Между нами вечность

Светлана Казакова
Между нами вечность

© Казакова Светлана

© ИДДК

* * *

Глава 1

Это должно было стать самой большой моей удачей, а оказалось…

Впрочем, обо всём по порядку.

Впервые я услышала про Жуткий особняк в баре, где коротали осенний вечер такие же неудачники, как я. Иммигранты, однажды возомнившие, что в другой стране им мёдом намазано. Кто-то ехал работать, кто-то в надежде выйти замуж за прекрасного принца, а итог был один – все мы уныло сидели в небольшом полуподвальном помещении и жаловались друг другу на неудавшуюся жизнь.

– Говорят, за это дают миллион долларов, – услышала я и тут же навострила уши. Это за что же можно получить такие деньжищи? Хотелось надеяться, не за донорство органов – мои внутренности мне ещё дороги, да и до подобной степени отчаяния я пока не дошла.

– Да ну, ерунда какая-то, – скептически отозвался второй голос, и я придвинулась поближе к говорившим – мужчине и женщине. Обоим на вид казалось около тридцати. Потёртая обувь, одежда явно из секонд-хенда – похоже, эти двое, как и я сама, были стеснены в средствах. Родственные души. А ещё они говорили по-русски, что в баре американской глубинки сразу же обращало на себя внимание.

– И вовсе не ерунда, – возразила кудрявая собеседница хмурого типа в растянутой майке с настолько выцветшим принтом, что уже нельзя было разглядеть, что там когда-то изображалось. – Мало ли за что готовы платить богатые чудаки. Я слышала, местечко там действительно жуткое.

– Ну да, ну да, – хмыкнул он. – Так тебе запросто лимон долларов и отвалят. И ты что, в самом деле готова рискнуть?

– А почему нет? Я не из пугливых. Получу миллион и заживу как в сказке, а ты ещё в долг просить придёшь.

– Извините, – обратилась я к женщине. – Я тут случайно услышала ваш разговор. О чём вы сейчас говорили?

– О, соотечественница! – расплылся в улыбке её спутник, но мне его подкаты были по барабану. Гораздо больше интересовало другое – на какую же авантюру готова пойти эта кудрявая? Надеюсь, ничего криминального.

– Слышала про Жуткий особняк? – спросила она.

– Нет, – покачала головой я.

– Его построили ещё в девятнадцатом веке. А может, и раньше. Неважно. Главное, что тому, кто проведёт там в одиночестве целую ночь, платят миллион долларов. Вот такие дела.

– Так, наверное, уже целая очередь выстроилась.

– Не всё так просто. Там есть свои условия. Перед тем как туда пустят, надо пройти тест и медицинское обследование.

– А это ещё зачем?

– Ну, если у человека больное сердце или проблемы с психикой, его точно не возьмут.

– Хм… – задумалась я. С сердцем у меня всё в порядке, с психикой тоже. Да и фильмы ужасов никогда особо не пугали.

Как ни крути, я просто идеальный кандидат!

Но о том, как выйти на владельца Жуткого особняка, женщина из бара мне не рассказала – побоялась конкуренции. Вот только эта идея меня уже зацепила, и я начала рыть информацию, решив, что тоже должна побороться за миллион. Не каждый же день попадается такой шанс.

В итоге мне удалось выяснить довольно много. Жуткий особняк, официально носивший название Дарквуд-Хаус, в самом деле был построен в девятнадцатом веке одним английским лордом, перебравшимся за океан. Здесь он женился, однако паре не суждено было жить долго и счастливо. Молодая жена, едва произведя на свет наследника, упала с лестницы в том самом особняке, который построил для неё супруг. Этим печальная история дома не ограничилась, происходили в нём и другие несчастные случаи, и в итоге он довольно долгое время пустовал.

А эксцентричный миллионер, который сейчас устроил из особняка настоящий аттракцион, вполне ожидаемо оказался потомком того самого лорда.

Отыскав возможность с ним связаться, я написала письмо и приготовилась ждать. Ожидание вышло недолгим, уже скоро я получила ответ. Меня приглашали в Дарквуд-Хаус при условии, что я успешно пройду тест и медицинское обследование, которое подтвердило бы мою пригодность к этой авантюре.

Ура!

Ни с тестом, ни с обследованием затруднений не возникло, и вскоре я уже получала инструкции от секретаря хозяина особняка. Сам он со мной встречаться не пожелал. Как сказала секретарь, рассчитывать на личную встречу мог лишь тот, кто прошёл бы испытание.

– Неужели так никто и не просидел там до утра? – задала вопрос я.

– Нет, – качнула головой женщина. – Все приезжали полными энтузиазма, но каждого, кто оставался в том доме, начинал преследовать безотчётный панический страх. В итоге они садились в свои автомобили и уезжали. У одного парня сломалась машина, так он пешком пошёл. Миллион не получил никто.

– А откуда вы знаете про их побеги?

– В особняке и возле него установлены камеры, технику не обманешь, так что не надейтесь нас провести, мисс.

Своей машины у меня не было, поэтому я взяла подержанный автомобиль в аренду и вечером отправилась в путь. Дарквуд-Хаус[1], оправдывая своё название, был окружён густым лесом. Место выглядело действительно атмосферным и жутковатым. Здесь словно остановилось время. На кованых воротах старинный замок, никакой электроники и автоматики. Ключ, выданный мне секретарём, на удивление легко провернулся в замочной скважине, и тяжёлая цепь, лязгнув, упала к моим ногам.

Я сделала глубокий вдох и толкнула ворота. Те жалобно заскрипели. Вглядываясь сквозь вечерние сумерки и сгустившийся непонятно откуда взявшийся туман, я направилась к особняку, слишком большому для одной семьи, которая здесь когда-то обитала. Дом в самом деле производил впечатление чего-то пугающего, далёкого от современного мира, жительницей которого я была. Даже не верилось, что всего лишь в нескольких километрах отсюда есть автозаправки, магазины и огни мегаполиса.

Второй ключ, который мне дали, был от дома. Замок и здесь поддался слишком легко, точно заблаговременно смазанный маслом. Я переступила порог и в то же мгновение ощутила нечто странное. Казалось, меня затягивало в стремительный водоворот. Я начала задыхаться, все мышцы разом ослабели, тело било ознобом. Подобно выброшенной на берег рыбине, я жадно глотала ртом воздух, но его всё равно не хватало. В попытках уцепиться за что-нибудь я взмахнула руками, но вокруг оказалась сплошная пустота. Как будто я находилась не в здании, а в огромном пространстве космоса. Вытянув руки, я начала падать.

Последняя вспыхнувшая в голове мысль была о том, что обещанный миллион долларов мне, похоже, получить не суждено.

Глава 2

– Лирра Глория! Лирра Глория! – настойчиво будил меня женский голос. – Просыпайтесь, у вас сегодня первый рабочий день!

– Ну и ладно, – неприветливо буркнула я, накрываясь одеялом с головой, как любила это делать в школьные годы. – Придумаю что-нибудь. Не в первый раз.

И тут же открыла глаза. Потому что голос, которым я это сказала, оказался совершенно не моим. Настоящий мой голос был низкий, хрипловатый, особенно поутру. Этот же звучал колокольчиком. Такой должен быть у диснеевской Белоснежки – чтобы на него птицы прилетали и зайцы из леса прискакивали.

А после до меня запоздало дошло, что и назвали меня как-то не так. Да и кто бы это мог быть вообще? Я ведь одна была в том доме…

От этой мысли я аж подпрыгнула. Дом! Тут же вспомнилось всё, что там происходило, и я села на постели, лихорадочно ощупывая себя. Кажется, я в порядке. Вот только…

– Зеркало… – пробормотала я, обращаясь к склонившейся ко мне молодой женщине в форменной одежде вроде той, что носили горничные в отелях. – Дайте мне зеркало! Скорее!

Она удивлённо поморгала, затем всё же выполнила мою просьбу. Зеркало оказалось большим и тяжёлым, в круглой деревянной раме. Я едва не выронила его, когда увидела отражение.

Потому что оно, как и голос, было не моим.

Я – худощавая брюнетка с прямыми волосами чуть ниже плеч. В моём роду оставили свой след азиаты, что отразилось на внешности. Меня сложно назвать красавицей, но какая-то изюминка во мне определённо имеется. С подросткового возраста я люблю по случаю поэкспериментировать с макияжем, хотя в повседневной жизни довольствуюсь тушью для ресниц, пудрой и блеском для губ. Так я выглядела и тогда, когда ступила на порог Жуткого особняка.

Девушка в зеркале была моей противоположностью во всём, кроме, пожалуй, телосложения. Но и оно казалось каким-то слишком хрупким, как будто эта молодая особа сидела на строгой диете. Её белокурые волосы завивались в локоны, а светлая кожа явно не знала никакой декоративной косметики. Губы, впрочем, и так выглядели достаточно яркими, а на щеках цвёл естественный румянец. Эту девицу однозначно можно было назвать красивой и утончённой.

Я как-то сразу поняла, что она аристократка – в отличие от той, которая ей, то есть мне прислуживала.

Чертовски реалистичный сон! Стиснув зубы, я ущипнула себя, но не проснулась. Да что здесь творится?!

– Лирр Теннантхилл очень строгий и придирчивый хозяин, лирра Глория, – проворчала женщина, отбирая у меня зеркало. – Вы хотите дать ему повод уволить вас так скоро? Только подумайте – что скажут на это ваши дядя и тётя?

– А что они скажут? – отозвалась я, подумав о своих настоящих дяде и тёте. Они были только рады скинуть с себя опеку надо мной, когда я собралась в Штаты. Никаких сентиментальных сцен в духе «мы заменили тебе родителей» не последовало.

– Будут очень недовольны! Вы ведь помните, да? Это ваш последний шанс устроить свою жизнь! Ведь другие-то мужчины нос от вас воротят! А про́клятому сгодится и бесприданница! С его-то богатством! Но он уже стольких прогнал, что удивительно, как вообще согласился принять ещё и вас, лирра…

 

Я помотала головой, осмысливая услышанное.

Словоохотливость служанки пришлась мне на руку – должна же я как-то информацию собирать. О месте, в котором оказалась, и вообще… Вот только она говорила так быстро и сумбурно, что разобраться в её речах у меня выходило не слишком-то хорошо.

– Вам ещё повезло, что хозяина сейчас нет. Он поехал лично приглашать на бал свою двоюродную бабушку лирру Террению. Скоро вы с ней познакомитесь, и она непременно захочет узнать вас поближе!

– Не надо меня узнавать поближе, – пробурчала я. Встала на ноги, попутно отметив, что одета в длинную старомодную ночную рубашку из накрахмаленной ткани. Осмотрелась: небольшая, но светлая и уютная спальня с камином напоминала комнату вроде тех, которые в моё время можно увидеть только в музеях.

Я что, попала в прошлое? Но что это за страна? И на каком, собственно, языке мы говорим? Я знала только русский и английский, но это явно какой-то другой. Однако я почему-то его очень хорошо понимаю.

– Лирра Глория, давайте уже одеваться! К приезду хозяина вы должны быть готовы! Иначе он вас немедленно выгонит! Вам придётся вернуться к родственникам! Я бы на вашем месте зубами в такую возможность вцепилась!

М-да. Я недавно уже вцепилась в одну возможность. Думала, что получу миллион и стану жить без забот, а в итоге…

В итоге с меня шустро сняли одежду для сна и мою талию затянули в корсет. Самый настоящий корсет – как в историческом кино! Дышалось в нём предсказуемо тяжело, а нижнее бельё показалось мне чем-то вроде пижамы. Я по улицам в вещах куда более откровенных ходила. А вот платье мне понравилось – белое, лёгкое; надеть бы его на голое тело и без всяких корсетов.

За одеванием последовала очередь причёски. Мои – то есть не мои – волосы расчесали и закрепили шпильками в пучок, выпустив несколько прядей. Отойдя, женщина удовлетворённо кивнула.

– Теперь всё отлично, лирра Глория! Вы замечательно выглядите! Конечно, у хозяина и покрасивше бывали…

– Постойте, – нахмурилась я. Промелькнувшая в голове мысль об этом загадочном хозяине мне совершенно не понравилась. – А кем я для него стану?..

Глава 3

– Помощницей, кем же ещё? А вы что подумали? – ехидно усмехнулась служанка. – Вы что же, решили, что он вас сразу же, как увидит, так и в жёны возьмёт?

– Ничего я не думала! – вспыхнула я. Вот ведь языкастая! Однако её ответ меня успокоил – я-то уже успела нафантазировать себе всякого об отношениях прежней обладательницы блондинистого тела и некоего хозяина, который пока отсутствовал.

Помощницей, значит. Что ж, это радует. Посмотрим, что там за хозяин.

Мысль о том, что со мной всё-таки произошло, не давала покоя. Я определённо не имела проблем с психикой, и недавнее обследование, необходимое для того, чтобы побороться за миллион долларов, это подтверждало. Да и всё вокруг было слишком реалистично для галлюцинаций. Кроме того, если бы все, кто пытался переночевать в Дарквуд-Хаусе, бесследно пропадали, об этом уже стало бы известно. Так что же, выходит, такое случилось только со мной?..

Я действительно подходила для задачи, которую поставил миллионер – не могла назвать себя ни чересчур впечатлительной, ни суеверной. Перспектива в одиночестве провести ночь в старинном особняке не казалась мне чем-то ужасным и невозможным. В конце концов, на что только люди не соглашаются ради денег. Участвовать в шоу вроде «Последнего героя», засунуть руку в банку с пауками, съесть какую-нибудь гадость. У меня имелись знакомые, ставшие подопытными кроликами медицинских корпораций, которые испытывали на них новые лекарства.

Но получается, для меня Жуткий особняк оказался неким порталом, который перенёс моё сознание – или душу – в чужое тело и… в другой мир? Или в другое время? Судя по языку и странным обращениям, всё-таки мир.

Невероятно. Фантастично. Но вот она я – подхожу чужими стройными (правда, на мой вкус всё же худыми) ногами, спрятанными под длинным платьем, к окну и вижу те самые ворота, которые лично открывала старинным ключом. Ещё недавно я шла от этих ворот к особняку, и осенние листья шуршали под моими ногами, а сейчас лето было в самом разгаре, и зелёные кроны деревьев шелестели на ветру. С ума сойти!

«Нет, мой ум мне ещё пригодится», – сказала я себе и развернулась к служанке. Та как раз убирала постель, мурлыкая себе под нос незамысловатую мелодию. Поймав мой взгляд, она нахмурилась.

– Вы всё ещё здесь, лирра?

– А где я должна быть?

– Спускайтесь вниз и позавтракайте! Лирр Теннантхилл скоро вернётся! Вы же не хотите, чтобы при знакомстве с хозяином у вас начало бурчать в животе от голода?

– Что естественно, то не безобразно, – хмыкнула я, но решила, что перекусить в самом деле не помешает. «На голодное брюхо проблемы не решают», – говаривал, бывало, мой дедушка. Вспомнив его, такого смешливого, никогда не пасующего перед трудностями, я улыбнулась. Всё не так плохо. Сначала определюсь с обстановкой, встречусь с хозяином, чью фамилию – или это имя такое длинное? – я даже мысленно выговаривала с трудом, а затем буду думать над тем, как мне вернуться в свой мир, где я снова смогу надеть любимые джинсы, а не эту мечту костюмеров исторических сериалов.

Судя по словам с заметной неохотой прислуживавшей мне ворчливой особы, она работала на этого самого лирра. Это вроде лорда, что ли? Пусть так. На него же должна начать работать и я, то есть, конечно, не я, а милая блондиночка лирра Глория. Поскольку речь идёт о знакомстве и первом рабочем дне, настоящую Глорию ни хозяин, ни его слуги прежде почти не знали. Это мне на руку – значит, они не смогут понять, что она как-то изменилась или что-то забыла. А вот с родственниками и друзьями этой девушки мне лучше не пересекаться, чтобы те ничего не заподозрили.

Надеюсь, они не станут навещать её на рабочем месте. Интересно, с чем именно я должна буду помогать хозяину? Мне нужно будет стать для него кем-то вроде секретаря? Ладно, выясню это, когда он появится. А пока по плану завтрак!

Он ждал меня в буфетной, дорогу к которой милостиво подсказала служанка, и оказался весьма скудным. Несколько тонких ломтиков поджаренного, но уже остывшего хлеба, кусочек подсохшего сыра, что-то вроде джема в вазочке. Вместе кофе или чая – травяной отвар в пузатом кувшине, по запаху вроде бы мятный.

«Леди должна клевать как птичка», – вспомнились мне слова из какой-то книги или фильма. Кажется, из «Унесённых ветром». Но мой желудок был с этим категорически не согласен. Он требовал оладий со сметаной и бутербродов с колбасой, а не этого недоразумения, которое здесь именовалось завтраком. Уж наверняка хозяин питается лучше, он всё-таки мужчина!

Покончив с перекусом, я прошлась по дому, всё ещё чувствуя себя так, будто попала на экскурсию в музей. Всё казалось не вполне настоящим, застывшим во времени. Но, прикасаясь к мебели и другим предметам, мимо которых проходила, я убеждалась в их реальности. Мягкая ткань обивки кресла, потрескавшийся от времени уголок рамы картины – морского пейзажа в духе Айвазовского, гладкость фарфоровой статуэтки-пастушки. Всё было на самом деле, и мне предстояло как-то привыкнуть к этой мысли.

– Что вы здесь делаете с чужими вещами? – услышала я приятный мужской голос за спиной, когда потянулась потрогать гобелен на стене.

Глава 4

От неожиданности я вздрогнула. Хорошо, что в моих руках в это время не оказалось ничего бьющегося вроде фарфоровой статуэтки. Иначе выронила бы с испугу, и мне бы вдобавок ещё порчу имущества вменили.

Обернувшись к окликнувшему меня человеку, я увидела мужчину, который, похоже, и являлся тем загадочным хозяином, о котором говорила служанка. Учитывая названные ею характеристики лирра Теннантхилла, я ожидала увидеть почтенного господина лет где-нибудь за сорок, а может, и за пятьдесят. Но тот, кто стоял передо мной, был никак не старше тридцати. Кроме того, он оказался довольно-таки привлекательным. Нет, не классический красавец и не смазливый паренёк, но что-то в нём цепляло взгляд и приковывало внимание. Может быть, высокий рост, внушительный разворот плеч и правильные, хотя и несколько резковатые, черты лица. А возможно, взгляд его тёмных глаз, такой пристальный и суровый, но вместе с тем проникновенный, будто за ним скрывалась какая-то мрачная тайна.

Бр-р-р… Ну и нафантазировала же я себе. Мрачная тайна и всё прочее. Не иначе как «Джейн Эйр» в юные годы перечитала. Тут, конечно, и антураж самый подходящий, вот и пришло на ум.

Лучше бы подумала, как будущая помощница должна разговаривать с нанимателем. Интересно, кстати, какая у меня зарплата? А выходные-то хоть будут?

– Простите, лирр Теннантхилл, – в надежде, что выбрала верный тон, промолвила я, не забыв придать себе смиренный и сконфуженный вид, даже фамилию – или всё-таки имя? – хозяина выговорила с первой попытки. – Я ведь впервые в вашем доме, и он мне очень понравился, – добавила я, покривив душой. – Вот и захотелось рассмотреть его поближе.

– Ну да, дом заслуживает внимания, – заметил мужчина. – Вы уже позавтракали? Довольны тем, как вас разместили, или есть жалобы?

– По правде говоря, одна жалоба есть. Завтрак мог бы быть и посытнее. Мне ведь ещё работать, а на пустой желудок это непросто – в голову всё время лезут мысли о еде.

– У лирры хороший аппетит? – осведомился собеседник, и в его глазах промелькнуло удивление.

– Какой уж есть, – согласилась я. Аппетит у меня действительно всегда был завидный, и стресс в виде попадания в чужое тело на нём в худшую сторону не сказался. – Хотя, если вы экономите на помощницах, не удивлена тем, что они сбегают, и я у вас далеко не первая…

Упс! А вот этого не следовало говорить вслух! Похоже, лирр Теннантхилл на меня рассердился. Сейчас ещё накажет за дерзость… Но осмелившись поднять на него взгляд, я увидела на его лице усмешку, а не гнев.

– Вижу, слухи до вас ещё не дошли. К вашему сведению, далеко не все мои помощницы от меня сбежали. Некоторым из них я сам отказал от места.

– Почему же? – задала вопрос я. Вот ведь деспот! – Чем они вас не устроили?

– Слишком сильно хотели за меня замуж, – последовал ответ. Ого. Прямолинейно. Впрочем, прислуга тоже о чём-то таком упоминала. – И едва ли вы в этом от них отличаетесь, лирра Глория.

– Да с чего вы это взяли? Сколько мы уже с вами разговариваем, а я ещё даже глазки не начала вам строить! – возмутилась я. Это он себя настолько неотразимым считает?!

– Я всё о вас разузнал. Сирота. Бесприданница. Ближайшие родственники – лирр и лирра Брайкерстоун, ваши дядя и тётя – отчаялись выдать вас замуж и потому отправили работать ко мне, однако не просто так, а с умыслом. Но имейте в виду – я все ваши уловки насквозь вижу и с холостым положением расставаться не собираюсь.

– Пф-ф-ф! – фыркнула я себе под нос. Насквозь он меня видит, как же. Тогда разглядел бы, что я вовсе не та, за кого себя выдаю.

– А теперь, лирра Глория, хватит пустых разговоров. Идёмте со мной, – заявил он и, резко развернувшись, направился в соседний коридор. Глядя в аристократически-прямую спину, я зашагала следом. Хорошо, что местные платья, хоть и были довольно длинными, всё же не волочились по полу. Иначе долго бы я в таком не проходила – непременно наступила бы на подол и пропахала носом паркет.

Хозяин дома привёл меня в комнату, которую я бы охарактеризовала как кабинет. Достаточно просторная, обставленная тяжеловесной деревянной мебелью, вдоль стен вытянулись книжные полки с потемневшими от времени фолиантами, на почётном месте разместился массивный стол с придвинутым к нему обитым кожей креслом. Кроме него, в кабинете стояла также пара стульев, на один из которых и кивнул мне лирр Теннантхилл.

– Я знаю, что прежде вы никогда и нигде не работали, – заявил он, усаживаясь за стол. – Как и большинство молодых девушек в нашей стране. Все ведь хотят замуж, – хмыкнул, постукивая длинными пальцами по гладкой столешнице. – И ваши предшественницы тоже этого хотели, поэтому оставили в делах полный беспорядок, и вам, лирра Глория, придётся его разгрести – конечно, если вы планируете остаться здесь в качестве моей помощницы, а не супруги, как желали все остальные.

«Надо же – до такой степени бояться брачных уз», – подумала я, а вслух сказала:

– Да, мне никогда не приходилось работать, тут вы правы, однако это не означает, что у меня нет такого желания и способностей. Я очень быстро учусь, – тут я сказала правду – обучаемость значилась среди моих несомненных достоинств. Без этого в двадцать первом веке не выжить, слишком уж стремительно порой всё меняется.

– Уверены, лирра Глория? Что ж, тогда я испытаю вас. Поднимайтесь и подойдите сюда.

1Дарквуд – тёмный лес (Darkwood, англ.).
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru