Пристанище Отд..ха

SirHeister
Пристанище Отд..ха

Дальний зал был лишь тёмным, непонятным пятном. Таким же тёмным, как улица по ту сторону стекла.

Я отошёл на два шага назад и, развернув фотку на телефоне, сделал пару селфи, стараясь выбирать кадры так, чтобы туда не попали люди.

Мало ли. Возмущаться станут.

Подошла администратор зала. Стройная, молодая рыжая девушка в форме (ну, не полицейской) – белая рубашка и чёрная юбка.

– Молодой человек, фотографировать ассортимент предлагаемых блюд запрещено.

– Хорошо, извините пожалуйста, – я окинул её быстро взглядом, чтобы ретироваться, и нашёл спасение на запястье. – У вас красивый браслет!

Эта фраза в дополнении с улыбкой вызвала нужный эффект. Ирине (судя по бейджику) стало приятно.

Я похвалил себя за то, что не выбрал тактику «оправдываться» и подошёл к окну задёрнуть занавески.

Тут что-то в нём резко мелькнуло. Машинально, мои ноги дёрнули меня назад – я зацепил бабушку.

Обернувшись, я схватил её за руку и помог устоять.

– Простите пожалуйста, вы не ушиблись?

– Под ноги смотреть надо, сынок!

Ох и бесит меня эта манера называть всех подряд «сынками».

Прокручивая ещё раз тот момент, когда я испугался, я понял, что то –голубь, пролетевший сильно близко к стеклу.

Таких, кстати, сидело несколько на скосе.

Мне удалось наконец задёрнуть полупрозрачную тюль.

Я набрал щипцами несколько ломтиков сыра, заварил чай и вернулся за свой столик.

С него уже успели убрать грязную тарелку. Шустро.

После ужина я вытащил на улицу ноутбук, сел на лавочку под корпусом и стал обрабатывать фотографию.

Обрезав основной зал, который превратился бы в ослепительно яркое пятно, я стал высветлять дальний.

Осталась треть моего лица и тёмный зал.

Я провёл бегунок яркости вправо.

Ничего. Только столики и стулья.

Слегка разочарованный, я вышел из фотошопа, сложил ноутбук и ушёл к себе в номер.

Глава 7

Изрядно вымотавшись после местной вечеринки, я провёл совершеннолетнюю Катю в номер (оказалось, мы живём в одном корпусе, лишь на разных этажах) и вернулся в свой.

Быстро покупавшись, я расстелил кровать и лёг спать, поставив будильник на пол восьмого утра.

На всякий случай.

Мне начал сниться сон, с искажением повторяющий сегодняшние события. Я снова отдёрнул занавеску, затем сделал селфи…

Наверное, на высветленной фотке снова будет мелкая Катя.

Ко мне подошла Ирина, только она была на лет тридцать старше и от этого утратила свою красоту.

Я не ответил ей комплиментом на замечание.

Тут резко появился голубь. Он не пролетел близко к окну, как это было тогда. Он врезался в стекло.

Послышался треск.

И я проснулся.

Шарк, шарк…

Щелчок входной двери.

Моё тело парализовало. Я лежал, не двигаясь.

Она была. И что-то делала.

В голове прокрутился сон.

Треск стекла.

Мой взор упал на зеркальные дверцы шкафа купе.

Я попытался пошевелить рукой. Она слушалась, но как будто не моя – странное чувство, будто она шевелится, когда ты захочешь, но не так, как ты захочешь.

– Неужели я боюсь подростка, с которым я так хорошо ладил?

Мои слова прозвучали чужим голосом. Но, обретая уверенность, я стал осознавать, что всё это проделки страха.

Мне удалось встать. В зеркале появилось полунагое тело двадцатидевятилетнего парня, с густыми тёмными волосами и подтянутыми мышцами ног.

Я стоял в шортах, холодный воздух тянул с окна.

Мне захотелось надеть футболку.

Для этого нужно было открыть шкаф.

Ноги опять стали неметь.

Сопротивляясь страху, я сделал шаг вперёд.

Всего лишь аккуратно открыть шкаф.

Я сделал второй шаг, и, ещё не став ногой на пол, коснулся двери с зеркалом.

И тут оно осыпалось. Одновременно, нога стала на мокрое пятно, и я, поскользнувшись, упал на груду битого стекла.

Мне стоило больших усилий сдержаться от громкого мата.

Боль пронзила меня, как слова «ты мне просто друг» ранят подростков.

Я поднялся, аккуратно поставив руки на пол.

Вдоль до двери в общий коридор тянулись мокрые разводы грязи от тапочек.

Ну ладно грязь – засосало девочку в мулистом слое. Но зачем ей нужны были тапки?

Включив свет, я аккуратно вытащил осколки и обработал рану зелёнкой, затем сделал с помощью эластичного бинта и марли подобие корсета.

Спустя несколько минут кровь остановилась.

Я постепенно открыл дверцу шкафа – пару мелких осколков треснули под её колёсиками – надел футболку и взял телефон.

На фотографии зеркала тоже не было.

Треск мне не послышался.

Стекло должно было разбиться. И осыпалось, как только я коснулся дверцы шкафа.

Только кровь на осколках выглядела по-другому.

Как мазки.

Я разложил большие куски стекла в сторону и сфотографировал их. Некоторые были с алыми линиями; струйчатых потёков не было, хотя в реальности они покрыли каждый осколок.

Может, можно стереть кровь?

Я перенёс один осколок в ванную. Попробовал вытереть тёмно-алую жидкость с одного осколка и снова сфотографировать.

Мазки не исчезали.

Надпись?

Я внимательно осмотрел фотку и мне показалось, что два кусочка можно сложить, и мазки дополнят друг друга.

В смартфоне появилась ещё одна фотография. И она подтвердила мою догадку.

– Эх, кому рассказать. Сижу посреди ночи, складывая паззл из осколков стекла, чтобы увидеть надпись, сделанную кровью…

Немного подумав над формулировкой предложения, я дополнил:

– …фотографируя их, потому что без снимка камера не покажет больше, чем я смогу увидеть.

Собирать головоломку, постоянно используя телефон, было очень удобно, учитывая, что кусков было несколько десятков.

Я оторвал ещё кусочек бинта и осторожно перенёс заляпанные осколки в ванную.

Стирая бинтом кровь, которая стала потихоньку застывать, я наносил свежие маски на чистые осколки, следуя тому, как они выглядели в смартфоне.

Глава 8

Занятие по сбору кусочков в одно целое растянулось на час.

Иногда я испуганно выглядывал из ванной, но из номера не доносилась ни звука.

Сопротивляясь раздутой паранойе (выйти и осмотреть всё помещение), я собрал надпись.

Но мне был непонятен ни один символ.

Хотя я был уверен, что это были цифры. Или хотя бы что-то и цифры.

Снимок снова подтвердил мои догадки. А ещё показал, что несколько осколков имели похожую форму и мазки.

И они были не на своих местах.

Боковым зрением я увидел некое движение справа.

Моя комната выходила на балкон. Дверь была распахнута – я оставлял проветривать с вечера.

Но меня привлекло движение. Это была занавеска, которая резко поднялась под потоком воздуха.

Только слух сообщил мне о том, что ветра на улице не было.

Мне «повезло» повторно убедиться, что хорошо умею визжать.

Я быстро закрылся в ванной, прокрутив замок.

Золотистый ромбик, который был мной повёрнут на 90 градусов, стал двигаться в обратную сторону.

Ровно в тот момент, когда наконец собрал «зеркальный» паззл.

Держа ручку правой рукой, я поднял смартфон и сделал снимок.

На зеркале отображался ряд цифр.

15216042.

Цифры были в зеркале – может, правильно наоборот?

24061251.

Замок продолжал крутиться, но я сопротивлялся и держал дверь закрытой.

Возможно, это всё какое-то сумасшествие, напавшее на меня из-за череды резких волн страха.

Дрожащими пальцами я открыл браузер и попытался забить название базы отдыха, на которой находился.

Нужен номер дежурной администрации.

Гугл не распознавал мою речь. Я пытался снова и снова, но всё тщетно.

Пришлось вбивать название вручную, исправляя едва ли не каждую букву.

С трудом отыскав нужный номер телефона, я набрал его.

Послышались длинные томные гудки.

Тем временем, давление на ромбик усиливалось.

Наконец, с той стороны послышался сонный голос.

– Алло…

– Пожалуйста, придите, 4 корпус, 12 номер. Я схожу…

– Что? Кто у вас кричит на фоне?

Мои зрачки расширились. В номере стояла гробовая тишина…

– 4 КОРПУС 12 НОМЕР!!!

– Алло! Алло!

Она сбросила трубку.

Меня охватило отчаяние.

Может, впустить призрака? Пусть уже сделает, что хочет…

Может, он вообще с благими намерениями? Может пора сбросить парадигму страха перед потусторонним миром?

Я слегка расслабил руку.

Рейтинг@Mail.ru