По ту сторону сказки. Ветры, кони и дороги

Ольга Станиславовна Назарова
По ту сторону сказки. Ветры, кони и дороги

Неожиданно коротко размахнувшись, она сильно и от души ударила Бычкова в солнечное сплетение. Тот забавно хрюкнул, сложился в три погибели, и неловко вывернув шею, уставился на Катерину.

– Ты чеее? – он удивился неимоверно. Бывали ситуации, девчонка могла приложить доставшего её мальчишку похлеще чем какой-нибудь старшеклассник. Но, Катька никогда никого пальцем не трогала. Даже того же Кира, который её как только не изводил в младших классах!

– Запомни, если ты посмеешь ещё кому-нибудь что-нибудь обо мне переслать, или фото это показать, или опять шантажом заниматься, пожалеешь, что вообще меня знаешь! – она прихватила его за ворот рубашки и говорила ему на ухо очень тихо, и Андрей почему-то поверил… Да, он точно пожалеет!

Она отступила, брезгливо встряхнула рукой, словно испачкалась об Бычкова и наткнулась на совершенно нечастного Кира. Который так же как Бычков только что, отступил от её яростного взгляда.

– Кать, я…

– Не здесь, – Катерина стремительно прошла сквозь толпу одноклассников, словно их тут и не было. За ней поплёлся Кир, сбоку вывернулся Степан.

Катерина быстро, ни разу не обернувшись, прошла коридор, бегом спустилась по лестнице и завернула в пустой закуток около библиотеки.

– Катя… Прости меня… – начал было Кир, но замолчал.

– Как ты мог? – Катерина с трудом заставила себя сдержаться.

– Кать, я не знаю… Я раньше не думал о том, что так нельзя, – Киру было сложно вспомнить, о чём он тогда думал. Или не думал вовсе?

–Почему ты мне вчера не объяснил, что происходит? – Катерина про себя пыталась посчитать до десяти, стараясь успокоиться.

– Я не мог, – Кир опустил голову.

– Чего ты не мог? Я за это время чего только не передумала!

– Кать, ну, он же сейчас бы так не сделал! – Степан решил, что друга и побратима надо спасать. Кир соглашаясь, что сейчас-то он бы точно ни за что бы так не поступил, от души закивал головой. – И ты же поняла, что это Бычков фотку рассылать сейчас начал, а не Кир? – Кир так же активно головой замотал, демонстрируя, что нет, он бы ни за что!

– Степ! Я хоть слово сказала Киру про тот случай? Я прекрасно знала, что снимал Кир, и то, что они с Бычковым договорились, тоже догадалась. Кир, не стой ты с таким выражением на лице! Я же не совсем дура. Просто от тебя тогда ничего хорошего ждать и не приходилось. Но, вот как ты сейчас так сдался! И как ты мог мне не сказать, что эта сволочь тебя шантажирует? – Катерина сначала гневно сверкнула глазами на Степана, отчего тот шутливо попятился, а потом на страшно удивленного Кира. – Ну, что? Что ты так смотришь? Чего тебя так поразило? Знала я всё. Почти сразу сообразила. Ну, что опять? – Катя увидела, как изменилось выражение лица Кира.

– Кать, то есть ты на меня не злишься за тут гадость?

– Злилась, конечно, очень и обижалась, тогда. Но, знаешь, уже столько всего изменилось, что мне кажется, что это был какой-то другой человек, не ты. А вот на то, что ты мне вчера не счёл нужным ничего рассказать, злюсь сейчас! Очень злюсь!

– Только не бей его. А то, как выясняется, ты хорошо это умеешь делать… Вот тебе и беззащитная Катерина. – развлекался Степан, который чувствовал себя в полной безопасности. – Где ты научилась? И руку правильно сложила и ударила костяшками как нужно и замах хороший.

– Я же вижу, как вас обоих Волк учит, вот и разглядела как, – объяснила Катерина, немного остыв. – О! Звонок уже! Побежали, а то опоздаем!

Пока они неслись на урок, в голову счастливого Кира, вдруг пришла мысль, сделавшая его ещё счастливее. – А Бычкову-то теперь шантажировать меня уже нечем. Всё, кирдык тебе, Андрюшенька! Катька тебя просто стукнула, а я лично от себя так добавлю, что ты, тварь, надолго забудешь как людей шантажировать.

Судя по всему, самому Бычкову тоже пришла в голову та же мысль, потому что он правдоподобно изобразил головную боль и отпросился домой. Очень быстро! До прихода Катьки, Степана и Кира его уже и след простыл!

Катерина весь урок ловила на себе взгляды одноклассников. Делала вид, что ей всё равно. А потом поняла, что смотрят-то, пожалуй, даже с уважением.

– Надо было врезать придурку, чтобы тебя зауважали? – удивилась Катя.

– Кать, клёво ты его!!! – после урока заявил Мишка. – Вот просто класс!

– Не, правда! – присоединился к нему Артём.

– Да что клёво? Бедный Андрей едва до кабинета врача дошел, – вздернула нос сердитая Лена Ильина. – Я и не знала, что ты такая… Хулиганка.

– Знаешь, мне папа давно советовал давать сдачи, – повернулась к ней любезно улыбающаяся Катерина – И научить предлагал. Зря я его давно не послушалась.

– Он же тебя не ударил! – заявила Ильина.

– А превентивный удар никто не отменял! – Катерина рассмеялась. – Не знаешь, что такое превентивный? Удар на опережение. Можешь так ему и передать.

Вернувшись из школы она официально предупредила маму о том, что врезала Бычкову, и о том, что мама Бычкова может жаловаться.

– А что же этот несчастный такое ухитрился сделать? – мама была крайне удивлена.

Катерина рассказал маме о том, что было. Та подумала. – Знаешь, я буду с нетерпением ждать звонка от его родителей. Мне есть что им сказать! Кроме того, он дурачок. Рассылка такого фото может ему выйти очень боком!!!

– Так Кир же снимал, – вздохнула Катя. – Его-то подставлять нельзя.

– Катюша, Кир, может и снимал, но, и думать об этом забыл, ему лет-то сколько тогда было? И сейчас Кир никому это не отправлял. А вот Бычков… Попал ваш Андрюша… Если что объясни ему, что если он кнопочку нажимает, чтобы кому-то что-то оправить, то должен сначала подумать, а надо ли это делать. И желательно подумать головой. Доказать сейчас откуда пошла рассылка, найти источник – проще простого. И нести ответственность за то, что он делает, уже придётся ему!

Кир и Степан пришли к Катерине чуть позже. Кир опасался попасть на глаза Катиной маме, но скоро выяснил, что его ни ругать, ни замечания делать не собираются. А вот Волк покосился на него долгим хмурым взглядом и тихо сказал: – Повезло тебе, если бы я знал раньше…

Киру словно кусок льда к позвоночнику приложили. Он опустил голову и ответил: – Я и сам не понимаю сейчас, зачем я это всё делал.

Ярик от любопытства замучился, он просочился было в Катину комнату через форточку, был изловлен бдительной Жарусей и выставлен обратно на балкон, ибо нечего подслушивать!

На следующий день история получила неожиданное продолжение. Бычков спокойно вышел из отцовской машины, зашёл в школьные ворота, а потом увидел Кира. Тот поджидал кого-то, небрежно прислонившись плечом к дереву. И стоял-то так расслаблено, и голову повернул лениво, а Андрею опять померещился соседский ротвейлер. Он повернул было обратно, но нос к носу столкнулся с любезно улыбающимся англичанином.

Степан легонько подтолкнул Андрея в плечо. Нежно почти. – Иди, иди, чего ты мнёшься?

– Да я забыл…

– Чего ты забыл? – ласково спросил Степан.

– Да, математику я забыл… Кажется… Я домой побегу.

– Да зачем же это? У нас сегодня математики нет, – Степан картинно поднял брови. – Кир, друг, по-моему, Андрюша отчего-то не хочет идти в школу! Андрюша, а как же образование? Ты ж будешь тёмный совсем… Ты и так такие важные вещи не знаешь!

– Кккакие? – Бычков лихорадочно оглядывался, надеясь на то, что сейчас кто-то ему поможет. Ну, хоть кто-то!!!

– Например, что гадости делать нельзя. Шантажировать нельзя. Издеваться над людьми нельзя!

– Не, словами тут не поможешь! – Кир подошел поближе, отчего Бычков непроизвольно попятился. – Пора действовать. Тебе как в голову-то пришло, а болезный? Что ты можешь такое делать, и тебе за это потом ничего не будет? – Кир тоже говорил тихо, никаких угрожающих движений не делал, а у Андрюши мороз по коже продирал.

– Доброе утро! – Катерина увидела интересную картину издалека, и правильно оценив ситуацию, пришла к мальчикам.

– И тебе того же. Ты иди, Кать, иди, мы сейчас. Мы только с Андрюшенькой побеседуем немножко и придём.

Бычков понял, что попал. И сейчас ему придется весьма туго! Он хрипло заорал и кинулся бежать, остановился только около охранника, рассудив, что перед серьезным крупным мужиком в форме эти двое его не побьют.

– Нервный какой! Ай-ай-ай. Совершенно расстроена психика. Как вы считаете, коллега? – Cтепан покосился на улыбающегося Кира.

– Точно! Надо лечить! – тот покивал головой. И холодно ухмыльнулся.

– Ух, как я взгляд такой у тебя не люблю. – вздохнула Катерина. – Кир, не надо. Ты на меня всегда так смотрел, и мне хотелось стать невидимой, так страшно было. Не возвращай Кирюшу. Пожалуйста! Хочешь гада стукнуть? Понимаю. Сама вчера не сдержалась. Первый раз в жизни! Только не измывайся. Ты себе плохо делаешь, а не ему. А он того не стоит.

– Ну, обрати внимание, стукнуть Бычкова она тебе не запретила!!! – жизнерадостно заявил Степан и подхватив Катьку и Кира под руки, поволок в школу.

Глава 8. Бывают ли в школе смерчи

Сцена в кабинете завуча была омерзительна! Картинно закатывающий глаза чуть ли не в полуобмороке Бычков едва слышно рассказывал, как известный хулиган Кирюша угрожал ему, подговорил своего приятеля Степана, и они превращают его жизнь в кошмар.

– Это же буллинг!!! Они издеваются над моим сыном!!! Они превращают его жизнь в сплошной ужас! – орала мама Бычкова. – А эта мерзкая девица Славина ударила моего мальчика! Да как она посмела!!! Да я её! Да я ей!!!

Ирина Борисовна была учителем уже давно, да и завучем тоже, а вот кем она не была так это дурой. Проблем с Кирюшей Злотовым у них было предостаточно, это чистая правда. Только вот с некоторого времени эти проблемы куда-то испарились! Просто растаяли, как и не было их. Да, душой компании он не стал, зато с Катей Славиной и новеньким Степаном Ястребовым они по-настоящему хорошо сдружились. Это было очень заметно. Опытный учитель всегда краем глаза отслеживает, что может натворить потенциальный источник беспорядков. А тут источник вечного беспокойства и напряжения Злотов вместо того, чтобы продолжить разрушительную деятельность, превратился в нормального мальчишку. До сегодняшнего выступления мамы Бычкова Ирина Борисовна была в этом уверена! А эти крики про Славину!!! Катерину подозревать в том, что она кого-то ударила, Ирина Борисовна могла бы в самую распоследнюю очередь. После себя примерно.

 

– Катя, это правда? – завуч перевела глаза на стоящую рядом с Злотовым и Степаном Катерину. И чуть на ногах устояла, когда та безоблачно улыбнувшись, кивнула.

– Да вы посмотрите на неё! Это же законченная хулиганка!!! – вопила мадам Бычкова.

– Катя, но почему? – Ирина Борисовна удивлённо подняла брови.

– Вот почему, – Катерина с завидным самообладанием проигнорировала крики мамы Бычкова и показала Ирине Борисовне фото на экране смартфона.

– Что это? – ахнула завуч.

– Это я, Ирина Борисовна. Во втором классе я упала, так неудачно, да вы сами видите, кто-то сфотографировал, да и забыл, а вот Андрей эту фотографию мало того, что хранил, так и начал сейчас всем рассылать. Такая обидная фотография. Правда же? Я, когда узнала, что он это делает, была в таком шоке, что не сдержалась.

– Да это он, он и фотографировал!!! Это же Злотов делал! – заорал Бычков.

– Андрюшенька, я же не видела, кто именно фоткал. Я упала, так как ты мне подножку подставил,– нежно улыбнулась ему Катерина. – И даже если это Злотов делал, ему тогда сколько было? Примерно лет восемь или девять, да? А вот рассылаешь ты это сейчас. Сам понимаешь, отследить кто рассылкой такой занимается, не просто, а очень просто. А тебе сейчас сколько? А, да, уже четырнадцать есть! Правда?

Андрей, как завороженный кивнул. Катерина понаблюдала ряд изменений дивных, происходивших на лицах Бычковых, медленно осознающих, что массовая рассылка столь странных фотографий в уже осознанном возрасте может иметь не самые приятные последствия, и повернулась к завучу.

– Ирина Борисовна, уж не знаю, что будет, когда папа вернётся из плавания. Не знаю… – Катерина задумчиво рассматривала колышащуюся у окна занавеску.

– То есть что будет? – внезапно ослабевшим голосом спросила мама Бычкова.

– Ээээ, это такая на самом деле нехорошая вещь… – Ирина Борисовна в душе аплодировала своей ученице так красиво погасившей все крики, вопли и угрозы скандальной мадам. – Ребята, идите на урок, я вас больше не задерживаю. Катя, я потом позвоню твоей маме и постараюсь убедить её, чтобы она не давала ход этому делу. А вот вас я попрошу остаться! – она с трудом исключила из последней фразы упоминание о Штирлице, которое прямо просилось на язык, и строго посмотрела на Бычкова, у которого самоуверенное выражение лица исчезло как по волшебству. – Андрей, да как же тебе это в голову пришло?

За закрывающейся дверью кабинета завуча начинался десятибалльный шторм, а вопли мамы Бычкова, на сей раз адресованные сыночку были слышны до конца школьного коридора.

– Дааа, вот кому я не завидую, так это Андрюшеньке нашему! – провозгласил Степан.

– И не говори, – кивнул головой Кир. – Я вот думаю, каково это окружающим? Стоит такая примерная девочка, коса ниже пояса, мило улыбается, а потом рррраз, и мало того, что Андрюшеньку при всех приложила, так ему в результате ещё и голову откусят за это!!! – он довольно ухмыльнулся, слушая переходящий в ультразвук, визг мадам Бычковой.

– Кать, а Кать, ты меня прямо пугаешь, – широко улыбался Степан.

– Не пугайся, Стёпочка, я же добрейшей души человек, – Катерина рассмеялась. – Это была самозащита. Она бы массу гадостей могла наговорить, и пакостей сделать. А нафига нам это?

Ярик вылетел из окна кабинета, в котором очень орали, и задумчиво похлопал форточкой. Так, просто чтобы чем-то заняться. Хозяйка забыла сегодня запретить покидать балкон, и он решил посмотреть, а чем таким она занимается утром и днём. И как хорошо, что увидел!!! Оказывается, хозяйку обидел этот мерзкий мальчишка!!! Нда, совсем-совсем плохо, что он только сегодня это узнал. Столько времени потерял! Но, он всё наверстает! Поганец пожалеет, что он вообще к его хозяйке близко подошел! Ишь, чего удумал! Только вот как-то надо придумать так, чтобы хозяйка сразу не поняла, что это он, Ярик делает! Слишком уж она добрая! Умный Ярик принялся соображать, а потом наблюдать за мальчишкой Андреем. Мать его ругала сильно, причём не за то, что он гадости другим сделал, а за то, что не подумал, что его найти могут!

–Да уж, это мне повезло, что у меня хозяйкой – моя хозяйка, а не эта тётка, – думал Ярик, порхая над матерью и сыном в школьном коридоре.

– Странно, всё окна закрыты, а такой сквозняк откуда-то, – заворчала мама Андрея, уходя из школы сильно расстроенная. Она-то шла туда в полной уверенности, что оторвётся на поганых детках, посмевших обидеть её сыночка, а выяснилось, что её Андрей учинил такую глупость! – Как ума-то не хватило!

А её сын вместе с завучем вернулся в класс. Он постарался казаться как можно незаметнее, проскальзывая на своё место, но столкнулся с весёлым взглядом Степана, очень многообещающим взглядом Кира и совершенно лучезарной улыбкой Катерины. Лучше бы она ему сказала бы что-то угрожающее! Спокойнее было бы!

На переменке он вышел в туалет, и опоздал на урок, потому что выйти из кабинки не мог! Дверь почему-то заело, и такой сквозняк был, словно ветром дверцу держало! Он никак не мог выбраться, а потом, когда он бегом выскочил из туалета в совершенно пустой коридор, его вдруг оторвало от пола и закрутило на месте. Он истошно заорал, осознав себя под потолком, но крик был куда-то унесён свистом ветра. Где-то хлопнула дверь, ветер ослаб, ноги Андрея коснулись пола и он упал. Голова дико кружилась, ничего понять он не мог. А когда с трудом встал и попытался пойти на урок, его вновь подхватило и закружило с самого потолка.

– Никто не знает, а где Бычков? – встревожилась через некоторое время учительница географии. – Вещи его на месте, а сам-то он где?

– Вроде в туалет уходил, – припомнил Мишка, сосед Бычкова по парте.

– Так, посидите спокойно минутку, я сейчас! – географичка вышла из класса, и только прикрыла дверь, как увидела пропавшего Андрея, который, то шёл по коридору на четвереньках, то полз! Некоторое время остолбеневшая от неожиданности учительница рассматривала невиданное зрелище, а потом сумела собраться и уточнить, что происходит?

– Спасите!!! – прохрипел Бычков. – Помогите!! Как только я встаю на ноги, меня кружит под потолком, а потом я падаю. Как в смерче кружит!!!

– Андрей, да что ты за ерунду говоришь! Смерчей в помещении не бывает! – тут ей послышался смешок над ухом, и лёгкий сквозняк, пролетевший по плечам, она раздраженно оглянулась, ожидая, что это ученики приоткрыли дверь, но ничего подобного не было, и географичка выкинула это из головы. Она помогла, а скорее заставила взъерошенного и грязного Андрея встать на ноги, причём он панически озирался и пытался опять опуститься на четвереньки, а потом завела его в класс.

Одноклассники решили, что Бычков придуривается, чтобы прогулять географию, хотя и удивились, уж очень метод был трудоёмкий и рискованный, а Бычков слишком себя любил, чтобы до такого опускаться. К концу урока он немного в себя пришёл и торопливо кинулся к выходу, стараясь держаться в толпе школьников.

– Чего это с Бычком? – удивился Кир.

– Тебя, небось, боится, – фыркнул Степан. – Ты же и стукнуть можешь.

– Это ты прав, могу, да и ты ещё как можешь! А Катька так и вовсе уже отметилась! – покивал головой Кир.

– Странно как-то. Что же с ним стряслось? На него совсем не похоже, – пробормотала Катерина.

– Кать, тебе делать нечего? Мало тебе сегодня от их семейки досталось? – Степан поднял брови.

– Да есть мне чего делать, и более того, у меня какое-то нехорошее чувство, что я что-то забыла. Что-то важное. Хотя, вроде не гладила.

– Чего? – мальчишки переглядывались недоуменно. – Кого ты не гладила?

– Да не кого, а что! Одежду я не гладила! Если бы гладила, могла бы утюг забыть. А так? Что я забыла-то?

– Жуть… Как у вас мозги работают, – покачал головой Степан.

–У кого у вас? – удивилась Катерина.

– У девчонок. Что-то забыла, но не гладила, значит не утюг, это шедевр! – кивнул явно впечатленный Кир.

– Да ну вас! Как-то мне не нравится, что с Бычковым вдруг приключилось. И забыла я не утюг и штора опять же… – Катерина уставилась на Кира, тот нервно обернулся, ожидая увидеть у себя за спиной что-то сильно удивившее Катерину, но чистая стена его смутила, и он тихонько сдвинулся в сторону, Катька продолжала так же смотреть уже на стену. – Если он смылся, я не знаю, что я сделаю! – решительно заявила Катька.

– Да кто он? И причём тут штора? – хором заорали оба друга, не успевавшие следить за ходом Катькиных мыслей.

– Ярик, конечно. А штора у Борисовны в кабинете просто ходуном ходила. Причём только на одном окне! А открыты были оба! И забыла я ему запретить с балкона отлучаться! – Катерина быстро устремилась к раздевалке.

– Ярик? – Cтепан и Кир переглянулись. – Я бы ему спасибо сказал! – решительно заявил Степан.

– Можешь сказать, – оба оглянулись на самодовольный голос и увидели Ярика в виде первоклашки, болтающего ногами под потолком. – Этот мерзкий слизняк, который обидел хозяйку, на четвереньках у меня ходить будет!!! На пузе ползать!

– Ты лучше о себе подумай! Дуй домой срочно! Катька вспомнила, что забыла тебе сказать утром, чтоб ты не улетал, и штору ты у завучихи в кабинете слишком тряс! – перебил хвасту Кир. На остроносом личике отразился ужас, Ярик метнулся в сторону и растаял в воздухе.

– Бедняга, – Степан широко улыбнулся. – Но, знаешь, он начинает мне нравиться! Мыслит креативненько и в верном направлении!

Катерина очень спешила домой, но обнаружила Ярика мирно дремлющего на балконе, и Баюна, на чистом глазу утверждающего, что Ветерок никуда не улетал.

– Ох, хорошо, что у Кота спросила! – радовалась потом Катерина, рассказывая Бурому о произошедшем в школе. – А то обругала бы бедного Ярика ни за что ни про что! – Бурый кивал и ухмылялся про себя, вспоминая, как Ярик умолил Баюна подтвердить его алиби, объяснив, за что он наказал мерзавца. Сам он, впрочем, никаким образом забывать это не собирался, напротив, специально попросил Баюна если что и его алиби подтвердить, мало ли что… Вдруг снова случится у Андрюшеньки приступ необъяснимого поведения…

Глава 9. Личный норушь

С момента памятного похода в Ботанический сад, Катерина резко разлюбила все коллективные экскурсии. Разонравилось ей! И когда объявили, что класс в полном составе идёт в музей Васнецова, она расстроилась.

– Нет, леших там, положим, нет. Но, кто знает, что опять может случиться? – ворчала она.

– Радость моя, там норуши есть. Помнишь, я тебе рассказывал? – Баюн ласково улыбнулся. – Вот, кстати, и привет от Шушара им передашь. Да и от семейства Норинки. Не волнуйся.

– Катюша, я с тобой пойду, – Бурый поднял голову.

– Спасибо тебе, – Катерине сразу стало значительно спокойнее.

В день экскурсии, когда они добрались до чудесного дома, который был выстроен по эскизу самого художника Васнецова, часто рисовавшего сказки, Катерина поняла, что ей очень тут нравится! Очень-очень! От дома шло тепло, он был рад людям, и выглядел, словно кусочек Лукоморья, очутившийся в современном мире. Волк в своём человеческом виде купил билет и словно случайно держался рядом со школьной экскурсией, старательно делая вид, что с Катериной он не знаком, а с мальчишками тем более.

Дом внутри оказался ещё более милым и уютным, точно норушным. Катерина не очень рассчитывала их увидеть при таком скоплении народа, и чуть задержалась, надеясь, что они может быть, как-то покажутся.

– Ааа, кого я вижу, да без сопровождения! – Бычков специально отстал от остальных, и теперь стоял в двери, разглядывая Славину. – Мне из-за тебя от матери досталось! Ты об этом ещё пожалеешь! – он резко толкнул в плечо не ожидавшую ничего такого Катю, она покачнулась, переступила ногами назад, пытаясь удержаться, коснулась открытой ладонью бревенчатой стены. На пороге уже стоял Бурый, а под Катиной рукой что-то щёлкнуло и начал открываться проход в междустенье. Волк одним движением руки смёл с дороги Бычкова и поймал Катерину, которая спиной вперёд чуть не упала в норушное пространство. Бычков что-то кряхтел в углу, не очень осознавая, как он тут оказался.

– Катюша, ты как? Он ударил?

– Просто толкнул, – Катерина на Бычкова и не глянула. А смотрела на изумленного норушонка, который показался в темноте междустенья, держа в лапке маленькую свечку. – Здравствуй!

– Ой, мамочка! Мамочка, дверь! Люди! – норушонок пискнул, задул свечку и кинулся со всех лапок в темноту.

 

– Ну вот, из-за дурня напугала малыша, – хмуро оглянулась на Бычкова Катерина.

Тот выглядел ошарашенным, а потом торопливо встал и пробираясь по стене, кинулся в дверь.

– Надо идти, а то сейчас шум поднимет, – Катя вздохнула. – Пойдём, Волк. Жалко Баюна тут нет. Он бы сумел объяснить норушам, что бояться не надо.

– Прошу прощения! А вы, случайно, не сказочница Катерина? – из темноты междустенья выступил крупный, очень достойного вида норушь.

– Да, я сказочница Катерина, а это мой названный брат и друг, Бурый Волк.

– Оооо, какая это для нас великая честь! – норушь раскланивался и что-то пискнул, из темноты показалось множество норушей и норушек, а так же куча их детишек. – Я – глава этого норушного рода, меня зовут Шошун.

– Я очень рада знакомству, уважаемый Шошун, только, боюсь, нам нужно спешить. Мой одноклассник видел междустенье, и боюсь, что вашу малышку тоже разглядел, он может поднять шум.

– Ах, не нужно так волноваться из-за пустяков! Мы видели, как он тебя пытался обидеть, а когда поняли, что, возможно, ты сказочница, о которой мы все так много слышали, приняли меры предосторожности. Как только он выскочил из дверей этой комнаты, он застрял в бесконечном коридоре, – Шошун легко махнул толстенькой лапкой. И видя недоумение на лице Катерины, довольно рассмеялся. – А, ты ещё не сталкивалась? Бесконечный коридор, это такая забавная особенность норушного пространства. Тот, кому его открыли, может бежать на одном месте хоть год, не в силах выбраться. Да и остальные твои спутники пока заняты, они не заметят, что тебя нет, не волнуйся. Мы можем спокойно побеседовать. Проходи, пожалуйста! Мы так давно не видели тут сказочников.

Катерина с Волком прошли чуть вперёд. Дверь, случайно открытая Катериной, мягко закрылась за ними, и в тот же миг тёмное помещение осветилось множеством свечей. Они увидели уютнейшую комнату, очень похожую на ту из которой Катя сюда попала, с возникшей прямо на глазах удобной скамейкой для Кати и Волка, и множеством маленьких скамеечек для норушей. Норуши расположились около Катерины и та начала рассказывать им об их родственниках, встреченных в Лукоморье, и о Шушаре.

– Шушар, это мой младший брат, – Шошун радостно кивал головой. – Я так рад, что они нашли подходящую семью для своего дома. Это так трудно! Только вот очень огорчительно, что старший род малышки Норинки в тумане.

– Я не очень поняла, где именно, – расстроилась Катя. – Норуши мне объясняли, но …

– Да, наши ориентиры для людей не подходят, – понятливо кивнул Шошун. – Тот род спит в сказке про царевну, разрешающую загадки. Баюн эту сказку знает. И если можно, мы очень просим тебя помочь нашим родным. – Шошун с великим достоинством поклонился, несмотря на своё солидное брюшко.

– Я постараюсь. Если туда можно пройти и время года подходит… – Катерине норуши нравились, она бы очень хотела помочь. Шошун тепло ей улыбался, а на ботинок Кати осторожно карабкалась та малышка-норушинка, которая её первой встретила. Робко придерживаясь за шнурок, она встала на цыпочки, стараясь получше разглядеть лицо сказочницы. Катя медленно нагнулась и раскрыла около малышки ладонь, та застенчиво шмыгая носишком, перебралась туда, и придерживаясь лапками за палец, с восторгом смотрела с высоты на свою семью.

– Моя внучка, Шуша, – ласково улыбаясь представил малышку Шошун. Ему сказочница понравилась. Сразу и безоговорочно. Он уже решил дать задание разведать ходы к её дому и оказывать любую норушную помощь и поддержку. Их род жил довольно закрыто, они считались знатными и родовитыми норушами, поэтому Баюн и не стал обращаться к Шошуну с просьбой открыть междустенье, это могли бы счесть дурным тоном, зато сейчас, Катя могла рассчитывать на любое их содействие. Она приняла их просьбу о родственниках, и явно собиралась её выполнить, это связывало сказочника и норушей очень прочными узами. Волк наблюдал за Катериной и рассуждал про себя о том, что Баюн, который не стал Катерину ни о чём таком предупреждать, оказывается, был прав.

– Дружище, поверь мне, не надо. Она сама справиться. Норуши как никто разбираются в людях, живут-то рядом столетиями. Норуши и мы, Коты. Недаром именно норушки часто первыми проверяли героев. Иногда простая просьба дать кашки мышке-норушке показывает, какой это человек. Пожалеет, или поленом запустит? Катя из первых, в этом я ни капли не сомневаюсь, и она искренне попытается помочь, и я точно знаю, что Шошун это услышит и оценит гораздо больше, чем предусмотрительное поведения предупреждённого человека. Не мешай ей.

Катя с радостью перезнакомилась с множеством норушей, ей на колени забрался один очень забавный норушок-подросток Шунь, который внимательно её разглядывал блестящими глазками, а потом торопливо слез и умчался к Шошуну. – Дед, деда!!! Ну, ты же обещал!!! Дед! Я готов, уже давно совсем готов. Я её выбираю!

– Шунь, про сказочницу речи не было. Это гораздо сложнее! – Шошун отмахивался довольно долго, и в конце концов не выдержал. – Репей, а не внук! Катерина, это мой внук Шунь. Я действительно обещал ему, что он может выбрать себе семью для жизни. Мы живём семьями, родами, но иногда у нас рождаются такие искатели приключений, которые чувствуют в себе силы найти новые дома и новые семьи людей для того, чтобы у них основать новый род. Шунь из таких. Он ещё очень молод, но талантлив. И очень, чересчур бесшабашен. Я присматривался к посетителям, которые к нам приходят, хотел найти ему подходящих людей, но про сказочницу речи не было! Если речь о сказочниках, то норушу мало выбрать такого человека самому, надо, чтобы и сказочник согласился! Мы же приходим со своим сказочным пространством. И сказочнику не должно быть некомфортно от нас!

– Дед, но ведь Шушар открыл им междустенье! Значит ей комфортно! – Шунь был упорен. – Я буду полезен!

– Прости его сказочница! Он ещё не знает, когда надо остановиться! – Шошун строго наморщил серый нос.

– Шунь, у меня дома много кто живёт, и я боюсь, что тебе может у нас не понравиться, – Катерине стало очень жаль отважного малыша.

– Да ну что ты! Я никого не боюсь, норушам ни кошки, ни собаки не страшны.

– Да я не о них. У меня ветер живёт, – вздохнула Катерина. – Молодой и не очень послушный.

У норушей от любопытства глазки заблестели. Шошун не выдержал и сам начал расспрашивать сказочницу, потом перевёл взгляд на внука, а тот заворожено смотрел Катерине в лицо и даже рот открыл от восторга.

– Я так люблю лазить на крышу и нюхать ветер! Пожалуйста, возьми меня! Ты не пожалеешь! Я буду помогать твоей семье! И ветра я не боюсь.

Катерина краем глаза видела, как нахмурился Шошун. И поняла, что если она откажется, то род норушей окажется в очень неловком положении. Шунь ей понравился. И она решилась:

– Я с радостью приглашаю тебя в наш дом. А если тебе не понравится, ты всегда сможешь вернуться сюда, – Катерина сама того не зная, выбрала самую удачную форму приглашения. Шунь просиял. Шошун облегченно выдохнул и притворно заворчал на внука.

– Прямо уж и не знаю, в кого ты такой настырный! – Шошун качал головой.

– Так в тебя, дедушка! Только раньше ты говорил, что я упорный! – возмутился Шунь, вызвав всеобщий смех. Он бросился обниматься с мамой, а потом вприпрыжку побежал собирать свой узелок.

– У него погиб отец. Он тоже был непоседа, но выбрал не тех людей, моя дочь и пятеро внуков едва сумели вырваться живыми из того дома, – тяжело вздохнул Шошун, обращаясь к Кате. – А ты, не зная ничего о них, сумела сказать так, что он благополучно вернётся в любом случае, конечно, если захочет вернуться. Теперь я вижу, что ты действительно талантливая сказочница.

Шунь появился буквально через несколько минут. Он с помощью мамы тащил увесистый узелок из красного в белый горошек ситца. С мамой и двумя братишками и двумя сестрёнками он обнялся. Солидно, уже ощущая себя главой нового норушного рода, пожал лапу деду, отчего у Шошуна от смеха задрожали усы. Узелок он вручил Катерине и попросил спрятать, а сам ловко забрался в её карман. – Я готов! – важно заявил он.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28 
Рейтинг@Mail.ru