Сердце снежного короля

Сильвия Лайм
Сердце снежного короля

– Да, принцесса никогда не отличалась кротким нравом.

– Да какая она принцесска! Колбасная обрезка, – фыркнул Жак.

Диальяна, конечно, ничего не услышала, но на пушистого остряка все же посмотрела.

– Какой милашка, – протянула она. – Твой?

– Ага… – кивнула я, а довольный Жак вдруг начал тереться о ноги Дии.

– Погладь кота, а? – промяукал он.

Но в этот момент соревнование наконец началось. Девушка тут же переключила все внимание на площадку впереди, ужасно разочаровав Жака. А туда уже вышла первая конкурсантка.

Синее платье, волосы забраны в тяжелую прическу.

– Шели Каририлла! – провозгласил распорядитель.

Девушка покраснела. Кажется, она сильно волновалась. Расставила руки в стороны и закрыла глаза. Худенькая грудь, выгодно приподнятая корсетом, начала усиленно вздыматься. А потом воздух вокруг затрещал, словно холодея.

Я перевела взгляд на Роксара. Тот стоял чуть в стороне, внимательно наблюдая за испытанием. Его руки были сложены на груди, и сам он казался крайне серьезным.

Девушка со смешным именем Каририлла еще сильнее покраснела. Как будто старалась поднять что-то очень тяжелое. И через мгновение с ее рук на пол начал стремительно лететь снег. Всего несколько секунд, и под ногами конкурсантки образовался крохотный снежный ком. А девушка, устало и тяжело дыша, опустила руки.

– Отлично, шели Каририлла! – сказал распорядитель. – Вы доказали свое мастерство. Можете вернуться к девушкам. Свои баллы узнаете в самом конце. Следующая – шели Жаннефина!

– Мариа-а-анна, ну хоть ты погладь кота, – так не вовремя замурлыкал с пола Жак, на этот раз потеревшись об меня.

Я бросила на него строгий взгляд, но он продолжал путаться между юбкой и ногами.

Конкурсантка по имени Жаннефина выглядела более уверенно. Она улыбнулась Роксару широкой белозубой улыбкой и даже сделала низкий реверанс, наклонившись так, чтобы король уж точно увидел всю глубину ее декольте. Я в очередной раз нахмурилась, понимая, что прокололась с нарядом.

Жаннефина и магом оказалась гораздо более удачливым. Всего несколько пассов, и она начала буквально подниматься в воздух. Под ее ногами росли снежные глыбы. Девушка не шевелилась, но лед двигался таким образом, что конкурсантка несколько раз обогнула всю площадку, взмывая вверх, как фея.

– Браво, шели Жаннефина! – проскандировал распорядитель. – Заклятие «Дороги снегов» выполнено безупречно! Свои баллы вы узнаете в конце испытания!

Кто-то захлопал. Роксар бросил на девушку скучающий взгляд.

У меня все внутри трепетало. Как я смогу бороться с настоящей магией тем, чем задумала? Не имею представления.

Я крепче прижала сумочку к груди, слегка укачивая заветные ингредиенты моего волшебства и с ужасом ожидая, когда очередь дойдет до меня.

И вот, наконец, этот момент настал.

Несколькими минутами раньше принцесса Лианара явила всем нечто невероятное. С ее рук серебряными снежинками сорвался вниз самый настоящий снежный заяц. Ведущий конкурса громко зааплодировал, воскликнув: «Создание живого из неживого! Высокий уровень мастерства!»

Я бросила вопросительный взгляд на Тангиаша. Колдун нахмурился и кивнул в ответ, тут же наклонившись к королю и шепнув ему что-то на ухо. Теперь пришла очередь Роксара хмуриться. Он посмотрел сперва на меня, так, что мурашки побежали по спине, а затем – на принцессу. И взгляд, которым он одарил Лианару, не предвещал ничего хорошего.

Я надеялась, что Тангиаш намекнет его снежному величеству, что кто-то из конкурсанток подкинул мне скорпиона в «номер». И велика вероятность, что это именно принцесса. Ее магия находилась на должном уровне. Ведь, как я уже успела понять, «создание живого из неживого» – это крайне высокая степень мастерства. И разве скорпион не относился к этому же типу волшбы?

– Надеюсь, король найдет нашего таинственного агрессора, – тихо шепнула я коту. – И хорошенько его накажет.

Жак хмыкнул в ответ.

– Лианара – принцесса, если ты на нее намекаешь. Так что король всенепременно разберется как следует. – А потом добавил: – И накажет кого попало.

– Звучит грустно, – проговорила я.

– А ты не грусти. Лучше погладь кота.

Громкое мурчанье чуть не отвлекло меня от слов распорядителя:

– Шели Марильяна!

На негнущихся ногах я прошла вперед. Тангиаш, предупрежденный о моих требованиях, щелкнул пальцами, и несколько слуг тут же вынесли вперед тяжелый стол из белого камня.

– Моей племяннице понадобится немного подготовиться, – проговорил Тангиаш, с улыбкой обращаясь к королю. – Вы же не возражаете, ваше величество?

– Подготовиться? – переспросил Роксар. – Это что-то новенькое.

А потом по-хозяйски взмахнул рукой в разрешающем жесте.

Я поклонилась, трясущимися руками расставляя на столе составляющие моей «магии».

Признаться, над этим экспериментом мне пришлось размышлять недолго. То, что я собиралась продемонстрировать публике, называлось «Фараонова змея». Это несложный опыт из простого курса химии. Несложный, но очень эффектный. На самом деле реакций с таким названием несколько. Но все они заключаются в том, что объем продуктов разложения во много раз превышает объем исходной смеси ингредиентов. То есть из малого количества смеси получается огромное пористое вещество.

К сожалению, самые эффектные «Фараоновы змеи» получались из исходников, которые было невозможно добыть на Дэлире. Например, наиболее зрелищный эксперимент дает разложение роданида ртути. А моей любимой «змеей» был удав из концентрированной серной кислоты. Но увы, в моем случае приходилось довольствоваться малым.

Итак, времени терять было нельзя, потому что опыт и так занимал не менее пяти минут в общей сложности. А утомлять судий, а особенно Роксара, я ни капельки не собиралась. Поэтому, не обращая больше внимания на десятки любопытных взглядов со всех сторон, я раскрыла сумочку и вынула оттуда первый мешочек. Он был самым крупным, потому что в нем содержался чистый речной песок.

Высыпала желтоватые крупинки на стол и достаточно громко проговорила:

– Земля!

Зрители вздрогнули от неожиданности, а я покраснела. Нет, публичные выступления – это определенно не мое.

Аккуратно разровняла песок, сделав в середине небольшое углубление. Следом достала второй мешочек, поменьше, и высыпала в ямку снежно-белый порошок.

– Снег! – снова выдала я, быстро обводя взглядом толпу и мельком посмотрев на Роксара. Кажется, он был заворожен. По крайней мере, синий взгляд был крайне внимателен.

Я отвернулась, возвращаясь к своему «снегу». На самом деле это была смесь сахарной пудры и соды, которую с определенной долей подозрительности мне вручил Тангиаш. Видимо, отдать такой дорогой и редкий ингредиент колдуна все же придушивала жабка, присосавшаяся к шее.

Наконец, в сумочке осталась лишь одна бутылочка. В ней был чистый спирт. Его Тангиаш принес мне только утром, потому что до сегодняшнего дня на Дэлире не знали, что это такое. Обычный метод превращения браги в самогон тут, к счастью, был известен. Но чтобы гарантировать хороший результат моей магии, самогона было недостаточно. Ведь его крепость без ректификационной колонны не бывает выше семидесяти с лишним. А потому я заставила несчастного колдуна повторно перегонять самогон, повышая его градусность. В итоге к утру я уже имела небольшую бутылочку спирта, вполне пригодного для эксперимента.

Вылила прозрачную жидкость на песок и произнесла:

– Вода!

Оставалось самое последнее и самое важное. Я посмотрела на колдуна, и он, тут же кивнув, махнул какому-то слуге. Молодой парень побежал ко мне с факелом и лучиной в руках.

– Огонь! – крикнула я, называя последний ингредиент «заклинания». Поднесла зажженную от факела лучину к песку, чуть поводила над ним, давая нагреться спирту и ожидая, пока вспыхнут пары.

Слуга стремительно убежал, а я положила палочку с пламенем с краю на песок и начала эффектно махать руками над столом.

– Пусть пять элементов создадут для меня змею!!! – провозгласила театрально.

Казалось, я вот-вот провалюсь сквозь землю от стыда. Щеки покраснели, как попа павиана.

Время шло, а ничего не происходило. Реакция температурного разложения требовала терпения. Но вот наконец началось. Белые крупинки «снега» начали обугливаться, и уже через пару минут из песочной ямки вверх пополз крупный черный червь. Он шевелился, рос вверх, на глазах увеличиваясь в размерах. Движение продуктов сгорания под воздействием газов создавало иллюзию жизни. Как будто маленькое черное чудовище было и впрямь настоящим существом.

Чем дольше горит спирт, тем длиннее должна получаться змея. И тем больше она будет шевелиться. Но вот вся сода прогорела, и монстр из карбоната натрия и угля, образованного от сжигания сахара, замер, навсегда остановившись.

Я отошла в сторону и опустила руки. Оказалось, что большинство присутствующих, в том числе и Тангиаш, сделали несколько шагов вперед, с изумлением рассматривая результат моего колдовства. Распорядитель наконец осмелился подойти ко мне вплотную. Сдвинув брови, он глядел на черного червяка, как будто опасаясь, что тот вот-вот прыгнет на него.

– Впервые вижу нечто подобное, – пробубнил он. – Но полагаю, шели Марильяна, вы доказали свое мастерство. Результаты узнаете… Ваше величество?

Сзади незаметно подошел Роксар. Даже не поворачивая головы, я уже чувствовала его близость. С какой стати?

Понятия не имею.

Но когда я встретилась с его синим взглядом, горячая волна прокатилась по спине, скрывшись где-то в животе. Стало страшно и волнительно одновременно. Ведь он мог сказать, что испытание я не прошла, так ведь?

Сердце застучало быстрее. Как колеса поезда, ударяющиеся о стыки рельсов.

– Что это вы нам тут наколдовали, Марильяна? – спросил он, почти нависнув над столом.

– Пожалуйста, ваше величество, не подходите так близко, – охнул распорядитель, за что был награжден льдисто-синим лезвием взгляда.

 

– Это… змея, – проговорила я, видя, как стремительно приближается к нам Тангиаш.

– Создание живого из неживого! – воскликнул он заранее заготовленную фразу, всплеснув руками. – Великолепно! Никогда не видел ничего подобного! И, смотрите, змея не исчезла, когда колдовство было развеяно! Великолепно!

Слишком много восторгов, на мой взгляд. Я натянула на лицо улыбку. Нужно поддерживать имидж уверенной в себе и дерзкой леди. Ни на секунду нельзя забывать про правило внимания и важнейшую его часть – зрительный контакт.

Я посмотрела в синие радужки Роксара, поймав его взгляд. И уловила, как вспыхнуло на самом дне серебристое свечение.

Господи, сердце сейчас остановится. Я уже замечала, какие у него красивые глаза?

– Да, заклинание окончено, и я не чувствую магии, – протянул король, все еще неотрывно глядя на меня. – А змея на месте, хоть и неживая.

– Это уже много! – ахнул Тангиаш.

Ему бы в группе поддержки работать. Так и вижу, как он пританцовывает и машет помпонами.

– Однако, пока вы колдовали, я тоже не чувствовал магии, – серьезно добавил король.

Синие глаза смотрели с подозрением. Меня бросило сначала в жар, потом в холод. Неужели он поймет, что я обманывала? Что все это вовсе не волшебство, а простой фокус?

Я молчала, представления не имея, что ответить. Язык прилип к небу.

– Что за заклятие вы использовали? – все с той же серьезностью спросил Роксар. Только на этот раз он выпрямился, сделав еще один шаг вперед и нависнув надо мной всей своей огромной фигурой.

Я задрала голову, чувствуя себя ужасно уязвимой. Видимо, так и было задумано. Однако у меня закрадывалось подозрение, что горячая спираль, скрутившаяся внутри живота, имела мало отношения к страху. Щеки горели, а сердце стучало в горле, мешая нормально отвечать. Хорошо, что и тут Тангиаш пришел мне на выручку.

– Ваше величество, рассказывать все магические секреты не входит в правила конкурса! Моя племянница много экспериментирует, видимо, это один из результатов ее работы!

Роксар даже головы к нему не повернул. Он продолжал прожигать меня синим огнем своих глаз, словно выискивая слабину. Ожидая, пока я сама сломаюсь и признаюсь во всем. И, честно говоря, мне уже хотелось это сделать. Хотелось рассказать ему все, что бы он ни спросил. И даже больше. Как будто невидимый флер королевской силы окутал меня с головы до ног.

– Что ж, – медленно протянул король, – магия есть магия.

Тангиаш позади него хлопнул в ладоши.

– Вот и славненько! Иди, милая, иди, – это уже было обращено ко мне.

Я поклонилась, медленно развернулась и, расправив плечи, постаралась гордо удалиться на свое место. Но даже оказавшись спиной к королю, я чувствовала между лопаток его тяжелый, внимательный взгляд.

Глубокий вздох.

Тем лучше.

Чуть замедлившись, я расслабилась, делая походку легкой и воздушной, заставляя бедра плавно покачиваться в такт движению. Именно так, как нужно, чтобы приковать мужской взгляд.

И когда я наконец снова оказалась в шеренге конкурсанток, коротко глянула в сторону Роксара, чтобы убедиться: да, правило внимания работало. Король все так же задумчиво смотрел мне вслед.

Глава 7. Ночная прогулка

Итак, сегодня я в очередной раз сказала себе большое мысленное спасибо за выбор специальности. Химия помогала мне не только всю жизнь сохранять разум холодным и собранным, но и спасла от участи остаться котом навсегда.

Я все-таки прошла испытание магии, по результатам которого из отбора выпали целых две девушки, показавшие самые слабые способности.

Все то время, что мы с котом шли обратно к комнатам, Жак путался у меня под ногами, отчаянно зазывая:

– Ну погладь, погладь кота!

Сил терпеть уже почти не было. Меня переполняло слишком много эмоций, чтобы я могла уделить внимание еще и ему.

– Отстань, Жак!

– Погла-а-адь!

– Как ты задолбал меня, наглый, усатый… тип! – всплеснула руками я, стараясь, чтобы меня никто не услышал. Все же позади еще шли другие девушки. – Чуть все испытание мне не сорвал.

В этот момент Жак внезапно запел песню, подозрительно напоминающую что-то из моего мира:

– Больше молчать невмочь, юмор – черней, чем ночь, сможет одно помочь – погладить кота!

– Жак! – воскликнула я, чуть не поперхнувшись.

– Погладь кота, погладь, погладь, погладь, погладь!

Хорошо, что в этот момент мы наконец зашли в наши комнаты и я смогла крепко закрыть дверь.

– Да что на тебя нашло?

Жак тут же прыгнул мне на руки и начал тереться об меня ушами.

– Я соскучился.

Пришлось гладить харизматичного мерзавца, иначе не отвязывался.

Пока я занималась ублажением пушистого нахала, мозг размышлял, обдумывая все, что произошло.

Распорядитель конкурса объявил: следующее испытание пройдет через пять дней. Готовиться к нему якобы не имеет никакого смысла, потому что тут важны основополагающие знания будущей королевы. Его величество будет ориентироваться именно на них.

Я даже боялась представить, что это будет. Умение сварить похлебку из белого медведя? Ловкость в катании на лыжах? Подледная рыбалка? Что еще можно придумать для страны вечных снегов, я понятия не имела. С другой стороны, зачем это все королеве?

Дело близилось к вечеру, а я не спешила выходить из собственных комнат. Честно говоря, опыт со скорпионом сделал меня осторожной. Да и кота выпускать не хотелось. Еще убежит куда-нибудь, и где тогда я очнусь в первом часу ночи?

Жак был, конечно, не рад и пару раз высказал мне свое «фи»:

– Я уже говорил тебе, что благородные коты должны справлять естественную нужду исключительно под шум северного ветра? – спросил он, важно шевеля усами.

– Жак, там опасно. Я не хочу тебя потерять или вообще лишиться. Поймает тебя какой-нибудь бродячий пес, что тогда делать? – увещевала я. – Или вообще скорпион. А тут я тебя спасу.

Широко улыбнулась, почесав друга за коричневым ухом.

Кот фыркнул, но при этом зажмурился и вытянул шею, чтобы мои пальцы могли охватить площадь побольше.

– Тоже мне, рыцарь подушки и канделябра… – пробухтел он и больше не жаловался. Согласился ходить в лоток в общем туалете на этаже.

Вообще-то он особенно наружу и не рвался. По замку бегать – мало веселья, а на улице такая метель целыми днями, что и нос высовывать не хочется.

К одиннадцати часам вечера я поняла, что не могу уснуть. К двенадцати пришлось лечь на кровать в позе спящей красавицы и молча ожидать переселения в кота.

Произошло это, как всегда, неожиданно. Просто в какой-то момент я закрыла глаза человеком, а открыла – зверем. В нос ударили разнообразные запахи. Пыль, остатки ужина, сильный запах человека. Меня, беспробудно спящей на кровати неподалеку.

В этот раз отделаться беготней по комнатам не удалось, и через час очередной кошачьей бессонницы я тихонько высунула нос за дверь покоев. Удостоверившись, что вокруг никого нет, прошмыгнула в полумрак коридора.

Здесь было тихо и спокойно. Казалось, что весь замок спит после второго испытания отбора невест. Только стража еле слышно сопит у дверей в самом конце этажа, да ветер завывает за окном на другом конце анфилады.

Удивительно было чувствовать себя котом. Четыре лапы, усы и хвост. И всем этим я могу шевелить. А особенно странным казалось ощущать себя так близко к полу. С такого расстояния да с таким чутким нюхом пыль от ковра ударяла в нос невероятно сильно.

А еще я чувствовала запахи людей. Их были десятки, если не сотни. Но создавалось впечатление, что, если сильно постараться, можно отделить один от другого.

Незабываемое ощущение – вдруг оказаться обладателем настолько совершенного нюха. И зрения, позволяющего прекрасно ориентироваться в темноте.

Наслаждаясь открывшимися способностями, я протрусила по коридору к туалетной комнате. Кажется, Жак забыл сходить на ночь по малой нужде. С обеих сторон от меня к потолку тянулись высокие двери покоев конкурсанток. Приходилось задирать голову, чтобы хотя бы увидеть ручку, за которую нужно открывать.

Дойдя до нужного места, я вдруг с удивлением осознала: запах тут царит такой, что глаза начинают слезиться. И это при том, что, будучи человеком, я совершенно ничего не чувствовала. Прислуга убиралась во дворце прекрасно.

Хотелось убежать отсюда как можно скорее. Почувствовать свежее зимнее дуновение, шевелящее шерсть, глотнуть чистого воздуха. В этот момент я вспомнила слова Жака о том, что благородные коты делают «свои дела» только под свист северного ветра. Кажется, я вдруг начала его понимать.

Прошмыгнула мимо охранников в самом конце коридора, сбежала вниз по широкой лестнице белого мрамора и через пять минут уже была во дворе замка.

Снег лежал повсюду пушистыми шапками. Метель успокоилась, и лазурно-синее небо радовало глаз. Я погрузила лапы в пышный сугроб, едва не утонув в нем целиком. Но, хвала Чарис, впереди расстилались прекрасно вычищенные тропинки, гулять по которым было одно удовольствие. Чем я и занялась, рассматривая окрестности. Возвращаться в комнаты совершенно не хотелось, а у меня еще вся ночь впереди.

На территории комплекса располагалось не так много строений, но все они оказались выполнены из черно-белого камня. А иногда казалось, что и вовсе из снега. Но, что еще удивительнее, с одной стороны дворец огибала широкая крепостная стена, а с другой – самый настоящий лес. Будто и не требовалось замку иной защиты, кроме пышных крон вековых деревьев.

Зеленая чаща манила. Хотелось посмотреть, отличаются ли чем-нибудь леса, к которым я привыкла, от этого. Хотелось вдохнуть терпкий еловый запах, чувствовавшийся даже здесь.

Одна из узеньких тропинок должна была привести меня туда, куда нужно. Я быстро побежала по ней, пока не оказалась в густом тихом лесу. Здесь идти оказалось гораздо сложнее, но внезапно я увидела следы. Ветер и снег уже почти развеяли запах, но, стоило принюхаться, как сердце в груди забилось быстрее. Тонкий, едва уловимый аромат заставил кровь в жилах нагреться.

Я стала прыгать по следам, абсолютно уверенная, что найду таинственного незнакомца, что вышел из замка прогуляться так поздно ночью. И уже через десять минут впереди показалась низкая сторожка, в окне которой горел манящий желтый свет.

Я подошла поближе и прыгнула на карниз, осторожно заглянув в приоткрытые створки. Внутри пахло бараньим супом и глинтвейном. В животе заурчало, хотя прежде я была уверена, что коты не пьют вино.

За столом в маленьком помещении сидели двое. Они весело смеялись грудным переливчатым смехом, отдающимся в груди приятными волнами. Первый мужчина внешне напоминал молодого лесника. Короткая борода, замшевая куртка, простая одежда. И бесхитростный взгляд, выдающий неблагородную кровь.

Еще пару дней назад мне показалось бы, что второй мужчина тоже если не лесник, то какой-нибудь смотритель или садовник. Но теперь в легко одетом человеке со слегка всклокоченными белыми волосами я с изумлением узнала короля.

Роксар в одном темно-сером свитере без регалий и украшений жевал баранью ногу. На нем не было цепей или колец с бриллиантами. Только одна печатка белого золота на безымянном пальце. Сейчас он вновь напоминал мне незнакомца, что появился в подъезде несколько дней назад. Того самого, что спас мою жизнь.

В груди громко застучало, пока я прислушивалась, о чем же говорят двое таких странных и непохожих мужчин.

– Давай выпьем, – предложил тот, кого я приняла за лесника, – за твое здоровье, Роксар. И за славную баранью похлебку, что сварила Карита!

Король поднял деревянную кружку, широко и открыто улыбаясь.

– Да не закончится подстольем застолье, – бросил он и усмехнулся, отпив одним внушительным глотком едва ли не половину чарки. – Отличная похлебка, так и передай своей кудеснице.

– А вот и она, скажи ей сам! – ответил лесник, когда со спины к нему подошла молодая девушка и, обняв, поцеловала в щеку.

Мужчина разрумянился от удовольствия, заключив Кариту в кольцо из рук. Сразу было видно, что он любит ее.

Я перевела взгляд на короля и с удивлением заметила, каким светлым выражением лица он сопровождает эту сцену. Добрая улыбка скользнула по губам и зубам, откусывающим ломоть простого хлеба.

Горячая волна обожгла легкие. В этот момент я слишком отчетливо вспомнила, каким увидела Роксара в первый раз. Вспомнила мужчину, который на руках отнес меня на кровать, укрыл своим плащом. Который поцеловал меня так, как не целовал никто и никогда. По его губам скользила вот эта самая улыбка. Добрая и спокойная. От нее веяло какой-то безопасностью, силой и… уютом.

А еще прямо сейчас я ощутила прикосновение его губ. Так, словно и не прошло с тех пор ни одного часа.

В висках бешено застучало. Даже в шкуре кота я чувствовала, как эмоции выходят из-под контроля. До боли захотелось залезть на колени королю. Заставить его коснуться себя, запустить руки с длинными пальцами в мою шерсть…

 

Какие странные мысли. Я встряхнула головой, не понимая, что вообще со мной происходит. А в следующий миг девушка по имени Карита воскликнула:

– Смотрите, какая красивая киса! Иди сюда, милая!

И тут же направилась ко мне.

Пятки прилипли к подоконнику. Какого лешего я не спрыгнула с окна и не убежала в лес?

Знаю какого. Знаю…

Девушка взяла меня на руки. От нее пахло хлебом и клюквенным компотом. Приятный запах. Я не вырывалась. Тем более что Карита посадила меня себе на колени и тут же предложила миску с молоком.

– Откуда она здесь взялась? – спросил лесник, разглядывая меня и, кажется, собираясь потискать.

Я фыркнула, отодвинувшись подальше и жадно уплетая теплый напиток.

– Ладно-ладно, я все понял, – усмехнулся мужчина.

А я повернула голову и встретилась с пронзительным синим взглядом короля. Он глядел на меня так, словно видел насквозь. И на дне радужек сверкал жемчужно-серебряный свет, от которого было невозможно оторваться.

В груди забилась сумасшедшая птица, жаждущая вырваться из клетки ребер. Не мог же Роксар понять, что внутри животного сижу я? Насколько сильна колдовская сила короля?

– Мне кажется, это не кошка, а кот, – с улыбкой проговорил Роксар, и у меня от сердца отлегло.

Не узнал.

С другой стороны, как же сильно мне хотелось, чтобы все было иначе! Чтобы он посмотрел мне в глаза и увидел там человека. Снял чары, улыбнулся, как в первый раз, и отправил меня домой. Все было бы легко и просто.

Хотя стоит признать, я наверняка буду скучать по нему. По нему и по Жаку. Но об этом думать не хотелось.

– Кот? – переспросила девушка и вдруг подняла меня, заставив испытать прилив ужаса и растопырить ноги. – И правда… Как тебя зовут, пушистик? Может, Снежок?

Такой наглости я вынести не смогла. Вырвалась из захвата, едва не опрокинув миску, и…

Прыгнула на колени к Роксару.

Да, вот так…

Потерлась ушами о его живот, почувствовав за пухлой вязкой свитера кубики пресса.

– По-моему, ему не понравилось имя Снежок, – усмехнулся король и опустил на меня ладони.

Горячий, чуть терпкий запах ударил в нос. Как много деталей… Корица и яблоки, еловая кора и имбирь… Хотелось укутаться в него, обернуться, как в плащ, и дышать не переставая.

Господи, как хорошо! С точки зрения кота казалось, что одной рукой король может обнять меня всю. И как же тепло и уютно было на его коленях!

Кажется, я мурлыкала.

– Не припомню, чтобы тебя настолько любили животные, – весело проговорил лесник.

– Не завидуй, Тео, – ответил Роксар и почесал меня за ухом.

Какое блаженство! Теперь понятно, почему Жак все время выпрашивает глажку. Пожалуй, буду ласкать его почаще. Если станет себя хорошо вести.

– Так что там со вторым испытанием? – спросила Карита, присаживаясь рядом с мужчинами за стол. – Ты уже выбрал себе королеву?

Я напряглась, мгновенно подняв голову.

Роксар сморщился, будто съел что-то очень невкусное. Его отношение к отбору стало очевидным как никогда.

– Среди кого выбирать, Кари? Среди избалованных шели, которые только и ждут, чтобы прыгнуть ко мне в постель, минуя все испытания?

Девушка засмеялась.

– Так ты же король! – ответила она. – Чего же ты еще хотел? Чтобы они воротили от тебя нос?

– Тем более я не припомню, чтобы прежде ты жаловался на женское внимание, – добавил лесник по имени Тео.

– А я и сейчас не жалуюсь, – проговорил Роксар. – И вероятно, принял бы каждое предложение, – тут по его губам скользнула дерзкая улыбка, впрочем быстро угаснув. – Только я должен не просто трахнуть, но еще и жениться на одной из них. А вот это меня уже не устраивает.

– Ну попробуй узнать их поближе, – мягко предложила девушка. – Может, кто-то тебе понравится.

Разговор начинал все больше и больше меня удивлять. Кроме того, я не переставала поражаться тому, с какой простотой эти люди, явно принадлежащие низшему сословию, обращаются к королю на «ты». У меня не укладывалось в голове, как это возможно, учитывая то, с каким раболепием и почти благоговением с ним говорили придворные в замке.

– Я в этом сильно сомневаюсь, – с легким презрением ответил Роксар. – Да мне и не нужно знать их хорошо. Отбор невест для того и существует, чтобы я мог не сердцем, а умом найти королеву. Главное, чтобы шели, которой повезет ею стать, не портила мне жизнь. Остального от нее не требуется.

– Как это грустно, – вдруг проговорила Карита, и вправду погрустнев.

Но Роксар улыбнулся, хитро стрельнув взглядом в друга.

– Зато как весело будет наблюдать за конкурсами.

– Так ты скажешь нам, что там напридумывал твой светлый, но коварный ум? – спросил лесник, явно предвкушая нечто интересное.

Роксар выдержал театральную паузу.

– Каждая хорошая жена должна уметь готовить, правда, Карита? – спросил он, переведя взгляд на девушку.

– Ты хочешь заставить будущую королеву готовить похлебку? – приподняла бровь она, явно не поверив. – Зачем это женщине, которая вряд ли будет знать, где у вас в замке кухня?

Роксар широко улыбнулся.

А я не могла отвести глаз от его губ. Как-то так вышло, что в теле кота все ощущалось иначе. Здесь и сейчас я видела совсем другого короля. И сама была другой. Мне не было стыдно тереться об его руки. Я не смущалась смотреть на этого мужчину и понимать, что рядом с ним мне действительно хорошо.

А ведь я никогда и никого не подпускала настолько близко к себе. К своей душе.

– Ты не угадала, Карита, – промурлыкал Роксар, и я почувствовала, как вибрация его голоса пробирается мне под кожу. – Я хочу знать, как будущая королева готовит. Но вовсе не похлебку.

– А что же? Ну, не томи, Рокс! – воскликнул Тео. – В тебе умер актер, клянусь Чарис!

– Яд.

– Что? – ахнули одновременно лесник с девушкой.

– Конкурсантки должны будут сварить яд, – мягко проговорил король, опустив на меня задумчиво сверкающий синий взгляд.

– А ты затейник, – усмехнулся Тео, наливая себе в кружку еще глинтвейна из горячей кастрюли.

– Да, – кивнул Роксар. – Девушкам будут предоставлены десятки ингредиентов. По заданию они должны сварить самый сильный яд. Такой, чтобы гарантированно убил одной каплей. Без вкуса, запаха и цвета. И чем лучше получится отрава, тем больше шансов победить.

Кажется, я даже дышать перестала.

Яд. Я должна буду сварить яд. Не уверена, что это легкое задание. Но для химика по образованию – не слишком и сложно. Уже сейчас я перебирала в голове несколько вариантов комбинаций, расстраиваясь, что под рукой нет интернета.

– Роксар, – серьезно глядя на короля, проговорила Карита, – но зачем тебе жена-отравительница?

Она даже подалась вперед, а я почувствовала от нее легкий, как будто прохладный аромат. Похоже, это был страх.

Но король лишь загадочно улыбнулся, а потом тихо ответил:

– В этом и ирония, Карита, – синие радужки сверкнули, – те три, что сварят самый действенный яд, провалят испытание.

– Но?.. Выходит, это обман? – От изумления девушка даже прикрыла рот ладошкой.

А Тео рядом вдруг захлопал.

– Гениально, – проговорил он с ухмылкой. – Ты просто темный гений, честное слово.

Роксар кивнул с каким-то мрачным удовольствием на лице.

– Мне не нужна жена, которая с легкостью сможет отравить меня. И очень скоро я узнаю, кто из конкурсанток обладает такими способностями.

– Ты само коварство, – хмыкнула Карита, унося посуду со стола. Лесник, посмотрев в окно, добавил:

– Это там не рассвет? Неужели мы засиделись так долго?

Я повернула голову одновременно с Роксаром. Сердце застучало слишком быстро.

– Что с тобой? – спросил король, почесав меня за ухом. – Чего ты так испугался, малыш?

Я спрыгнула с его колен, метнувшись к окну.

– Эй, ты куда? – бросил он, когда, метнувшись на подоконник, я бросила на него прощальный взгляд.

До боли не хотелось расставаться с ним. Казалось, что, оторвавшись от короля, я оставила где-то у него на коленях кусочек себя. Хотелось обернуться и проверить, на месте ли мой хвост.

Синие радужки призывно сверкнули.

– Вернись, малыш, я возьму тебя с собой во дворец, – улыбнулся король. – Будешь спать на подушке около моей кровати.

Тяжело вздохнула и, отвернувшись, бросилась в мягкий снег. А в голове крутилось что-то сбивчивое, нервно кричащее человеческим сердцем под шкурой кота:

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru