По ту сторону сказки. Ветры, кони и дороги

Ольга Станиславовна Назарова
По ту сторону сказки. Ветры, кони и дороги

Волку пришлось закашляться. Очень уж серьёзно выглядел малыш. Катерина строго глянула на человека, в которого братец названный обычно оборачивался, подождала, пока пройдет приступ смеха, замаскированный кашлем и попрощалась с норушами, пообещав обязательно навещать их ещё.

– Мы сейчас откроем тому мальчику выход из бесконечного коридора. Хотя, лучше, вы присоединяйтесь к экскурсии, а его мы после вас выпустим. Не волнуйся, сказочница, – Шошун приложил лапку к сердцу и сразу как только гости вышли унося с собой Шуня, приказал междустенье закрыть, к дому сказочницы проложить краткий и безопасный путь, а поганца, который их сказочницу обидел, выпустить из бесконечного коридора в служебное помещение. Норуши с наслаждением слушали, как опешивший завхоз с гневом уточнял у экскурсанта-школьника, как тот попал в закрытую подсобку, где хранятся вёдра и инвентарь для уборки, зачем он всё там перевернул и почему так орал? Их учительницу это тоже живо заинтересовало, а объяснения Андрея о том, что он три часа бежал по коридору, и это происки Славиной, никого не убедили.

– Бычков, тебя не было минут девять-десять, какие три часа! Катя вот она, никуда не девалась, в отличие от некоторых! И никто тебя не заставлял лезть, куда не просят!!!

Катерина осторожно придерживала карман, в котором умащивался поудобнее Шунь.

– Кать, что в кармане? – Кир подобрался поближе и прикрыл Катерину от любопытных взглядов.

– Потом, дома, – Катерина улыбнулась Волку через головы одноклассников, размышляя о том, что норушь это, конечно, не Горыныч, но Змей-то временно гостил, а Шунь вроде как навсегда собрался прибыть. – Хотя, выхода он мне, конечно, не оставил! – подумала Катерина.

После экскурсии, Катерина домой шла не без некоторых сомнений. Мама была дома, и работала. Открыла дверь, и увидев Катерину и Волка живо заинтересовалась, почему это у них такие странные выражения на лице и морде, соответственно. Только хотела спросить, как её дочь набрала побольше воздуха и затараторила:

– Мамочка, позволь представить тебе норуша, который будет у нас жить, – Катерина умоляюще сложила брови домиком. – Он внук главы норушного рода Шошуна, из музея Васнецова. Его зовут Шунь, – Катерина подставил руку к карману, оттуда выбрался норушонок и забавно поклонился.

– Мне очень приято познакомиться с мамой глубокоуважаемой сказочницы Катерины! И одной из хозяек моего будущего дома, – Шунь с интересом закрутил головой и потеребил Катерину за мизинец. – Я правильно сказал?

– Да, конечно. Очень хорошо! – Катерина понятия не имела, правильно или нет, но Шунь очень волновался, и надо было его немного поддержать.

– А можно я уже пойду? И вещи мои, ты их не потеряла? – строго спросил Шунь.

– Нет, что ты! Вот твой узелок. А тебя не надо познакомить с кошками и собаками, они тебе не обидят? – Катерина увидела, что мама не сердится, а с любопытством наблюдает за Шунем.

– Нет, что ты! Я бы только хотел выразить почтение знаменитому Коту Баюну.

– Вырази! – разрешил Баюн, появившись на пороге. – И с прибытием!

До вечера в углах квартиры слышался шорох и тихое постукивание. Баюн, правда, утверждал, что это вполне нормально, и для начала бывает шумновато, зато потом от норушей пользы великое множество. Польза стала очевидна уже перед ужином. Шунь приволок кучу потерянных вещей. Среди всего этого мама с восторгом обнаружила толстую золотую цепочку, подаренную ей мужем на десятилетие свадьбы и бесследно исчезнувшую, кучу мелочей, ключей, пуговиц и почему-то даже синюю маленькую вазочку, которую они месяц назад искали долго и безрезультатно.

– Шунь, где ты всё это нашёл? – Катина мама нарадоваться не могла и уже раз десять поблагодарила смущенного и довольного Шуня.

– Вещи иногда забываются и заваливаются в свои тайные места, а когда о них вспоминают, не торопятся находиться, – не очень понятно объяснил Шунь. – Но, там где живут норуши, такого не бывает! Мы следим, чтобы вещи не относились легкомысленно к своим владельцам. Да, я вам ещё оранжерейку сделал. У вас же цветочков много. Хотите, покажу? – он помахал лапкой в сторону комнаты родителей и важно заторопился туда. За ним поволочился серый хвостик.

– Это просто умница, а не норушь! – мама не скрывала восторга от деятельности Шуня. Любопытный Ярик сунулся в форточку и насмешливо потянулся дёрнуть норуша за хвост.

– Не балуй! – Шунь оказался не лыком шит, хвост убрал вовремя, строго погрозил крошечной лапкой и покачал ушастой головой. – А то не открою тебе вентиляционный лабиринт.

– Чего? – Ярик страсть как любил всякие лабиринты и ясное дело тут же начал приставать к норушу с вопросами. В конце концов, Шунь хитро улыбаясь, открыл небольшую дверку в стене у окна, Ярик туда втянулся и с восторгом начал кружить в затейливом лабиринте, заодно отлично проветривая все помещения, включая междустенье.

– Я так с ветрами в доме у дедушки научился, – скромно объяснил Шунь. Себе он уже оборудовал отличную нору, и решительно заявил, что он сделал правильный выбор!

Кир и Степан выяснив, что у Катерины теперь есть собственный норушь засыпали её вопросами, а познакомившись с Шунем, старались не рассмеяться, очень уж он старался вести себя солидно и по-взрослому.

– Я думал у тебя домовой есть. А у тебя норушь! – рассмеялся Кир.

– Ты что? Зачем нам домовой? – удивилась Катерина. – Нечисть-то зачем?

– Да ладно, это же домовёнок Кузька… Нафаня, кто там ещё… Что в них плохого? – Кир пожал плечами.

– Ох, Кир, ну что ты! Кузька и Нафаня это сказочные домовые, живут в своей сказке. И их сказочница, она просто не знала, какие домовые на самом деле, – Баюн покачал головой. – Катюша права, это действительно нечисть, которая поселялась в домах, чаще на конюшне или в хлеву. И если хозяева им нравились, могли чем-то угодить, гривы коням расчесать, к примеру, а могли и навредить, или вовсе убить. Во сне душили, сны кошмарные приманивали. Скотину мучали или изводили. Например, нравиться домовому вороные кони, а хозяин белого купил, и будет домовик белому гриву путать, пачкать, пугать, а потом, может, и вовсе прибьет. Коров пугали. А, ну, много чего делали. Не люблю я их. Раньше-то и у вас знали, что надо дом освятить, они этого не переносят, уйдут, оставят в покое. А потом почти все верить в Бога перестали, а что-то такое в дома приходит, и не замечать не получается! Если горшки бьются на глазах сами по себе, или по столу посуда ездит, сложно же не заметить? Вот и прикармливали домовых. Типа, каша с молоко невелика цена, не обеднеем. А то, что нечистую силу сами приглашали в дом, не понимали! А там уж как тем захочется… Грива у коня расчёсана, а хозяин с хозяйкой в разладе живут, да дети с дома бегут, как только вырастают. Молоко у коровы есть, а достатка в доме нет, а то и достаток есть, а радости нет. Радости-то от них никогда нет! Ну, каждый выбирает для себя. Только нам такого не надо! – Баюн внимательно посмотрел на удивленного Кира. – Понял?

– Вроде да. Вот, оказывается, почему, бабушка не стала кашу с молоком оставлять для домового, как соседка советовала, – припомнил Кир.

– Твоя бабушка ещё не всё забыла, что ей её прабабушка говорила, – кивнул Кот. – Нечисть в дом не зовёт. Ты вот лучше вспомни, сколько её соседка у бабушки твоей в гостях сидит! Мне кошки ваши рассказывали.

– Часто. Очень, – Кир не любил, когда соседка у бабушки до глубокой ночи засиживалась. А это было нередко.

– Правильно, потому она сама себе домой натянула всякое непотребство, у неё-то дома тревожно, да не радостно. Вот она по гостям и ходит, – Баюн вздохнул и благожелательно оглянулся на трудолюбивого Шуня, вытащившего из угла Катину потерянную заколку и вытирающего её от пыли розовыми лапками, предварительно поплевав на них. – То ли дело норуши!

Глава 10. Совсем безумная девочка

Если бы он понимал, что надо вовремя остановиться, то ничего бы и не случилось, но Бычков проигрывать не привык, а тут с ним постоянно что-то происходило нехорошее! Причём, мать, которая обычно за него горой стояла вне зависимости прав он или нет, в тот раз его ругала почём зря за разосланную фотку. В смерч, который крутил его в школе, просто не поверила, а когда он рассказывал о том, как бежал три часа по коридору и забежал в запертую снаружи подсобку в музее, пригрозила, что накажет! Отец и вовсе слушать не стал! Но он-то понял, кто во всём этом виноват, и кто за это ответит! Мысль о том, что вообще-то виноват он сам, Андрею в голову не заглядывала, и даже мимо не пролетала. Он начал следить за Катериной, чтобы найти, на чём бы её поймать. Но, как назло, Славина ничего такого поганого никому не делала, а раз так, надо было ей немного помочь! Для начала рассорить их неразлучную троицу! Он без зазрения совести решил использовать Ленку Ильину и поспорил с ней, что она не сумеет заинтересовать Степана. Ленка, бывшая первой и признанной красавицей класса, попросила воспитанного Степана помочь ей донести тяжелый рюкзак, и при этом просто повисла у него на локте! И что? Катерина только улыбнулась сочувственно. Обоим! Степану потому что Ильина шла напролом, а Ленке, потому что у неё ничего не получалось от слова вообще! Степан после Гордеи очень осторожно относился к высокомерным красавицам. Потом Андрей вытащил у Катьки смартфон и тихонько подбросил его в рюкзак Кира. И что? Катерина искала, искала, Степан набрал её номер, зазвонило у Кира, и он с видом крайнего недоумения вытащил Катькин смартфон из своего рюкзака.

– Кир, ну я и шляпа! Прости, пожалуйста, как я его к тебе ухитрилась запихнуть? – удивлялась Катька.

Любая нормальная девчонка бы сразу заподозрила, что этот голодранец спёр её гаджет, а эта «ну я и шляпа». Тьфу! Тогда Андрей попытался рассказать Киру, что Катька его в краже подозревает. Крикнул издалека, только вот не посмотрел заранее, где сама Катька в этот момент находилась. А она как назло за спиной у него самого стояла и совершенно случайно споткнулась и уронила самого Андрея. Кто бы мог представить, что Катерина из занятий Кира и Степана с Волком так хорошо запомнила, как можно свалить любого противника, если своим согнутым коленом попасть под его колено.

 

– Ой, Андрюшенька, ты не ушибся? Как хорошо, что ты тут стоял, я так бы упала, и точно ударилась бы! – защебетала Катерина, и конечно, абсолютно случайно наступая ему на ногу. Сильно.

Андрей только зубами скрипел! Но в этот-то раз точно должно получиться. Он как бы невзначай побеседовал с Любкой и объявил ей, что Катька с Киром и Степаном считают ей болтливой дурой! Он сам именно так и думал, он Любке об этом говорить не стоило!

Любка завелась моментально и всерьёз. Она в гневе пошла к Славиной, но дойдя до неё, почему-то вдруг успокоилась. Андрей ничего не знал о том, чему научилась Катерина на острове алконостов, и мог только удивляться издалека. А потом ему пришла в голову гениальная мысль. Близился ненавидимый всей школой конкурс чтецов. К нему полагалось торжественно украшать актовый зал. Этим ведала их русичка. Андрей отправился к русичке Светлане Борисовне, которая его считала очень хорошим мальчиком, и рассказал о том, что хулиган Злотов мучает его, изводит изощрённо и постоянно, и он уже близок к нервному срыву. Светлана Борисовна всем и каждому постоянно напоминала, что она психолог, и теперь почувствовала себя в ответе за этого ребёнка!

– Светлана Борисовна, я просто больше не могу, если бы он был один, я бы справился, но ему помогает Славина и Степан Ястребов. Они даже маму мою убедили в том, что я виноват во всём! Мне некому больше довериться, не с кем поговорить! – Андрей врал вдохновенно! Светка проникалась страданиями мальчика и уже продумывала чтобы сделать для его спасения! – Если бы я мог со Славиной по душам поговорить, я бы попытался убедить её меня больше не изводить. Светлана Борисовна, пожалуйста, можно я со Славиной буду оформлять для конкурса чтецов актовый зал?

Училка была в восторге! Бедный измученный психологическим давлением мальчик не собирался прятаться от проблем! Он сознательно шёл на контакт с той, кто его изводит! К тому же украшать зал всё равно кому-то надо! Поэтому, украшать были отправлены Славина, на которую Светлана Борисовна смотрела примено как огородник на колорадсткого жука, и Бычков.

Катерина заподозрила неладное сразу, но отказаться не могла, пришлось идти. Бычков слишком умильно улыбался, любезно придержал дверь, короче говоря, во всём этом был какой-то крупный подвох. Светлана Борисовна не разрешила отправиться с ними ни Киру, ни Степану, рвавшимся сопровождать Катерину, и завела вместо урока страшно нудную беседу об издевательствах над одноклассниками, сурово глядя на тех же Кира и Степана.

– Иди, иди, нам вон столько работы надо провернуть, – Катерина чуть не упала, когда Бычков подтолкнул её в дверях актового зала, а потом взял, закрыл дверь на ключ, торчащий в замке, и ключ в карман спрятал. – Чё? Страшно? Приятелей тут твоих нет, никто спасать тебя не будет. Я сначала хотел тебя просто побить, но решил, что это слишком уж примитивно. Поэтому, посмотри сюда. Видишь, декорации и плакаты? А вот беру я плакат про Пушкина и рррраз, – Бычков обеими руками разорвал пополам красочный плакат, который они должны были повесить на стену. – И ещё рррраз, и ещё!

Плакаты превращались в груду мусора, декорации Бычков свалил на пол и рвал, топтал ногами. Катя остолбенело смотрела на него.

– Что ты творишь? Ты что, с ума сошел?

– Нет, Славина, это не я, это ты творишь! Ты тут всё порвала и опрокинула! – он шагнул к двери, отпер её, и выскочив из актового зала, захлопнул дверь перед Катиным носом, запер на ключ и объяснил через дверь: – Я хотел поговорить, потому что ты с дружками меня затравила, попросил у Светки нас вместе поставить поработать. А ты кинулась на меня с кулаками, не бить же тебя, я тебя просто запер, а ты от ярости тут всё разгромила! И, да! Я Светку так заболтал, что она уверена, что я на грани психологической травмы из-за тебя! Как ты думаешь, кому поверят? Всё, Славина, передохни, отдышись от разгрома, который ты учинила, а я за Светкой пошел! – Бычков с наслаждением потянулся, и не спеша отправился за училкой.

Катерина как вкопанная стояла у двери, до неё с трудом доходило, что этот придурок действительно устроил такую гадость и подлость! – Ну, ладно. Надо спасать ситуацию, и себя тоже,

– Завоет ветер, дождь споёт,

Остыл олений след!

Волк прибыл очень быстро, влетел в открытое Катериной окно и завис над полом. За ним порхнула Жаруся, прибывшая за компанию. Катя спешно рассказала им о том, что натворил мерзкий тип, Волк ощетинился.

– Волк, не сейчас! – Жаруся хлопнула ему крылом по макушке. – Восстанавливай быстрее! А я помогу, – она взмахнула крыльями и обрывки взлетели и замерли над полом.

Бурый сосредоточился. Он страшно злился на мерзкого мальчишку, переживал за названную сестру, поэтому получилось у него всё стремительно и очень удачно. Плакаты кружились в воздухе, отыскивая свои части, части соединялись, как притянутые магнитом и с тихим шуршанием опускались на пол, уже целые и невредимые. Декорации восстанавливались прямо на глазах, и становились на сцену, куда указала Катерина. Восстановленные плакаты Жаруся одним взмахом крыла отправила на стены, куда они прикрепились с помощью взлетевших с Катиных ладоней силовых кнопок. Стулья сами собой задвигались, выстроились ровными рядами, и актовый зал приобрёл свой обычный празднично-предконкурсный вид.

– Всё, успели, – Жаруся махнула крылом, и растрепавшаяся Катина коса приобрела ухоженный вид, а с лица мгновенно исчезли следы слёз. – Ничего не было, мирно работали, вдруг мальчик закричал, заметался, кинулся к двери и запер её. Потом мы с удовольствием и неторопясь придумаем страшную мстю! – она хихикнула. И цапнув шапку-невидимку, оставленную Волком на подоконнике, натянула ему на голову, прихватила коготками его самого и улетела в окно.

– Спасиииибо! – крикнула им вслед Катерина. – Фууух, и правда, успели и спасли меня! Ну, кто бы мог подумать, что он такой мерзавец! Хотя, между шантажом Кира, странными фокусами с моим смартфоном, который у него в рюкзаке оказался и намёками Бычка Киру, что я его в краже подозреваю, уже недалеко и до вот такого финта.

Она прислушалась. По лестнице кто-то шёл, зазвучали испуганные и возмущенные голоса, повернулся ключ, и двери распахнулись.

– Я вам говорю, я чуть сумел вырваться! Она как безумная кидалась, всё, всё порвала! – Бычков врал самозабвенно, с выражением, со слезами на глазах!

Отстранив мальчика от двери, где была заперта агрессивная девочка, первой в актовый зал вошла завуч Ирина Борисовна, за ней Светлана Борисовна, потом ещё кто-то из учителей и сам Бычков. Учителя пораженно озирались. Актовый зал поражал чистотой и порядком. Катя Славина, сняв туфельки, чтобы сиденье не запачкать, стояла на стуле и прикалывала последние кнопки к плакату. Она спокойно и доброжелательно улыбнулась учителям и немного растеряно посмотрела на Андрея.

–Андрей, тебе уже получше? Ты так внезапно убежал, и дверь запер, я ничего не поняла! Что это с тобой случилось?

Бычков не верил своим глазам, он подошел к плакату про Пушкина, потом пощупал кнопки, дёрнул его на себя и осмотрел на свет. – Этого не может быть! Этого просто не может быть! Я же сам его… – он дико озираясь посмотрел на учителей и на Катьку, со стула слезшую и туфли уже одевшую. – Как ты это всё сделала? Это ты! Это всё ты!!! Ты, ты ведьма!!! – он заорал, кинулся к двери, его перехватил физрук, которого пригласила Светлана Борисовна напуганная известием о обезумевшей девочке.

– Так, Бычков, стоять! Ты чего тут нёс, ты что, шутить вздумал? – физрук шуток не понимал и шутников не любил!

– Андрюша, что же ты такое на Катю наговорил? – Cветлана Борисовна как психолог, честно пыталась добиться ответа от хорошего мальчика, но мальчик только мотал головой и злобно рвал на мелкие кусочки плакат.

– Хорошо хоть слопать обрывки не пытается, – подумала Катерина, потихоньку убравшая подальше коробку с кнопками. – Острые предметы как-никак…

Пока учителя спешно звонили маме Андрея, и пытались уговорить его отдать обрывки плаката, Катерина вежливо уточнила, можно ли ей уже вернуться на урок и отправилась в класс.

– Катька! Что случилось? – Кир и Степан плевать хотели на запрет выходить из класса и помчались Катьку искать, потому что когда взмыленный и перепуганный Бычков ворвался в класс и закричал, что Славина кинулась на него и чуть не избила, а потом начала рвать плакаты и переломала все декорации, они оба чуть не прибили самого Бычкова. Андрей смылся, класс гудел как улей, а Светлана Борисовна кинулась за Бычковым.

– Да ничего такого. Бычков у нас вроде немного того… Его сейчас физрук трясёт, пытается отнять обрывки плаката, – она говорила намеренно громко, чтобы в классе тоже было слышно, мальчишкам подмигнула и кивнула на приоткрытую дверь. – Вешали мы с ним плакаты, вешали, и вдруг он как выскочит из зала, дверь запер и бежать. Нам всего несколько плакатов оставалось повесить, ну я доразвесила, а тут приходит куча учителей, которым Андрей наговорил, что я что-то порвала. Видели бы вы, как они осматривались! В зале-то всё в порядке, плакаты на стенах, декорации на сцене, даже стулья расставлены. А Бычков зачем-то один плакат снял и давай его на кусочки драть. Плакат с Пушкиным был, красивый такой, так жалко! Не знаю уж, чем ему Пушкин так не угодил. Наверное, переучился бедолага Андрюша, – Катерина безмятежно улыбаясь вошла в класс, и отправилась на своё место, сопровождаемая взволнованными расспросами одноклассников.

Мама Бычкова была в шоке. Она забрала сына и отправилась на консультацию к психоаналитику, а оттуда прямиком к психиатру.

Когда мальчишки узнали правду, от жестокой расправы Бычкова спасло только то, что больше его в их школе не видели, а жил он далековато. Кира и это бы не остановило, но Катерина уговорила его за Бычковым не гоняться. – Кир, да ну его, он несчастный человек. Мерзкий, конечно, но несчастный.

– Он? Он несчастный? – Кир машинально потирал костяшки пальцев на правой руке.

–Конечно, он! А кто же ещё? Думаешь, клёво сидеть и придумывать, как бы гадость сделать окружающим? У него же в голове мерзость одна! И она периодически в голове уже не помещается, выплёскивается на окружающих. Нам-то ладно, а вот ему с этим жить приходится.

Кира утешило только чрезвычайно невинное выражение морды Баюна, который потратил массу времени на правильное устройство Андрея в новой школе. Андрей и там попытался устанавливать свои правила, и сильно об этом пожалел. К его несчастью, в новой школе и именно в классе, куда попал Андрей, уже был примерно такой же деятель, без стеснения пользующийся любыми средствами для достижения своих целей. И конфликт с таким же манипулятором Андрею стоил дорого и закончился весьма болезненно.

–А что? Клин клином выбивают. – посмеивался в усы Баюн, наблюдая за печальным видом Бычкова. – А вы как думали, молодой человек?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28 
Рейтинг@Mail.ru