Лысая собака с синим хвостом, или хозяйка, ты спишь, а мы тут всё уронили!

Ольга Станиславовна Назарова
Лысая собака с синим хвостом, или хозяйка, ты спишь, а мы тут всё уронили!

Часть первая. Хозяйка, ты спишь? А мы тут всё уронили
Глава 1. Лысая собака с синим хвостом

Ей оставался один день жизни. Собственно, это никого и не удивляло. Финансирование приюта было прекращено, в качестве особой милости всем животным, там содержащимся, дали неделю на пристройство. Работники приюта и волонтёры начали судорожно кидать объявления с просьбами о помощи, кого-то успели забрать, кого-то нет, а у кого-то и шансов не было. Она была из последней категории. Толком никто не знал, сколько ей лет, но было понятно, что явно не меньше двух. Информации о ней было совсем мало. Её хозяйка, которой было уже за восемьдесят лет, умерла. Это не сразу узнали. А когда соседи вспомнили, что что-то несколько дней её не видели и вызвали милицию, дверь вскрыли и обнаружили старушку, вокруг которой лежали три собачки. Никаких душераздирающих подробностей вроде обглоданного тела и прочих страстей не было. Просто три собаки прощались и с хозяйкой и с жизнью. Истощены были до предела, но из этого состояния их сумели вывести, а вот пережитый стресс так просто не сдавался. Двоих, более устойчивых психически, сумели пристроить, а третья… Третья боялась всего до судорог, и все попытки отдать её в добрые руки неизменно заканчивались возвратом сумасшедшей и нервной псины обратно в приют. Она забивалась в любую щель и замирала там, не реагируя на попытки с ней поладить.

– Она маленькая, размером с кошку. – простуженный, голос в трубке устало рассказывал о безнадёжной собаке. – Приезжайте, посмотрите. Ну, вдруг вам понравится… А, может, кто-то другой… Пожалуйста, только приезжайте.

Я по сей день очень благодарна той женщине! Мы приехали и нас отвели в комнатушку, где лежало нечто. Она на фото была в рыжеватой шерсти, а сейчас…

– Нет, вы не думайте, пожалуйста. Это не зараза. Мы проверили и на лишай, и на демодекоз и на всё остальное. Скорее всего, стресс, – сотрудница приюта безнадёжно рассматривала совершенно лысую собаку. Местами на шкуре были красные очаги воспаления, покрытые мокнущими струпьями. – Да вы познакомьтесь с ней, – женщина взяла собаку, та окостенела от ужаса, одела на неё ошейник и поводок и вручила нам. – Ой, ну иди уже! Хоть какой-то шанс тебе! – в сердцах сказала она псине, а та с перепугу начала дрожать. Поводок пришел в движение и начал напоминать идеальную синусоиду – такой интенсивности была дрожь. Мы переглянулись. Нет уж, на такое мы были ни разу не готовы. Лысое, сумасшедшее создание, гораздо больше кошки, качающееся на тонких голых лапах, колотящееся и явно собирающееся упасть в обморок. Мы что, совсем того?

– Мы её забираем! – вздохнули мы в один голос. Я до сих пор не знаю, как мы на это решились. Наверное, от невозможного ужаса, который чувствовался и в приюте и в этой собаке. Такого ледяного, безнадёжного и беспросветного.

– Ну и ладно, – я волокла на руках переноску, в которой сидела собака. Ясень пень, размеры её оказались гораздо больше, чем у кошки, а переноску-то я взяла хоть и большую, но кошачью. Февраль месяц, мороз. Собака лысая как колено! За пазуху её не возьмёшь, во-первых большая, а во-вторых страшно грязная и вонючая. В переноску-то нам её на радостях упихали все сотрудники приюта, но голова торчала из открытой дверцы и по этой причине нас в такси не повезли. Вид у неё был такой, что приличный водитель и на порог машины не пустит, и его очень даже можно понять! В метро вокруг образовался приятный в час пик вакуум. – Хоть какая-то польза! – переговаривались мы, стоя посреди толпы совершенно вольготно и свободно.

Сколько же мы её отмывали! А потом сразу же потеряли! Вымыли, вытерли, выпустили из ванной и собака растворилась!

– Слушай, а куда оно делось? – мы обыскали все доступные собаке помещения. Кошки в полном составе презирали нас со шкафов, и подсказывать не собирались. В конце концов, пропажа нашлась в кошачьем домике-когтеточке. Как она ухитрилась туда утрамбоваться, я и по сей день не представляю. Но, вытащить её оттуда было уже невозможно. Пришлось домик вскрывать как консервную банку, отдирая пассатижами его верхнюю часть. Собака, вытащенная из домика, висела в руках помирающей тряпкой и явно прощалась с жизнью. На слова, уговоры, поглаживания не реагировала. На еду тоже.

– И как её кормить? Капельницу ставить, что ли? Что она ела-то?

Перепробовали всё! Оказалось, что в качестве еды она идентифицирует только совсем жидкую кашу. Вареную курицу она не поняла, мясо тоже. Лакомства вообще видела первый раз и не интересовалась абсолютно. Потом приноровились и уговорили её слизывать с рук кусочки собачьих консервов. Из миски она их не брала – стеснялась. А с руки, ну, наверное, может быть это все-таки и ей дают…

Месяц после её водворения в наш дом мы её видели только в лежащем состоянии. Попытка вынести её на улицу закончилась сердечным приступом собаки и ветеринар, пожав плечами, посоветовал оставить её в покое.

– Она так всего боится, что и правда умереть может. Да, от страха. Особенно боится того, что её выкинут, поэтому, шаг к входной двери она воспринимает как то, что её жизнь закончена. И впадает в панику.

Я никак не могла понять, как мы будем с ней решать туалетный вопрос, пока не увидела, что она подглядывает за кошками, пользующимися лотком в туалете, а потом, нервно озираясь по сторонам, крадется туда же и все свои дела делает в лоток. Хорошо, что лоток был огромный! Этот вопрос был решен самой собакой!

– Ой, бедненькая! Ой, какая несчастная собачка! – это соседка пришла в гости и наткнулась на это лысое и в струпьях создание, местами красное и с ярко-синим хвостом. – Ты только не обижайся, а что у неё с хвостиком?

– Виляет, – лаконично объясняю я. Вижу полное непонимание и рассказываю подробнее:

– Она, вроде, сообразила уже, что её тут не обижают, ну и научилась вилять хвостом. А теперь так этому радуется, что хвост стучится обо всё! Все поверхности, углы, ножки стульев. А шерсти-то нет, сама видишь, вот и набивает синяки.

Оксана – человек добрый, у самой собака есть, она с жалостью смотрит на странное создание и только головой сочувственно качает.

– Ой, а вы вторую собаку взяли? Та… Прости. Той уже нет? – та же соседка через два месяца.

– Оксана, да ты что! Это она же! Умка! – я указываю на Умку. Знаю, пальцем тыкать не культурно, а что делать?

– Быть не может!!! – её удивление вполне можно понять. Собака оказалась ладненькая, рыжая в беленьких носочках, и хвост тоже оброс. Он вполне себе солидный, только всё равно стучится обо все!

Умка она в честь Умы Турман. Такой же широкий лоб и некоторая загадочная отстраненность во взоре.

Хотелось бы мне написать, что от ласки и заботы она стала совершенно нормальной, но это не так. Большую часть своего времени она проводила под кухонным столом. Там – её нора. В норе безопасно! Нет, она и радуется нам и хвостом виляет, а где-то через полгода научилась лаять и петь. Поёт широко открыв рот и вытягивая тихонько «Ооооооуууу». Выпрашивает всякое вкусное – приходит и кладёт голову на колено. А когда думает, что ты её не замечаешь, усиливает давление. С кошками ладит изумительно, с остальными собаками тоже, а вот люди…

Пока человек сидит, это куда не шло. Стоит только встать, у Умки паника! И более чем через десять лет она всё равно боялась резких движений, громких звуков и чужих людей.

Года два назад у Умки случился инсульт, мы думали всё! Не выживет! Фигушки! Справилась, выжила, и напрочь перестала бояться! То ли впала в щенячество, то ли видеть хуже стала и резкое движение не кажется таким уж пугающим, кто знает… Но, Умка начала получать от жизни истинное удовольствие. Ходит, попрошайничает, постоянно виляет всем хвостом. Радуется. Безукоризненно пользуется кошачьим лотком и тихонько поёт, когда есть настроение. Странная и любимая рыжая собака. Собака, у которой много лет назад оставался один день жизни.

Глава 2. Хозяйка, ты что, спишь? Мы там всё уронили

Спишь себе, мирно, приятно, никого не трогаешь! Сны видишь, такие славные, как цветной фильм. Луг цветущий, тропинка, красота, где-то далеко-далеко погромыхивает гром, наверное, во сне дождик будет! И вдруг в сон врываются какие-то кони! Нет, не кони, а тигры! Нет! Да какая же скотина скачет по моему прекрасному сну и топчет мои цветы?!

И тут приходит осознание того, что скачут уже по мне, и топчут мой собственный организм, который вообще-то секунду назад безмятежно созерцал природные красоты, и ни к чему таком не был готов абсолютно!

– Так! ТАК! Какая редкая скотина тут развлекается?

Скотина радостно откликается на зов и в полном составе лезет сообщить мне, что уже почти утро, и по этому поводу они вскрыли закрытую дверь и прибыли нас будить.

– Сколько времени? Полпятого? А ну-пошли-все-отсюда-немедленно-вон!

Коллектив выносится вихрем. Вид у меня дикий, голос соответствующий виду, а настроение им под стать. Мрачно выхожу в коридор и выясняю, что живность прибыла вовсе не просто так!

Они уронили в коридоре кошачьи многоэтажные домики, и конструкция закрыла и забаррикадировала собой дверь в ванную. А там как раз пребывал один из котов, который воспринял заточение как изощренное издевательство и теперь воет и скандалит, требуя «свободупопугаям»! Коллектив честно пытался отколупать дверь, вон она исцарапана! Но, дверь не отколупывается, собрат орёт, полпятого и вообще всё плохо! И куда, спрашивается, бежать?

Правильно!

– Хозяевааааа! А хозяева? Вы что? Ещё спите? Ну, тогда мы идём к вам!

Я так и не поняла, как коты сагитировали присоединиться к ним собак, но прибыли и убыли они в комнаты все вместе. Это я на себе ощутила. Так же, полным составом они мне помогали поднимать домики. Как помогали? Разумеется, усевшись на них! Скидывание и разгон добровольных помощников был самым сложным этапом работы! Потом утешала кота извлеченного из ванной. Он выскочил весь взъерошенный, с огромными, даже слегка выпученными глазами, шерсть дыбом. Жуть! Подозревал нас всех в злом умысле, даже попытался набить морды собаками. Пух, он вообще, склонен немного преувеличивать коварные планы окружающих по своей особе.

 

Ладно, утешила, успокоила, пригладила щёткой, а то похож на заспанную россомаху, вымыла ванную, потому что он там бежал-бежал-бежал и всё вокруг в шерсти.

– Неее, вы тут как хотите, а я спать пошла! Выходной! Совесть иметь надо! – сообщила я живности и ушла. Легла. И что-то мне кажется, что я какой-то важный момент упустила.

– Пофиг уже, пусть хоть все в ванной застрянут! – решила я, проваливаясь в сон. И сон такой приятный… Гром погромыхивает вдали, дождик, наверное, будет… Птички поют, поют, поют как-то очень уж громко и немузыкально и почему-то прямо перед моими глазами крутится щетка-пуходёрка. – Караул! Я щётку убирала, а дверь в гостиную не закрыла!

Вылетела я в коридор вихрем! Точно! Дверь распахнута, в клетке с попугаями, проломив верхнюю планку, сидит Веник, и пытается сделать вид, что он тоже корелла. Такая… Черно-беленькая! А что? Вот сейчас он на донышко приляжет, глазки закроет, и глядишь, я его и не замечу!

Остальные коты радостно скачут вокруг Пуха, который сидит с попугайный пером в пасти и глубокомысленно смотрит на его кончик. Если перо пожевать, то конец пера шевелится. Пух соображает, есть ли тут какая-то связь или нет, и куда делось то, что летало и верещало вокруг. Меня это тоже очень интересует, но попугаиху Степу я замечаю быстро! Она сидит и радостно откусывает листики с традесканции.

– Всех раздам в добрые руки! – выдыхаю я. – Начну с попугаев! – решаю через десять минут, потому что все кошки и собаки меня слышат, и взаимодействуют, то есть стоит мне рявкнуть, быстренько эвакуируются из гостиной подальше. Ну, кроме Веника и Пуха. Веник застрял в клетке, а Пух занят пером. Он у нас вообще немного не от мира сего, ему позволительно…

Как репку выдёргиваю Веника из клетки, отбираю перо у Пуха из зубов, выставляю обоих из комнаты, а потом ещё полчаса уговариваю паразитку Стёпу слететь с карниза для штор, параллельно устанавливая верх клетки в пазы.

Шесть утра. Выходной. Спасть хочется до ужаса. Легла. И приснился мне кошмар – цветущий луг, тропинка, дождик…

Глава 3. Кот Фёдор и “Женщина, что за бардак ты тут устроила”

Наша знакомая взяла у нас котёнка. Жила она тогда в старом районе на первом этаже, и окна выходили на закрытый уютный дворик. Котенок вырос, и сколько мы её не убеждали, что выпускать кота в Москве на улицу неразумно, окончательно убедить всё никак не удавалось. Ирина закрывала форточку, а кот устраивал показательное выступление о том, как он несчастен, одинок, и так далее и тому подобное! Ира не выдерживала, форточку открывала и на этом её решимость заканчивалась.

– Фёдор кот разумный, никуда не убежит! – объясняла она нам.

– Ир, он за кошкой уйдёт куда угодно! Ладно, у тебя двор тихий, но вокруг-то Москва! – только отмахивается.

И вот, в один не очень прекрасный день случилось то, что и должно было случиться. Фёдор пропал! Не встречал он свою любимую хозяйку ни у подъезда, ни у двери, ни на форточке, короче, кота не было нигде! Ирина ходила по закрытому и уютному дворику и заунывно звала Фёдора. Через день измученные соседи, понимая, что она не успокоится, сами начали искать Фёдора по окрестностям.

– Федяяяяяя! Федяяяя! – слышалось в округе. – Хде ты, тварь такая, лазишь?! Хозяйка уже сама с ума сошла и всех нас скоро сведёт!

Продолжалось это безобразие почти две недели, пока наконец-то, издёрганная Ирина не увидела двух мальчишек из её двора, которые выследили негодяя Фёдора и загнали его в подъезд, и дверь караулили, чтобы, значит, не удрал.

– Тёть Ир! Идите скорее, там этот ваш Фёдор орёт и удрать хочет! – ребята были рады такой удачной охоте!

Ирина вихрем ворвалась в подъезд, коршуном кинулась на тощего полосатого кота и с криками:

– Скотина ты моя ненаглядная, где ж ты был, сволочь такая!? – унеслась к себе вместе со своим сокровищем. Двор выдохнул с облегчением от уже непривычной тишины, покоя и всеобщего благолепия.

– Фёдор! Ты что? Сбрендил совсем? Одичал и мать родную, можно сказать, не узнаёшь? Ладно, я тебе покажу, как на гулянки ходить! Я тебе форточку замурую на веки вечные! Ишь, шипит он мне ещё! Подлая твоя душа!

Все эти монологи мы выслушивали, пока Ирина приходила в себя от пережитого стресса. А потом она начала жаловаться на кота.

– Он одичал вконец! Так-то ласковый до безумия, на руках или на плечах всё время, а тут… И не трогай и не подходи! Сразу рванул к окну, да я не пустила! И в дверь не пустила! Зато, как только еды положила он как рванул к мискам, словно никогда ничего не ел! Из двух мисок ест, в третью лапой вцепился и рычит! Ну, ничего, ничего, оклемается.

Прошел день, потом другой, но, Фёдор не оклёмывался. Так же пытался просочиться в любую щель, жрал как не в себя, и ласкаться не собирался!

– Променял ты меня, негодяй полосатый, на какую-то кошачью вертихвостку! – скорбела Ирина и собиралась отнести кота в ветклинику, – Да! Он меня довёл, и я решилась! Что это ещё такое! Не кот, а словно «женщина хто вы? Я вас первый раз в жизни вижу»! Ну, погоди мне! Кастрируют, сразу вспомнишь и кто я и зачем хозяева нужны!

Ирина была настроена весьма решительно и планы бы свои осуществила, если бы не одно абсолютно непредвиденное обстоятельство. Обстоятельство настолько её взволновало, что звонок нам от Ирины последовал незамедлительно:

– Сижу я ужинаю, и вдруг на окно запрыгивает мой кот, и начинает лапами по стеклу скрести. Думаю, вот мерзкая рожа, всё-таки выскочил. И когда успел, только же что тут был!? Открываю ему форточку, он запрыгивает и прямо с форточки мне в руки валится и давай петь и гладится!

– Ах, ты, как только про кастрацию услыхал, так сразу вспомнил любимую хозяйку, да? И где ты успел так подраться, весь ободранный и пыльный, как мешок от пылесоса! – приговаривала Ирина коту, закрыв на автомате форточку и решив поощрить ласковое настроение котика лакомством.

– Приношу я его к мискам, выкладываю корм, а он так странно принюхивается… Только не к мискам, а вокруг, и вдруг начинает рычать. Думаю, всё! Совсем с ума сошел! А потом думаю, нет, это я с ума сошла! Потому как из-под дивана выходит второй Фёдор! Чего ты ржешь? Нет, чего тебя разбирает-то? Я тут чуть не сбрендила, а она покатывается! Ну, что дальше? А дальше был лютый кирдык! Потому что оба Фёдора начали такую драку, что я уж и не знала, куда мне деваться-то? Орут, кидаются друг на друга, я на диван с ногами влезла, на спинку. Да не хохочи ты так! Это ж ещё не всё! Стою я на диване и думаю, что это же как-то прекращать надо! А как? Как газель сверзилась я с дивана, кинулась к окнам, всё пооткрывала, думаю, сейчас чужой кот свалит! Он же всё это время пытался убежать! А нифига! Он передумал сваливать, оценил еду, и решил остаться, а тут настоящий хозяин дома вернулся! Перестань хихикать! Я сейчас на тебе обижусь! Ты будешь слушать или нет?

Я, с трудом отбиваясь от домашних, которым приспичило уточнить, чего это я так веселюсь и остановиться не могу, убеждаю её, что слушать буду, и эпическое повествование продолжается!

– Короче, дерутся они, воют, катаются по полу, вокруг всё обос… Ну, короче, ты поняла… Куча шерсти летает, и всё это длится как-то очень уж долго! Я терпела, терпела, потом как взяла веник, как рванула на них!

Ирина в ярости – это явление серьёзное! От неё даже её начальство врассыпную кидается, если что… Поэтому продолжению я не удивляюсь:

– А они замерли, шеи втянули, смотрят на меня оба, как зайцы на деда Мазая, глазами хлопают. И тут я понимаю, что не знаю, какой из них мой Фёдор! Они абсолютно одинаковые! Короче, швырнула в них веник, и говорю, разбираётесь сами, как знаете, победителю всё плюшки! И дверь закрыла!

– Ну? И чем закончилось?

– Чем-чем, вышиб мой Фёдор узурпатора в конце концов!

– А как ты поняла, что это твой, а не пришелец? – я как лицо заинтересованное очень даже переживаю, потому как Фёдор – сын Кузьмы. А разбазаривать таких котов как минимум неправильно!

– Да ты бы его видела! Победил, дверь открыл пинком! Я сижу, никого не трогаю, а он на меня с таким возмущением уставился типа: – Женщина! Что за бардак ты тут устроила!

Она вздыхает, потому что говорить что-то мне бессмысленно, я смеюсь.

– Он, меня простил, конечно! Но, мне это стоило приличного количества колбасы! А, если задуматься, то виноват-то он! Ибо нефиг было удирать!

Казалось бы, на этом историю можно закончить, но, она имела некоторые последствия. Кот, который так хорошо гостевал у Ирины, стал приходить на окно и выть, требуя реванша! Ирина, добрая душа, поначалу решила, что бедный голодный котик, оценив жизнь с человеком, хочет домой! Нифига! Изловить кота она так и не смогла, зато её Фёдор научился открывать форточку и по вызову самозванца ходил на дуэли. Прекратилось это только когда Ирина поменяла квартиру, и переехала на двенадцатый этаж!

– Веришь? Так хорошо! Никто в окно не ломится, не орёт, форточки не выбивает, и окно с той стороны не метит! И главное, никого с собственным родным котом не перепутаешь! Лепота!!!

Глава 4. Тайная миссия кота – развлечь своего человека любой ценой

– Да нет же сил!!! Я только что помыла окно!!! Кто? Кто водил лапами по стеклу и зачем вы там пятками своими елозили? – это про отчётливые отпечатки кошачьих лап на кухонном стекле. Они там как кровавое пятно в замке с Кендервильским привидением, появляются регулярно и с завидной точностью!

– Зачем тебя туда понесло? Вот и виси на шкафу! А я на тебя крючок привяжу и полотенце вешать буду! – это коту, который решил залезть на кухонный шкафчик, но не рассчитал, что тяжесть тушки тянет вниз и теперь он просто болтается, скребет когтями задних лап и жалобно вопит.

– Да какого же зеленого крокодила ты перевернул корм? Да, именно ты! Морду не отворачивай, на меня смотри! Я восьмой раз его собираю! – это про попытку кормить новым улучшенным и витаминизированным Хиллсом вместо привычного Ройяла.

– Какая тля только что вопила? И по какому поводу в пять утра? – я с веником в руке и с опасным настроением, потому как суббота и всем хотелось безмятежно выспаться, а тут ария Бориса Годунова в кошачьем исполнении репетируется!

– Твари подлые! Какая редкостная плесень разлила кувшин с водой, чайник и две миски с водой? – это я посреди океана, образованного в кухне, в судорогах собираю воду и мечтаю только, чтобы соседей не залить. У нас очень приятные соседи, их жалко.

– Тааааак! Кто сейчас дрался? – тишина. Словно и не было истошного воя на два голоса. – Ладно, – я меняю формулировку. – Кто сейчас вопил, словно его уже убивают? – одно животное быстренько и на полусогнутых сваливает в коридор, другое прикидывается ветошью и гусеничкой заползает на шкаф. Понятно кто и даже понятно почему – лежанку не поделили.

– Какой идиот полез в ванну с водой?! Я ж там одеяло стираю… Стирала. Ай, блин! – понятно уже, какой именно – кот напоминает водяного, бежит быстро и на одном месте, ибо лапы скользят в луже.

– Кто ободрал обои? – тоже знаю кто. Есть умелец. Кайфует от этого. То есть кайфовал, пока мы обои не сменили на флок. Теперь разочарован и обижен! А ведь так весело было. Разбежался, подпрыгнул метра на два и со скрёжетом и половиной стены обоев в когтях съезжает вниз!

– Как? Как вас угораздило содрать занавески? – глупый вопрос, кстати… Что только не придумают котики, чтобы хозяевам было чем заняться и скучно не было!

Это всё нормально, привычно и обыденно. И вдруг…

– Не поняла… А почему это у нас такой порядок в доме? – и правда. Тишь да гладь. Все котики благодушно валяются на различных пригодных и не очень пригодных для этого поверхностях. Нигде ничего не разлито, не разбито, не выпачкано, чистые зеркала и окно, и даже корм не рассыпан. Фикус стоит на подоконнике и не выкопан! Очень, очень странно. Рассеяно щупаю ближайшей кошке нос. Нос, как ему и положено, холодный и мокрый.

И тут кот, лежащий на крышке аквариума, поворачивается, чтобы меня поприветствовать, крышка прогибается и сползает на бок, а кот соскальзывает в воду! Аквас на сто двадцать литров, посему до дна он достаёт не сразу. Некоторое время он, с выпученными глазами хватается за стеклянные стенки и сучит задними лапами по мордам обитающих у дна сомов. И дальше всё как в замедленной съемке: вылетающий из аквариума кот с половиной аквариумной воды и одинокой гуппи на хвосте (рыбку я спасла), летящий за ним водяной шлейф, грохот, вопли, коты врассыпную, потому как мокро и весело, собака в обмороке, потому что по ней прошли четыре сухих и один мокрый кот, жууууть жуткая!

А я, наконец, успокаиваюсь. План по нашему развлечению на сегодня они таки выполнили!

 

Тут же, пока мою пол, и отжимаю кота, который отчётливо пахнет тиной (скотские сомы, сколько воду не меняй, всё равно болото из-за них!), вспоминаю, как одна моя знакомая описала некоторый катаклизм в её доме:

– Да, понимаешь, кошка уронила клетку с птицами в клетку с мышами, поскользнулась сама и всё это рухнуло в аквариум, а потом… Нет, чего ты ржешь? Я ещё не закончила! Потом она вынырнула, выскочила из аквариума и упала на собаку. Собака до сих пор заикается, муж в истерике. Почему ругается? Смеется уже полчаса. Как пришел домой, так и завёлся. А у меня радость! Как какая? Никто не утонул! Только вот не знаю, кто именно слопал панцирного сома. Его нигде нет…

Да! Мне ещё есть куда расти! Кстати, сома они потом нашли. Живого! Под тумбой для аквариума. Это убедило меня расстаться с нашими сомами и с аквариумом заодно! Нормальные рыбы так себя не ведут! Это же не коты, в самом-то деле!!!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru