Пристанище Отд..ха

SirHeister
Пристанище Отд..ха

Но что-то меня сдержало, и я передумал. Вероятно, большое количество однотипных помещений.

Пофотографировав пару других комнат, я отметил про себя, что вечернее солнце садилось.

Остаться в мраке на заброшенной базе отдыха я никак не желал; а если ещё куда-то пойду, то увлекусь и застряну надолго.

Сегодня я сходил, чтобы разыграть аппетит; завтра, послезавтра посвящу именно посещению «Пристанищу Отдыха».

Кажись, именно так эта база отдыха называлась. Хотя, для меня она была пристанищем воспоминаний.

Я уже почти вышел на лестницу, как увидел на дереве сову.

Моя коллекция пополнилась ещё рядом фотографий.

Буйно живущая, яркая природа в просвете для окна и серые стены заброшенного здания.

Так мы ограничиваем себя, не выходя из дому.

Глава 3

Просидев до часу ночи с ноутбуком, я выбрал лучшие фотографии, отредактировал их и скинул своему другу – похвастаться.

Утром я проснулся и первым делом взял в руки телефон. Мне не терпелось прочитать, что он мне ответил. Но, к моему сожалению, тот ещё не заходил в сеть.

Я глянул на часы. Без пятнадцати. Завтрак начинается в восемь.

Осознав две вещи: то, что другу рано звонить и то, что у меня лишь малость времени привести себя в порядок, я быстро умылся, застелил кровать, оделся и вышел на улицу.

Лёгкий утренний бриз был освежающим. Я решил, что как-то раз встану раньше и встречу рассвет на пляже.

Как было бы хорошо встретить его с девушкой…

Мы будем сидеть в обнимку, укутавшись в одно покрывало…

Мечтая, я быстро сообразил, что можно взять его из комплекта, который выдают в каждый номер.

Тихие волны будут одарять нас лёгким плеском, падая на чистый оранжевый песок…

Наши головы коснуться друг друга…

Я слегка наклонил голову, как будто такое реально происходило.

– Доброе утро, приятного аппетита!

Фраза поварихи выбила меня из моих грез. Став в очередь, я медленно поднимался по ступенькам.

Накрывали по правилам «шведского стола»; было хорошее изобилие диетических, мясных блюд, гарнира и напитков.

Не хватало только выпечки, которая была в слабом ассортименте.

«Чем и отличается от столовых в Египте/Турции» – пронеслось в моей голове.

Я мог себе позволить отдых за границей. Но волна воспоминаний была мне ценнее за любые недочёты в обслуживании.

Которую планировал получить сегодня.

Люди вокруг несли полные подносы еды, набирая невероятно большие порции еды даже на двоих человек.

Пустили «вечно голодающих» к шведскому столу.

Ещё одной особенностью «наших» было стремление унести с собой побольше нарезок колбасы, сыров и выпечки в бананках и маленьких сумочках.

На душе становилось тепло от того, что мне такое стремление чуждо. Чувствовал себя едва ли не выше на стадию человеческого развития.

Позавтракав сравнительно (с другими, но не моим ежедневным рационом) небольшим количеством молочного рисового супа, я заварил себе чай из пакетика и положил щипцами (а не руками, как некоторые тут любят) пару рулетов с маком.

Когда я вернулся за стол, мой телефон вибрировал от новых сообщений.

Это был мой друг.

«Хароооош»

«Классные кадры:)»

Он был тем самым редким человеком, который к скобке добавлял двоеточие.

«Похоже на кадры из Сталкера»

Моё лицо засияло в улыбке.

«А чего яму вблизи не сфотографировал?)»

Я нахмурился.

«Какую яму»

Увидев, что забыл знак вопроса, я отправил его следующим сообщением.

Он переслал мне одну из первых фотографий.

Это был коридор. Справа – та самая облущенная краска, выбитые провода…

А посередине красовалась пропасть.

Пропасть, которой не было.

Её точно там не было.

Готов поспорить на все свои сбережения, что её там вообще не было.

Я бы её увидел и одарил сотней кадров.

Она выглядела настолько ненатурально, как будто что-то сверхтяжёлое бросили с высоты дерева, пробив крышу.

Но потолок был целым.

Я напряжённо стал перебирать в голове все известные варианты миражей, но даже приблизительно не смог понять, как можно было не заметить яму.

Впереди сидела девушка, одетая по-простому – белая лёгкая футболочка, шорты и пляжные тапочки.

«Как Катя когда-то давно» – взлетела мысль и тут же упала.

Я подошёл к ней.

– Извините пожалуйста, можно секунду вашего внимания?

На меня обернулось лицо милой девушки лет на десять меня младше. Возможно, такой эффект придавал ей слой тоналки на лице – я не персональный фотограф, поэтому никогда не разбирался в этим.

– Да, конечно.

Я протянул ей свой телефон с фотографией.

– Это где?

– Это неважно…, – потом, передумав, я добавил, – это заброшенное здание на базе отдыха рядом с нами.

Я указал ей направление. Она обернулась, и, выглянув в окно, понимающе кивнула.

– Скажите пожалуйста: реально не заметить эту яму, если стоять так, как стоял фотографирующий?

Она даже не думала.

– Конечно нереально, она первой в глаза бросается.

– Спасибо, – ответил я с озадаченным видом.

– А Вы, я смотрю, фотограф?

Я кивнул.

– А как Вы узнали?

На её лица появилась лёгкое выражение недопонимания.

– У вас фотоаппарат висит на плече…

– Ах, да, точно, – я криво улыбнулся, но мысленно я был там.

Доев выпечку и допив чай (момент наслаждения был испорчен, я уже рвался на «Пристанище Отдыха»), я встал, собрал всё на поднос, чтобы подать официантке.

– Оставьте, – сказала она, увидев мои намерения.

– Вы, кстати, как фотограф, могли бы заметить, что это скорее похоже на галимый фотошоп, чем на реальность, – сказала мне со спины девушка.

Почему-то слово «галимый» вызвало у меня ассоциацию с Катей.

Я с секунду стоял, решая, отвечать или нет.

– Это моя фотография. И уж я знаю, что не фотошопил туда пропасть.

Она пожала плечами, всем видом показывая, что не особо поверила.

А я уже мысленно бежал.

Глава 4

Вскоре я оказался у калитки.

Старыми ржавыми буквами на ней была написано:

«Пристанище Отд..ха»

Четвёртая буква второго слова, видимо, отвалилась.

Отметив про себя, что не увидел эту надпись, перелезая в прошлый раз, я снова оказался по другую сторону ограждения.

Ветер, поддувавший мне навстречу, когда я бежал сюда, исчез.

Снова мёртвая тишина. Снова в глаза бросилось изобилие нетронутой природы.

Я снова взглянул на фотографию. Прямоугольная пропасть в полу, как будто плита просто исчезла.

Как я мог не заметить её вчера, находясь рядом? Как я не увидел её вчера, редактируя фотографии?

Меня обдал жар, хотя поднимался я, находясь в тени. Вероятно, так проявлял себя голосок страха перед неизвестным.

Я взглянул в коридор. Обшарпанные стены, растоптанная штукатурка…

Пол был целым.

Я снова глянул на телефон. Там, где на фотографии пропасть, в действительности было пусто.

Может, брак оптической камеры…

Хотя мне и неизвестно ни об одном, кроме бликов – кстати, так появилось много фейков про НЛО (в частности, над Белым Домом в США, где огоньки являются бликами от фонарей).

Я решил повторить снимок. Экран фотоаппарата тоже показал ровный пол.

А может…

Я включил блютуз на телефоне и фотоаппарате и скинул снимок.

– Господи…, – это слово вырвалось у меня впервые за десять лет.

На телефоне пол был с пропастью.

Я поднял тяжёлый камень, лежащий на пятачке перед входом, прошёл несколько метров по коридору и кинул вниз.

Здание задрожало. Испуганные птицы вокруг здания стали сотрясать криками пространство вокруг себя.

Фотографируя внутренность здания и пересылая снимки на смартфон, я обнаружил ещё один такой провал.

В той комнате, где стоял разрушенный диван. В той комнате, где я услышал вчера стук…

Равно как и в коридоре, где теперь красовалась пропасть.

Решив, что пришла пора посетить другие строения, я вышел в коридор, и, повернувшись спиной к пропасти, сделал шаг к выходу и резко остановился.

Две стаи летучих мышей вылетели из противоположных комнат и сели на пол в ровный круг.

Послышался звук. Не стук, а шарканье.

Как будто летними тапочками по раскрошенной штукатурке…

Я поднял смартфон, чтобы сфотографировать. И увидел её.

База понесла эхо человеческого вопля – неприятное открытие, но я тоже умею визжать.

Рейтинг@Mail.ru