Сердце снежного короля

Сильвия Лайм
Сердце снежного короля

Глава 3. Пещера Чарис

Как ни странно, совсем скоро после ухода Тангиаша я провалилась в сон. Едва добралась до узенькой кровати в углу комнаты, как, наглаживая кота, просто отключилась. Похоже, стресс меня сморил.

Проснулась я оттого, что колдун тряс меня за плечо и, конечно же, улыбался.

– Как будто ему эту улыбку кто-то гвоздями на лицо приколотил, – заметил кот.

– Это точно, – кивнула сонно.

– Что точно? – переспросил колдун.

Мы с котом весело переглянулись.

– Мой пушистый друг говорит, что в такое время будить людей – настоящее кощунство, – отделалась я ответом. – Кстати, его зовут Жак.

На самом деле прямо перед тем, как я уснула, кот представился мне немного иначе. Оказывается, его полное имя – Аверьян Жакот Добромысл. И если разум эта животинка приобрела после моего в него вселения, я боялась даже представить, из каких недр моей головы кот достал это имя. В любом случае Аверьян Жакот Добромысл пошел мне навстречу и согласился слегка сократить этот ужас до простого «Жак».

– Как вам будет угодно, – согласился колдун. – Хотя мне лично «Сукин Сын» нравилось больше.

Кот зашипел, старик засмеялся. Кажется, эти двое понимали друг друга и без слов.

– Кстати, – вспомнила я. – Тангиаш, если я из другого мира, почему у нас язык одинаковый?

– Так устроена сила нашего народа, – объяснил он, одновременно доставая платье из покосившегося шкафа. Дивно красивое платье, между прочим! – Много столетий назад на Северный полюс нашей Земли от гонений бежали несколько сотен людей. В собственном королевстве им обещали отрубить голову за какую-то провинность. Оказавшись среди вековых айсбергов без еды и воды, без огня и тепла, они взмолились всем богам, которых знали и не знали, прося о спасении. На зов явилась Дэлира, богиня льдов. Она создала на безжизненном заснеженном материке город, который назвала Ледяной звездой. А людям даровала свое благословение – магию. И возможность общаться на любых языках всех миров даже с теми, кто нашего языка не знает.

– Понятно. Красивая легенда, – проговорила я.

– Это не легенда, – Колдун поднял голову, протягивая мне платье. – Надень. В нем завтра утром ты явишься на знакомство с Роксаром.

– Поспать больше не удастся? – поморщилась я, забирая наряд.

– Увы. Это вряд ли.

Колдун деликатно вышел из комнаты, позволив мне облачиться в изумрудное чудо.

– Надо же, какая обходительность для человека, который всего несколько часов назад жестоко замуровал меня в глыбу льда, – буркнула я, раздеваясь.

– Это ты еще забываешь об издевательствах над благородным котом, – поддакнул Жак, спрыгивая у меня с колен.

Ткань наряда была легкой, почти невесомой. Мягко прилегала к коже, обрисовывая все изгибы. Если бы такое чудо появилось в моем собственном мире, подозреваю, стоило бы оно немалых денег.

– Что ж, я готова! – крикнула погромче, возвращая колдуна.

Тангиаш явился тотчас же.

– Тогда хватай своего Обглодыша, – кивнул он на Жака, – и следуй за мной.

Колдун щелкнул пальцами, и воздух напротив него начал покрываться полупрозрачной коркой, напоминая поверхность замерзшего озера. Когда льдистое зеркало приобрело форму огромного овала, Тангиаш стукнул по нему рукой, раскалывая на куски, и невозмутимо вошел внутрь.

А на другой стороне сломанной корки уже не было привычной комнаты. Там искрилась всеми оттенками голубого какая-то пещера.

Я взяла на руки Жака, выдохнула, стараясь не сильно удивляться происходящему, и прошла в открывшийся зев.

Морозные снежинки коснулись кожи, вызвав легкое покалывание. Свежая волна лизнула лицо, и я очутилась в узеньком коридоре, ведущем к просторному залу. Здесь было довольно темно, и серебристый свет лился из того самого помещения впереди. Стены странного места напоминали синевато-голубой камень, а может, даже настоящие глыбы льда. Затаив дыхание, я коснулась их рукой, с удивлением заметив, что они вовсе не холодные.

Жак спрыгнул на пол и стал внимательно принюхиваться.

– Дивное место, – протянул он. – А завтрак тут не подают?

– Где мы? – спросила я у колдуна, который уже прошел вперед и с осторожностью высунулся из коридора в зал.

– В святилище Чарис, – ответил он, возвращаясь ко мне. – Нужно еще немного подождать. Сейчас последние посетители уйдут, и мы сможем пройти к богине.

– Вы боитесь, что нас сможет кто-то увидеть?

– Именно, – кивнул он. – Никто не должен запомнить тебя такой, какая ты сейчас.

Мне вдруг очень не понравились эти слова.

– А какой я должна стать? У меня изменится лицо?

Я сделала несколько шагов вперед, чтобы заглянуть в зал, но Тангиаш меня остановил.

– Не переживай. Ничего особенного с тобой не произойдет. И лицо останется при тебе. Но уроженцы Ледяной звезды имеют определенные внешние признаки, по которым нас легко отличить от других народов. Посмотри сама. Но старайся не привлекать внимания.

Он отошел немного в сторону, позволив мне высунуть нос в главную пещеру святилища, что я незамедлительно и сделала.

Все основное пространство помещения занимал водоем с кристально-синей водой. Посреди него возвышалась статуя, над которой высоко в потолке пещеры зияло отверстие. Сквозь него в храм проникал лунный свет. Падая на скульптуру, он преломлялся, наделяя хрустальное изваяние худенькой женщины искрами волшебства.

Рядом с водоемом стояли три девушки. Они были богато одеты, длинные платья стелились по полу, украшения сверкали на руках, шеях и в мочках ушей. А еще у всех трех была абсолютно белая кожа, будто никогда не видевшая загара. Волосы разных оттенков белизны, от молочного до снежного, спускались на плечи. Даже брови имели серебристо-лунный цвет.

– Значит, я должна стать такой же, как они? – спросила я вяло, уже не надеясь на отрицательный ответ.

Тангиаш кивнул.

– Благородная белизна будет тебе к лицу, – с каким-то удовольствием ответил он.

В этот момент Жак тоже подошел поближе и, заглянув в пещеру, промурчал:

– Ну да, станешь симпатичной такой бледной поганочкой.

– Замечательно, – мрачно протянула я.

– Не расстраивайся, я буду любить тебя и такой, – бросил кот, сев на попу и потянувшись. – Все равно у меня другого выхода нет. Ты же теперь практически мое альтер эго.

– Альтер эго, – усмехнулась я. – Откуда слов-то таких поднабрался?..

Колдун бросил на меня любопытный взгляд, потом перевел его на Жака и, все поняв, отвернулся.

– Попрошу без надругательств и мордоплюйства, – фыркнул усатый, – мы, благородные коты, этого страсть как не любим.

Я снова усмехнулась, продолжая рассматривать девушек около озера. Они слегка касались кристальной воды ладонями, что-то говорили друг другу и казались жутко возбужденными. Внешность одной из них почему-то особенно бросалась в глаза. Черты лица были несколько острее, чем у остальных. Пухлые губы и впавшие щеки делали ее похожей на красивую фарфоровую куколку. Только от этой красоты почему-то оставался внутри неприятный осадок.

– Кто эти девушки? – спросила я, когда они потихоньку начали двигаться к выходу.

– Я подозреваю, что, как и ты, претендентки на роль королевы Ледяной звезды, – ответил Тангиаш, прищуриваясь, чтобы разглядеть подружек.

– Мне придется иметь с ними дело?

– Весьма вероятно, – пожал плечами колдун. – Все претендентки живут в одном крыле дворца. В смежных комнатах.

– Ну просто восторг, – выдохнула я. – Вот только бабской тусовки на весь следующий месяц мне и не хватало. Ежедневных склок, разговоров об оттенках помады и прочей чепухи. Я надеюсь, до лагеря «Снежные бабочки» не дойдет и туалет у нас будет не один на этаже?

Колдун поднял на меня недоуменный взгляд.

– Конечно, один. Неужели вы думаете, что удобства такого рода можно провести в каждую комнату? Нет, конечно, если предположить участие магии в архитектурной составляющей… – Тут Тангиаш слегка выпал из разговора, продолжая размышлять вслух: – …все же это не отменяет необходимости иметь магию надлежащего уровня у каждого, кто будет пользоваться…

– Ладно, я поняла, – махнула рукой, прерывая словесный поток. – Нам уже не пора идти? Девушки давно ушли.

Тангиаш повернулся к залу и удостоверился, что там и правда никого нет. Тогда мы наконец вышли из укрытия и двинулись прямо к водоему.

Статуя в самом центре пещеры вблизи смотрелась еще внушительнее. Волосы хрустальной девы спускались до самых пят, уходя волнами в воду и будто превращаясь в нее. А прозрачный взгляд смотрел вперед и одновременно повсюду. Куда бы я ни отходила, казалось, что внимание неподвижной богини приковано именно ко мне.

– Что дальше? – спросила я, пытаясь отбросить навязчивое ощущение, что мы здесь не одни.

Кот тем временем с любопытством гулял около воды, не решаясь коснуться ее.

– А рыбы здесь не водится? – спросил он. – У меня жутко урчит в животе.

– Сомневаюсь, Жак, – ответила я, вообще-то разделяя желание животного поесть.

– Тебе придется с головой искупаться в озере, а затем провести здесь ночь, – сказал колдун, совершенно обескураживая меня этим заявлением.

– Зачем? Я же замерзну! – возмутилась из последних сил.

Вообще-то, вокруг было невероятно тепло. И даже не верилось, что где-то высоко виднеется черное ночное небо и диск луны. Снаружи валил снег, мела буря. А здесь – тишина и спокойствие. И тепло, словно летом.

Тангиаш бросил на меня скептический взгляд.

– Только так ты сможешь стать похожей на нас. Конечно, это не сделает тебя настоящей подданной Ледяной звезды и внешность поменяется не навсегда. С течением времени твой собственный цвет волос и кожи начнет постепенно возвращаться.

– Что ж, это радует, – заметила я. – Надеюсь, этих изменений будет достаточно.

– Вообще-то нет, – вдруг посерьезнев, сказал Тангиаш. – Есть еще кое-что важное. Но об этом потом. Начнем с малого. Раздевайся.

 

Звучало, конечно, не самым приятным образом. Безумно хотелось возмутиться. Только вот чего я этим добьюсь? Тангиаш явно продумал все до мелочей. И несмотря на его широкую улыбку, все гораздо сложнее, чем кажется. Пока я полностью в его власти.

– Вы будете наблюдать? – приподняла бровь, не сводя твердого взгляда со старика.

Есть такой психологический прием. Если долго смотреть человеку прямо в глаза, а лучше вообще в область переносицы, он начинает чувствовать себя неуютно. Это метод давления. Управления.

Но Тангиаш не поддавался. Он молчаливо выдержал мой взгляд и лишь еще шире растянул губы. Как будто показывая: «Я сильнее, чем тебе кажется».

– Конечно нет, кисонька. Уже ухожу. Вот только закрою вход энергетическим барьером от случайных посетителей. Как только залезешь в воду, кричи. Я вернусь.

И тут же двинулся в сторону, куда ушли светловолосые девушки.

Что ж, хорошо хотя бы то, что мои обнаженные телеса мало волнуют колдуна.

Я медленно стянула тонкую ткань платья, аккуратно положила на теплый камень и посмотрела в воду. Она была темной и блестящей, светящейся изнутри, как жидкий сапфир. Первые несколько секунд было страшно прикоснуться к ней. Казалось, стоит лишь опустить пальцы в густую синеву, и я на глазах начну белеть, как снеговик.

– Ну не томи уже, Марьванна, – протянул кот. – Любопытно же, что с тобой будет!

Я повернулась к нему и пробурчала:

– Не Марьванна, а Марианна. Не забывай, что у тебя тоже есть парочка кличек…

– Ой-ой-ой! Да больно надо! Марианна так Марианна, – ответил Жак, дернув хвостом. – Надо же, какие мы обидчивые.

Я улыбнулась и почувствовала себя гораздо увереннее. А через пару секунд уже весело плескалась в теплой как парное молоко воде.

– Тангиаш, я в пруду! – крикнула так, чтобы колдун услышал.

Когда старик вернулся, я разглядывала свои руки и намокшие волосы, ожидая, что они вот-вот поменяют цвет. Но почему-то ничего не происходило.

– Что-то не работает магия водицы, – заметила я, переводя вопросительный взгляд на колдуна.

– Так и должно быть, – кивнул он. – Ныряй с головой под воду, ты должна намокнуть целиком.

Я пожала плечами и сделала, что говорят. Но и после этого ничего не изменилось.

– Что теперь?

– А теперь я оставляю тебя тут на ночь, – ответил старик. – Завтра утром, как только встанет солнце, я вернусь. К моему приходу ты должна быть уже одетой и готовой.

– Я должна остаться здесь на ночь? В этом пруду? – Я округлила глаза.

– Нет, – улыбнулся он. – Ты можешь гулять вокруг, можешь купаться. Главное – оставаться на территории святилища. В принципе, у тебя и выхода-то другого не будет. Я окружил это место барьером. Ты не сможешь отсюда выйти, и к тебе тоже никто не проникнет. Так что делай что хочешь. Единственное, я советовал бы высохнуть, прежде чем снова надевать платье.

– Спасибо, очень дельный совет, – стиснув зубы, ответила я.

– Да не за что. Северной ночи, кисонька, – помахал мне ручкой этот облезлый сухарь и с довольной миной скрылся из виду.

– Ну и что будем делать? – спросил Жак. – Я так полагаю, с поздним ужином его можно не ждать, – фыркнул он и сел на задние лапы, обернувшись хвостом.

– Это уж точно. Что делать, что делать? Вылезать и сохнуть. Не плавать же здесь всю ночь.

Я выбралась из водоема, так и не дождавшись очередного волшебства. Примостилась на «берегу» рядом с котом и обхватила колени руками. Сидеть голышом посреди огромного храма оказалось не очень комфортно. Но можно было порадоваться хотя бы тому, что здесь тепло.

Через некоторое время взгляд сам собой начал блуждать по скудному убранству помещения и наконец остановился на статуе богини. От хрустальной фигуры веяло холодом и величием.

– Интересно, эта богиня действительно существует? – спросила я скорее риторически, но Жак решил поддержать беседу.

– Конечно, – кивнул он. – Чарис создала весь город, в этом нет сомнений.

– Тебе-то откуда знать? – удивилась я с легкой улыбкой. – Ты же кот.

– Вот опять, – возмутился Жак. – Какая вопиющая несправедливость! Неужели было бы лучше, окажись я, скажем, псом? Какой собеседник тебе предпочтительней: собака, мышь, выхухоль?

– Ладно-ладно, успокойся, – примирительно ответила я, погладив возмущенное животное за рыжевато-коричневым ухом. – Расскажи, что ты знаешь.

Жак фыркнул, но все же проговорил:

– Вся магия Ледяной звезды – это дело рук Чарис. Ни в одном королевстве всей Дэлиры больше нет такого сильного волшебства, как здесь.

– Значит, если я обращусь к богине, есть вероятность, что она меня услышит?

Я почти не верила в то, что говорю. Хотя как можно не верить, если последние сутки магия струится вокруг, словно водоворот?

– Несомненно, – кивнул Жак. – Только вот ответит ли? Я склонен усомниться. Боги же, они такие: в жизнях людей участвуют, если на то есть их воля. От тебя требуется только верить, а от них… От них не требуется вообще ничего.

– Очень философское размышление.

– Обращайся, – самодовольно вздернув нос, ответил Жак. – Есть у меня еще парочка занимательных рассуждений на тему «мечтает ли рыба быть съеденной». Хочешь послушать?

– Пожалуй, в другой раз, – усмехнувшись, оборвала я.

Еще некоторое время мы поболтали. Я успела совершенно высохнуть и снова надеть платье. Вокруг было все так же тепло и тихо. Приглушенный серебристый свет лился откуда-то с потолка, и совсем скоро сон начал придавливать меня к земле медвежьими лапами.

Я бросила последний взгляд на богиню Чарис и мысленно попросила:

«Уважаемая богиня, если вы меня слышите и вам несложно, верните меня, пожалуйста, обратно домой. Ну, или пусть замысел плешивого Тангиаша провалится на корню. Вы же наверняка знаете, что я – пострадавшая сторона и ни в чем не виновата. И прошу прощения за беспокойство…»

Почти сразу после этой сомнительной тирады мое сознание как будто выключилось, а затем вспыхнуло снова совсем в другом качестве. Пахло шерстью, мхом, мокрыми камнями и чем-то неуловимым. Я моргнула пару раз и краем глаза заметила навязчиво маячивший сбоку хвост.

«Опять я в теле кота…» – проскочила короткая мысль, прежде чем я кинулась ловить лапами пушистую «змею».

Перебарывая почти нестерпимое желание играть в догонялки с собственным хвостом, я наконец смогла оглядеться, чтобы увидеть себя настоящую. Смуглая девушка лежала на камнях, вытянувшись во всю длину. С высоты собственного роста она казалась мне просто огромной. Удивительно смотреть на себя вот так, со стороны. Но все было реально. Это и правда я. Сплю непробудным сном.

Тяжело вздохнула и устроилась возле длинных, тонких рук. Свернулась калачиком и уснула, чтобы всего через несколько часов проснуться от довольного голоса колдуна:

– Морозного утречка, конкурсантка!

Открыла глаза, сонно разглядывая бодрого старика.

«Я снова человек…» – мелькнуло в голове, пока я усаживалась на теплых камнях.

Стоило заметить, что сразу после пробуждения убить Тангиаша хотелось в десять раз сильнее.

– И вам… морозного… – пробурчала я, поднимаясь. Спина ныла нещадно.

– Ну, я вижу, все готово, – с удовольствием протянул он, оглядывая меня.

– Что, что готово? – не поняла я и наконец посмотрела на свои руки.

Слова застряли в горле. Кожа оказалась льдисто-белого цвета. Почти прозрачной, с легким жемчужным оттенком.

Я быстро перетащила со спины свои волосы и выдохнула. Ну, так и есть. Снежные, едва не стеклянные. Перекисью обесцвечивай – так не получится.

– Все идет по плану? – спросила я у колдуна и одновременно бросила взгляд на статую безучастной богини.

– Конечно!

Что и требовалось доказать. Жак был прав.

«Боги же, они такие: в жизнях людей участвуют, если на то есть их воля…»

Значит, на этот раз мне не повезло.

Тангиаш взял меня под руку, помогая подняться. Я инстинктивно дернулась назад, не желая, чтобы он ко мне прикасался. Но в ответ губы мужчины лишь снова растянулись.

– Я все понимаю, кисонька, – проговорил он, кивая, – но тебе придется сдерживать свое, хм… возмущение ситуацией.

Ах, вот, оказывается, как называется мое желание придушить гадкого старикашку!

– Потому что всего через пару минут перед Роксаром ты будешь играть мою племянницу, – продолжил он.

– Мы станем родственниками? – скривилась я.

– Да. Но подробности чуть позже. А сейчас нам пора во дворец!

– В таком виде?! – взвизгнула я, представляя свои всклокоченные после сна волосы, отсутствие макияжа и помятое лицо.

– Без завтрака?! – одновременно со мной возмутился Жак, выпучив круглые желтые глаза.

– Да-да, – закивал колдун. – Это пойдет тебе на пользу. Так меньше вероятность, что Роксар тебя узнает. Будешь молчать и во всем поддакивать мне, племяшка.

Он ухмыльнулся и потрепал меня за щеку. А затем, не дожидаясь моего ответа, щелкнул пальцами, замораживая воздух, как прошлой ночью.

– Прошу, портал во дворец, кисонька! – протянув руку, поманил меня старик и разбил заледеневшее зеркало.

Глава 4. Правило интереса

Жак мгновенно прыгнул мне на руки, словно дрессированный. А может, ему просто не хотелось неожиданно остаться в святилище совершенно одному. Его можно было понять: если б я могла говорить всего с одним человеком на всей планете, не отходила бы от него ни на шаг.

Погладила усатого товарища по несчастью и шагнула в прохладу перехода.

Удивительно было осознавать, как легко в моей голове уложились все эти новые знания: порталы, магия, боги, колдуны. Снежный король… Но, стоило признать, ничто из происходящего меня не удивляло и не поражало до глубины души. Не хотелось падать в обморок или биться в истерике. Конечно, за мной и прежде не наблюдалось таких глупостей, но чем кот не шутит? Может, вообще после попадания в Жака мой разум немного изменился?

Честно говоря, не хотелось бы. А то вдруг однажды, вместо того чтобы соблазнять короля, мне придет в голову нагадить ему в тапки?

Встряхнула головой, отгоняя дурацкие фантазии. Пора приводить себя в порядок. Если я и правда вот-вот увижу правителя целого королевства, это даже уже не смешно. Тангиаш хотел, чтобы я понравилась ему. Чтобы выиграла какой-то конкурс невест. А как это сделать, если первое впечатление окажется безнадежно испорченным?

Я покусала губы в надежде придать им цвет, сбросила кота с рук и взбила распущенные белые волосы. Представления не имела, как все это выглядит со стороны. Тангиаш не позволил даже взглянуть в зеркало.

Портал вывел нас в широкий зал, на другом конце которого стоял мужчина. Широкая спина с внушительным разворотом плеч, руки с тугими бицепсами заведены назад и сцеплены в замок. Белые как снег волосы струятся по кожаным наплечникам с серебристыми заклепками.

– Роксар, – прошептала я, почувствовав, как сердце внезапно пропустило удар.

– Да, кисонька, – кивнул Тангиаш и тихо добавил: – Не забывай придерживаться легенды. Ты моя племянница, недавно приехала из провинции.

– А вы не боитесь, что без подготовки я провалю дело? – хрипло спросила я, отчего-то ужасно волнуясь. Взгляд был направлен исключительно на мужчину. На кожаные ремни на его спине, переходящие в портупею, на блестящие пластины его одежды. На упругую задницу чуть пониже… – Вот, блин, – тихо добавила я, отводя взгляд.

– Не провалишь, – ответил Тангиаш. – Потому что, если провалишь, больше не придется носить на руках эту облезлую животину, – он кивнул на Жака. – Ты сама ею станешь… Морозного утра, ваше снежное величество!

Последнее обращение было направлено, конечно же, к королю. Мужчина резко развернулся и взглянул на нас, широко улыбаясь.

Роксар. Да, это был он. Четко очерченный подбородок, высокий лоб, широкие скулы. А еще пронзительные синие глаза с легким опалесцирующим свечением на самом дне.

– И тебе морозного, Тангиаш! – воскликнул он и широко улыбнулся. – А кого это ты нам привел?

Роксар повернулся ко мне и вдруг прищурился, оглядывая с головы до ног.

В груди похолодело. Я знала, что он меня узнал. Чувствовала.

– Это моя племянница, ваше величество, – тут же ответил колдун с поклоном и незаметно пнул меня ногой.

Я склонила голову, копируя движения своего «дядюшки».

– Племянница? – недоверчиво переспросил Роксар и сделал ко мне несколько шагов, неожиданно взяв за подбородок и заставив посмотреть на себя.

– Ее зовут Марильяна, – добавил Тангиаш.

– Мари… льяна? – протянул мужчина, оказавшись на неприлично близком расстоянии.

– «Марьванна» звучало лучше, – донесся голос Жака.

Но я не слушала. Теперь я отчетливо поняла, что Роксар – действительно король. Столько власти и силы было в каждом его движении. А еще я подозрительно ясно чувствовала кожей жар его тела. Почти физически ощущала взгляд сапфировых глаз, скользящих по моим чертам. По волосам, бровям, губам…

 

– Да быть такого не может, – тихо проговорил король, и мурашки пробежали у меня по спине.

В висках застучало. Я приоткрыла рот, отчаянно хватая воздух.

– Ну все, посыпалась девка, – мявкнул Жак, за что получил от меня злобный взгляд.

Никогда со мной не происходило ничего подобного.

– Да, – рассказывал тем временем колдун так, словно ничего необычного не случилось. – Я хотел бы попросить ваше величество взять девушку на отбор невест. Мне кажется, Марильяна будет прекрасной конкурсанткой. Если вы, конечно, изволите дать ей шанс. Все же племянница придворного колдуна!

Тангиаш широко улыбнулся своей привычной сахарной улыбкой.

Роксар перевел на старика недоуменный взгляд.

– На отбор? Но ведь первый этап уже прошел, – добавил он с усмешкой, наконец отпустив меня и сделав шаг назад.

Снова его руки сцепились за спиной, а лицо приобрело спокойное, чуть насмешливое выражение.

– Ну… Я подумал, для первого колдуна королевства… первого после вас, конечно же… можно сделать поблажку, – проворковал Тангиаш, словно и вправду выторговывал родственнице тепленькое местечко.

Король окинул меня очередным взглядом. И вот теперь я видела, как он осматривает уже не черты моего лица, а детали: помятое платье и всклокоченные волосы. В глазах играли смеющиеся демоны.

– А ты уверен, что в этом есть смысл? – усмехнулся он еле заметно и с притворным вниманием прибавил: – А то девушка только время зря потеряет.

Я с ног до головы залилась краской стыда и возмущения. Это уже ни в какие ворота не лезло.

– Ну, ваше величество, это мы на самом отборе узнаем. Поверьте, у моей Марильяны много талантов.

Роксар опять усмехнулся, отчего мне захотелось хорошенько огреть его чем-нибудь по голове.

– Не знаю, Тангиаш, – продолжил Роксар, со скептической усмешкой глядя мне прямо в глаза.

– Не обращайте внимания на ее вид, бедняжка долго пробыла в дороге и еще не успела привести себя в порядок, – продолжал увещевать колдун, заставляя меня сильнее краснеть.

– А, так вот в чем дело! – весело воскликнул Роксар, а мне захотелось провалиться сквозь землю. И утащить туда же гадкого колдуна с надменным королем. – А что ж ты не открыл малышке портал?

– Она приехала без предупреждения, повелитель. Очень хотела попасть на отбор, – развел руками подлец Тангиаш. – Люблю, говорит, его величество Роксара с детства! Умру, если не стану конкурсанткой!

– Даже так? – усмехнулся король, переведя взгляд на меня.

Я закрыла глаза. Все. Дальше падать уже некуда. Кажется, меня зарыли по самые уши и присыпали сверху земелькой.

– Марильяна? – приподнял бровь Роксар, ожидая, очевидно, моего подтверждения.

Вдох-выдох. Спокойствие, только спокойствие.

– Марильяна, ну что же ты засмущалась? – протянул медовым голоском колдун.

Я стиснула зубы, изо всех сил стараясь улыбаться.

– Люблю безумно… ваше величество, – ответила, глядя прямо в глубокие, синие, как ночное небо, глаза.

Сердце грозило выпрыгнуть из груди. Казалось, кровь вот-вот закипит от стыда и гнева. И какого-то иррационального волнения, рождающегося в груди от сапфирового внимания короля.

Роксар тут же вновь приблизился ко мне с грацией тигра, прыгнувшего к добыче. И резко обнял за талию, прижав к телу.

Я вскрикнула. Воздух выбило из легких. В голове стало горячо и непонятно. Мысли резко начали путаться. В какой-то момент я почувствовала себя малолеткой-школьницей, которую зажал где-то в углу дерзкий выпускник.

Роксар медленно опустил голову к моему уху и проговорил:

– Милая, может, ну его, этот отбор?..

Горячее дыхание обожгло кожу. Мужская рука скользнула по талии, беззастенчиво двинувшись вниз.

– Приходи вечером в мои покои, обещаю найти, чем тебя занять…

И самоуверенная ладонь сжала меня за попу.

Я не подпрыгнула, едва сдерживаясь, чтоб не влепить королю звонкую пощечину. Но сил, чтобы отскочить назад, у меня хватило.

– Благодарю за предложение, ваше величество. Но все же настаиваю на конкурсе.

Роксар скривил губы и отошел в сторону. Словно ему резко стало скучно. Почему-то это оскорбило меня еще сильнее.

– Ну что ж, дело твое. Хотя, по-моему, это бесполезное занятие, – с легким пренебрежением ответил он, снова превращаясь в пафосного засранца.

Как я держала себя в руках, представления не имею. Но в этот момент меня будто прорвало:

– Вы хотите сказать, что я недостаточно хороша, чтобы стать королевой? – проговорила на выдохе.

Получилось слишком громко. Слишком звонко.

Роксар удивленно посмотрел на меня, изогнув губы в ухмылке, которую мне так хотелось стереть с его лица.

– А вы достаточно хороши? – переспросил он, сложив руки на груди и глядя прямо мне в глаза.

Если он думал, что меня это смутит, то сильно ошибся.

Я широко и обворожительно улыбнулась. Именно так, как умела лучше всего. Уверенно, жестко, гордо.

Пожалуй, пора было подключать мой список правил «Как охмурить среднестатистического самца». Конечно, Тангиаш хорошенько подпортил мне малину, но меня не так-то просто смутить. Шансы все еще есть. И первым пунктом в вышеуказанном перечне значилось «Правило интереса». Оно гласило, что самое главное при встрече с мужчиной – вызвать его заинтересованность. Стоит привлечь внимание, и уже впоследствии развить его во что-то большее. А самый действенный способ не остаться незамеченной – открытый вызов. Мужчина не забудет женщину, которая его удивила. Которая вовлекла его в игру.

И следующая моя фраза должна была подстегнуть в Роксаре это чувство:

– Не пройдет и четырех недель, как вы будете до безумия влюблены в меня, – произнесла я. И уголки губ самоуверенно приподнялись.

Я и не думала отводить взгляд, и в результате несколько томительно-длинных секунд мы смотрели друг на друга, словно пробуя на прочность чужие нервы.

Роксар тоже улыбнулся.

– Уже с нетерпением жду, – произнес он тягучим голосом. – Трепещу в нетерпении, ожидая пока ваши чары превратят меня в безмозглого влюбленного. Буду жаждать и алкать, и ручки ваши целовать.

Король усмехнулся, разворачиваясь ко мне боком и демонстрируя отношение к моим словам.

– Да он издевается, – бросил снизу Жак.

– Я заметила, – ответила тихо.

– Что вы сказали, моя королева? Вы же разрешите называть вас так заранее? – наигранно вздернув брови, спросил Роксар.

Я сжала руки в кулаки, но только шире улыбнулась. Все идет хорошо. Сейчас ему весело, но факт остается фактом: для него я больше не часть серой массы конкурсанток.

– Ничего, ваше величество. Я ничего не говорила. Мне больше нравится обращение по имени, но и «королева» тоже сойдет.

Чуть больше уверенности в голосе, самую капельку дерзости, не переходящей в грубость, и рецепт внимания готов.

Роксар приподнял подбородок, оглядывая меня по-новому, явно соотнося мой потрепанный вид со степенью остроты языка. И делая для себя определенные выводы.

– Как скажете, Мари… льяна, – ответил он. – Тогда до завтра. Буду рад видеть вас в числе конкурсанток.

С этими словами он окончательно отвернулся и, кивнув колдуну, просто ушел из зала.

Пока король выходил, мы со стариком стояли, низко склонив голову. Но стоило дверям за ним закрыться, как колдун выпрямился и сказал:

– Вот и славно! Я знал, что у тебя все получится.

Я передернула плечами и вместо ответа возмущенно воскликнула:

– Завтра первое испытание?!

– Второе, если говорить точно, – невозмутимо проговорил колдун. – Первое было неделю назад. Из сотни претенденток король выбирал тех, кто ему больше нравится. Тебе посчастливилось проскочить этот не самый приятный этап.

Я вспыхнула до корней волос. Мне показалось или Тангиаш тоже намекал, что с такой внешностью я вряд ли прошла бы дальше?

Ладно, оставим пока это вопиющее хамство.

– А когда я, интересно, должна готовиться к этому испытанию? Сегодня ночью? Когда вы опять превратите меня в кота?

Колдун улыбнулся.

– Ну почему же. У тебя еще целый день впереди. Хотя, – тут он немного помрачнел, – я пока слабо представляю, как у тебя получится пройти следующее задание. Ну да надеюсь, ты смышленая. Если не хочешь остаться котом на всю оставшуюся жизнь, придумаешь что-нибудь.

Я стиснула зубы, отчаянно жалея, что каждый вечер он вселял мой разум в кота, а не, скажем, в дракона.

– И что же там за испытание такое? – мрачно спросила я.

Тангиаш поднял на меня потускневший взгляд бледно-голубых глаз.

– Всем конкурсанткам придется демонстрировать магию. Только колдунья может стать снежной королевой.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru