Так становятся кобелями

Рина Макошь
Так становятся кобелями

– «СиСтройМастерс», па, – со вздохом отрапортовал Олег. – Не стал я с ним ничего подписывать. Даже встречаться не стал.

– Почему? – Глаза отца прояснились, он выпрямился по струнке. В вопросах бизнеса отец пьяным не был никогда.

– Потому что мы им нужны больше, чем они нам, – предвосхищая вопрос отца, метнул в него молнию Игорь. – Но из-за определенных причин, даже не буду вдаваться в подробности – каких именно, наши акции еще вчера вечером поползли вниз. Они это знают и могут запросить больше, чем стоят на самом деле. Выждем месяц-другой и купим их по дешевке. К другим они не уйдут.

Но тут же получил разряд обратно.

– Ну и дебил же ты…

– Отец! Воздержись! – тут же поднял голос Олег.

Камилла и Арина умолкли. Игорь выпрямился на стуле. Подобные перепалки были неотъемлемой частью визитов, но приятнее от этого не становились.

– Дай мне его сегодня, и он будет моим уже вечером! Где его телефон? Диктуй!

– Что, вызовешь ему шлюх и думаешь сделка в кармане? – выпалили Олег и тут же почувствовал, что перегнул палку. В очередной раз. Как обычно.

– Олежа, – встряла Камилла, подвигаясь к столу всем своим худосочным тельцем. В ее руках бокал с вином был все так же полон, но только потому что она сама заботилась о его регулярном наполнении. – Милый, сынок, будь помягче с отцом, ты…

Она не договорила, встретив жесткий взгляд сына.

– Тебя тут вообще никто не спрашивал, сиди, бухай и не встревай в наши разговоры.

За Камиллу не вступился никто, и даже она сама не смогла ответить сыну ничего, лишь снова пригубила вино.

Чтобы немного сгладить впечатление, Олег заговорил уже совсем другим тоном, снова обращаясь к отцу.

– Если тебе не нравится, как я веду дела, если тебе цифры ничего не говорят, если прибыль от моих продаж для тебя ничто, то зачем ты доверил мне это все?

Лицо отца побагровело от злости, кулаки сжимались и разжимались. Аргументы были на стороне Олега: с момента, как он пришел в компанию семь лет назад, успехи стали почти ошеломительными. Прибыль выросла, они вышли на фондовый рынок, а в последний год даже стали выплачивать своим акционерам дивиденды.

Но вот беда – деловая хватка сына была слишком уж деловой. Не было в ней души. Не было вот этих посиделок с партнёрами в бане. И шлюх тоже не было. И это бесило отца. Хотелось так залепить разок в ухо, чтобы мозги встали на место.

– Потому что ты – мой сын. Потому что все твои цифры – ничего не значат. Это просто цифры, нет в них души. Я вел бизнес – это была жизнь. Из бизнеса появлялись друзья! Вон, посмотри, твоя невеста не стала бы твоей невестой, если бы партнер по бизнесу не стал другом!

Олег уже остыл. Желание доказать отцу, что его способ ведения дел не хуже – тоже. Он откинулся на стул и протянул медленно: «Да отец, ты прав. Спасибо за невесту. Но я не умею по-другому».

Конфликт был исчерпан. Вечер в известной мере испорчен.

Олег поспешил убраться из дома родителей сразу, как только позволили приличия. Он сбежал по ступеням крыльца так быстро, что вполне мог бы дать Золушке мастер-класс. Арина же долго прощалась на крыльце с любимой Камиллой, раскланивалась перед будущим свекром и нежно обнимала отца, с которым за вечер не обменялась и десятком фраз.

Невеста подошла к машине и дернула дверь со стороны водителя.

– Олег, не будь букой, – проворковала она почти извиняющимся тоном. – Просто вежливо распрощаемся, да и поедем.

Она нежно вплела свои пальцы между пальцами Олега и вытянула его из машины.

Крыльцо было довольно высоким и потому места хватило всем: на нижней ступеньке стоял отец, чуть выше Игорь, а мать – на самом верху, у входа в дом, прислонилась к кирпичной стене и еле держалась на ногах, тем не менее сохраняя вполне приличное выражение лица.

Олег протянул руку сначала Игорю, потом отцу, попрощался и хотел было уже идти, как мать выкрикнула его имя и стала требовать достойного прощания и с ней.

– Ма, иди проспись, – отмахнулся Олег от нее, как от надоедливой мухи, и поспешил спрятаться в машине.

Солнце уже наполовину скрылось за домами, когда автомобиль Олега вырулил из коттеджного поселка и взял курс на шоссе. Снова ехали в молчании.

Арина была мрачнее, чем обычно. Смотрела в окно и думала, думала, думала. Олег даже усмехнулся про себя: пожалуй, за все время их знакомства, он впервые видит у нее такую серьезную умственную работу. Очень хотелось съязвить по этому поводу, но Олег сдержался. Подобный тон он мог позволить с матерью, но не с женщиной, которую любит. Уже на стоянке, когда Олег припарковал машину, Арина заговорила. Она развернулась всем телом и смотрела ему прямо в глаза, выдавая речь, которую, должно быть, репетировала всю дорогу.

– Олег, выслушай меня пожалуйста и не перебивай.

Он кивнул.

– Ты очень жесток со своей матерью. Слишком жесток. Ты вымещаешь свои обиды на отца. За то, что она не заступается за тебя перед ним. Но она ведь и не должна. Это ваши с твоим папой отношения! Камилла так добра, так нежна. Несмотря на все твои уколы, каждый раз, когда она к тебе обращается, она очень нежная, она… – Арина начала задыхаться, от волнения стали путаться заготовленные фразы. – Каждый раз ждет, что ты скажешь что-то хорошее, так старается для тебя… Что же делаешь ты? И я смотрю на это, и я думаю, что если ты относишься так к своей МАМЕ, то как же ты будешь относится ко мне? И если ты не ценишь доброго к тебе отношения, то как другим вообще заслужить твое нормальное отношение?

Олег протянул невесте бутылочку воды и влажные салфетки, которые всегда хранил на случай слякоти и насморка: протереть фары и вытереть нос.

– Возможно, моей матери гораздо больше повезло с невесткой, чем с сыном. А тебе повезло со свекровью больше, чем с матерью, – наконец произнес Олег устало и примирительно.

Он долго формулировал в голове эту фразу. Арине нужна была драма, нужно было докопаться до глубинных причин всего. А Олегу хотелось выспаться. Лечь пораньше, встать попозже и не копаться ни в своем прошлом, ни в прошлом Арины. Так что нужно было отвечать ударом не в бровь, а в глаз. Так и вышло. У девушки открылся рот, глаза выкатились, и она словно рыбка потеряла всякое выражение лица.

– Пошли, – все тем же тоном позвал Олег, открыл дверь машины и вышел.

Воскресное утро проходило в молчании. Арина все еще не отошла от вчерашнего скандала. Она ходила по квартире с растрепанными волосами, в коротких шортиках и топике, который открывал стройный живот. От одного взгляда на нее Олегу становилось сложно ходить и ясно соображать. Но пытаться соблазнить ее сейчас – дело пустое. Арина явно не была готова входить в обычное русло.

– Что хотела сегодня делать? – Олег попробовал сделать вид, что ничего не произошло, и начал разговор как ни в чем не бывало.

– Я хотела, чтобы ты матери позвонил, извинился, а потом чтобы мы поехали за город, на лошадях покатались бы…

Олег хотел было отпить кофе, но чтобы не подавиться, поставил кружку обратно.

– На лошадях? – переспросил он, хотя и с первого раза все расслышал.

– Да, на лошадях. Я давно тебе говорила, что хочу иногда ездить на ипподром, который держит семья моей одногруппницы. Что я в детстве два года училась ездить на лошадях. Что хотела бы иногда выбираться на них в лес. И что…

Арину понесло. Кажется, она и правда говорила об этом, но как же это было глупо с ее стороны.

– …и тебе не помешает немного переключаться со своей работы на что-то еще, и лошади прекрасные животные, и…

Она все сыпала и сыпала свои детские аргументы, а Олег уже не слушал ее. Он сам не заметил, как отключился от потока слов и уже решал, какую из задач будет решать сегодня на работе, как будет увиливать от невероятной идеи невесты покататься на лошадях и может… «Встретиться с отцом вечером, без матери и вообще…»

– Милая, знаешь, как мы с тобой поступим, – резко и бесцеремонно перебил ее Олег. – Ты сегодня поедешь кататься на лошадях. Но сначала купишь себе полную амуницию. Покатайся с этой своей одногруппницей, вспомни все свои приемы, которые с детства забылись. А потом, через пару недель мы выкроим время, и я поеду с тобой. Ты научишь меня сидеть в седле и все такое.

Идея эта Арине не очень нравилась: по лицу ее все еще бегали тени. Олегу же хотелось, как можно скорее отделаться от невесты. При этом так, чтобы она осталась максимально довольна и не мешала ему насладиться работой и одиночеством.

– Думаю, фотосессия с лошадьми будет отлично смотреться в слайд-шоу на нашей свадьбе, – радостно улыбаясь согласилась  Арина, вполне довольная новым планом действий.

«Бинго!» – усмехнулся про себя Олег и перекинул на карту невесты крупную сумму для покупки снаряжения.

В офисе стоял спертый воздух, пропитанный запахом бумаги, краски для принтера и канцелярией. Олег поспешил включить кондиционеры и разогнать стоячий воздух резкими перемещениями кабинету. Наконец он в своей стихии. Компьютер затарахтел спокойно и успокаивающе. На почте лежало письмо от исполнительного директора «СиСтройМастерса» – он предлагал назначить встречу на завтра, на понедельник. Похоже, ситуация на фондовом рынке и отказ «ФуллСервиса» от выхода на сделку связались в голове исполнительного директора в прочную связку, и он решил не диктовать свои условия. Сейчас бы спросить, что думает обо всем этом Оля.

Час работы, другой, третий, и Олег полностью забыл и про неприятный вечер и про недовольство невесты. При мыслях об Арине глаза оторвались от экрана компьютера и стали блуждать по стене, останавливаясь на полке с книгами, на безделушке, привезенной им из Африки. Глаза отыскивали, на чем остановится, отыскивали что-то что зацепит взгляд и…

Дверь в дальнем конце кабинета по-хозяйски отворилась. В проеме стоял отец, широко расставив ноги и уперев пухлые руки в бока.

– Так и знал, что тебя здесь увижу, сынок, – по-старчески проворчал он. Его «сынок» звучало неожиданно уместно – пусть и не ласково. Так, будто иначе он никогда к Олегу и не обращался.

 

Олег встал из-за стола и прошел к отцу, не совсем понимая, зачем он здесь и что от него хочет. При этом сам он был вполне рад видеть отца.

Без матери, без попыток казаться круче в глазах Игоря, отец всегда становился мягче, проще. Морщины растекались по всему лицу, тело сутулилось и искало самый мягкий диван, голос принимал совершенно другую тональность, а в речи то и дело появлялись ворчливые выражения. Он как будто позволял себе быть стариком и не стыдиться этого.

Они поздоровались и речь пошла о делах. В последнее время «ФуллСервис» испытывал сложности, но Олег воспринимал общее положение дел, как естественный этап небольшого спада после эффектного подъема и теперь следил только, чтобы спад был не слишком уж сильным. Пока, на его взгляд и на взгляд биржевых аналитиков, все было под контролем.

– Вот поражаюсь я тебе, – отец резко сменил тему, не меняя при этом тона, и потому казалось, что речь продолжает идти о делах «ФуллСервиса», – вот ты мой сын, а ведешь дела совсем не так, как я.

– Пап, давай не начинай, а? – тут же ощетинился Олег, принимая оборонительную позицию в разговоре и в душе раскаиваясь, что так легко позволил отцу увлечь себя разговором и дал ему возможность продолжить вчерашнюю баталию.

Но отец лишь примирительно махнул пухлой рукой, при этом весьма настойчиво призывая сына слушать. Он развалился на диване, которым почти никто и никогда не пользовался. Олег сидел в офисном кожаном кресле и то крутился вокруг своей оси, то ездил туда-сюда перед диваном и ни минуты не оставался на месте.

Рейтинг@Mail.ru