Ты и Я

Рон Полборн
Ты и Я

6. «Гордыня»

«Право не дают, право берут как

осознания своей ответственности,

основанной на оценке собственных

возможностей».

П.Сэлфинг

«Очевидность» – как голова Медузы:

всякий, глядя на нее, духовно

обессиливает, превращается в камень,

безвольно подчиняется всем влияниям

извне».

Л.Шестов

Как часто первая встреча «отменяет» вторую только потому, что один из партнеров «по своему» оценил поведение потенциального партнера и сделал вывод, вывод основанный только на впечатлении о поведении, манере держаться, на каких-то внешних особенностях поведения. Человек не понравился и все … и вот уже второй встречи нет и нет того, что могло бы быть. «Не гордись, но бойся». (ап. Павел, к римлянам, 11.30)

Комментарий

Возможно, что залогом успеха взаимодействия с партнером является умение распознавать его действительные состояния за теми поведенческими масками, к которым он прибегает для обеспечения собственной безопасности. Очень часто эти маски воспринимаются как вполне естественное, искреннее поведение человека, отражающее его внутреннее состояние и отношения с окружающим его миром. Подобное заблуждение неизбежно завершается неудачей взаимодействия с партнером, так как на каком то этапе маска перестает быть необходимой или человек уже не может ее демонстрировать, а его действительные состояния оказываются настолько шокирующими, что взаимодействие становится невозможным.

Но взаимодействие невозможно или крайне затруднено и в том случае если маска, предложенная потенциальным партнером, с первой встречи не вызывает никаких симпатий. Более того, она может быть настолько отталкивающей, что встреча завершается очень быстро и, конечно, она не имеет никакого продолжения. Очень часто это маска гордыни, весьма своеобразного поведения человека, который одни своим видом, манерами поведения отпугивает от себя, уничтожая само желание не только сотрудничать, но даже вступать в контакт.

Природу истины мы знаем —

И убежденья, упованья

Мы редко даже вспоминаем,

Как пошлое негодованье.

Игрой нас мысль очаровала,

Мысль, наша легкая гордыня.

Она все билась, восставала

И на себя встает доныне.

Себя поглотит и возникнет

Опять из собственной утробы.

И кто к ее игре привыкнет,

В том исчезают жизни злобы.

Он холоден и чужд душою

Порывам, юношеским спорам.

Но жизнь красою не чужою

Открыта скрытным, ясным взорам

И.Коневской

Именно особенности первой встречи чаще всего являются причиной того особого поведения человека, которое принято называть поведением «гордеца». Многие, сталкиваясь с таким поведением, очень быстро делают вывод о том, что с этим человеком неприятно общаться и потому лучше сразу же прекратить знакомство. Это двойная ошибка. Во-первых, такое поведение почти всегда связано не с гордостью, не с пониманием собственной значимости, а, наоборот, с весьма неточной самооценкой. Поэтому не следует поддаваться быстро развивающимся отрицательным эмоциям и делать поспешный вывод. Рациональнее попытаться разобраться, с чем связаны такие особенности поведения партнера.

Во-вторых, как показывает практика, партнеры с такими особенностями поведения почти всегда легко управляемы и при правильно организованном взаимодействии эти особенности быстро исчезают и затем почти никак не проявляются. Потерять такого партнера из-за первой эмоциональной реакции крайне непрактично.

60. не отказывайтесь от продолжения контакта с человеком, чье поведение на первой встрече создает впечатление «гордыни».

Обычно считается, что гордыня связана с завышением, преувеличением человеком значимости достигнутых им результатов, своего положения в обществе, той оценки, которую ему дает его социальное окружение. Но в действительности это и не гордость, и не гордыня. Это завышенная самооценка, которая, впрочем, на поведенческом уровне может восприниматься как гордость своими результатами. Однако это всего лишь поведенческий уровень. Стоит всего лишь вместе с человеком проанализировать его результаты, и самооценка, и гордость быстро разрушатся, причем человек окажется в полной растерянности от объективности. Действительно значительные результаты, достигнутые собственными усилиями, как правило, вызывают стремление к новым свершениям.

Столь же часто гордыня встречается в поведении человека как результат, напротив, весьма критической оценки собственных возможностей. Человек боится реальной оценки своих результатов другими, пытается скрыть эти результаты и свое действительное отношение к ним за маской неприступности, высокой самооценки, нарочитой демонстрации своей особенности. Но оказывается, что «проникнув» за эту всего лишь поведенческую маску, можно увидеть болезненно ранимого человека, который все свои силы направляет на то, чтобы скрыть свое подлинное «Я».

61. «гордыня» почти всегда есть результат неверной самооценки человеком самого себя и свои результатов.

Но для большинства бывает вполне достаточно поведенческого проявления гордыни для того, чтобы отказаться от продолжения взаимодействия. Они, впрочем, вполне справедливо считают для себя неприятным сотрудничать с такими людьми вне зависимости от причин подобного поведения, и потому взаимодействие с ними прекращается так по сути дела и не начавшись. Однако в ряде ситуаций человек считает для себя невозможным игнорировать такое взаимодействие, объясняя это реальной необходимостью, хотя в действительности человек почти всегда волен выбирать с кем ему взаимодействовать. Никто и ничто не может заставить человека взаимодействовать с другим. Даже так называемая рабочая, деловая необходимость в действительности предоставляет полную свободу выбора – можно ограничить отношения с партнером периодическими контактами для решения конкретных частных вопросов или, в крайнем случае, сотрудничеством, содержанием которого опять же будут совместные действия ограниченного масштаба и направленности.

Реальная проблема состоит не в том, взаимодействовать с «гордым» человеком или нет. Проблема в том, сможет или не сможет, захочет или не захочет человек преодолеть собственное неприятие поведения другого, заставит ли он себя преодолеть собственную гордыню, отбросить рассуждения типа «а почему я…», «с какой стати я должен пойти на уступки…», «почему я должен забыть о своей гордости…» и т.п. Именно собственные амбиции мешают человеку взаимодействовать с тем, кого он обвиняет в гордыне.

Преодолев собственное сопротивление и вступив во взаимодействие с партнером, человек довольно скоро понимает, что неприятные элементы взаимодействия с ним на самом деле были чисто внешними и практически незначимыми, они перестают замечаться, да и сам «гордый» человек при умелом «обращении» с ним, «снимает» маску и оказывается весьма просто управляем. Преодолеть чужую поведенческую «гордыню» достаточно просто. Но потом, при становлении взаимодействия с таким человеком, почти наверняка возникнут те самые проблемы, которые на первой встрече, казалось бы, удалось преодолеть. Это связано с тем, что обычно гордый человек –

легко раним;

– уязвим даже вполне несущественными замечаниями в свой адрес;

– мнителен и склонен относить на свой счет высказывания и действия, которые на самом деле вовсе к нему не были обращены;

– ему трудно, а чаще всего невозможно, изменить свое отношение к другому, если это отношение уже сложилось и хоть когда-то было им проявлено в тех или иных действиях и т.п.

Подобная, порой болезненная, сверхчувствительность партнера, лишает взаимодействие с ним легкости и непринужденности и вынуждает все время быть особенно внимательным и следить за своими словами и поступками.

62. отказ от взаимодействия с «гордецом» на самом деле связан не с особенностями его поведения, а с собственной гордыней, нежеланием «отбросить» собственные амбиции, что воспринимается человеком как уступка, «потеря лица» и т.п.

63. но даже если удается преодолеть собственную гордыню и завоевать доверие гордеца, становление взаимодействия с ним будет постоянно «наталкиваться» на фундаментальные проблемы его поведения.

Но особенно трудно проводить с такими людьми первую встречу, так как приступить к решению основной задачи – сформировать у потенциального партнера заинтересованность и зависимость – можно только после определения действующих причин его поведения. Трудности связаны и с тем, как «пробиться» через эту гордыню, как не допустить срыва встречи неосторожным замечанием, неверной реакцией и т.п. И одним из часто применяемых методов проведения первой встречи является «подыгрывание» такому человеку, когда принимаются все предлагаемые им правила игры и приходится порой демонстративно согласиться с теми основаниями, на которых «выстроена» эта гордыня. Только после того, как человек убедится в том, что его партнер признал его «право на гордость», т.е. согласился с тем, что есть то, чем можно гордиться, он может позволить себе хоть немного «открыться». Это явится не только критерием успеха взаимодействия, но и сигналом для начала более активных действий по развитию этого взаимодействия.

Однако подобная тактика «работает» только в начале формирования взаимодействия. Дело в том, что только на основе «уважения» гордыни партнера, «должной оценке» того, чем он гордится, невозможно построить равноправное, а, следовательно, долговременное и эффективное взаимодействие. В первую очередь этого не позволит сам партнер, потому что его особенностью является не только признание его права гордится своими достижениями и тем более не постоянное подчеркивание своего приниженного положения, а откровенная демонстрация своей собственной гордыни.

 

Это отнюдь не означает пренебрежительного отношения к партнеру, отказ от признания его значимости, игнорирование всего того, чем он гордится и т.п. Такой человек принимает себе в партнеры только того, кого он считает себе равным, т.е. тогда, когда он признает, что партнеру также есть, чем гордится, что он также заслуживает право на уважение. Это как раз тот случай, когда «больной понимает только того, кто болен той же болезнью».

Конечно, возможен и иной тактический сценарий, когда партнер полностью и искренне «примиряется» с гордыней другого и встает в подчиненную, униженную позицию «второго». На каких то этапах такое взаимодействие может быть вполне эффективным, но в совокупности оно будет приносить значительно меньшие результаты, чем взаимодействие основанное на равенстве партнеров. Более того, заведомо приниженное положение одного из партнеров связано с постоянными его «восстаниями», которые могут носить самый различный характер. (см. глава 3).

Действительно эффективным подобное взаимодействие может быть только тогда, когда партнер добровольно взявший на себя роль второго, использует сложившееся положение для управления взаимодействием. Возможность такой тактика определена особенностями поведения гордеца, который буквально предоставляет себя для управления если соблюдаются приемлемые для него условия взаимодействия. (см. гл.2)

Итак –

64. гордыня может служить идеальным основанием для установления эффективных и долговременных партнерских отношений.

65. не следует подчиняться гордыне человека, это вызовет у него только пренебрежение к партнеру. Его гордыне надо противопоставить свою гордости, доказать, что он ха то, что он сможет принять в качестве альтернативы своей гордости и тем самым он признает вас равным себе.

Однако, прежде всего, следует убедиться, что поведение будущего партнера действительно есть результат его гордыни. Дело в том, что ряд поведенческих особенностей весьма часто воспринимается именно как гордыня, хотя на самом деле к ней никакого отношения не имеет. Они связаны с особенностями человека, его интересами, увлеченностью своим делом и т.п. Замкнутость, сосредоточенность на каких-то проблемах, невнимательность и т.п. вовсе не признаки гордыни. Это могут быть особенности поведения, результаты специфики профессии и т.п., и относить это к гордыне не просто ошибочно, но и чревато неверной тактикой проведения первой встречи. Для того, чтобы избежать возможных ошибок следует –

– не делать никаких, даже предварительных, выводов о человеке,

– при вступлении в контакт с человеком не спешить с оценками его поведения;

– избегать использования шаблонов, стандартов в интерпретации его слов и поступков,

– основное внимание сосредоточить на сборе информации о партнере по встрече, проведении проверочных, тестирующих действий, осуществлении проверки и перепроверки собственных наблюдений и т.п.

– после окончания встречи и при наличии, казалось бы, неопровержимых доказательств гордыни партнера заставить себя усомнится в их истинности и попытаться сформулировать те вопросы, по которым нужно собрать дополнительную информацию.

Особенное значение имеет и анализ собственного поведения, которое может вызвать у партнера ответную реакцию весьма похожую на поведение гордеца. Но это будет ответная реакция, не более и потому основывать свои выводы на такой информации также ошибочно. Причем такая ошибка встречается довольно часто, так как очень многие элементы поведения могут восприниматься окружающими как поведение чересчур гордого человека. То, что человеку кажется вполне нормальным и естественным, сторонний наблюдатель может отнести к проявлениям гордыни.

При этом возникает двойная проблема. Первое. Достаточно сложно увидеть свое поведение со стороны, тем более, если это поведение искреннее и доброжелательное. Трудно избежать ошибок и неверных реакций на первой встрече, когда по реакции нового знакомого нельзя определить, как воспринимают те или иные действия. Второе. Ответные действия незнакомого или малознакомого человека весьма непросто понять, определить по ним, как он воспринимает ситуацию, что считает для себя позитивным, а что нет. Особая сложность первой встречи состоит в том, что все непонятное в поведении партнер с большей легкостью отнесет именно к гордыне, даже не пытаясь более тщательно проанализировать все происходящее. Принятые им решения уже не будут особенностями его поведения, а всего лишь его ответом, реакцией. В этой ситуации возможна тройная ошибка (truble mestake), когда не верное понимание поведения приводит к неадекватному поведению партнера, что соответственно вызывает странную в данной ситуации реакцию. Все это чрезвычайно запутывает понимание партнерами поведения друг друга на первой встрече, что может все более усложняться, так как все новые действия совершаемые на основе неверных выводов «закручивают» спираль ситуации.

Итак –

66. весьма просто ошибиться при определении «гордого» поведения, так как одни и те же действия могут указывать на различные особенности человека.

67. своеобразие первой встречи как раз и состоит в том, что по ее результатам нельзя сделать однозначного вывода о том, насколько поведение партнера было проявлением его гордыни.

68. особую сложность представляет определение того, как воспринимается поведение партнером и оценивает ли он его как поведение гордого человека. Это тем более сложно, если ваше поведение было искренним и доброжелательным.

7. Движение к утрачиваемому

«Человек уносит с собой в смерть лишь то,

от обладания чего он добровольно

отказался при жизни».

В. де Лиль-Адан

«Мой беспрестанно занятый ум все время

побуждает меня искать знаний, которые

могли бы послужить основанием для моих

надежд».

Стендаль

Странно, но человек движется к тому, кто у него что-то отнимает, с тем большим упорством и последовательностью, чем более значимо то, что отнимается, чего, как ему кажется, он лишается. Это засасывает человека, как воронка.

Комментарий

Одна из особенностей взаимодействия «Ты и Я» состоит в том, что оба партнера все больше и больше объединяются тем, что вкладывают в это взаимодействие. Порой может показаться, что их объединяют не взаимоотношения, а тот вклад, который каждый из них внес в эти отношения. И действительно, между двумя образуется нечто «третье», то, что они сами создают и то, что на каком-то этапе развития этого «третьего», становится уже настолько самостоятельно и автономно от них обеих, что начинает жить как бы само по себе, причем не просто жить, а управлять этими двумя, теми, кто и создал это нечто «третье».

Возникает действительно парадоксальная ситуация. Два человека встретились и начали формировать взаимодействие, которое, всего лишь, должно было стать средством решения их личных, индивидуальных задач. Они и не предполагали тогда на первой встрече, что весьма скоро станут зависимыми от того, что сами сформировали. И это никого не устраивает, и в качестве ответной реакции с развитием взаимодействия начинается взаимное движение партнеров к утрачиваемому, к тому, что они добровольно отдают, вкладывая в формирующееся взаимодействие. Причем чем больше они вкладывают и тем самым утрачивают, тем больше они дорожат этим и тем больше они к этому стремятся тем сильнее стремятся сохранить.

Таким образом, взаимодействие постепенно становится самоценностью, которая приобретает самодавлеющую силу над своими участниками. Этот закономерный процесс почти никогда не осознается в начале взаимодействия и тем более на первой встрече, не осознается даже теми, кто знает о нем, о неизбежности будущих изменений, кто уже неоднократно переживал это.

Наиболее наглядно весь этот процесс можно наблюдать на примере необходимого для партнеров обмена информацией о себе, своих взглядах, намерениях и т.п. передаваемая партнеру информация как бы утрачивается, но в то же время остается со своим хозяином. Этот процесс обмена информацией начинается на первой встрече и закладывает основы утрачиваемого, передаваемого в единый фонд взаимодействия. Если партнеры достаточны искренни и заинтересованы во взаимодействии, то уже после первой встрече практически невозможно определить, кто является автором тех планов, идей, предложений, которые были рассмотрены в ходе беседы. Все это стало общим, единым для партнеров.

Но вклад в становление взаимодействия каждого не ограничивается только информацией. Есть не менее, а в ряде случаев и более, значимые вещи, такие, например, как надежды, планы, эмоции и т.п. партнеров, которые они также вносят в начинающееся взаимодействие и которые выступают реальной основой его формирования.

То движение к утрачиваемому, которое начинает на первой встрече, обусловлено и тем, что партнеры вкладывают во взаимодействие зачастую лучшие свои идеи, надежды и представления. Они не могут вложить во взаимодействие ничего иного, кроме самих себя. Причем нельзя вложить «что попало», что неясно самому себе, что не понято и не прочувствовано. Тем дороже для каждого его вклад, тем сложнее расстаться с этим, как бы лишив себя права на единоличное владение.

Кажется, что человек не лишается этого, и это действительно так. Все вложенное вроде бы остается, но в то же время это становится уже общим для двоих, ведь партнер не только услышал и воспринял, но и сделал своим, ведь только при этом условии можно говорить о подлинном взаимодействии.

Если опять же обратиться к обмену информацией, то становится понятным это движение к утрачиваемому, так как всякая информация может быть использована против ее хозяина, и уже по этому каждый опасается утечки переданной информации, хочет ее вернуть и сделать только своей собственностью. Но обмен произошел, и вернуться к прошлому состоянию невозможно.

Существующий в основе взаимодействия обмен ценностями в конечном итоге призван сформировать не прост некий «единый банк» ценностей, в котором механически соединено то, что партнеры внесли для общего «пользования», а новое качественное образование, призванное регулировать взаимодействие, те правила, которым добровольно должны подчиняться оба партнера. Именно поэтому это уже не принадлежность одного из партнеров и именно поэтому возвратить что-то уже никак нельзя. Эта вновь созданная, уникальная система не принадлежит никому и не имеет никакой ценности в отсутствии кого-то из двоих.

И все же понимая это партнеры не оставляют своего стремления возвратить утраченное и потому, что боятся, и потому, что сожалеют об утраченном, и потому, что хотят восстановить свою собственность и т.п. Движение к утрачиваемому в этом смысле есть постоянное обращение не к самому себе, а к тому единству, которое формируется между партнерами. Именно этим объясняется, например то, что на этапе своего максимального развития ни один из партнеров не может самостоятельно принять какое-то значимое для обоих решение. Для этого ему нужно посоветоваться с партнером и узнать насколько для него приемлем тот или иной вариант решения.

В этом процессе передачи в общую собственность парадоксально все и в том числе ощущение собственности, которая вроде бы и осталась за хозяином, но в то же время и уже ему не принадлежит. Если на первой встрече это ощущение еще выражено в максимальной степени, то затем оно все более и более «размывается». Поделится с партнером мечтами, планами, идеями и т.п., бывает и приятно и необходимо, но затем возникает ощущение пустоты, когда оказывается, что все передано уже принадлежит обеим. И потому после первой встречи может доминировать страх за переданную информацию, неудовлетворенность собой за то, что не выдержал и проговорился, стремление придумать нечто такое, что позволит обезопасится и т.п., то затем в процессе становления взаимодействия эти ощущения не пропадая дополняются новым содержанием – пониманием невозможности все вернуть и отсутствия реальной возможности управлять всем переданным.

Не помогает и то, что достигнутый результат принятого решения также распределяется поровну, на двоих (впрочем, точно также делится и ответственность за неверное решение). Ощущение утраты остается на всем периоде взаимодействия. И если во взаимодействии «Ты и Я» начинается разлад, то он, прежде всего, проявляется в том, что партнеры начинают «делить», «подсчитывать» что и кто вложил во взаимодействие, а затем в разделении ответственности или несправедливом разделении достижения, когда один говорит другому «Это ты принял решение и потому виноват ты» или же «Решение принял я и это моя заслуга». В гармоничном взаимодействии происходит наоборот, каждый винит себя за неудачу, забывая о том, что решение принято совместно, и уверяет, что заслуга успеха полностью относится к действиям другого, также забывая и совершенно искренне о том, что решение принималось обеими на равных основаниях, и каждый совершал свои, необходимые для обоих действия.

 

Но переданное воспринимается как утраченное и каждый считает, что передал в общее пользование самое ценное, чем он обладает на данный момент. И у него ничего не остается своего, того, чем он гордился, что составляло его сущность. «Слабость человека в его постоянном переживании необратимости явлений его жизни». (П.Сэлфинг)

Это является единой закономерностью формирования различных разновидностей взаимодействия двух людей. Все остальное представляет собой лишь тот или иной вариант совместной деятельности партнеров, что, впрочем, также может быть достаточно эффективным, долговременным и удовлетворяющим каждого из партнеров.

Даже если взять взаимодействие деловых партнеров основное, казалось бы, только на взаимном экономическом интересе, то оказывается, что критерием подлинности этого взаимодействия, а, следовательно, его надежности, искренности и т.п., является совместный вклад в это взаимодействие тех ценностей, которые составляют их суть как деловых людей. При взаимодействии на деловой основе партнеры не ждут друг от друга внесения во взаимодействие каких-либо интимных подробностей их личной жизни. Однако, они все равно вносят во взаимодействие такие свои ценности как отношение к делу, надежность, преданность, последовательность и т.п., т.е. все то, что характеризует их как бизнесменов.

Главная причина взаимного обмена заключается даже не в желании поделиться с другим своим сокровенным, стремление быть понятым, «услышанным», необходимость создать основу для взаимного доверия. Именно этого жду партнеры друг от друга на первой встрече. без обмена ценностями, будь то информация, настроения, эмоции и т.п., первая встреча так ничем и не закончиться. Вернее результат конечно же будет, но это будет негативный результат. Для того что бы передать другому, по сути совершенно незнакомому человек что то весьма ценное надо преодолеть свое недоверие к нему, заранее согласиться на утрату этой ценности, изменить своему страху перед неопределенностью. Любой партнер оценит это и его вознаграждением будет ответное доверие.

Еще одной особенностью первой встречи как раз и является определение способности партнеров оказать друг другу такое доверие и передать в пользование что-то весьма ценное. Причем если у таких партнеров спросить, почему они доверяют друг другу, то ответ будет почти всегда одинаков и типичен: «Он мня доверил … Он всегда говорит то, что думает… Он порядочный человек…». Сами по себе эти объяснения по своей сути не несут почти никакой информации. Это общие фразы, но за ними можно угадать ощущение партнеров того, что они оба владеют чем-то таким, что позволяет действительно доверять друг другу. Такое состояние гарантировано как раз теми вложениями, которые сделали оба партнера во взаимодействие. Только с уничтожением этих вкладов пропадает доверие партнеров.

Кстати сказать, понимание этого, но все же вернее не понимание, а ощущение того, что с разрывом взаимодействия обязательно пропадут сделанные вклады, разрушится то единство, которое создано усилиями обоих партнеров, определяет стремление каждого партнера сохранять взаимодействие, уберечь его от проблем, и еще более «привязать» партнера. Особенно остро это ощущается тем партнером, который видит, как происходит постепенное, но неуклонное разрушение взаимодействие и как тот другой, которому так много было передано, постепенно отдаляется. Но всего это еще нет на первой встрече, и нет никаких признаков будущего развала взаимодействия и предстоящих разочарований.

Одна из наиболее значимых целей первой встречи состоит в том, чтобы определить какие «вклады» надо будет сделать, их одержание и размеры. Причем, естественно, партнеры почти никогда не думают об этом ни до встречи, ни во время ее проведения. Более того, когда они уже начинают делать эти вклады, они не осознают этого. Им просто хочется рассказать о себе партнеру по встрече, поделиться своими представлениями, взглядами и т.п. Это желание чаще всего возникает именно как реакция на первую встречу, на знакомство с новым человеком, который что-то говорит и в ему надо отвечать, следует заполнять паузу и удерживать нить разговора. В этом отношении более организованно проходит первая деловая встреча будущих партнеров, когда почти не возникает "пустот" в беседе, партнеры знают чего они хотят, что следует обсудить и т.п.

Но независимо от характера первой встречи партнеры определяют свои будущие вклады скорее интуитивно, методом проб и ошибок, постоянно предлагая друг другу ту или иную тему обсуждения и совпадение интереса к теме является для верным симптомом того, что именно в этой области и будет в дальнейшем происходить обмен наиболее значимыми вещами. В ряде случае, когда совместимость партнеров высока, они уже на первой встрече начинают делать свои вклады во взаимодействие, опять же интуитивно определив, что надо будет внести, как это затронет их будущее и, как не странно, но почти сразу понимают, что они могут отдать, а что никогда не смогут.

Этот феномен довольно трудно объяснить хотя бы потому, что сами партнеры этого не осознают, а скорее ощущают. Если их спросить об этом, они совершенно искренне заявят, что еще ничего не определили и даже не думали об этом.

«Но в ту минуту, когда она выговаривала эти слова, она чувствовала, что они несправедливы; она не только сомневалась в себе, она чувствовала волнение при мысли о Вронском и уезжала скорее, чем хотела, только для того, чтобы больше не встречаться с ним. … Не вспоминая ни своих, ни его слов, она чувством поняла, что этот минутный разговор страшно сблизил их; и она была испугана и счастлива этим. … Она думала о другом, она видела его и чувствовала, как ее сердце при этой мысли наполнялось волнением и преступной радостью. … _Поздно, поздно, уж поздно, – прошептала она с улыбкой. Она долго лежала неподвижно с открытыми глазами, блеск которых, ей казалось, она сама в темноте видела».

Л.Толстой

Однако, в действительности, осознают это будущие партнеры или нет, но первая встреча налагает четкие ограничения на вклады каждого партнера, которые впоследствии почти никогда не нарушаются. Вернее они могут быть нарушены при разрушении отношений, когда из-за не внесения во взаимодействие того, что партнер ожидает и на что надеется, и происходит разрыв между партнерами.

«Только их крики слышны…

Белые цапли невидимы

Утром на свежем снегу».

Тиё

Итак –

69. каждый из партнеров вносит во взаимодействие часть себя, причем ту часть, которая значима именно для данного взаимодействия с данным человеком,

70. на основе этих вкладов между партнерами и образуется то самое единство, которое не только сближает, «стягивает» партнеров, но и постепенно становится гарантией их взаимного доверия,

71. каждый партнер передает другому, в общее «владение» часть самого себя, что в совокупности образует новую своеобразную систему,

72. в процессе взаимодействия эта система и определяет действия партнеров,

73. это переданное ощущается каждым как нечто утраченное, уже не принадлежащее и потому вызывает противоположное желание возвратить, сделать только своим,

74. однако это уже невозможно, так как все что передано партнерами образует новое своеобразное и неделимое качество составляющее сущность взаимодействия,

75. именно ценность этой системы и обуславливает стремление каждого партнера, как можно дольше сохранять взаимодействие,

76. на первой встрече будущие партнеры практически сразу определяют те свои ценности, которые они представят друг другу для обмена, хотя и не осознают этого,

77. чем больше вы отдаете другому, тем дороже он вам становится, тем более вы дорожите отношениями с ним.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36 
Рейтинг@Mail.ru