив. Это тоже выглядело странным, ведь обычно электричество отключают на всей улице. Не могли же все лампочки разом перегореть. Как не вовремя! Завтра на поезд, а чемодан ещё не собран до конца. Всё происходило по закону подлости. Сначала порезала палец, а теперь ещё и в темноте сидеть…

Алина вернулась к кровати, запустила руку в сумку и нащупала там мобильный телефон. Включила фонарик и направилась к двери. Приоткрыв её, обнаружила, что в коридоре тоже темно. Похоже, без света осталось целое здание. Но почему же в других домах всё в порядке?

Место, где дежурил администратор, находилось на первом этаже, но спускаться по лестнице в темноте даже с фонариком она побоялась. Оставался вариант постучаться к кому-нибудь, чтобы обзавестись компанией, но за прожитое здесь время Алина так и не познакомилась с соседями, которые, к тому же, постоянно менялись. Пришлось вернуться в комнату.

Прикрыв дверь и развернувшись, Алина заметила слабое свечение, которое исходило от свёртка, пробиваясь сквозь слои бумаги.

Примечания

Маршмэллоу – кондитерское изделие, внешне похожее на зефир.

-кун – вежливый именной суффикс в японском языке, примерный аналог обращения «товарищ» или «друг».

РУДН – Российский университет дружбы народов.

Глава 2. Два телефонных разговора

Токио, май 2010 г.

Акира

Телефонный звонок раздался, когда Акира торопился к метро, обгоняя других пешеходов и почти не глядя по сторонам. Стоило лишь нажать на «отказ», как мобильный настойчиво начинал трезвонить снова, отображая на экране имя Тору. Младший брат явно не намерен прекратить свои попытки и перезвонить позже.

Хлопоты с Мори Тору начались с самого рождения и продолжались по сей день. Когда после окончания старшей школы он уехал учиться в Америку, это вовсе не означало, что вся семья сразу вздохнула спокойно. Тревожиться о нём продолжали почти так же сильно, как и прежде, а тот будто специально избегал серьёзных разговоров и, когда ему что-то требовалось, звонил сам.

Мысленно выругавшись, Акира ответил на звонок, не сбавляя скорости, и едва не столкнулся с симпатичной девушкой с пёстрым рюкзаком за плечами. Промелькнула мысль, что такие молодые особы наверняка во вкусе младшего брата. Впрочем, Тору и сам пользовался успехом у противоположного пола. Довольный смазливый, уверенный в себе, умеющий поддержать разговор на множество тем. По сравнению с ним любой мог бы показаться угрюмым молчуном.

– Что тебе нужно? – спросил Акира.

Брат тут же начал заливаться соловьём, расписывая свою интересную жизнь в Нью-Йорке. Он то и дело перескакивал с японского языка на английский, а фоном его голоса звучала раздражающая электронная музыка. Акира уже собирался поторопить собеседника с ответом, когда тот попросил выслать денег. Собственно, этого и следовало ожидать. Едва ли Тору позвонил бы, чтобы сказать, как скучает по семье.

Но следующая фраза брата заставила удивиться.

– Мне снилась бабушка, и она просила передать тебе, что скоро всё очень сильно изменится, – загадочно понизив голос и чуть убавив громкую музыку, сообщил Тору.

– Что изменится? – переспросил Акира.

– Она не сказала, но ты же знаешь, бабушка часто говорила намёками.

Мысленно Акира согласился с братом. Бабушка вдруг вспомнилась ему так явственно, словно они виделись только вчера. Её добрый взгляд, ласковые руки, красивые кимоно, которые она никогда не желала сменять на европейскую одежду. К бабушке братьев обычно отправляли на каникулы. В Цувано им обоим очень нравилось, и проведённые там дни хотя бы на короткое время сближали их. Бабушка лепила для них онигири с разными начинками, собирая корзину для пикника, и каждый раз, когда они выходили из её маленького дома на окраине городка, Акире казалось, будто он отправляется в какое-то далёкое путешествие. Возможно, у Тору тоже возникали похожие ощущения.

– Можешь мне не верить. Но я бы не стал врать, говоря о таких вещах.

– Я верю, – отозвался Акира. – Только хотелось бы выяснить, что это значит. Любопытная загадка.

 

– Ты ведь любишь загадки, – хохотнул Тору. – Разве это не твоя работа? Когда разберёшься, скажешь мне.

Закончив разговор с братом, Акира внезапно обнаружил ещё один пропущенный звонок. Номер оказался незнакомым. Судя по всему, звонили не из Японии. Он ненадолго задумался, кто бы это мог быть. Возможно, один из клиентов отправился заграницу, и ему понадобилась помощь или совет?

Акира уже подходил к эскалатору, когда звонок раздался снова. Опять неизвестный номер! Похоже, он кому-то срочно понадобился.

Отойдя в сторону, чтобы не мешать спешащим людям, Акира ответил на звонок и услышал смутно знакомый молодой женский голос.

– Прошу прощения за беспокойство, – проговорила невидимая собеседница. Внезапно возникшее странное чувство кольнуло его ещё до того, как она назвала своё имя. Акира не верил в сверхъестественное, но что-то подсказывало ему – звонок связан со словами Тору. – Моё имя Акияма Мегуми, – произнесла она, и за этими словами наступила пауза, в которой словно звучало тиканье часов, с каждым мгновением непостижимо отматывающих время назад.

Москва, май 2010 г.

Мегуми

Слышать в телефоне голос этого человека оказалось странно – так, словно всё происходило во сне. Мегуми понимала, что для неё он почти незнакомец, который наверняка ответит отказом. У Мори Акиры своя жизнь, интересная работа, и ему едва ли приятно вспоминать о том визите, который пришлось нанести в дом её деда. Его отказ будет понятен, и у неё нет никакого права на обиду. Но, осознавая всё это, тем необычнее думать о существующей между их семьями связи, похожей на отголоски старинных легенд.

Каждый сам мог принимать решение касательно того, верить в них или нет. Её родители, к примеру, старались держаться подальше от жуткой семейной истории, да дедушка и не доверял им. Неизвестно, по какой причине он надумал, будто внучка сможет стать хранительницей тайны, но ей казалось, что его решение отправить в Россию этот свёрток едва ли можно назвать правильным. Ведь теперь Мегуми его потеряла, и страшно даже представить, что будет, если глава семьи узнает. Вот поэтому и пришлось пойти на непредсказуемый поступок и позвонить человеку, который приходился ей не врагом, но и не другом.

Когда она представилась, собеседник замолчал, и Мегуми уже почти решила, что их разговор вот-вот прервётся, когда услышала ответ.

– Откуда вы знаете мой номер телефона?

– У меня есть ваша визитная карточка.

– Вот как?

Похоже, Мори Акира находился на улице, потому что она услышала за звуками его голоса шум машин и отдалённые разговоры множества людей. На какой-то миг Мегуми ощутила тоску. Что она делает здесь – в чужой стране, в окружении людей, которые не похожи на неё ни внешне, ни языком, ни привычками? Вдруг нестерпимо захотелось вернуться домой, в Токио, откуда доносился до неё приятный мужской голос. Но нельзя, ведь ещё не закончена учёба, и всё, что можно себе позволить сейчас, – лишь недолгая поездка к родным.

– Мне нужна ваша помощь, – произнесла Мегуми, пытаясь представить себе лицо собеседника и его реакцию на эти слова. Удивился ли он? Не посчитал ли её навязчивой и невоспитанной?

– Профессиональная? – уточнил Мори Акира, и у Мегуми перехватило дыхание. Она не слишком хорошо разбиралась в людях и редко предугадывала, как они себя поведут, но что-то в его интонации говорило, что он заинтересовался. Если так, то, возможно, есть надежда не получить отказ.

– Можно сказать и так.

– Любопытно, – проговорил он. Мегуми сжала руку в кулак, почти не чувствуя, что ногти до боли впились в ладонь. Уже давно ей не приходилось так из-за чего-либо волноваться. Даже экзамены больше не казались такими уж страшными, померкнув перед перспективой того, что исчезнувший свёрток никогда не будет найден. Дедушка не простит, если узнает, и неважно, верит ли она в то, о чём он рассказывал.

Но сможет ли Мори Акира помочь? Ведь пропавший из пакета свёрток имеет отношение не только к её, но и к его семье. Пусть дедушка и другие предки хранили этот предмет, семья Мори тоже должна сознавать свой долг. По крайней мере, дед считал именно так. Но, несмотря на свою мудрость и проницательность, он мыслил всё же старыми категориями и правилами, а современные молодые люди совсем другие…

– Расскажите мне подробности.

– Прямо сейчас? – осведомилась Мегуми. Ей снова стало неловко. В Токио раннее утро, так что, скорее всего, она своим звонком отвлекла собеседника от работы или дороги в офис.

– Если дело срочное.

Мегуми покрепче сжала в пальцах телефон и принялась рассказывать. О свёртке, отправленном из Японии. О том, как тот неожиданно исчез. Об открытке, которую она обнаружила в пакете. Услышав всё это, Мори Акира наверняка посчитает её легкомысленной девицей, а деда – выжившим из ума стариком, которому взбрела в голову блажь так далеко отправить вещь, что даже не являлась семейной реликвией, а представляла собой то, о чём лучше не говорить вслух. Но человек, с которым она беседовала, и без того знал об этом, и, пожалуй, не так уж важно, что именно он о ней подумает. Если он даст своё согласие и сумеет помочь, больше ничего не будет иметь значения…

– У вас, наверное, много работы, – добавила Мегуми, сбивчиво изложив недавние события. – Но мне больше некого попросить о помощи. Будь у меня брат…

– Я понял, что у вас произошло, – отозвался он.

– Но я ведь могу нанять вас как частного детектива? – спросила она, когда в разговоре снова возникла пауза. – Вы можете считать это вашей обычной работой. И дорогу я тоже могу оплатить…

– Обычной работой? – проговорил Мори Акира, и в его голосе явственно послышалась усмешка. – Вы знаете, для чего обычно нанимают частных детективов? Подскажу – чаще всего для слежки за неверными мужьями. Боюсь, это слишком далеко от того, что вы от меня хотите. Мужа ведь у вас, как я понимаю, тоже нет.

– Но вы ведь также разыскиваете потерянные вещи и людей? – почти полностью утратив надежду, уточнила Мегуми. – От такой работы моя просьба почти ничем не отличается. А ещё у меня есть открытка, что оказалась в пакете.

– Вы даже не знаете, кому она адресована, – заметил собеседник.

– Но там указан город.

– Думаете, так легко отыскать что-то в большом городе, не имея почти никаких зацепок?

– Значит, вы отказываете мне?

Ещё одна пауза.

– Я всё обдумаю и перезвоню вам. Скажем, завтра. Договорились?

– Завтра… Да! Спасибо!

Закончив разговор, Мегуми прижала ладони к раскрасневшимся от волнения щекам. Последние слова собеседника давали надежду на то, что Мори Акира поможет ей, и вся эта история с исчезнувшим свёртком закончится благополучно. Да, она станет его должницей, но это не так страшно, как возможная реакция дедушки, если тот узнает о случившемся. Одна мысль уже пугает. Он и рассердится, и разволнуется, а там и до ухудшения здоровья недалеко. Никак нельзя этого допустить! Только и остаётся, что понадеяться на помощь человека, с которым она только что разговаривала второй раз в жизни.

Токио, май 2010 г.

Акира

Надо же, он и забыл, что тогда оставил свою визитную карточку. Автоматически это сделал, что ли? Когда вынужден заниматься поиском клиентов, приходится рекламировать себя повсюду. А их частное агентство далеко не всегда могло похвастаться наплывом заказов. Слишком уж много конкурентов развелось.

Акира отключил звук и опустил в карман телефон, прокручивая в мыслях содержание разговора. Странно, но, несмотря на прошедшее с их встречи время, Мегуми он помнил. Красивая девушка в форме ученицы старшей школы, которая вбежала в дом, когда он разговаривал с её дедом. Кажется, она очень торопилась о чём-то рассказать, но, увидев, что тот занят разговором, тут же стала серьёзной и смущённо остановилась на пороге. Тогда их и представили друг другу.

Втиснувшись в переполненный вагон, Акира прислонился к стене и прикрыл глаза, стараясь не обращать внимания на окружавшую со всех сторон толпу. Обо всём предстояло хорошенько поразмыслить. Сначала звонок Тору и его рассказ о сне про бабушку, а затем неожиданный разговор с девушкой, которая едва ли не умоляла его бросить все дела и приехать в Россию. Судя по голосу, она очень волновалась, и, если поначалу всё это походило на какой-то глупый розыгрыш, то сейчас уже почти не оставалось сомнений в правдивости её рассказа. Она, в самом деле, потеряла то, что передал ей дед.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 
Рейтинг@Mail.ru