Воспитание Игорёшика

Ольга Станиславовна Назарова
Воспитание Игорёшика

Глава 5. Жесткие рамки для свободной личности

Картина безмятежного и безопасного существования Игорёшеньки так заворожила его мать, что она даже не сразу уловила, что именно говорит её старший сын:

– Одно жалко, долго он там не пробудет!

– С чего это? Ты что, считаешь, что Игорь не способен управляться с кошками и собачкой? – грозно уточнила Людмила Петровна.

Именно так Ваня и считал, но вслух сказал совсем другое:

– Мам, ну, он же сам там долго не пробудет. Девушка же…

– Да какая это девушка! Крокодилица, хищница! – запричитала нежная матушка. – Я всё, всё сделаю, что бы он там остался! Буду сама к нему ездить, убирать там, готовить…

Ваня чуть не поперхнулся.

– Мам, вот этого точно делать нельзя!

– Почему это?

– Потому, что в любой момент может позвонить хозяйка или прийти хозяйский сын, а тут ты.

– А я что? Не имею право к сыну приехать? Я же мать! – Людмила Петровна настолько выразительно произнесла последнюю фразу, что старший сын только тяжело вздохнул.

– Конечно-конечно… Но они-то думают, что у Игоря есть острая необходимость в квартире! А так, скажут, раз у тебя такая заботливая мамочка, так и езжай домой, а сюда мы возьмём кого-то, кому реально это нужно! Или решат, что он тварь неблагодарная, если сбежал от такой материнской заботы, а раз так, то нельзя ему животных доверять!

В трубке послышалось озадаченное сопение. Ваня насторожился.

– Да, что-то в этом есть. Действительно, кто же уедет? Тут ты прав!

Ваня вытер пот со лба. Колоть дрова было значительно проще, чем беседовать с его мамой про младшего брата.

– Так и что ж мне делать? – задумалась мама.

– Как что? Придёт он сейчас домой, а ты не волнуйся. Чего тебе переживать?

– Ну, как же, ребенок же не дома!

– Мам, если он ребенок, ты сразу готовь ему деньги, да побольше, а главное, место для невестки!

– Нет-нет! Не ребенок! – живенько поправилась Людмила Петровна.

– Правильно. А раз не ребенок и ты не волнуешься, то сейчас ты отлипаешь от входной двери, ты же там сидишь, правильно я понимаю?

– Нууу, – замялась Людмила Петровна. – Что я в своей квартире не имею права сидеть, где хочу?

– Имеешь, конечно, но нам же важно, чтобы он почувствовал себя взрослым, да? То есть ты сейчас уходишь от двери, идёшь к себе и спокойно готовишься ко сну. Приходит он, говорит, что завтра идёт на работу – порадуйся, пожелай ему удачи. Вагон еды с собой не готовь! Мама! Вспоминай, ребенок он или нет… И сразу про невестку, про невестку думай! – Ивану самому казалась довольно нелогичной связка «если Игорь ребенок – жди невестку», но главное-то что? Главное – она сработала! Иван подумал, как здорово, что он с бабулей и тёткой Ирой посоветовался, и те сообразили, куда можно пристроить нежного мальчика и как обезоружить их с Игорем матушку.

Именно эти разговоры и стали причиной крайнего изумления Игорька. Неожиданность настигла его сразу после возвращения домой. Он-то был убеждён, что мать сидит под дверью, как это обычно и бывало, но она обнаружилась в родительской спальне, махнула ему рукой, довольно равнодушно, и устроилась спать.

– Не понял… Ей что, не интересно, где я был и что делал? – удивился и даже несколько обиделся Игорёк.

Утром тоже было непонятно… Он-то ожидал, что мать не пустит его на работу, даст деньги, выкрутится, займёт, короче говоря, что-то придумает, но она только собрала его сумки с вещами, что-то из еды приготовила, и тоже как-то странно, без азартных сборов, причитаний, всхлипываний и метаний типа: «Куда же мой сыночек едет один-одинёшинек?» Так что пришлось ему взять собранные сумки и отправиться на работу.

В двенадцать приехать на место он успел совершенно случайно – просто не было пробок. Ну, бывают такие странные моменты, ррраз и дороги свободные. Даже удивительно. Вот таким, удивлённым отсутствием пробок и собственной пунктуальностью, он и прибыл к Елизавете Петровне.

– Отлично! Ээээ, и куда же вам столько вещей? – поразилась она, увидев огромный чемодан и две здоровенные сумки. – Хотя – это дело ваше. Шкаф свободен, можете всё разложить, – она махнула рукой в сторону комнаты. И продолжила, – Так, быть с включенным смартфоном, позвонить могу в любой момент. Из квартиры выходить только по моему разрешению.

– А как же гулять?

– С Фоксой гуляет соседка. Вы уже забыли?

– Нет, я а?

– Эээээ? Вас тоже выгуливать надо? Ну, тогда с десяти до одиннадцати утра – ваше прогулочное время. Самое то! Воздух ещё чистый, солнечная активность не чрезмерная. Моцион, дело полезное. Часа вам хватит, если активно бегать и двигаться.

Игорёк был в шоке. Утром он вообще никогда не выходил из дома, если не надо было в школу, а потом в институт, ну и на работу ту пару месяцев, которые он промучился у отцовского знакомого. Гулять он любил вечером, да не один, а с девушкой! Ну, или со знакомыми парнями можно было прошвырнуться, сходить в развлекательный центр или просто пива выпить…

– Девок не водить, знакомых не приглашать. Не будет вас в квартире кроме того часа, когда можно отлучиться – собирайте вещи и на выход. Два комплекта чистого постельного белья в шкафу, там же полотенца. Для стирки можно пользоваться моей стиральной машинкой. Утюг в кладовой, там же гладильная доска. Вся утварь и посуда – в вашем распоряжении, – рассказывала Елизавета Петровна, но Игорёшик не очень-то прислушивался. Его занимал вопрос прогулок.

– Не понял… Я здесь что? Под замком что ли? Я свободная личность!

– Конечно, свободная. Вот порог, за ним свобода! И, что показательно, всё это прямо у вас за спиной. Разве вас кто-то тут насильно держит? Идите себе на здоровье!

Идти на здоровье Игорёк не хотел. Мать как-то не была готова идти на уступки, и он не терял уверенности в том, что её надо помариновать, и уж тогда-то его беззаботная жизнь вернётся! Надо немного подождать. Дома ждать не хотелось – мать проявила тёмную сторону натуры. Это Игорёшику не понравилось, совсем не понравилось. Такие вещи надо пресекать! А раз так, то можно немного перекантоваться тут. Но найти лазейку не мешает! И он попробовал:

– А это… В магазины сходить?

– Доставка работает! – пожала плечами Елизавета Петровна. – Любые продукты!

– Так на ресторанную доставку денег того… мало. Точно не хватит!

Глава 6. С почином

– Какая ещё ресторанная доставка? Я ж сказала – продукты! Купил – приготовил и поел! Никогда не пробовали? Очень рекомендую! И для здоровья полезно.

Она прищурила глаза, предвкушая дивное развлечение. – На продукты денег как раз достаточно.

– А кошечкам-собачке? Им-то как покупать?

– Своим я сама закажу и оплачу удаленно. От вас требуется только принять и следить, чтобы они сыты были, и, самое главное! Их надо развлекать! Кошек – вычёсывать, гладить, играть.

– Во что? – недоумевал Игорёк. – Во что играть-то с ними?

– Я вам инструкцию оставила. Вот лежит! – она ткнула пальцем в папочку. – С собакой тоже заниматься. И с птичкой. Он у меня разговаривать любит и общаться.

Игорь опасливо покосился на птичку, а потом, невольно – на окно. Птичка сидела на металлической перекладине и изображала чучело. Только глазами моргала.

– Упустите – сын вас прибьёт! – скучно предупредила Елизавета. – Это его любимые животные!

– Аааа, ладно, не волнуйтесь! Мы справимся!

Елизавета Петровна, погладила всех кошек, умильно провожавших взглядами хозяйку, псину, крутившуюся вокруг её ног, почесала под клювом попугая, прихватила небольшой элегантный чемодан на колёсах и удалилась, ещё раз пожелав Игорьку удачи.

Когда закрылась дверь за императрицей, Игорёк с облегчением выдохнул и пошел осматриваться в своих новых владениях, не обратив ни малейшего внимания на питомцев императрицы.

Прошелся по коридору, заглянул на кухню. В два приёма перетащил вещи в комнату и скинул в углу, даже не подумав что-то разобрать. Уселся в кресло, поёрзал там – удобное. Нашел на столике рядом пульт от телевизора, пощёлкал программы. Нашел зачётный фильмец и уставился в экран.

Чёрная кошка осторожно проскользнула в комнату и прокралась к вещам. Обнюхала, внимательно осмотрела, призадумалась и беззвучно вернулась в коридор.

– Буня, там полная сумка еды, – доложила она серой упитанной кошке – старшей в их прайде.

– А что именно? – Буня поесть любила всегда!

– Пахнет запеченной курицей, котлетками, копчёной колбасой и сыром, – перечислила чёрная Нори.

– Курицей, котлетками и колбасой? – забавная псина Фокса смешно приподняла уши. – Всё люблю! Всё ем!

– Не всё тебе! Помнишь уговор? – насупилась трехцветная авантюристка Рома. Они с Фоксой обладали неким сходством характеров. Безграничная отвага, авантюризм и упёртость забавным образом переплетались с привязанностью к остальным членам стаи и категорической нелюбовью к запаху любого алкоголя.

– Помню-помню! – Фокса кивнула. Уволочь что-то вкусненькое было сродни большой охоте. Корм всегда лежит в мисках – бери, ешь, но корм-то всегда менее приятен, чем всякая вкусная неоченьполезность типа краковской колбасы.

– Мне – сыр и курицу! – скомандовала Буня.

– Мне тоже. Кто их знает, как они котлеты делают… – покрутила носом привередливая Нори.

– А мне? – Гаврюша внимательно прислушивался к беседе.

– Ты сыр не ешь и всё остальное тоже, – справедливо заметила Фокса.

– А яблоками там не пахнет? – уточнил Гаврюша у разведчицы Нори.

– Яблоки? Нет. Персики были точно.

– Так что ж ты не мявкнула даже! Персики… Это ж я очень люблю! – воодушевился Гаврюша

Игорёшик не обращал на лёгкий шорох, раздававшийся в углу комнаты никакого внимания – привык, что мама постоянно крутится рядом, норовя о нём позаботиться, вот и не подумал уточнить, что там такое происходит.

 

А происходило много интересного.

– Тащи вот за эту тянучку! – командовала Фоксе опытная Буня. Та, крепко зажав зубами язычок молнии, ловко открывала благоухающее сумочное нутро. – Так, это вот бери и уноси, только сразу всё не лопай, – Фокса с удовольствием утянула упитанную курицу. – Это – тащи ты! – скомандовала она Нори, кивнув на пакет с колбасой.

Сыр унесла Рома, волоча головку в пакете за собой, и едва не врезавшись в дверной косяк, а Буня покопалась в сумке, и добыла упаковку с персиками. Гаврюша был ценным союзником, но стоило ему только решить, что его собираются надуть, скандала, шума и воплей не оберёшься! Дешевле было достать персики.

– А ещё виноград есть. Будешь? – уточнила Буня, по-хозяйски дорывшись до дна сумки и произведя в её содержимом максимально возможные разрушения и бардак.

– Конечно! Чего спрашиваешь? – Гаврюша прихватил упаковку персиков и потянул её к двери, понимая, что взлететь с ней он не сможет. Но виноград бросать тоже не хотелось, поэтому, он сердито уставился на Буню. – Помогла бы!

– Я? Я тебе что, тягловая кошка? – удивилась Буня. – Я и так его достала!

Гаврюша обиженно покрутил головой, намереваясь заорать, но передумал, потому что в комнату вернулась Фокса, забрала пластиковую упаковку с персиками и деловито потащила её к выходу.

Гаврюша уволок виноград, рассыпав половину по полу, а Буня подкралась к Игорёше, присмотрелась к нему внимательно и ухмыльнулась в усы. Она была уверена, что в ближайшие дни им будет весело. Просто очень-очень весело!

Игорёшик досмотрел фильм, сладко потянулся и счёл, что пора бы перекусить. Мать там что-то такое собирала.

Шагнул к сумке и удивился.

– Не понял… А чего тут такое было? – под ногой смачно лопнула виноградина, потом ещё одна и ещё. – Елки… А где еда?

– Где еда, где еда… Ещё бы вечером спросил! – презрительно фыркнула невидимая в темноте задверного пространства Нори. – Чудак такой…

– В нашем доме клювом не щёлкай! А упустил возможность – не жалуйся! – насмешливо крикнул Гаврюша. Но так как говорил он по-птичьи, Игорёшик так ничего и не понял.

Он кинулся было искать пропажу. По его разумению, слопать целую курицу, колбасу, круглую головку сыра и персики с виноградом таким небольшим зверям было не под силу.

– Ничего не понимаю! – Игорь честно обошел всю квартиру. – Нигде и ничего! Виноград только у сумки рассыпан, а больше никаких следов! Они что, курицу вместе с костями проглотили? – он опасливо покосился на безмятежных кошек и небольшую собачку. – А персики? Тоже с косточками? Нифига себе! Эй, птичка! Ты что, глотаешь целиком?

Игорёк протянул палец к Гаврюше, чтобы пощекотать его под клювом.

– Он что? Псих? Или самоубивец? – заинтересованная Нори даже перестала притворяться, что дремлет.

– Отчаянный! А по виду и не скажешь! – одобрила трехцветочка Рома, переглянувшись с благодушной после еды Фоксой.

– Нее, просто глупый. Не представляет себе, кто такой Гаврюша, ну ничего, это не надолго! – угадала Буня. – Три, два, один! Ну, вот, я ж говорила!

Отчаянный вопль Игорёшика, которого от души цапнул за указательный палец какаду, был слышен на весь многоэтажный дом!

– Ну, с почином! – хихикнула невдалеке одна довольно-таки вредная особа, что-то такое и ожидавшая. – Хорошо пошел! Карузо, прямо!

Глава 7. Усё по плану, шеф

Люто обиженный на весь белый свет Игорёшик, намотав на пострадавший от попугая указательный палец полрулона бумажных полотенец, неуклюже тыкал указательным пальцем левой руки в экран смартфона.

Сначала он по привычке позвонил маме, чтобы она приехала и помогла ему. Чем помогла? Всём! Забинтовала палец, приготовила еды, прогнала мерзкую птицу, издевательски орущую со шкафа, пожалела, в конце концов… Но её номер оказался занят, а эмоции требовали немедленного выплеска.

– Ааа! Позвоню Ваньке! Это он меня сюда отправил! Он и виноват! – брюзжал Игорь, отправляя вызов.

– Салют! – бодро откликнулся Ваня. – Как дела?

– Мне чуть палец не откусили! И всю еду украли! – загундел Игорёк.

– Кто? – опешил Ваня, а выслушав драматический рассказ младшего братца о шайке хвостато-пернатых грабителей, на некоторое время потерял дар речи. Попросту едва дышал от смеха.

– Чего ты там хрюкаешь? Я сейчас же уезжаю отсюда! Вот прямо сию же секунду! – заявил разъяренный Игорь, размахивая пальцем с импровизированной повязкой.

– Валяй! И будет тебя мать дальше контролировать. Куда пошел, куда деньги, денег нет, поди заработай. А вот сейчас у тебя есть шанс, особо ничего не делая, жить припеваючи, да тебе ещё и платят!

– Да что там платят! Слёзы одни! На еду едва хватит, – он назвал сумму, и Ваня присвистнул.

– Ну, если ты так много лопаешь, тебя мать точно не прокормит.

– Да почему много-то?

– Ты ж не семья с тремя детьми. Купи продукты, свари суп, сделай второе. И тебе ещё прилично останется. Не покупай тамбовский окорок или дорогущую ветчину. Купи курицу.

– Сырую, что ли? – подозрительно уточнил Игорек.

– Ага. Сырую что ли! Разделай её, свари. Ну, или на сковородку, как тебе больше понравится.

– Я готовить не умею. Ты же знаешь, – буркнул Игорь.

– Знаю, братец, знаю. Ты ничего не умеешь, так что возвращайся к мамочке и живи по её указке. И забудь, что у тебя был шанс хоть немного попробовать что-то сделать самому. Но не по плечу тебе это, увы, не судьба!

– Чего это не судьба! Чего это не по плечу! – взвился Игорёк.

Ваня беззвучно ухмыльнулся. На слабо братец всегда попадался! Он бы давно пользовался этим во благих целях, но мама всегда бдила и пресекала все поползновения крошечки Игорёчка хоть что-то сделать.

– Ну, не знаю, не знаю… Ты ж у нас неприспособленный, не готовый к жизни, – подлил масла в огонь старший брат. Он отлично помнил тёткины инструкции, и аккуратно подталкивал Игоря к нужному решению. – Трудно тебе оставаться, так что езжай домой.

– Даааа, трууудно! – заныл Игорь. – Это ж прямо как… Как заключение какое-то! Гулять только час! Прикинь? С десяти и до одиннадцати утра! Да я в это время только просыпаюсь и то не каждый день. В шесть тридцать утра и вечера собаку соседке надо выдавать на прогулку, а потом её ещё и забирать. Никого приглашать нельзя, и девушек тоже! Просто какое-то насилие психологическое.

– Чудак, так это ж не ты квартиру снимаешь, да деньги за это платишь. Если бы так – жил бы как тебе удобно. Неее, ты там работаешь, и тебе платят. Час гулять? Целый час? Да блин, чтоб я так жил! Я с работы приползаю, хорошо, если в восемь вечера, а то и позже. И поесть надо хоть что-то приготовить, а сначала продукты купить. У меня ни сил, ни времени нет для прогулок. Сейчас вот скоро спать пойду, а то мне завтра в полпятого вставать. Так что не вздумай звонить и будить.

– Ты чего? Сейчас же день! Какое спать? – удивился Игорёшик, косясь на окно.

– Это у тебя день, а у меня уже десять вечера. Ты забыл, что я во Владивостоке? А что никого приглашать нельзя, так поверишь, я тоже к себе на работу никого-никого не могу в гости пригласить. Начальство против, знаешь ли. А то б я тоже девушек водил. Наверное. Хотя нет, вряд ли. Работать-то мне когда? А ты сидишь в чужой квартире с чужими животными. А ну как девица посторонняя собаку пнёт или кошку обидит? А зачем это хозяйке? Вот ты бы на её месте что сделал?

Игорёк дураком не был. Думать мог. И вот сейчас подумал и признал некую сермяжную правду.

– Да, тоже бы не разрешил. Девицы, они такие… разные бывают.

– Это я тебе на слово поверю, ибо ты у нас большой специалист. Ладно, давай, закажи продукты. Привезут, что-нибудь приготовь. Не ной. Ты справишься, я в тебя верю! В инете куча роликов на эту тему. Чего заказывать? Ой, ну, какой же ты… Ладно, бери ручку или карандаш и пиши.

Закончив разговор с братом, Ваня потёр руки и позвонил тётке и бабуле – отчитаться.

– Усё по плану, шеф! Попугай его ожидаемо тяпнул, жратву у него живность честно спионерила! Не, соседку он пока не видал. Рецепт куриной лапши я ему скинул. Чего купить продиктовал. Ващщщще жуть! Двадцать четыре года, а как детсадовец, право слово!

Нет, не прав был Ваня! Не прав! Игорь справился почти идеально. Правда, засомневался над списком покупок, но решил поверить брату на слово, что все эти скучные вещи типа моркови, лука и макарон тоже пригодятся.

Звонок в дверь застал его врасплох с котлетой в зубах и тем же бумажным полотенцем на пострадавшем пальце. Он с трудом вспомнил, что это за собакой! Прихватив собачью сбрую, Игорёк прибыл к двери, а ушлая псинка уже танцевала там, намекая, что это за ней.

– Добрый вечер! А я за Фоксой. Фоксинька, девочка, гулять пойдём?

– Эээээ… – Игорёша автоматически протянул соседке, пришедшей за собакой, поводок с ошейником и замер. Не каждый день на пороге квартиры, где ты работаешь собачье-кошачьей нянькой, стоишь, дожёвывая котлету, в мятых шортах и такой же футболке, да ещё с пальцем, на котором намотано половина годовой выработки завода по производству бумажных изделий, появляется такая девушка. – Эээигть! – содержательно представился Игорь.

– Да, меня Елизавета Петровна предупредила. Ой, а что у вас с рукой?

Девушка разговаривала, как ни в чём не бывало, а Игорь пытался выговорить некое приемлемое объяснение, но что тут скажешь? Что сражался за еду и проиграл схватку? Или что спасал попугая, который подавился персиковой косточкой, а он, гад пернатый, не оценил? Он выбрал наименее проигрышный вариант и попросту ткнул пострадавшей рукой в сторону попугая, сидящего на вешалке.

– Гаврюша, ну как тебе не стыдно? – нежно укорила его девушка, и птеродактилю, кажется, даже стало немного совестно… Хотя, может, он сожалел, что не цапнул сильнее, кто его знает.

– Что же вы не перевязали? Там аптечка в шкафу!

Игорь развёл руками. И девушка, надо же, умница какая, поняла всё верно. – Не нашли? В кухонном шкафчике, справа от окна. Вы руку лучше обработайте, а то воспалится. Хорошо?

Игорь покивал с большим энтузиазмом и дверь за чудным видением закрылась.

– Блин! Блин-блин! Я таких вживую ещё не видал! – выдохнул Игорёк, кинувшись к окну. Девушка вышла на улицу, ведя на поводках двух здоровенных псов и мелкую вертлявую Фоксу. – Нифига себе какая… Вживую не видал, но где-то ж такую видел! – он метался по комнате, соображая, что надо бы переодеться, и вспоминая, что точно где-то видел это лицо!

– Фото? Актриса? Певица? Блогер? Нет! Точно не то. Почему-то, с мамой связано… А что?

Он чуть не с головой нырнул в чемодан, вытащил модные джинсы, дорогущую рубаху, переоделся, намотав на палец поверх бумаги целлофановый пакет, чтобы не испачкать одежду, и принялся ждать девушку. – Даже не спросил, как её зовут! – сообразил он. – Ну, ничего-ничего…

Он покосился в зеркало. – Совсем другое дело!

Ясен пень, когда тебя встречает нечто лохматое, явно придурковатое, потому как выговорить ничего не может, да ещё в таком мятом и затрапезном виде, какая красавица второй раз на это глянет. А вот сейчас-то прямо другой человек!

– Нет, ты глянь, глянь! Третий раз шерсть на голове прилизывает своей чесалкой. И всё не получается, – Рома насмешливо наблюдала за метаниями их няньки.

– Ему пуходёрку надо. Шерсть вон какая густая, – со знанием дела решила Буня. – Чего он там всё начёсывает? Небось, и колтунов полно!

– Пррроверрить? – предложил Гаврюша.

– Да, давай! – кивнула Буня.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru