Сердце снежного короля

Сильвия Лайм
Сердце снежного короля

– Магию?! – ахнула я. – Но у меня нет магии!

Плешивый пень пожал плечами. А потом сладко улыбнулся и знакомым жестом взмахнул рукой, протянув:

– Вжу-у-ух! И в кота!

Глава 5. Общага для королевы

Я стиснула кулаки и в голос выдохнула. Получилось, как будто я рычу на колдуна. Жак даже отпрыгнул в сторону от неожиданности.

– Вам вообще наплевать, что я могу провалить это дурацкое задание?! – воскликнула я в сердцах.

– Тихо-тихо, кисонька, не здесь, – бросил Тангиаш и потянул меня к выходу из зала.

Как только мы вышли в коридор замка, он продолжил:

– Я понимаю твое беспокойство. Но другого выхода нет. Я сделал ставку на тебя, а значит, ты должна победить. От себя могу добавить, что готов помогать всеми силами.

– Если у вас нет возможности по мановению руки сделать меня колдуньей, то это провал! – Я схватилась за голову, бросив нервный взгляд на кота.

Тот плелся рядом, даже примерно не представляя, какой ужас я испытываю от мысли, что могу навсегда поселиться в его теле.

– К сожалению, нет. Но я уверен, что мы что-нибудь придумаем.

Я заскрипела зубами от бессильного гнева.

– А что, если мне рассказать все Роксару? Как я понимаю, он тоже колдун? Щелкнет пальцами, или как там у вас это делается, и я вернусь в свой мир. Без всяких дурацких испытаний и кошачьих тел.

Тангиаш усмехнулся.

– Ты превратишься в кота раньше, чем сможешь договорить. А снять заклятие переселения души может только тот, кто его наложил. Роксар не знает последовательности магических символов. Но мне нравится твоя смекалка! С такой фантазией ты легко сможешь найти способ пройти испытание.

Чего-чего, а оптимизма старику было не занимать.

Я снова вздохнула, стараясь успокоиться. Все время забываю, что сопротивляться пока нет никакого смысла. Тангиаш слишком хорошо все обставил. А значит, нужно ждать и смотреть, как будет меняться ситуация. Рано или поздно шанс выскользнуть из крепких сетей колдуна должен появиться.

– А как я могу быть уверенной, что после победы в отборе вы отправите меня домой? – спросила, пока мы пересекали один коридор за другим.

Вокруг на стенах висели подсвечники из хрусталя, в которых горело самое настоящее голубое пламя. На полу лежали шкуры каких-то огромных белоснежных зверей.

– Никак, – легко ответил старик. – Но я даю тебе слово. Ведь суть моего замысла как раз и заключается в том, чтобы у Роксара не было жены. А значит, после успешного прохождения всех испытаний и свадьбы с королем я обязательно отправлю тебя домой.

– И не превратите в кота?

– Ни в коем случае, – широко улыбнулся Тангиаш. – Зачем мне это? Ведь тогда у меня на руках останется человеческое тело. От него придется избавляться, ведь Роксар станет искать жену. Отправить тебя в другой мир – самый простой способ решить проблему.

Мурашки пробежали по спине. Этот человек с такой интонацией произносил слово «избавляться», что у меня не оставалось сомнений, что он под ним подразумевает. Но при этом сахарная улыбка все так же растягивала сухие губы.

– Ладно, все понятно, – сдалась я. – Значит, надо срочно думать, как меньше чем за сутки научиться колдовать.

Тангиаш повернул ко мне голову.

– Ну, научиться – точно никак. В тебе нет искры Чарис, да и к другим народам Дэлиры ты не принадлежишь. Я сильно сомневаюсь, что у тебя вообще есть зачатки магии. Единственный шанс – придумать какую-то хитрость.

– Какую, Тангиаш?! – воскликнула я, начиная серьезно нервничать. Если старый стручок не имеет парочки идей в загашнике, то для меня это испытание – банальная безвыходная ловушка.

Он пожал плечами.

– Дай мне полдня. Встретимся вечером и обсудим варианты.

– То есть вы вызвали меня в этот мир на конкурс невест, знали об испытании магией, но до сих пор даже примерно не представляете, как мне его пройти? – возмутилась я.

– У меня просто не было времени, – с детской непосредственностью развел руками колдун. – Как только я услышал от Роксара историю о тебе и другом мире, тут же в голове родился план с похищением. Детали продумать я элементарно не успел. Но я же сказал, дай мне полдня. И не надо так нервничать. Лучше прояви фантазию. Может, сможешь выкрутиться сама. А не сможешь, что ж… не судьба!

Колдун усмехнулся так самоуверенно и гадко, что я едва удержалась, чтобы не заехать ему промеж глаз.

– А куда, мы идем, кстати? – перебил мои кровожадные фантазии Жак.

– Да, действительно? – Я повернулась к колдуну и, встретив его недоуменный взгляд, повторила: – Куда мы идем, Тангиаш?

– А, конечно же, в крыло конкурсанток, – ответил он с готовностью. – Ты ведь теперь одна из участниц отбора.

– Понятно. У меня хоть комната своя будет? Или жить придется как в общаге?

– Общаге? – переспросил колдун. Но, видимо, и сам все понял: – Нет, покои, естественно, будут отдельные. Нельзя же селить будущую королеву вместе с подданными. А кто-то из вас обязательно станет королевой.

– Ну слава бо… слава Чарис, – с усмешкой ответила я.

Мы спустились по длинной широкой лестнице и очутились на светлом этаже, выполненном из белого камня так, что, казалось, повсюду – белый снег. На другом конце у широкого окна, выходящего на балкон, стояли две девушки, в одной из которых я узнала ту пепельную блондинку из святилища. Чем ближе мы приближались к этим двоим, тем острее становился ее взгляд.

– Кто это, Тангиаш? – раздался ее звонкий голос, когда колдун остановился около одной из дверей, приложив руку к замку.

Старик повернул голову и широко растянул губы.

– Шели Лианара, – поздоровался он, склонив голову. – Это шели Марильяна. Моя племянница. Она будет еще одной конкурсанткой, как и вы.

– Племянница? – приподняла серебристую бровь девушка. Тонкая линия приобрела остроту стрелы. В голосе не было ни капли тепла. – Но она не проходила первого этапа. Ее выбрал король?

В этот момент подключилась ее подруга.

– Значит, теперь нас не двадцать, как должно быть, а двадцать одна?

Тангиаш перевел взгляд и на нее.

– Шели Эллура, – поклонился он. – Да, его величество одобрил участие Марильяны. Разве это не является аналогом прохождения первого этапа?

Обе подруги поджали губы. Лианара встряхнула длинными распущенными волосами, струящимися, как лунное серебро. И стоило признать, что даже недовольным ее лицо оставалось невероятно красивым.

Эллура же была чуть темнее. Волосы не такого благородного цвета были убраны в длинную косу, переплетенную нитями жемчуга.

После слов колдуна обе затихли, но продолжали сверлить меня взглядами, полными ненависти. Неужели их так разозлило то, что теперь шансы победить не один к двадцати, а один к двадцати одному?

– Твоя комната, Марильяна, – сказал тем временем колдун, и дверь передо мной открылась.

– Хорошего дня, девушки, – невозмутимо бросила я подружкам, проходя внутрь.

Жак, задрав пышный хвост, прошел следом, выдав глубокомысленное:

– Я буду не я, если эти милые дамы в ближайшее время не подбросят тебе тухлую кильку в миску.

– Подозреваю, что так оно и будет, – тихо ответила я, когда дверь за нами закрылась. Знала бы я, насколько это правда, придушила бы обеих прямо сейчас!

Но я не знала. И совершенно спокойно начала осматривать свое новое жилище.

Стоило отметить, что мне достался прекрасный номер, или как это тут называется. Три широких комнаты с каминами, диванами, огромной кроватью, над которой в качестве балдахина с потолка свисали прозрачные бусины. Повсюду на темно-сиреневых креслах лежали белые подушки, из которых во все стороны торчали тончайшие мягкие перья. Окна были задрапированы шторами с точно такими же перьями, а между ними, как ледяной дождь, вниз спускались нити хрусталя. Солнечный свет падал на их грани, разнося по всему помещению светло-золотые блики.

– Потрясающе, – ахнула я, проходя глубже.

– Да, неплохое местечко, – фыркнул кот. – Получше, чем лесная халупа Тангиаша.

Я повернула голову к колдуну, но он, конечно же, ничего не слышал.

– Располагайтесь, – сказал между тем старик. – Завтрак, обед и ужин вам будут приносить прямо сюда, если вы дернете вот за эту веревочку.

Он подошел к стене и продемонстрировал атласный шнурок с привязанным колокольчиком. Длинная нить скрывалась под полом, очевидно связываясь с кухней или комнатой для обслуживающего персонала.

Не успел Тангиаш договорить, Жак бросился к ленте, схватил ее зубами и начал усиленно дергать. Колокольчик жадно задребезжал, вызвав у колдуна многозначительную ухмылку.

– Вот прожорливая тварь, – хмыкнул мужчина.

Кот даже ухом не повел, продолжая трезвонить.

– И вовсе не тварь, а очень умненький кот, – улыбнулась я, глядя на усатого. – Вы, между прочим, нас со вчерашнего вечера не кормили. Да и я ела только в шкуре Жака. Несчастную кильку.

При воспоминании о сырой рыбе неожиданно скрутило живот.

– Ох, ну простите, королева, – низко поклонился колдун, не переставая ухмыляться. – Не велите казнить, скоро мою оплошность поправят слуги. А пока я вынужден покинуть вас. Не забудь, что вечером мы должны встретиться. Жди меня здесь же.

– Всенепременно, – кивнула в ответ. – Все равно деваться мне особенно некуда.

Колдун ушел, а нам и правда всего через пару минут принесли поздний завтрак. Жак набросился на яичницу, а я только и успевала выцарапывать себе поджаренные гренки с колбасой. На подносе стоял чайничек горячего чая с лимоном и имбирем, лежали несколько булочек, напоминающих круассаны, пара персиков и какие-то кружочки в молоке, напоминающие рисовые шарики. Молоко тоже вытребовал себе кот.

– Ничто не делает завтрак таким вкусным, как отсутствие ужина, – бросил он, уминая яичницу. – Хлеб, так и быть, ешь сама.

Я только улыбнулась в ответ.

Когда с приемом пищи было покончено, я наконец смогла получше осмотреться. Комнаты и впрямь были чудесными и очень уютными. И мне даже нравилось представлять, что я не попала в другой мир, а выиграла путевку в элитный отель.

 

Скинув туфельки без каблука, которые мне выдал колдун, прошлась по мягкой ковровой дорожке и незаметно вышла к высокому трюмо из светлого дерева.

– Вот и зеркало, – проговорила, зажмурившись, не решаясь взглянуть на себя новую.

Но когда-нибудь это нужно было сделать. А потому я выдохнула и открыла глаза.

Из отражения на меня смотрела знакомая и одновременно совершенно чужая девушка. Нет, это была все та же я, но множество мелких деталей превращали меня в немного другого человека.

Черты лица остались почти такими же, как и прежде, однако в них что-то изменилось. Я заметила, что побелели не только волосы, но и брови. Губы стали почти одного цвета с кожей, отличаясь лишь небольшим розовым оттенком. Загаром, который я так заботливо взращивала месяц назад в отпуске, даже и не пахло.

– Чудесно, – проговорила, пощипывая щеки, чтоб вернуть хотя бы румянец. – Хорошо, что хоть цвет глаз остался прежним…

Да, раньше я как-то не сильно радовалась обычным каре-зеленым радужкам, не сильно отличавшим меня от восьмидесяти процентов населения земного шара с темными глазами. Но здесь, в этом мире, где вокруг пестрили исключительно оттенки голубого, я стала почти уникальна.

Однако одними радужками Роксара явно не привлечь. А моя выходка с вызовом долго работать не будет. Ей нужна постоянная подпитка, правило интереса должно работать без перерывов.

А значит, и здесь нужно чем-то выделяться среди остальных. И самое простое, как можно решить эту проблему, – косметика и подходящий наряд. Первое должно быть удачно подобрано к цвету кожи и форме лица, второе – быть достаточно открытым, но не вульгарным. Мужчины, как известно, любят глазами.

Но не успела я задаться вопросом, где достать все необходимое, как во входную дверь постучали, и в коридоре появились целых три дамы с ворохом платьев и какими-то сундучками.

– Шели Марильяна, – поклонились они. – Нам доложили, что вы тоже будете участвовать в отборе. Мы – придворные камеристки. Приставлены к конкурсанткам для создания их волшебных образов.

– Эм… Вы принесли мне наряды? – спросила я, с удовольствием разглядывая удивительные ткани и расшитые камнями корсеты.

– Да, шели. А также эфирные масла, мази и помады для ваших лица и тела.

Девушки уверенно кланялись и явно не испытывали ко мне ни капли агрессии или излишнего интереса. Не то что мои нынешние товарки с конкурса. В общем, довольно быстро я расслабилась, с удовольствием перебирая царские шмотки и роясь в сундучках с косметикой. Здесь действительно было все, что нужно. По крайней мере, за внешний вид можно больше не волноваться.

Я выбрала все, что должно было пригодиться, и отослала камеристок восвояси. В итоге осталось решить самую главную проблему. Как пройти испытание магией?

На Тангиаша я возлагала мало надежд, несмотря на его непосредственную заинтересованность в победе. Слишком уж у него все легко выходило. Либо я решаю проблемы, либо: «Вжу-у-ух, и в кота!»

Остается только один вариант – сделать все самой.

Но как продемонстрировать магию, которой нет?

Я села на мягкую кровать, тут же наполовину утонув в пухлой перине. В голове крутилась только одна мысль. Если я провалю испытание, моя участь будет крайне незавидной. А значит, выхода нет. Только победа.

Оставшиеся несколько часов я усиленно размышляла, а потом просто уснула. Все же прошлая ночка была не самой простой. К счастью, утро вечера мудренее.

К сожалению, проснулась я отнюдь не от бодрого голоса хитрого старикашки и даже не от голодного мурчанья Жака. А от странного предчувствия, холодными пальцами сдавившего горло.

Резко села на кровати, еще сильнее погрузившись в облако перины. Кот спал рядом с моей подушкой, тихо посапывая. Моего пробуждения он не заметил, а я не могла понять, что заставило меня вскочить как ошпаренную. И только спустя несколько томительных секунд, которые я пыталась успокоить бешено стучащее сердце, стало ясно: еще пара мгновений сна – и ничем хорошим это не закончилось бы.

В изножье кровати по белой атласной простыне полз серебристый скорпион. Маленькие лапки цеплялись за гладкую ткань, оставляя на ней крохотные петли. Длинный изогнутый хвост с блестящим жалом опасно покачивался над плоской головой.

Кажется, я закричала. Спрыгнула с кровати, сдирая одеяло и накидывая его на отвратительную, хоть и жутко красивую тварь. Животное казалось хрустальным, а может, даже сотканным из волшебных снежинок. Но острие, впрыскивающее яд, выглядело совсем как настоящее.

Жак проснулся, перекувырнувшись от страха в воздухе, и приземлился на лапы недалеко от меня. Черный хвост распушился, желтые глаза превратились в два блюдца.

– Если ты всегда так просыпаешься, пожалуй, с завтрашнего дня я буду спать на диване, – мяукнул он, подрагивая лапами.

– Прости, Жак, – проговорила я нервно, – но мне как-то не до твоего крепкого сна. У меня под одеялом скорпион.

Первой мыслью было попрыгать на ткани, чтоб раздавить хвостатую гадость, но что-то стало страшно за собственные пятки. Я поискала глазами какой-нибудь тяжелый предмет, и взгляд упал на канделябр. Быстро схватила его и застучала по одеялу.

– Скорпион? – переспросил Жак, благоразумно отодвигаясь подальше. – Скорпиона нам не надо. Вот был бы я, скажем, ежом или землеройкой… А откуда здесь взялся скорпион?

Я наконец закончила со своим занятием, практически абсолютно уверенная, что коварная тварь побеждена. Но все же приподнимать одеяло было страшно.

– Понятия не имею, – ответила, осторожно хватаясь за краешек пододеяльника.

Но мне снова повезло. Канделябр оказался отличным оружием. На ковре вместо опасного животного лежала серебряная пыль.

Кот осторожно приблизился к пятну и принюхался.

– Он мертв, – через секунду важно выдал он. – Это я официально заявляю.

– Спасибо, сама я бы ни за что не догадалась, – хмыкнула, падая в кресло рядом. Руки еще немного подрагивали.

– Кто мертв? – раздался голос из-за дверей.

Повернула голову и встретилась с улыбающейся физиономией Тангиаша.

– Да тут… – Я махнула рукой на пятно, вокруг которого важно выхаживал кот. С таким видом, будто он великий воин и только что победил дракона.

– Мы тут скорпиона убили, – бросил он, лениво взглянув на колдуна.

Но тот, конечно, ничего не услышал.

Впрочем, старик прищурился и сам все понял. Быстро шагнул к месту на ковре, где уже исчезали последние следы серебристой пыли.

– Очень интересно, – произнес он, и уголки его губ приподнялись.

– Что именно? Неужели это был хороший скорпион? – не поняла я, вглядываясь в его довольное лицо.

– Ну как сказать, – покачал головой Тангиаш. – Скорпион, конечно, очень неплохой. Судя по скорости исчезновения останков, магия высшего уровня. Блестящая работа! А тебя определенно пытались убить. Причем весьма изощренным способом!

Тангиаш повернул ко мне голову и улыбнулся так, как будто ему ведро малины кто подарил.

– И что же тут веселого? – возмутилась я.

– Стоит признать, для тебя тут нет совсем ничего веселого, – кивнул он. – А мне вот весьма любопытно! Судя по всему, кому-то из твоих соперниц по отбору очень не понравилось, что количество конкурсанток увеличилось. Остается узнать кому. Ведь такой уровень силы встречается не так часто, особенно среди молоденьких девушек. И эта таинственная особа могла бы стать прекрасной королевой. С такой качественной магией холода я бы даже рекомендовал ее королю, если бы не был заинтересован в обратном!

Он тихо захихикал.

– Кажется, кому-то магия холода мозги-то поотморозила, – презрительно бросил кот.

– Не то слово, – ответила я, не сводя оторопевшего взгляда с колдуна. Впрочем, тот, как всегда, ничего не понял.

– Нужно как-то найти нахалку, – добавила, переключаясь на важный вопрос. – Мне бы не хотелось однажды утром обнаружить у себя в кровати очередного скорпиона или ледяную змею.

– Несомненно, – кивнул колдун, – я доложу об этом инциденте. Виновник в любом случае должен быть наказан. Заодно избавимся от опасной соперницы.

Тангиаш потер ладошки, словно был невероятно доволен происходящим. Я только покачала головой.

– Так что насчет завтрашнего испытания? Вы что-нибудь придумали?

Колдун вздохнул.

– Честно говоря, нет. Все, что мне приходило в голову, я отмел как не самое удачное решение. Вот, например, можно было бы временно впрыснуть тебе в костный мозг немного ледяной плазмы…

Увидев мой недоуменный взгляд, он пояснил:

– Ну, это субстанция, которая может быть преобразована в любое заклинание. Можно даже сказать, что это жидкая магия. Но потом я понял, что такой опыт, скорее всего, убьет тебя. Ведь ты не принадлежишь народу Ледяной звезды. В тебе нет искры Чарис. Потом я предположил, что можно ограничиться костями рук, наложив на мышечные ткани заклятие частичного анабиоза. Но тогда, скорее всего, после снятия этого заклятия ты лишилась бы рук…

– А попроще ничего нет? – Я приподняла бровь. – Какого-нибудь волшебного колечка, с помощью которого я взмахну ладошками и наколдую шели Лианаре поросячий хвост, например?

Колдун недоуменно захлопал глазами. Выцветшие бледные реснички стали похожи на крылья ночной моли.

– Но ведь такой артефакт сразу станет заметен. От него будет идти яркое синее свечение.

– А, ну конечно, как же это я не подумала, – выдохнула разочарованно. – Значит, вы ничего не придумали, правильно? И, выходит, по-вашему, завтра я должна навсегда превратиться в кота?

Углы губ Тангиаша поползли вверх. Это уже начинало раздражать.

– Честно говоря, я надеялся, что твое чувство самосохранения поможет нам решить эту проблему. Или да, ты станешь котом, а мне придется считать этот опыт неудачным.

Он развел руками с таким видом, будто ни в чем не виноват.

– Ты знаешь, – донесся снизу голос Жака, – я тебе не говорил, но вообще-то мне тоже не слишком хотелось бы чувствовать тебя в своей голове. Надеюсь, ты что-то придумала, потому что на этого старого пня надежды нет.

– Ну так что? – спросили одновременно кот и колдун, направив на меня два напряженных взгляда. Желтый и голубой. Как будто это их жизнь висела на волоске. Хотя кота еще понять можно.

Я глубоко вздохнула. Честно говоря, на следующий вопрос я и сама боялась услышать отрицательный ответ. Потому что в этом раскладе шансов у меня не оставалось:

– Скажите, Тангиаш, а у вас есть сода?..

Глава 6. Испытание магией

Правило внимания – это одно из тех правил, которое должно поддерживаться постоянно. Недостаточно один раз заинтересовать мужчину, он должен все время находиться под воздействием некой интриги. Игры или того же спора. Тогда в нем просыпается азарт, врожденное желание хищника выйти на охоту.

Поэтому сегодня утром я готовилась к выходу особенно тщательно. Да, день моего первого испытания для невест настал. Я проснулась ни свет ни заря, чувствуя себя не так свежо, как хотелось бы. Еще бы, полночи пробегать по комнате в теле Жака, изучая каждый пыльный угол. Оказывается, у котов в это время что-то вроде бессонницы. Они жаждут прыгать по стенам и ловить мышей. Слава богу, в наших комнатах мышей не было, и уже к первому часу ночи я дрыхла без задних ног рядом с собственным отключившимся телом.

Мне повезло, что в такую рань большинство конкурсанток, видимо, еще спали. Потому что в общей умывальне царила блаженная тишина. Я спокойно приняла душ и вымыла свои новые снежно-белые локоны. Льющиеся с потолка струи, конечно, вызывали некоторые вопросы, но я сделала вывод, что прямо над ванной комнатой в этом дворце расположено помещение с баками чистой воды. Потому что магией здесь и не пахло.

На выходе не повезло столкнуться с шели Лианарой. Я внимательно посмотрела ей в глаза, стараясь заметить хоть каплю изумления, которое выдало бы нахалку с головой. Выдало бы убийцу.

Но девушка выглядела точно так же, как и вчера. Надменно, высокомерно и презрительно. Только где-то глубоко на дне льдисто-голубых глаз с синей каймой плескалась незнакомая ярость.

Лианара ничего не сказала. Просто отвернулась и прошла мимо. Тем лучше. У меня совсем не было времени на скандалы.

У себя в комнате я проверила подготовленное с вечера платье, еще раз оценив достаточно глубокое декольте. Наряд из темно-зеленого шелка, расшитого белым золотом, прекрасно сочетался с цветом моих глаз. Кроме того, эффектный вырез, демонстрирующий не слишком много, но и не слишком мало, должен был сыграть свою роль.

Более-менее приличную прическу мне вряд ли удалось бы соорудить самостоятельно. А королевским камеристкам я строго запретила появляться сегодня у меня в комнатах, чтобы помочь. Собиралась справиться со всем сама. А все потому, что мне не нужны были лишние глаза и уши. Ведь на столе прямо перед зеркалом стояли простые, но крайне необходимые ингредиенты для сегодняшней «магии».

 

К моему счастью, вчера вечером на вопрос «Есть ли у вас сода?» Тангиаш ответил положительно. А значит, моя скромная задумка должна была получиться. Сода – невероятно простой ингредиент для моего мира, но, как оказалось, на Дэлире она довольно редка. Спасибо, что вообще есть! Здесь ее добывают из подземных минеральных озер, и стоимость этого чуда зашкаливает.

Колдун долго и с интересом выспрашивал меня о том, что я собираюсь делать с этим порошком, но я сохраняла интригу, одновременно требуя остальные ингредиенты, достать которые уже не было особых проблем.

Когда подошло назначенное время, я осторожно разложила все по мешочкам, положила в аккуратную сумочку под цвет платья и вышла из покоев вместе со слугой, пришедшим проводить меня до места назначения.

Другие девушки тоже выходили из своих комнат в сопровождении слуг. Все конкурсантки выглядели просто ослепительно. Но особенно очевидным это стало позже, когда мы очутились на свежем воздухе в огромной оранжерее.

В первый момент я не могла поверить своим глазам. Под огромным стеклянным куполом раскинулись настоящие заросли растений. Плодовые деревья сверкали всеми красками, и на каждом висели спелые фрукты. В промежутках между ними росли ягодные кусты. И это в то время, когда за куполом валит тяжелый мокрый снег и метет вьюга!

Мы прошли глубже, останавливаясь посреди широкой площадки, выложенной фигурной разноцветной галькой. Вдали, в самом конце декоративной тропинки, стоял Роксар. Он широко улыбался, сцепив руки за спиной. А с двух сторон от него расположились придворные, которые, очевидно, должны были наблюдать за чистотой испытания. Там же находился и Тангиаш. Он бросал на меня многозначительные любопытствующие взгляды и улыбался.

Увидев короля, я вздрогнула. Сегодня он выглядел еще более внушительно, чем при первой нашей встрече, хотя одежды на нем было значительно меньше. В глаза бросалась раскрытая на груди тонкая рубашка, широкие кожаные напульсники, надетые поверх рукавов, и цепи из белого золота с черными деревянными бусинами – на шее. Волосы Роксара оказались забраны в расслабленный фривольный хвост, из которого лениво выбивалась одна прядь.

Его величество повернул голову и посмотрел на меня. Синие глаза, изнутри сверкающие лунным серебром, вспыхнули мрачной иронией. На губах мелькнула и тут же исчезла едва уловимая улыбка.

Меня бросило в жар. Щеки мгновенно покраснели. Удивительное дело! Наверняка это побочная реакция вселения в кота.

– Дорогие конкурсантки! – раздался голос со стороны, и вперед вышел невысокий пухлый мужчина. – Мы рады приветствовать вас на втором испытании отбора невест его снежного величества короля Роксара Ариандэла!

Очевидно, это был распорядитель.

Девушки зашушукались и заулыбались. Кое-кто даже гордо приподнял подбородок. И почти все поголовно бросали на Роксара влюбленные взгляды.

Король тем временем подошел поближе, одаривая конкурсанток благосклонной, немного ленивой улыбкой, от которой бедняжки еще сильнее млели.

В этот момент я осознала свой первый прокол.

Роксар подошел к линии конкурсанток и начал медленно двигаться вдоль нее, приветствуя девушек. Взгляды дам мгновенно становились томными, а сами они поворачивались к королю всеми своими обнаженными частями тел. Будь то плечи, вырез на бедре или глубокое декольте. Невероятно глубокое декольте!

О чем я думала, когда выбирала свое платье?!

Нервно покусав губы, я закрыла глаза. Ну, естественно, все девушки из отбора хотят привлечь его величество своими бюстами! Как я могла не учесть этот момент? И теперь мой собственный наряд с узким, но глубоким вырезом смотрится просто частью грудастой массовки!

Я вздохнула. Ну ничего. Придется просто взять на заметку этот пункт. Главное – не нервничать…

Роксар поравнялся со мной, окинув самоуверенным взглядом мое так некстати покрасневшее лицо. Темная бровь дерзко приподнялась.

– Доброго дня, ваше величество, – вдруг проговорила я, не сводя взгляда с мужчины и явно нарушая этикет. Все остальные мадамы просто культурно кланялись. – Как ваше настроение?

Похоже, на несколько секунд Роксар потерял дар речи. Но почти сразу уголки губ поползли вверх.

– Благодарю, шели… как вас там… Простите, забыл.

– Марильяна, – еще сильнее краснея, ответила я.

В этот момент краем глаза я заметила, как вспыхивают сбоку злые женские ухмылки. Кажется, кто-то был очень рад, что меня «поставили на место».

– Благодарю, Марильяна, – улыбнулся король, но улыбка вышла довольно высокомерной. – Самое время, чтобы начать влюбляться. Вы уже готовы поразить меня в самое сердце?

Похоже, он продолжал издеваться надо мной. За чертой ослепительно синих глаз скрывалась явная насмешка.

Но меня не так-то просто сбить с толку. Я приподняла подбородок, бросив на Роксара игривый взгляд.

– Я собираюсь поражать вас не магией, ваше величество.

– Правда? А чем же? – удивленно приподнял бровь мужчина.

Я выдержала короткую паузу, прежде чем ответить тихо:

– Заинтригованы?..

Роксар слегка прищурился, ничего не отвечая. А через секунду ухмыльнулся и, кивнув, пошел дальше. В конце линии с конкурсантками он шлепнул по заднице самую последнюю участницу, послав ей многозначительный горячий взгляд, и отошел в сторону. А распорядитель смог продолжить свою речь.

– По-моему, наш король – знатный бабник, – бросил кот, ошиваясь возле моей юбки.

Все время, что я шла по коридорам дворца, Жак плелся следом, как послушная тень.

– Похоже на то, – ответила я, неожиданно ощутив, как неприятно кольнуло в груди. – Впрочем, мне все равно. Главное – победить в конкурсе и отправиться восвояси. Чтобы не занимать в твоей голове и так довольно тесную жилплощадь.

Жак повернулся, совсем по-человечески сощурив глаза.

– Тесную? Ты на что намекаешь?

Я усмехнулась.

– Ты с кем там разговариваешь? – раздался неприятный голос слева.

Оказалось, через одну девушку от меня стояла Лианара. На ней сегодня было иссиня-белое платье, усеянное тысячами маленьких стекляшек-бусинок. Снежные локоны красиво завились в кольца и обрамляли узкое благородное лицо, искаженное сейчас противной гримасой неприязни. Вот зачем бог или богиня, кто тут у них главный, наградили засранку такой шикарной внешностью, но таким ужасным характером?

– Сама с собой? – продолжала эта язва. – Я так и подумала. Кто еще с тобой разговаривать будет?

– Лианара, что ты ко мне прицепилась? – спокойно спросила я. – Боишься, что королева из тебя получится хиленькая? Так тут уж ничего не поделаешь.

– У деревенщины оказался длинный язык? – Она приподняла тонкую бровь.

Но тут за меня неожиданно вступилась девушка, что стояла между нами.

– Лианара, отстань. Ты кого хочешь доведешь.

Я внимательнее посмотрела на мою защитницу. Белые волосы с легким золотистым оттенком. Брови и ресницы того же цвета. На лице заметен намек на румянец. Эта девушка не слишком отличалась от остальных, но легкая желтизна в совокупности с другими чертами делали ее немного похожей на желтоватого альбиноса. Впрочем, мягкая улыбка и добрый блеск в глазах преображали незнакомку, превращая в настоящую красавицу.

– Еще одна курица… – фыркнула грубиянка и отвернулась.

Защитница пожала плечами, поправляя вырез сливочно-кремового платья так, словно ничего не произошло.

– Меня зовут Диальяна, – улыбнулась она. – Можно просто Диа.

– А меня Мари… льяна, – ответила я, обнаруживая похожие окончания у имен. – Можно просто Мари.

Диа кивнула, направляя взгляд на распорядителя, который уже начал рассказывать, что от нас будет требоваться.

– Не обращай внимания на Лианару. Она уже мнит себя королевой. Думает, что принадлежность к королевскому роду делает ее уникальной.

– Принадлежность к роду?

– Конечно! Разве ты не знаешь, что Лианара – троюродная сестра Роксара? Побочная королевская ветвь.

– Сестра, значит… – протянула я. – Но разве это увеличивает ее шансы? Я думала, нужно просто пройти все испытания.

– И понравиться королю, – улыбнулась Диа. – Лианара думает, что последний пункт удастся ей лучше всего.

– Какая самоуверенность, – хмыкнула я. Хотя настроения эта новость мне не улучшила.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru