Дороги в темноте

Радомира Берсень
Дороги в темноте

Глава 1

Глубокая, всепоглощающая тьма давила. Будто бы невидимые пальцы властно легли мне на плечи и стали прижимать к земле. Было трудно дышать. Идти в темноту не хотелось. И не получалось. Спина начала ныть от нарастающего напряжения. Я медленно сползла по стене на пол. Там, в темноте, что-то ждало меня. Я слышала как оно сопит, тоненько шуршит и издает негромкие звуки. Нет, идти туда точно не хотелось. Я встала на четвереньки и медленно поползла в глубину этой жуткой темноты, через небольшой коридорчик. Добравшись до входа в комнату, я остановилась и осторожно заглянула внутрь: прямо напротив меня, у стены стоял диван, справа от него – небольшой журнальный столик, слева – высокий узкий шкаф. Обычный антураж для любой квартиры, скажете вы. Чего там бояться. Разве что той сопящей массы в дальнем углу. Но диван шел крупной рябью и периодически вздрагивал, расползаясь на фиолетово-сине-малиновые полосы. Вместе с ним рябили и вздрагивали столик со шкафом, будто все это было картинкой на неисправном телевизоре. Меня била крупная дрожь, спина разламывалась от боли и напряжения, руки и ноги тряслись. Я села у косяка, предусмотрительно стараясь не высовываться в комнату. Тварь в темноте завозилась, зафыркала, засопела еще громче. Судя по звукам, она уже совсем рядом. Вот и хорошо. Люблю, когда все заканчивается быстро.

Я вцепилась в косяк и попыталась было встать рывком – не вышло, колени подгибались и нечто невидимое, но весом с хорошего слона, навалилось на меня с еще большей силой. Едва слышно выругавшись сквозь зубы, я стала медленно подтягивать себя по косяку вверх. Мокрая насквозь от усилий, я наконец смогла выпрямиться. Тварь журчала и разнообразно шуршала на расстоянии вытянутой руки. Я стиснула зубы. Сейчас будет больно и шумно, подумалось мне. Сейчас кто-то будет громко кричать. С трудом вытянув из кармана ветровки фонарик, я онемевшими от напряжения пальцами слегка приподняла его и нажала на кнопку.

Ну вот… я поморщилась… эти рулады каждый раз пугают, наверное, всю улицу.

– Хватит орать. – Резко сказала я в темноту и тварь обиженно заскрипела. – Опять вы электричество вырубили? Зачем? Я уже много раз объясняла вам, что мы пользуемся совсем другой энергией. Нельзя нагружать электросеть.

Я пощелкала выключателем – да, все верно, они не просто выключили свет, придется ползти обратно на лестничную площадку, к щитку, а потом обратно.

– Как же вы меня уже достали. – Со страданием выдохнула я. – За каким бубном вы так увеличили гравитацию? Отрегулируйте уже, наконец, у вас тут двадцать джи, не меньше, а должно быть девять целых восемьсот семь сотых. Прекратите вырубать электричество. Хватит гасить свет! И наводить помехи. Соседи жалуются. А жалуются они не только мне, между прочим. Если сюда приедет хозяйка – нам всем кирдык. Когда вы уже, наконец, начнете слушать меня? Достали, честное слово.

Тварь у моих ног что-то монотонно забормотала, голос ее переливался жирным густым басом, но понять было невозможно. Ах, да! Я вытащила из кармана чип-коммуникатор и пришлепнула его себе на лоб, прямо между бровями. Тварь оправдывалась.

–… мы ведь не привыкли. – Бурчала она. Впрочем, я хорошо знала, что это существо на самом деле мужского пола, просто никак не могла запомнить его имя. – Ты обещала нам помочь.

– А я что делаю? – Простонала я, двумя руками держась за косяк, но колени уже предательски сгибались и мои мокрые ладони начали скользить вниз. – Вырубите гравитатор! – Рявкнула я, судорожно пытаясь перехватить косяк повыше.

Невидимые в темноте обитатели комнаты зашевелились, вразнобой зашумели, заворочались, заклацали чем-то и наконец-то я почувствовала неимоверную легкость в теле, будто превратилась пушинку. Закружилась голова. Я вытерла рукавом вспотевший лоб и прошла в комнату. Махнула фонариком в сторону мерцающего дивана.

– Что это с ним? Хотя можете не отвечать. Вы своими приборами и энергопотреблением создаете такие помехи, что этот дом, наверное, полон электронными призраками от чердака до подвала. Выключите уже его.

Картинка погасла, обнажив пустую стену с облупленными обоями желтоватыми от старости и дешевизны. Я вздохнула и потерла глаза свободной рукой.

– Даже представить себе не могу как я буду объяснять хозяйке квартиры отсутствие мебели, которая стояла в этой комнате. Что б мне. Угораздило же связаться с вами.

Я огляделась и снова осознала, что темнота никуда не делась. Ну хотя бы гравитация уже не ломала пополам.

– Сидите тихо, а еще лучше – вообще без звуков.

Я вышла в общий тамбур, с помощью фонарика нашла замок на щитке и открыла его, стараясь не шуметь. Не помогло. Из двери напротив выглянула немолодая особа, тощая и всклокоченная, в старом халате, украшенном огромными аляпистыми розами.

– Я буду жаловаться хозяйке. – Вместо приветствия привычно выговорила она, поджимая сухие морщинистые губы на каждом слове. – Я буду! Жаловаться! Хозяйке!

– Да, да, конечно, – рассеянно ответила я, колупаясь в щитке. Что-то звонко щелкнуло и в коридорчике вспыхнул желтоватый свет. – Жалуйтесь. – Я вскинула голову и пристально посмотрела на тетку. С одной стороны, мне было ее жаль. С другой – меня уже все настолько достало, что было ровным счетом все равно кто и что мне говорит. Я устала жить между работой и этим домом, между людьми и тварями. Коротко кивнув ей на прощание, я снова вошла в квартиру, плотно закрыла дверь и заперла замок. Один из тварей ждал меня в коридоре. Я подняла руку и осторожно прикоснулась к блестящей пластинке чипа-коммуникатора у себя на лбу, ясно почему тетка так быстро заткнулась. Небось, думает, я из той же партии сумасшедших, что носят шапочки из фольги. Даже не смешно. Я вздохнула и, прихватив из кухни табуретку, вернулась в гостиную. Три существа внимательно смотрели на меня своими визуальными сенсорами. Глазами это назвать сложно. Один весь приземистый, плотный, с фигурой, напоминающей оплывшую пирамиду, щедро увешанную гроздьями складок. На макушке вращался единственный глаз-сенсор, напоминающий мячик. Удобно, наверное – можно смотреть в каком угодно направлении. Конечности у него были тоненькие, длинные и гибкие, как молодые веточки. Второй был напротив – худым и длинным, с изломанным силуэтом, множество углов которого создавали впечатление помятого листа бумаги. Третий был размером с десятилетнего ребенка, тонкие ветвистые щупы венчиком обрамляли его тело по кругу, абсолютно круглая голова гибко покачивалась на так же кругом расположенных тонких шеях. Несколько ног не могли стоять спокойно и постоянно притопывали, и переминались, издавая те самые шорохи, которые я слышала в темноте. Я поставила табуретку, убедилась, что она качается не слишком сильно и наконец села. Еще раз оглядела своих гостей.

– Ну что ж, ребяты. Давайте уже поговорим как следует. Да, я поступила не очень хорошо бросив вас тут одних, в незнакомом мире, в неподходящих условиях. Но это временно. Я надеюсь, по крайней мере, что временно. Итак, давайте знакомиться снова потому я забыла ваши имена. Мое вы знаете.

Пирамидообразного звали О’Крайнон’дзиэре. Длинного и изломанного – ШихиХуш. Третьего – Амайонаро. Я обнаружила, что крепко начесываю себе затылок, одернула себя и поправила волосы.

– Ладно, это все формальности. Куда вы дели мебель не спрашиваю – не хочу, чтобы мне это потом в кошмарах снилось. Меня интересует другое – за каким хреном вы поперлись в Коридоры Мертвых? Я так смотрю, на мертвых вы ну совсем не похожи.

– Как и ты. – Заметил шелестящим голосом О’Крайнон. Я кивнула.

– Да, я в курсе. Просто у меня есть способность туда попадать. И не говорите мне, что вы всего лишь вышли погулять, а потом вдруг – хоп и среди мертвеньких. И вообще, вы в курсе, что вытащив вас в свой мир из мира мертвых я нарушила фундаментальный закон вселенной? Закон сохранения вещества и энергии теоретически не позволяет такого. Но вот вы здесь.

– И что с того? – Пожал идеально круглыми плечами Амайонаро. – Мы ведь не самые редкие существа во вселенной. Почему ты не разрешаешь нам покинуть этот странный бетонный ящик? Разве там, на улице, нет существ хотя бы приблизительно похожих на нас?

Я оглядела их, внимательно, но недолго. Затем отрицательно помотала головой.

– Нет, ребята. Добро пожаловать в мир хомоидов. Здесь все разумные существа – это представители расы Homo, то есть человекообразных. Мало того – жители этого мира свято уверены, что они единственные разумные существа во вселенной. И любое непохожее на них существо будет выглядеть очень странно. Хотя я допускаю, что вы трое сойдете за актеров какого-нибудь малобюджетного ужастика. Но лучше бы вам не выходить. Мало ли как люди отреагируют на вас.

Троица вдруг оживилась, зашевелилась, задвигалась, начала бурно шуметь и возмущаться, так что мне пришлось поднять руку и слегка прикрикнуть на них.

– Но мы должны выйти. Там наш. Мы ищем его.

Я удивилась.

– Вы точно уверены, что там есть один из ваших? А конкретно на кого из вас он похож?

– На тебя. – Проскрежетал длинный ШихиХуш, задевая головой лампочку, отчего странные тени гостей словные живые метались по стенам. Я удивилась еще раз.

– Там почему же вы утверждаете, что он ваш?

– Он хомоид – человек. Какая-то из человеческих рас, по крайней мере. Он был с нами. Но мы потерялись. У него наш товар.

Дело, кажется, немного прояснялось.

– Товар? Вы продаете? Торговцы, купцы?

Существа разнообразно выразили согласие.

– И чем же вы торгуете, братцы? Где ваш товар? Я вижу, вы смогли протащить сквозь Коридоры Мертвых разные приборы, хотя это в принципе невозможно, а товар-то где?

Существа как-то странно замялись, прижимаясь друг к другу и странно покачиваясь. Наконец, толстяк О’Крайнон неуверенно сказал:

– Мы торгуем веществом. Оно называется металлид.

– Наркотик? – Напряглась я, но О’Крайнон обиженно взмахнул своими-руками-веточками.

 

– Нет, конечно. Ты разве не знаешь про металлид? Это же самая редкая разновидность металла. Самая дорогая. Это металл-реагент, он может самый низкокачественный металл превратить в гораздо более ценное сырье.

Я попыталась это себе представить. Затем поняла, что без подсказки тут не разобраться.

– То есть, правильно ли я поняла, что с помощью металлида можно, допустим, превратить железо в золото? – Медленно выговорила я, стараясь сформулировать свою мысль попонятнее. В ответ О’Крайнон сделал утвердительный наклон всем телом. Я тоже кивнула головой. – При этом количество преобразуемого вещества не имеет значения?

О’Крайнон снова сделал легкий наклон в знак моей правоты. Уххх, мысли в моей голове мгновенно вскипели и закружились, рискуя выплеснуться из ушей. Меня аж в жар бросило от таких возможностей.

– Ладно, это я поняла. – Я снова задумалась. – Много у вас этого вещества? И сколько оно стоит? Иии… откуда оно у вас, кто его ну … добывает?

– Это самое дорогое, что есть во вселенной. – Интимно приблизившись ко мне проскрипел-прошипел О’Крайнон. – Десять грамм металлида стоят как средних размеров планета. У нас его двенадцать флаконов по десять грамм. А добывают его только в системе Скорпионары.

Я взяла паузу, чтобы собрать мысли в кучку, а потом разобрать эту кучку по полочкам. И тут меня пронзило. Я вскинула глаза – О’Крайнон отшатнулся.

– Это что же? Получается, добывают металлид скорпиониды? Эта мерзопакостная раса, которая ненавидит всех, кто не родился скорпионидом?

– А хомоидов-людей они ненавидят больше всех. – Некстати встрял Амайонаро.

– Я в курсе. Что-то не сходится, парни. – Я обвела иномирян взглядом. – Хотите сказать, что вы втроем продаете двенадцать десятиграммовых флаконов? Понятно, что это очень дорогой товар, но тут у меня тоже возникают вопросы: почему не кто-то один, а все вместе? Чем вы смогли расплатиться? И почему такой ценный товар вы потащили без охраны, да еще и через Коридоры Мертвых?

– Нас было четверо. – Спокойным тоном вставил ШихиХуш, качнув своим изломанным силуэтом. – Четвертый – человек по имени Айду Идунн забрал все двенадцать флаконов и сбежал сюда, в твой мир.

– Знаете что? – Я уже начала кое-что соображать. – А давайте-ка теперь начистоту. Честно признайтесь – скорпиониды ведь не продавали вам металлид, верно? Такое количество в частные ненадежные руки, к тому же не имеющие ни кораблей, ни охраны, да три раза ха-ха. Вы украли его. Украли и бежали. А Айду надул вас, бежав со всем вашим товаром, не так ли? Купцы, насколько я понимаю, всегда группируются с подобными себе по виду. А вы – просто разносортный сброд, вряд ли имеющий средства чтобы расплатиться.

О’Крайнон тяжело осел на пол, отчего тот слегка вздрогнул под его весом. Амайонаро уныло повесил голову. Даже долговязый и невозмутимый ШихиХуш как-то увял. Я попала в точку. И это плохо. Насколько я знаю скорпионидов, они и за меньшее-то могут планету в руины превратить, просто из-за своей мстительности, а за такое … У меня перехватило дыхание. Вскинув голову, я поинтересовалась:

– А как все-таки вы бежали оттуда, от скорпионидов? У меня, знаете ли, много вопросов к вам, прежде чем я начну помогать.

Иномиряне снова замялись, попытались увернуться от ответа, но я нажала. Пообещала оставить их тут, без энергии, питания и вообще на милость квартирной хозяйки. Да, я в курсе, что я злобная сволочь. Наконец, О’Крайнон нехотя выдохнул:

– Джамп-портал.

– И? – Угрожающе наклонилась я, взмахнув фонариком. – Что – джамп-портал?

О’Крайнон вывернул свой шарообразный глаз назад, чтобы смотреть не на меня, а на стену у себя за спиной. Я с раздражением бросила в него фонариком и попала прямо в глаз, отчего иномирянин скукожился.

– На меня смотри, когда я с тобой разговариваю. – Начиная свирепеть заговорила я. – Что там с джамп-порталом? Насколько я знаю, их лишь опробовали и сразу запретили из-за того, что они работают на пространственных парадоксах, а это приводит к гибели телепортируемых. Ну?

Пирамидообразный вор заворочался, завздымался, что видимо означало обиженные вздохи, затем с видимым трудом заговорил:

– Мы ста … взяли, в общем, флаконы. Нам бы хватило и одного. Ну даже двух. И все. Но проклятый обманщик Идунн заставил нас взять все, что было в лаборатории при шахте. Мы бежали. Было трудно. Корабли у скорпионидов слишком хорошо охраняются. А Идунн знал о джамп-портале, который они когда-то создали и забросили. Портал давно не включали. Идунн сразу сказал, что мы рискуем, сильно рискуем. Но охрана нас уже нагоняла, так что мы вынуждены были прыгнуть в портал. Попали в темноту, в темное место. Какие-то коридоры. Долго шли, держались друг за друга. Потом Идунн заставил нас отдать ему флаконы под предлогом того, что если кто-то потеряется, то потеряются и его флаконы. А он вроде как все сохранит. Ну и сохранил. Мы не заметили, когда он покинул нас. Долго блуждали. А тут ты. Вытащила нас. Мы, конечно, тебе благодарны, но мы должны найти заклятого мерзавца Идунна и забрать у него свою долю.

Я слушала очень внимательно, не заметив даже, что приподнялась. Затем снова плюхнулась на табуретку и ощутила, что меня бросила в жар, а потом в холод. Ледяной пот медленно пополз у меня по спине. Я взялась за голову двумя руками.

– Нам нужен старший. – Робко сказал Амайонаро, на всякий случай отодвинувшись от меня.

– Что? – Я отняла руки от головы и посмотрела на него.

– Старший. Тот, кто отвечает за этот мир. Ты старшая?

А, правило старшего. Да, да, я знаю его, как и каждый разумный житель вселенной: за происходящее в мире отвечает существо, эволюционно наиболее старшее, то есть наиболее совершенное в своем развитии. Я помотала головой и опустила руки на колени.

– Плохие новости, ребята. Я-то точно не старшая, просто обычный человек. Да и нет у нас такого существа.

– Это невозможно. – Тоненько поскрежетал ШихиХуш. – Он всегда есть. В каждом мире есть тот, кто ниже и тот, кто выше на эволюционной лестнице.

– Еще раз добро пожаловать в мир людей. – Со вздохом сказала я. – В этом мире примерно семь миллиардов представителей одной-единственной расы: хомо сапиенс. Других тут нет. Мы вообще не относимся к обитаемым мирам, из которых вы пришли. Мы что-то вроде колонии, обитающей в жопе вселенной. Говорите, Айду Идунн тоже человек? Если он здесь, то найти его будет весьма затруднительно. По крайней мере до тех пор, пока он не станет самым богатым человеком этой планеты. А теперь минутка дерьмовых новостей: первая новость состоит в том, что вы, ребята, умудрились разозлить и без того самую раздражительную и агрессивную расу во вселенной. Плохая новость номер два: у них есть джамп-портал, и если они используют его, то как и вы прибудут сюда. Хотя есть варианты. Как видно, этот портал открыл странный парадокс между планетой скорпионидов и миром мертвых около нашей планеты. Тут тоже может произойти некое веселье, когда скорпиониды выйдут в наш мир, заодно открыв его для мертвых. Ай, попляшем мы тогда. И хреновая новость номер три: Айду Идунн держит в руках вещество, которое может уничтожить все живое. Если мне не изменяет память, самым дорогим металлом на Земле является калифорний. Радиоактивный металл. Представьте, если он по жадности создаст эдак с тонну этого вещества? Да тут через пять минут будет радиоактивная пустыня, пепел и окалина. А кто он, этот Идунн? Он ученый?

О’Крайнон издал серию звенящих лязгающих звуков, видимо засмеялся.

– Идунн? Ученый? Да когда это он мог стать ученым, если всю свою жизнь он только воровал и мошенничал.

– Плохо. – Со вздохом ответила я. – А если вы это знали, как вас вообще угораздило связаться с ним?

– Мы были рабами у скорпионидов. – Сообщил мне сверху ШихиХуш. – Мы всего лишь хотели бежать. А Идунн, скользкий ублюдок, решил при побеге еще и подзаработать. Ну и мы как-то тоже … захотели.

Я мысленно поставила галочку, решив потом вернуться к этому моменту, чтобы обдумать его как следует.

– И что мы будем делать теперь? – осторожно спросил Амайонаро.

– Вы – вернетесь обратно. – Выслушав хоровой вопль, я пояснила. – В свою вселенную, не к скорпионидам. Я и забыла об этой их милой привычке набирать себе рабов, хоть официально это и запрещено в разумном социуме. Верну вас на родину. А сама займусь Идунном. Если кто-то здесь узнает откуда он, найдется очень много интересных людей, желающий плотненько пообщаться с иномирянином. Ну и металлид этот ваш. И скорпиониды. Да! Джамп-портал еще, чтоб его тудыть. Подсуропили вы мне. Кто б еще оплатил мне эту работенку. – Ворчливо закончила я, поднимаясь с табуретки. Выглянула в окно, по-летнему сизые сумерки уже набросили свое одеяло на улицы. – собирайте манатки. Вам нельзя здесь оставаться.

Глава 2

Следы. Пыльные, отчетливые, здоровенные мужские следы. Однако я не припомню, чтобы хоть кто-то из моих гостей имел человеческие ноги. По-моему, один из них вообще прекрасно обходится без нижних конечностей. Я сделала неуверенный шаг в сторону гостиной. Слишком тихо. Проектор выключен – в дверном проеме виднеется голая облупленная стена с занавесочками из пыльной паутины. Гравитатор выключен. И слишком тихо.

Я осторожно подошла к дверному проему. Никого. Закрыла глаза, так, спокойно, дорогая, вдох – выдох, твои гости из другого мира всего лишь вышли на вечерний моциончик. Я открыла глаза и еще раз осмотрелась с тихим отчаянием. Если бы они вышли на улицу – уже весь город был бы на ушах. Тут мой взгляд упал на пол – странно, разве тут были эти пятна? Не помню. Я в тот раз была так раздражена и встревожена, что плохо рассмотрела комнату. Да и скажем честно, память у меня – дырявое решето.

Я подошла еще ближе и обнаружила, что пятна еще влажные: во всяком случае вязкая коричневая лужа медленно ползла к стене, распуская щупальца. Оранжевая клякса всколыхнулась от моих шагов. А фиолетовая и зеленая медленно смешивались. В груди у меня что-то тягостно и беспокойно заворочалось. Три существа. Почему четыре лужи? Может это … да ну, не может быть, это вполне цивилизованные существа. Я присела и осторожно прикоснулась к коричневому пятну – оно было горячим и быстро остывало. Шагнув назад, я услышала хруст, что-то попало мне под ботинок. Наклонившись, я подняла небольшой металлический цилиндрик. Машинально катая его между пальцами, я все силилась понять, что здесь произошло. И вдруг меня пронзило. Я поразилась своей непроходимой тупости и испугалась. Мужские следы. Пятна на полу. И этот цилиндрик – гильза. Оглядев комнату внимательнее, я увидела еще несколько таких же цилиндриков, раскатившихся к стенам и по углам. Их убили. Меня захлестнул такой гнев, что хотелось заорать во весь голос, а потом голыми руками разворотить этот дом. Убили этих несчастных бедолаг, которые только-только вырвались из рабства. А потом меня вкрадчиво взял в свои цепкие объятия страх. Это не просто тишина. Меня ждали. Я вдруг очень отчетливо поняла, что иномиряне нужны были мертвыми, а я – живой. Потому что я такой же человек, как и эти убийцы – на меня можно надавить, мне можно угрожать, меня можно попытаться подкупить или уговорить … В конце концов, ведь это же я сняла эту квартиру и привела сюда иномирян. Я, оказывается, могу стать источником очень необычной информации.

Я даже представления не имею, что за спецслужба здесь побывала, но, кажется, мне очень не хочется знакомиться с ними. Вряд ли они будут мне улыбаться и жать руку. Я судорожно вертелась на месте, пытаясь придумать выход из ситуации: обратно – нельзя, они наверняка видели, что я вошла внутрь и уже ждут меня там, раскрыв свои крепкие объятия. А здесь идти некуда. Комната, кухня, санузел.

Некуда бежать, некуда!

Я зачем-то раз за разом оглядывала стены, будто в них вот-вот должна была появиться дверь. Сердце билось как в приступе лихорадке. Кажется, у меня дрожали руки. Я плохо соображала. Убили иномирян. А меня – их проводника и организатора быта – сейчас уведут на допрос. Что мне делать, куда идти?

Некуда бежать, некуда!

Мой взгляд снова упал на разноцветные лужи, медленной каруселью сливающиеся в одно гигантское пятно. Ясно уже – это кровь. У кого-то из этих ребят две кровеносные системы. Я подняла глаза и увидела дверь. Нет, чуда не случилось – обычная обшарпанная и косая до невозможности дверь на балкон, прибитая здоровенными гвоздями. Оглянувшись (никого!), я кинулась к этой двери, стараясь обойти пятна и не оставить следов. Видимо, эту дверь уже когда-то пытались открыть – кривые гвозди наполовину торчали наружу. Обдирая пальцы до крови, ломая ногти, я раскачивала гвозди, пытаясь вытащить их. На мое счастье их вколотили кое-как. Дверь скрипела и ходила ходуном, я стала раскачивать ее еще больше, гвозди закачались, и я снова вцепилась в их ржавые шляпки. Первый вышел легко, со вторым пришлось повозиться … Я плохо помню все, что происходило в тот момент, только одна мысль билась у меня в голое: некуда бежать, некуда, некуда! Я на мгновение остановилась. Сжала кулаки. Вспомнила формулу самоконтроля. Заставила себя отодвинуть эмоции в сторону и сосредоточиться. В висках стучала кровь, а казалось будто это подкованные берцы торопливо стучат по ступенькам. Усилием воли я задавила в себе панику и дернула дверь так, что последние два гвоздя вылетели сами.

 

Первым делом я выглянула вниз – нет, не через перила, сквозь дырку в нижней части балкона. На что ты надеешься, дура, это же пятый этаж! Ох, как хотелось бы мне сейчас быть кем-то вроде суперчеловека со способностями … Нет, нет, нет, забудь об этом, думай, чтоб тебя, думай!

Оглядевшись, я обнаружила стол с переломами всех ног, кресло с вырванным поролоновым нутром и здоровенную кушетку (или это кусок дивана?), поставленную на попа и прислоненную к боковой стенке. Залезть туда? Плохая идея. Неужели осматривая квартиру, эти страшные люди на заглянут туда? Но идея оказалась полезной: стоящая вертикально кушетка прикрывала кусок фанеры, которым заслонили дыру на соседний балкон. Кое-как поддев фанеру, я ужом полезла в дыру, стараясь при этом не шуметь. Соседний балкон тоже был богат всяким барахлом, однако это были вполне годные вещи, которые, как и положено, дожидались тут своего сезона: велосипеды, искусственная елка, коробки от бытовой техники …

О да, вот эта коробка, хоть и невелика, все же может вместить меня, если я подожму ноги. Осторожно, чтобы меня не заметили из квартиры, я задвинула коробку в дальний угол, отвернув ее открытую сторону к стенке балкона. Аккуратно прислонила к ней раскладушку и накинула сверху какое-то тряпье, чтобы создать впечатление нетронутости. А потом, очень, очень медленно и осторожно, стараясь не развалить весь этот караван-сарай, протиснулась внутрь и подвинула коробку еще плотнее к стене. Сжавшись в комочек, я впервые в жизни радовалась, что мой рост метр в кепке на табуретке.

Некуда бежать. Если эти шустрые ребята пойдут по соседям и разворотят мое гнездо … Куда меня тогда заберут? И что со мной будут делать? Наверняка, кто-то там уже знает о моей способности посещать другие миры. Это же какие просторы открываются! Все равно что та самая Зона у Стругацких и даже больше. Может быть, они думают, что я смогу привести сюда любого иномирянина или принести любой предмет? И как, интересно, я докажу, что это невозможно? Мне будут тыкать в нос трупами этих несчастных воришек. Утомленная переживаниями и размышлениями, я в какой-то момент впала в дремоту, но уснуть нормально, естественно, не могла. Время шло очень медленно. Я надеялась, что, дождавшись глубокой ночи, смогу выскользнуть из подъезда и рвануть куда-нибудь. Не знаю куда. Там придумаю. Главное – чтобы меня не обнаружили.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru