Так становятся кобелями

Рина Макошь
Так становятся кобелями

Пока шли гудки, Олег открыл таблицу, присланную из отдела обратной связи с клиентами, где подробно описывались основные недочеты в нынешней политике кампании в одном столбце, варианты выхода из кризисных ситуаций и корректировки политики – во втором. А в третьем – стоимость и ссылки на сметы для решения каждого вопроса.

Очнулся Олег, когда через ухо, в мозг ворвался холодный механический голос с дежурным «вызываемый абонент…».

«Хорошо, что не сняла, а то опять бы была недовольна, что она говорит, а я весь в работе…» – где-то в затылочной части промелькнула робкая, почти незаметная мысль. Она боялась отвлечь своего обладателя от более важной МЫСЛИ о том, откуда взять деньги на формирование обновления приложения и когда все это окупится.

Олег поворачивал ключ в замке и наслаждался окончанием работы на сегодня. Правда, время уже клонилось к полуночи, но все же он ловил себя на мыслях о том, как же приятно поздно вечером, почти ночью, когда все уже ушли из офиса, последним закрыть дверь, выйти в теплую ночь и вдохнуть пьянящий аромат лета. Ехать по освещенному фонарями городу с открытыми окнами, включить музыку погромче и оставить всю рутину, все проблемы там, в офисе. Ехать и знать, что дома ждут. Даже если Арина уже спит, даже на ужин остатки вчерашней пиццы.

Колеса шуршали, успокаивая нервы. Каждый метр, разделявший Олега с работой вселял радость.

Он припарковался и увидел, что в окнах квартиры горит свет.

«Ждет, ждет моя девочка!» – улыбнулся своим мыслям Олег и вышел из машины. Грудь наполнил ночной, густой воздух.

Арина дома сидела над учебниками. Она встретила жениха в довольно мрачном расположении духа.

– Что-то не ладится по учебе? – поинтересовался Олег, жуя жесткую пиццу прямо над конспектами.

– Да не. Просто выучить надо много. Ты же знаешь, я не хочу платить за экзамен, этот последний в семестре. – Она усердно морщила лоб и надувала губы, отчего выглядела комично. – Ну вот что ты смеешься?

Жених поцеловал ее в макушку.

– Вот кончишь свой универ, сразу к себе возьму, – улыбался он. – Будешь мне экономику компании поднимать.

Олег поцеловал Арину в шею, скользнул руками по стройной талии и хотел было погладить ее бедра, но его оборвали.

– Прекрати! – Она резко отстранилась, странно выгнулась. – Я тут учиться пытаюсь! Не мешай, иди спать там или еще что.

Олег замер на месте. «Что за муха ее покусала?» – мелькнуло в голове. Арина метнула в его сторону гневный взгляд и уткнулась в книгу.

– Прости, это, наверно, действительно сложный предмет и важный экзамен. Не буду мешать.

С чувством, что его обманули, Олег пошел в спальню.

«Никогда Арина не тяготела к учебе, а тут проснулась в ней желание самой сдавать экзамены. Дурь какая-то…»

На следующий день в три часа после полудня Олег уехал из офиса. Небольшие неурядицы на работе в последнее время занимали слишком много места в его жизни, и хотелось позволить себе хотя бы на пару часов от них сбежать.

«Я справлюсь со всем этим, как всегда, как обычно, уже сегодня вечером. Но пока мне нужен легкий тайм-аут», – думал Олег на светофоре.

Хорошая, ударная, тяжелая тренировка с бо́льшим весом, чем всегда, – так чтобы потом руки и ноги отказывали – вот что ему нужно. Разгрузить голову и нагрузить тело. По крайней мере это всегда помогало.

В большинстве офисов обед заканчивался в два-три часа, а потому к половине четвертого, когда Олег пружинящей походкой зашел в тренажерку, там почти никого не было – только дежурный тренер да пара девушек на беговой дорожке.

Олег подошел к велотренажеру и начал разогрев. Мышцы сопротивлялись, лень тянула его назад, в раздевалку или хотя бы в хамам. Ну, и или просто в бассейне спокойно, без надрыва проплыть несколько раз туда-обратно. Но чем сильнее крутил он педали тренажера, чем тяжелее брал веса, тем тише звучал голосок лени и тем больше разливалось удовлетворение и спокойствие в мозгу. Да и в хамам можно и в бассейне проплыть – после того, как станет совсем невмоготу.

Силы кончились через час после усердного жима лежа, подъемов штанги и прочих увеселительных приемов тренажерного зала. Стали стягиваться люди, солнце перевалилось на закатную сторону неба и приобретало розово-багряные оттенки.

«Наверно, сегодня закат будет красивый. А я буду в офисе до ночи», – эти мысли пронеслись быстрее, чем Олег сам мог их отследить, но сожаления по поводу вечера на работе он не испытал, наоборот, даже какая-то радость от предстоящих побед наполнила его грудь. Да! Этого он и хотел.

Олег забросил на плечо полотенце, схватил свою бутылку воды со стойки, где стояла еще парочка. Одна похожа на бутылку Арины – ох уж эти модницы, все-то у них одинаковое – и бодро зашагал в сторону раздевалок.

«Хм, я думал Пашка всегда тут торчит. Устроил себе выходной?» – мысли плыли в мозгу так же, как сам Олег плыл по пустому бассейну: расслаблено, виляя между дорожками, пока никого нет. Мысли скользили то к работе, то к надоедливому другу, то к свадьбе. Вокруг не было ни души, Олег редко бывал здесь в это время и похоже, что зря.

«…Добавить его в список гостей? Пусть перетрахает всех Аринкиных подружек…»

Олег набрал полную грудь и нырнул, намереваясь проплыть всю длину бассейна под водой. Как обычно, не хватило ему чуть-чуть воздуха, и он вынырнул за пару метров от бортика, там, где бассейн упирался в двери спа-зоны. Спа-зона представляла собой затемненное круглое помещение с четырмя дверями: три из них вели в баню, сауну и хамам, четвертая – обратно в бассейн.

Когда Олег вынырнул из воды, увидел, как закрывается дверь за девушкой, купальник и фигура которой были удивительно похожи на купальник и фигуру Арины.

Дверь закрылась прежде, чем Олег смог сказать наверняка: Арина это была или ему причудилось. В животе неприятно ухнуло, зашевелилось недоброе предчувствие. Он никогда не ревновал Арину, был на сто процентов уверен в ней и ее преданности, поэтому от собственных подозрений было стыдно и тошно. Но ничего сделать с собой он не мог. Да и если она здесь, что в этом такого? Зашла после учебы в спортзал потренироваться, погреться, ему она никогда не отчитывалась сколько раз ходила сюда. Или отчитывалась?

Олег решил не гадать, а просто зайти и убедиться: она это или не она. Если она – сходят после вместе поужинают, а он задержится на работе подольше.

Он вылез из бассейна и, не обтираясь и не споласкиваясь в душе, пошел в спа-зону. Наугад дернул дверь бани. Никого. Но он слышал приглушенные голоса. Откуда-то из соседней комнаты. Кажется, это сауна.

Олег присел на нижнюю скамейку и стал прислушиваться. Разобрать слова пока не получалось. Женский и мужской голос. Это Арина. И Паша. Тело как будто сковали железом. Живот свело судорогой. Несколько раз Олег порывался вскочить, вбежать в сауну и… увидеть, как Арина и Паша на безопасном друг от друга расстоянии ведут светскую беседу о недавно сданном курсаче или о Пашиных гастролях в Шанхае. Но ноги не слушались. По спине стекал пот, зубы скрежетали. Наконец голоса умолкли.

И тут Олег сорвался с места. Пантерой он ворвался в темную сауну, подсвеченную красной светодиодной лентой. В дальнем углу на Паше сидела Арина. Трусики ее валялись на полу, грудь вывалилась из купальника. Огромные, обезьяньи руки Паши крепко вцепились в ягодицы любовницы. Нет, не Шанхай они обсуждали.

Секунду у Олега еще работали мысли в голове: уйти прочь, убежать, надавать по этой наглой роже Паши и навсегда стереть с его лица сальную улыбочку, оттаскать изменницу за волосы. А потом все померкло.

Лица любовников даже не успели измениться в гримасе ужаса, когда Олег грубо скинул Арину с Паши прямо на пол, и несколько раз заехал кулаком по слащавому лицу старого знакомого. Тот даже не успел начать сопротивляться, а Олег уже мчал прочь из сауны, бассейна, спортзала. Где-то сзади слышался плачь Арины, она бежала за ним.

Вбежала в мужскую раздевалку, но Олег грубо вытолкал ее назад. Он встал под ледяной душ, но не смог освежится и остудить голову, взять эмоции под контроль, начать думать. Он бежал из раздевалки, из спортзала – на парковку, чтобы скорее уехать от этого места и… чтобы что-то потом.

Олег вырулил на дорогу, едва не подставив крыло машины под удар и только реакция второго автомобилиста спасла их от аварии. Зазвучал гневный рев клаксона, но Олег не обратил внимания. Он уже гнал на разворот, уже стремился к светофору, повернуть направо, загорелась стрелка, прочь, прочь, прочь отсюда.

Где-то в стороне послышался свист тормозов, крики людей, удар машин. На другой стороне дороги, где только что разворачивался Олег на пешеходном переходе произошла авария. Олег стоял в правой полосе, от места трагедии его отделяла еще одна машина и бульвар, на котором замерли и гуляющие с колясками мамочки, и степенные старушки – все обратились в слух, зрение, внимание. Чужая трагедия притягивала, не могла оставить равнодушной. Кто-то уже снимал на телефон, быстро начала образовываться толпа вокруг пешеходного перехода и пробка за ним.

Олег знал, что произошло три мгновения назад. Он не видел даже боковым зрением, но все равно знал. Арина выскочила на пешеходный переход и ее сбила машина. Может быть насмерть, а может быть и нет. И теперь Олег не может уехать и остаться со своим горем наедине. Надо бежать к ней и спасать ее, а потом уже станет ясно, что делать с ее изменой.

Он резко перестроился в левый ряд, развернул машину и бросил ее на автобусной остановке, так удачно расположенной в месте разворота, на ней еще не успела скопиться ни пробка, ни толпа.

Арина лежала распластавшись поперек белых полос пешеходного перехода. Глаза ее были открыты, майка прилипла к мокрому купальнику. Рот открыт, лицо немного изменилось, как будто растеклось и приняло неестественное, кукольное выражение. Вокруг головы растеклась лужица крови. Арина была мертва.

«Ясно», – подумал Олег, развернулся и пошел прочь.

 

***

Смерть Арины обошлась ему дорого. Весь мир узнал лишь урезанную версию о том, что Олег и Арина поругались. Причина названа не была, да она особо никого и не интересовала. Отец и мать Олега отреагировали на смерть несостоявшейся невестки с удивительной остротой. Они взяли на себя все расходы и заботы о похоронах, плакали и скандалили с сыном, объявляя его убийцей.

В день похорон Олег приехал на кладбище против воли родителей и наблюдал за процессией издалека. Светило яркое, ослепительное июльское солнце, стрекотали кузнечики, горизонт рябило от жары. На похоронах были подружки Арины, друзья со школы, которых Олег видел лишь один-два раза. Были школьные учителя и даже преподаватель из института. В общем, собралась хорошая такая толпа. Кладбище представляло собой огромное поле с холмиками и невысокими памятниками, а потому, несмотря на то, что Олег стоял довольно далеко от места погребения, его было прекрасно видно. И все и каждый понял, что это он стоит и тоже прощается с невестой.

Олег настолько погрузился в свои мысли, что подпрыгнул от неожиданности, когда тяжелая рука, покрытая густыми черными волосами, опустилась к нему на плечо. Рядом стоял Игорь. Он был спокоен. Вторая рука спрятана в карман брюк.

«Интересно, он сжимает там кастет, чтобы проломить мне череп?» – подумал Олег, но интересоваться не стал.

– Здорова, – проревел Игорь басом. Он стоял ровно, ноги широко расставлены. Спокойный взгляд, брови не хмурятся, лицо расслаблено. Такой медведь у порога своей берлоги.

Рейтинг@Mail.ru