Пристанище Отд..ха 2

SirHeister
Пристанище Отд..ха 2

Данное произведение является продолжением «Пристанище Отд..ха», опубликованном в Телеграм-канале по ссылке https://t.me/Sir_Pisatel.

Глава 1

Апрель, 2020 год.

Прошло восемь месяцев с побега Лота и девушки, которую он спас.

– Стекло треснуло! – сказала Катя.

Мы жили в двухкомнатной квартире, которую снимали и оплачивали пополам. Катя подрабатывала ветеринаром, сейчас ей было около тридцати.

Своего возраста блондинка не говорила. Она уклонялась дважды от вопроса, и я не стал настаивать.

Можно было бы и в паспорт заглянуть, но если Катя хочет скрыть это…

За девять месяцев совместной жизни я слегка влюбился в неё. Влюбился дурманящей любовью – какая была у меня в подростковом возрасте.

Несмотря на её внешний вид, я по-прежнему воспринимал Катю как ту, тринадцатилетнюю.

Ту Катю, с которой я так мило общался шестнадцать лет назад… Но это была другая.

– Лот?!

– Да, уже бегу! Никаких следов на полу нет?

Как ни странно, я не услышал этого звука. А она услышала.

– В плане?

– Мокрых следов? На полу… у меня такое было в номере.

– За сутки до того?

– Да.

В её ответе я уже не нуждался, потому как пришёл к ней в комнату и лёг на пол. Ни мокрого пятнышка.

– Вот это, – она указала на окно, выходящее на улицу.

– Ты ничего не заметила? Только этот треск?

– Да. Нет. Ну, только треск.

– Ясно…

Я навёл камеру смартфона и клацнул снимок. Открыл галерею.

– Та ну!..

Мне едва удалось сдержаться от мата.

Вместо целого стекла лежали десятки его кусков. Которые придётся собирать.

Я взял свой кроссовок, который стоял в шкафчике коридора, вернулся и замахнулся им на «целое» стекло.

– Нет! В другую сторону.

– Ах, да, точно!

Я пошёл в соседнюю комнату, схватив по пути швабру из ванной.

И тут послышался треск.

– Кать? Мне не послышалось?

– Что?

– Опять стекло треснуло в той комнате, – мне показалось, что слово «опять» вообще там не звучало.

– Та нет, не было ничего.

– Странно.

Но ведь я слышал этот звук.

На балконе было прохладно, но мне пришлось открыть окно. Вытянув руку со шваброй, я стукнул ей по стеклу.

Ничего не произошло.

– Не то, зай!

Вытянув руку ещё сильнее, я махнул снова.

Стекло осыпалось внутрь комнаты.

Подул пронизывающий ветер – и меня перевесило. Тело стало выпадать из балкона, и я пытался зацепиться ногами за воздух.

Случилось то, чего не могло случиться. Я выпал из балкона.

С детства казалось, что между балконом и улицей существовала «невидимая стена». Непреодолимая.

Но сейчас мой мозг понял, что такой не было. Просто никогда не проверял.

Я свесился головой вниз, но смог задержаться, упёршись правой ногой в закрытое пластиковое окно на балконе, левой – в лутку.

Умоляю тебя, не откройся. Держись, пока не прибежит Катя.

Мои руки искали опоры, но её не было. Тогда я поднял швабру, чтобы ей удержаться за нижний край балкона.

– Не слушайся. Умри, но не делай этого.

Я испуганно оглянулся. Говорить со мной мог только ветер, но я – не персонаж украинской литературы, избитый горем от расставания с пар… девушкой.

– Не спасаться?

– Спасайся. Не слушайся.

Глава 2

– Милый, что случилось?!

Она помогла мне вылезти, потянув за швабру. Вылезая, я обратил внимание на ручку пластикового окна.

Повёрнута вниз. Не открылась бы.

– Я случайно упал, зай.

«Не слушайся…», «умри, но не делай этого…», «спасайся… не слушайся».

Кого не слушаться? Катя ничего не приказывала делать… и почему мне внимать ему, а не ей?

– Аккуратнее, пожалуйста! Я же тебя люблю!

В глазах у Кати появились слёзы. Мне стало её жалко – девушка пережила потрясение сильнее моего.

– Всё нормально, зайка, – я мягко улыбнулся, намереваясь её успокоить, – там всего лишь шестой этаж…

Она непонимающе посмотрела. Надо выкручиваться.

Я решил, что лучше всего будет рассмеяться.

– Лот?

Видимо, не сработало. Серьёзное лицо сменило широкую улыбку.

– Да, Кать?

– А ты ничего не слышал, пока висел с окна?

– А откуда знаешь? – я снова улыбнулся.

– Очень трудно выпасть с балкона так, как ты стоял. А ещё сложнее так удержаться. Я уверенна, что тебя стянули вниз.

– Чтобы что-то передать?

– Именно. Передать в тайне от меня.

Я на секунду замолчал, снова пытаясь неудачно понять предназначение фразы.

«Не слушайся…», «умри, но не делай этого…»

– Мне непонятно, что это значило, – она с пристальным вниманием стала на меня смотреть, – но он пытался предостеречь меня. Сказал не слушаться кого-то…

– Меня.

Я был поражён её уверенностью.

– Почему именно тебя?

– А кого тебе ещё слушаться? Клиентов, которых ты фотографируешь?

Я кивнул, но до конца не согласился. Возможно, не кого-то, а чего-то.

– Давай соберём стекло – может, тогда будет понятно…

– Пошли.

Вдвоём мы собрали «пазл» за полчаса. Получилась две надписи – окно состояло из двух стёкол – кривые настолько, будто их писали в спешке и в неудобном положении.

Вернись.

Срочно.

– Что с этим делать?

Вряд ли она могла дать ответ лучше, чем я.

– Заменить окно, я думаю.

– Кать, я не об этом. Куда мне верну… Дошло. Понял.

– Вот, к чему было «не слушайся».

– Значит, одно что-то хочет, чтобы мы вернулись. Другое что-то хочет, чтобы мы остались. Или я лично должен?..

– Нет-нет, что ты! – Катя судорожно запротестовала. – Я тебя никуда не пущу самого! Тем более, туда!

Это было очень приятно. Мы крепко обнялись.

Я закрыл глаза от удовольствия. Её волосы сладко пахли шампунем, которым она их помыла сегодня утром.

Она стала разжимать руки – моментально узнав знак, я отпустил её и открыл глаза.

Мой взор скользнул мимо её плеча на разбитое стекло. Точнее, два стекла.

На секунду у меня возникла тень, но быстро развеялась.

Глава 3

Мы решили не менять окно перед поездкой – поэтому сгребли все осколки в сторону (они слишком большие и тяжёлые, чтобы выносить их за раз), а проём залепили плитой OSB, которой было достаточно в гараже недалеко.

Смотрелось всё это несколько диковинно: пластиково-деревянные окна1 просто посреди многоэтажки.

Фразы «приезжай», «срочно» говорили об одной локации.

Пристанище отд..ха.

Или Пристанище д..ха, если быть точнее. Потому что первые две буквы обвалились и надпись смотрелась без них ничуть не хуже.

– Как думаешь, нам выдастся хороший денёк, чтобы поплавать?

– В апреле? Не смеши.

– Ну почему ты такой бяка? Злюка!

Она заигрывающе ткнула меня в плечо. Я растянулся улыбкой. С ней было по-детски хорошо.

Когда-то я ехал туда, чтобы снова пережить воспоминания. И получил их – живой объект воспоминаний забрал с собой.

Катя (возможно, повторюсь) была подростком в моей голове. Тем самым человеком, который на 16 лет застыл во времени.

Пусть ей и не было тринадцать внешне.

Тогда я ехал – и забрал её. Теперь еду терять её?

Вот причина, по которой я был бякой. А ещё, интуитивно, я считал, что что-то не так.

Чего-то недопонял.

Порывами налетал сильный боковой ветер. Машину опасно приближало к обочине, с которой нефиг делать слететь в кювет. Небо нахмурилось тёмными тучами – вполне типичная погода для конца апреля.

– Ну милый… неужели ты не рад, что мы поедем на несколько дней к морю?

Я знал, что если сейчас не отвечу, то Катя обидится.

– Всё хорошо, любимая! Просто сконцентрирован на дороге. И боюсь этих порывов ветра на однополосом движении.

Мимо проехала фура. Машину качнуло сначала вправо, потом влево от резкого потока воздуха.

Пугающее явление для новичков-водителей, едущих на трассе впервые. Но я не раз с ним сталкивался.

Катя достала наш талисман – маленькую фотографию 3.5х4.5 в медной рамочке. На ней она обнимала меня сзади, целуя в щеку.

Там наши лица светились от счастья. В такой рамочке фотографию было удобно носить с собой – что девушка и делала.

Я мог не смотреть на этот предмет, но точно знать, как он выглядит.

Полюбовавшись милым снимком, Катя спрятала его в карман и спросила:

– Долго нам ещё до городка? Который между…

Я прервал её, потому что на пути он был только один.

– Нет, ещё всего двадцать километров. Хочешь передохнуть?

– Это тебе нужно будет.

– Да, ты права, я чёт протупил. Дорога…

Подул очередной порыв ветра. Я повернул руль в противоположную сторону, затем выровнял автомобиль.

– Ты не против, если я включу музыку?

– Включи, конечно. Меня не отвлекает.

На самом деле я хотел, чтобы меня отвлекало – от дурных мыслей.

Катя подключилась к магнитоле через aux и включила свой плейлист. Мои уши ожидали поток рэпа, который я терпеть не могу, но нет – включился альтернативный метал.

– Это то, что я тебе скидывал?

– Да. Мне очень понравилось.

– Я рад.

И я правда был рад, что ей интересно слушать моё, хоть наши любимые жанры разнились почти диаметрально.

Дорога была необычно пустой – из-за погоды, вероятно.

Я не вслушивался в то, что играло, но одна фраза мне сильно врезалась в слух.

 

«…don’t try to fix me – I’m not broken»2

– Катюш, прости меня. Надо остановиться на несколько минут.

– Да, конечно, милый.

Она знала – если я назвал её Катюшей, значит, у меня что-то серьёзное.

Обочина противно загудела камешками, когда машина съехала на неё, сбрасывая скорость.

– Что-то случилось, Лот?

– Я сейчас расскажу. Поставишь на паузу и пересядешь назад?

– Да, конечно.

Мы пересели и оказались на заднем сидении автомобиля. Я обнял её и попросил сделать то же самое.

Мне нужна её поддержка.

– Кать, у меня такое ощущение, что я делаю что-то не то, что нужно. Я обычно не верил в это всё, но после того, что было год назад…

– Понимаю.

Она готова была меня слушать. Это хорошо.

– Вот знаешь… этот голос, когда я висел вверх тормашками… пустынная трасса… порывы ветра, которые хотят меня снести…

Вдохнул-выдохнул. Катя ждала продолжения.

– Какие-то силы хотят меня смести отсюда.

Нет, я сказал совсем не то, что хотел!

– Какие-то силы хотят меня… не дать мне туда приехать. Отговорить не делать ничего.

– Я тебя понимаю. Тебе очень тяжело.

Она сильнее прижала меня к себе. На миг моя тревога сменилась чувством защищённости.

– А ещё эта фраза… из твоей песни…

– Какая?

Я повторил её в точности.

– А что в ней?

Мне понравился её спокойный тон, без примеси эмоций, кроме заинтересованности.

– Представь, что это относится к той базе. «Не пытайся меня починить, я не разрушена…».

– Лот, ты всего лишь накрутил себя. Честно тебе говорю. Звучит так, будто ты гадалка из Битвы Экстрасенсов.

Кстати, я к ней один раз ходил. По поводу этой базы.

«На этой базе обитают злые духи, которые хотят тебя убить и повредить вашему счастью… в последнее Ваше посещение на Вас наслали порчу, и Вам будет хотеться возвращаться туда…»

Взагали-по загалям, если очень кратко. И реклама самодельных оберегов в конце сеанса.

– Но ведь мы едем туда «чинить». Наводить свои порядки.

Она ничего не отвечала.

Наверное, я действительно себя накрутил. И видел знаки во всём, в чём можно было.

– Помнишь, я тебе говорила, что немного знаю про то, как там всё устроено?

– Да, было такое.

– Тогда я скажу немного. Та Катя – не единственный призрак на базе. Ты просто далеко не заходил. Поэтому тебя почти никто не трогал.

А теперь я двигался туда не сам. А с девушкой, которая многое знала про ту базу. И имел намерения посерьёзнее.

– Поэтому против нас будет очень сильное противостояние. Они готовы делать всё, что угодно, только не убить тебя.

– Почему так?

– Почему так… потому что ты борешься с ними. А призрака-Лота убить они не смогут. Более того, ты потеряешь страх перед ними – как отчаянный самурай, окружённый полком врагов.

– Угу.

Год тому я решился на очень сильный шаг. И всё оставалось впереди…

– Ты ведь обещал мне, что мы ещё вернёмся?

– Обещал.

Я помню эту фразу, которую мы сказали в один голос.

«И мы вернёмся, чтобы отомстить».

Глава 4

– Спасибо тебе, любимая.

Мы сели обратно, я завёл машину. Пошёл дождь.

Да, это не просто так. Меня хотят развернуть назад.

– Катюш, боюсь, что с нами может даже авария любая произойти. Фура, например, навстречу вылетит.

– Тебя нельзя убивать.

– Ах, точно.

Это немного успокаивало. Но смерть – не единственное, чем меня можно пугать…

Зато я пришёл мстить. Мстить за убитых подростков, которых было больше десяти.

Катя оказалась права – пока что ничто не вылетело на встречку, чтобы раздавить нас.

Сейчас мы остановились перекусить в городке у супермаркета. Дождь перестал накрапывать, а вечернее солнце выглянуло из-за туч и освещало влажный асфальт.

Так как мы стояли на въезде в город, то справа от нас виднелось огромное поле, засаженное, вероятно, пшеницей. И над ним висела радуга.

– Лот, а ты знал, что радуга имеет форму окружности? Как бублик. Просто мы можем увидеть всю его часть только с самолёта.

– Серьёзно? Та ты гонишь!

– Отвечаю, радуга – не полукруг, как кажется.

Катя попросилась сбегать в продуктовый сама – «я хочу выбрать сама то, что мы будем кушать вместе» – и не встретила возражения.

Я обратил внимание на двух девушек, которые шли вдоль дороги из города.

Да-да, именно для этого. Поймать радугу3.

Они прошли немного дальше, потом остановились и слегка зашли в жёлтую траву.

Одна стала спиной к радуге, вторая достала смартфон и начала подбирать кадр.

Тут-то ты и сгодился.

Закрыв машину на сигнализацию, я перешёл дорогу и подошёл к девушкам.

– Давайте я помогу, у меня камера лучше.

– Ой, спасибо Вам…

1Звучит, конечно, тоже не лучшим образом.
2Цитата из песни Evanescence – «Hello» (Fallen, 2003)
3Та не в смысле «поймать и домой унести», мы же не в сказке.
Рейтинг@Mail.ru