Так становятся кобелями

Рина Макошь
Так становятся кобелями

Спортзал находился на последнем этаже торгового комплекса. Олег с Ариной всегда поднимались по лестнице, принципиально игнорируя лифт.

Сегодня по лестнице гуляло эхо: кто-то очень громко болтал по телефону. Чем выше пара поднималась, тем яснее слышались слова.

Олег незлобно ругнулся.

– Это Паша, по голосу слышу и по манере общаться, – произнес Олег буднично, как бы между делом. – Я его лет пять не встречал.

Он пытался замаскировать свое крайнее удивление от того, что по одному голосу и по интонации способен узнать старого знакомого, которого не видел столько лет. И удивление от того, что он ходит сюда несколько раз в неделю и не встречал его ни разу.

Когда они добрались на площадку между третьим и четвертым этажом, то увидели, широкоплечего парня в оранжевой футболке. Он стоял к ним спиной, лицом к окну, широко расставив ноги и засунув одну руку в карман, и был полностью поглощен разговором по телефону. Он наслаждался этой беседой, улыбался кому-то на том конце провода, тряс кудряшками, очаровывая невидимую собеседницу, посылал сальные улыбочки и сладострастно причмокивал. Когда парень почувствовал, что на него смотрят, он обернулся, увидел Олега и Арину, и недолго думая стал прощаться.

– Оу, слушай, я перезвоню тебе, тут, кажется, полиция нравов, а я тут… сама знаешь, – с каждым звуком его голос все больше превращался в мёд. – Олег, ты ли это?

Паша расплылся в обаятельной, широкой улыбке.

– Так значит, я – полиция нравов? – усмехнулся Олег и протянул другу руку.

– И всегда ей был, чем бесил меня с первого дня знакомства, – со смехом пожал руку Паша.

Олег повернулся к Арине.

– Паша, это Арина, моя невеста. Арина, это Паша, мой друг по универу, сердцеед и редкостный козлина.

– Оу, полегче! Я ведь все-таки не такой уж и плохой.

– Другом ты был отличным, а вот с девчонками поступал всегда одинаково. И мы слишком много услышали, пока поднимались, чтобы понять, что ты не изменился. Вот совсем.

– Приятно познакомится, – махнула рукой Арина, вклиниваясь в разговор.

Они резко повернули к ней головы, и Паша чуть позже, чем следовало, позволив секундной неловкой паузе затянуться чуточку дольше, ответил:

– И мне. На тебя не буду распускать свои чары, невеста.

Но то ли у Паши это получалось неосознанно, то ли он и другом был не очень хорошим, но знаки внимания Арине он то и дело уделял: то вперед себя начнет пропускать в дверях совсем неестественно, не так, как это делают люди, всегда пропускающие девушек вперед, то спрашивал мнение пары, а слушал только одну Арину, то осыпал ее комплиментами явно за пределами вежливой воспитанности.

– Я, кстати, тут работать тренером устроился.

Компания уже поднялась на нужный этаж и шла к ресепшену.

– А до этого где был? Пять лет от тебя ни слуху, ни духу не было, – поинтересовался Олег

Паша растянул рот в очередной улыбке. Он вообще много и широко улыбался. По-видимому, он считал, что это ему очень к лицу, но на самом деле улыбка была настолько несуразно и непропорционально широка, что разделяла красивое длинное лицо на две неравные половины. Почти как у героев известного мультфильма «Южный парк». Ситуацию от полного совпадения спасали лишь идеально ровные зубы.

– Я в Шанхае три года прожил, работал моделью. До этого в Праге продавал мебель. Даже было собственное производство, но мне надоело, захотелось, знаете… известности, популярности, все такое. А в Шанхае на таких как я большой спрос. – Он бросил многозначительный взгляд на Арину. – Я вам потом отправлю рекламные компании, в которых я участвовал. Ладно, встретимся в зале, у меня записана девочка на тренировку через пятнадцать минут, так что может еще успеем перекинутся словечком.

Снова улыбка и меткий взгляд сначала на Арину и только потом на Олега.

Медленно машина выкатилась из подземного паркинга на одностороннюю улицу. Олег и Арина молчали, тренировка прошла как обычно, хотя к ним по началу подходил Паша, но как только пришла его клиентка, он полностью сосредоточился на ней. Сложно было понять, насколько он заинтересован девочкой, которую тренировал, но Олег мог сказать точно, что работу он свою выполнял достойно. Следил за техникой, давал нагрузку не больше и не меньше, чем была доступна клиентке. По крайней мере так решили про себя, и Олег и Арина. Но обсуждать это не стали. Они вообще как-то сообща и молча решили не обсуждать Пашу.

– Ты через Удальцова поедешь? – прервала молчание Арина.

– Нет, развернусь здесь и выеду на Грина, – не отрываясь от дороги и мыслей о предстоящей встречи родителями, отвечал Олег.

Он включил поворотник, резко вывернул руль и развернул машину в противоположном направлении. Они снова проехали мимо торгового центра, в котором располагался спортзал. Встречные полосы разделял небольшой бульвар с молодыми деревцами и скамеечками. Тут и там прогуливались молодые мамы с колясками и бабушки с палками для скандинавской ходьбы.

Когда молчание стало слишком тягостным, Арина стала болтать на излюбленную тему: свадьбу. То, что интересно им обоим, то, что сможет отвлечь Олега и то, что несомненно поднимает настроение. И к моменту, когда колеса автомобиля зашуршали по гравию, подъезжая в загородному дому родителей Олега, Арина с удовлетворением отметила, что жених приободрился. Немного с ней поспорил по поводу фотозоны, переложил правую руку с руля к ней на колено, морщинка на лбу разгладилась, а по губам иногда пробегала полуулыбка.

– Знаешь, еще одна причина, почему ты так дорога мне, так это потому что тебе не все равно, когда мне плохо, – сказал, как бы между прочим Олег, отстегивая ремень. Он замер на минуту, поцеловал Арину крепким быстрым поцелуем и вышел из автомобиля.

В эту же секунду распахнулась дверь дома. На пороге стояла мама в дорогом платье, словно они не шашлыки собирались жарить во дворе, а в театр на балет. В руке неизменный бокал красного полусухого, глазки уже сверкают.

«Значит, уже не первый бокал», – спокойно подумал про себя Олег, натянул дежурную улыбку. Выдохнул, поднял глаза и поставил ногу на первую ступеньку крыльца, выложенного камнем.

Шоу начинается.

– Здравствуйте, Камилла, – произнесла елейным голоском Арина, расцеловала будущую свекровь в обе щеки и нежно обняла за плечи. – Вы как всегда превзошли себя! Ваше платье…

Арина искренне обожала Камиллу. В голове юной девушки та заменила ей мать, внезапно исчезнувшую, когда девочке не было и пяти лет. Эту историю толком никто не знал. Просто уехала в другой город и все.

– Это Диор, моя дорогая, – отвечала польщенная Камилла и покрутилась перед гостями.

Худое, почти костлявое тело облегала черная ткань в незатейливый горошек, а юбка-солнце до самых икр скрывала кривые ноги. Густые каштановые волосы обезображены сединой и собраны в пучок. Седина Камиллы была не той, что красит женщин, но она категорически этого не замечала и считала, что закрасит мудрость своих лет, если тронет волосы краской.

– Мне приятно, что ты оценила. А тебе как? – Мать бросила дерзкий взгляд на сына.

– О, мама, это платье великолепно подчеркивает каждое твое достоинство и скрывает все недостатки. А нет, бокал в твоей руке оно скрыть не в состоянии.

Едкий укол в сторону матери мгновенно вызвал шум среди женщин, Арина принялась извиняться за нерадивого жениха.

– Ма, когда ты перестанешь пить, тогда и я язвить перестану, – с этими словами Олег клюнул мать коротким поцелуем в щеку и скрылся в доме.

– Камилла, не переживайте так, – принялась успокаивать Арина, – он с самого утра сам не свой, тем более кому вредил один бокал красного? Хотите, я вам компанию составлю?

Последнее предложение совершенно развеселило немолодую женщину, и она умчала за еще одним бокалом.

Когда Олег прошел в дом, в гостиной никого не было. Посреди комнаты стоял огромный диван, напротив – электрический камин, выдававший почти настоящий дым – пар. Перед диваном обеденный стол на двенадцать персон. Отец любил собрать большую компанию старых приятелей, партнеров и дельцов. Посидеть, выпить, затопить баню и под рюмочку коньяку договориться о выгодных условиях, новом сотрудничестве, узнать, что дочь старого приятеля вышла замуж, а муж – толковый парень в вопросах безопасности в интернете. И в следующий раз уже пригласить в гости молодую чету, где закрутится разговор о деле с молодым парнем и так без конца.

Олег лет с шестнадцати тоже стал вхож в эту крутую компанию взрослых мужиков. Смотрел, как отец играючи спаивал партнеров, заказывал им девочек. Слушал, как убедительно он рассказывал, что именно его стратеги самая рабочая, и как ловко налаживал контакты. Вот только Олег не выносил перенос деловых отношений в личные. Ни один из его деловых партнеров или коллег не был у него в гостях, ни с кем он не выпил больше, чем рюмку коньяка или бокал вина – только на банкетах или корпоративах.

Олег прошел в часть комнаты, где располагалась кухня, – беленый дуб, с резьбой по дереву, золоченые ручки. Все как любит мать: дорого и богато. В баре приготовлены бутылки: вино, коньяк, водка, бренди и виски. Несколько открытых бутылок затолкнули подальше.

В холодильнике обернуты пищевой пленкой нарезанные сыр и колбаса. Ничего больше. Мать, как обычно, утруждать себя не стала не только готовкой, но даже покупкой готовых продуктов. Олег утащил пару кружков колбасы и закинул в рот, аккуратно поправив пленку на тарелке.

В коридоре, ведущем из прихожей в гостиную зазвучали шаги. Мало кого Олег мог узнать по походке, но у Игоря – отца Арины – был настолько тяжелый шаг, что спутать его было невозможно.

– О! Без пяти минут сынок! Здорова! – пробасил Игорь.

Больше всего он напоминал медведя в ярости. Даже когда улыбался, даже когда нежно обнимал дочку. Густые темные волосы покрывали его руки, черные жесткие волоски торчали из ворота футболки. Широкая грудь, казалось, вот-вот разорвет ткань.

 

– Здрасьте. – Олег протянул руку.

– Слышал, вы с Аринкой моей из спортзала едете? Сколько жмешь?

Вопросы от будущего тестя оставались неизменными: сколько жмешь от груди, от пола, сколько лошадей в тачке, какая выгода от последней сделки и не шалит ли его дочь.

– Я вот в зал прихожу, обещаю себе каждый раз, что на часок только, а вот каждый раз очнуться не успеваю – уже за полночь. Хорошо, что у нас круглосуточный, а у вас до…

– Игорь, все мы знаем, что ты штангу, больше чем женщин любишь, – перебила его Камилла, – ты бы хоть завел себе питомца, а то ведь неудивительно, что не хочешь домой. Там так тоскливо одному.

Игорь рассмеялся, но отвечать ничего не стал, забрал кастрюлю с мясом и пошел во двор к отцу Олега. Сам Олег тоже поспешил за ним.

Застолье в самом разгаре. Отец уже в опасной близости с Игорем, положил руку ему на плечо и горячо доказывает необходимость инвестировать энное количество миллионов в перспективный проект. Мать с Ариной прикончили одну бутылку вина и почти справились со второй. Они горячо обсуждали рассадку гостей, каждую минутку свадьбы: от визажиста в отеле до песен, которые будут играть после того, как ведущий закончит свою часть вечера.

Все шло – как и предполагал Олег – невыносимо скучно. Несколько раз за вечер отец принимался вовлекать сына в разговор.

– Олежа, а ты с тем чуваком подписал контракт?

– С каким, па? – устало и уныло отозвался Олег.

– Ну, с тем… систрансстрой, или сисястранс… – Отец глупо захихикал, потер раскрасневшиеся щеки ладошками с пухлыми, как у младенца, пальцами. На голове взъерошены пушковые седые волосы, так что он кажется совершенно лысым и невыносимо старым в свои-то пятьдесят пять.

Рейтинг@Mail.ru