(Не)покорённая драконом. Владыка мира

Ольга Грон
(Не)покорённая драконом. Владыка мира

– Я не уверен, что все получилось. Возможно, понадобится повторить… ритуал. Отдыхай. У меня много дел. Тебе пока придется остаться в комнате. Мирры принесут все необходимое, так что не переживай, – язвительно отвечает он, а потом поднимается и выходит за дверь.

Раздается щелчок…

…Щелчок в моей голове.

Значит, Айтар говорил мне правду! Когда он снова принял зелье забвения, он вспомнил именно тот день! Получается, его опоили и привели ко мне? Но зачем это понадобилось Дариону?!

Я правильно с самого начала не верила Дариону, хотя его слова и тон были весьма убедительны. Но что случилось дальше? Был ли ребенок? А если был, то…

Если девочка – не плод моего воображения, то это вполне мог быть ребенок Айтара… Но куда она пропала? Ведь недаром все эти годы я кого-то пыталась найти, даже на Земле!

Или все же потом я спала с Дарионом? Я знала о нем больше, поэтому в его присутствии и возникал страх, который тщательно пыталась скрыть. Он помнил, что случилось дальше, но пока молчал. А я не понимала, почему он не может просто сказать правду, а продолжает утверждать, что мы с ним – муж и жена.

От неизвестности неприятно засосало под ложечкой. Еще хотелось есть. Вчера ничего из еды не лезло, да и мирры вызывали все больше подозрений. Осталось совсем немного – и я смогу выяснить то, что поможет Айтару. Я не могла связаться с ним с Эливейта через грань подпространства и жалела, что не успела предупредить его о том, что сказала мне Мия в детском доме – про звездный путь и то, что я смогу узнать здесь правду.

А ведь она была права, даже если не осознавала.

Значит, она и есть та, о ком рассказывал Винг? Она – Говорящая со звездами?! Легендарный маг, который слышит великих всех миров и может открывать проходы между мирами? Невероятно! Интересно, осознает ли она сама, что сильнее первородных и драконов? Недаром она скрывает свою ауру, свою магию, будто чувствует, что за ней может начаться охота. Ведь кому-то наверняка понадобятся ее умения, если верно объяснить девочке ее силу! Но пока она даже не подозревает о своей особенной магии!

В этот момент мне захотелось защитить Мию от всего населения Нортала, от всех богов, которые могли бы использовать ее в своих играх. Попасть вместе с ней на Землю, где мы оказались бы в безопасности.

А как же Айтар? И почему мне так хочется помочь ему восстановить справедливость? Он украл меня из моего сна, всячески издевался, собирался отдать какому-то принцу Освальду, живущему в совсем другом мире. Хотел бросить, оставить там одну… Но потом не выдержал.

Я успела в него влюбиться по уши, хоть до этого момента не признавалась ни ему, ни самой себе. В его объятиях было тепло и уютно, голос действовал на меня, как наркотик, от которого не хотелось избавляться. И я ужасно соскучилась по его саркастической ухмылке, язвительным шуткам и умопомрачительно сладким поцелуям.

А тут этот Дарион! Чтоб он провалился… в Хелвет… вместе со своим блондином!

Нужно поесть, чтобы восстановить силы, если я намерена бороться дальше. Война войной, а обед по расписанию, как верно сказал Дарион аналог земной поговорки.

Я открыла зеркальный шкаф и пробежалась взглядом по принесенным для меня вещам, потом выбрала платье цвета синей стали, идеально подходящее к моим глазам. Как только собралась его надеть, появились вездесущие мирры. И голубоглазая блондинка с развевающимся, как шлейф, дымчатым хвостом предложила помочь мне затянуть шнуровку на спине.

Я нервно кивнула, не видя причин отказываться, остановилась перед зеркалом, прикрыла глаза, пока мирра ловко продевала в петли шелковые шнурки. Такое точно уже было со мной, мирры присутствовали и в моих воспоминаниях. Тогда что не так?

Повернувшись, уставилась на вторую девушку с розовыми волосами и лиловыми глазами, которая спешила ко мне с гребнем.

Да нет, всего лишь показалось.

– Я хочу позавтракать вместе с Дарионом, – заявила, когда приготовления завершились.

– У хозяина гостья. Но мы сейчас передадим ему вашу просьбу, – пропела мирра-блондинка и испарилась. Я дернулась. Наверное, никогда не привыкну к этим чудесам.

– Я провожу вас на лоджию у трапезной комнаты, – мило улыбнулась вторая «кукла Барби» с розовыми волосами.

– Спасибо. Я сама, – уклончиво ответила, так же наигранно улыбаясь.

Странно, но мне поверили. На самом деле было интересно, кто пожаловал к Тиару и чего стоит ожидать от этого визита.

Я шла по коридору, не оглядываясь. Но гадала, где находятся Дарион и другая первородная. Может, она вообще его любовница. Кто знает настоящие пристрастия этого великого комбинатора, затеявшего игру длиной в пятьсот лет?

Но не успела ничего понять, как меня закружил странный вихрь. Хотела было кричать и звать на помощь, но меня тащило в сторону выхода непонятной силой, которой я не могла противиться. И чья-то невидимая рука закрывала мой рот. А потом кто-то прошипел прямо в ухо: «Не дергайся, нам нужно только поговорить».

И голос этот принадлежал женщине!

Я затихла, поддалась. А потом поняла, что мы находимся в одном из боковых коридоров дворца, куда я ни разу не заходила, поскольку не заметила здесь ничего интересного. Почувствовав свободу, я передернула плечами и осмотрелась, пытаясь увидеть собеседницу, но из пустоты раздался лишь тихий нервный смешок.

– Наивная. Сейчас, подожди, я создам защитное поле», – сказала незнакомка.

Вокруг нас образовалось что-то наподобие купола, который нельзя было увидеть, но я ощущала концентрацию магии первородных. Я уже немного различала виды чар в этом мире, чтобы понять, чьих рук это дело.

– Вот теперь можно говорить», – не слишком довольно сказала богиня и на несколько секунд явила мне свой лик.

Я ахнула. Знала ведь, кто она такая – та самая Фриона, в храм которой я сунулась, желая попросить о помощи, но вместо этого повстречала принца драконов. Я сразу узнала это лицо с высокими скулами, ямочками на щеках и безразличным холодным взглядом. Полные губы красиво изогнулись.

– Я помню, что ты звала меня, поэтому не смогла оставить тебя без внимания, – сказала Фриона.

– Интересно, как же вы меня нашли?

– Это оказалось несложно. У нас очень мало времени, но пока Дарион Тиар занят.

– Так вы мне поможете выбраться отсюда?

– Разве ты не хочешь вспомнить свое прошлое? – прозвучал голос из пустоты – богиня снова стала невидимой.

– Я здесь только ради этого и нахожусь. Но боюсь, пока я все вспомню, Дариону надоест эта игра, и он решит от меня избавиться.

– Возможно, и так. Скажи, а куда исчезла твоя дочь?

– Что? – Я замолчала, уставилась в пустоту, ничего не понимая. – Вы знаете о ней?

– Ты еще не вспомнила? Но ничего, воспоминания вернутся.

– Я действительно не знаю, хотя и помню, что у меня был ребенок. Дарион мне о ней не говорит! – тихо воскликнула, чувствуя, как сильно бьется сердце от того, что я не ошибалась. Это не шутка моего разума!

– Он и не признается. Так чего же ты хочешь сейчас?

– Найдите Ай… – Я осеклась, вспомнив про опальное положение бывшего императора Нортала.

– Айтара? Моего пасынка. Верно? – мягким голосом уточнила богиня. Я промолчала, но она продолжила сама: – Я виделась с ним совсем недавно, так что с ним все в порядке. Почти в порядке. Дракон решил покорить небесную высь и упал, едва не погибнув. В этом есть и твоя вина. Не припомню, чтобы Винг так рисковал ради той, которая несет ему одни лишь неприятности. Если я найду его и скажу, где ты находишься, обещай, что после всего оставишь его в покое.

– Не могу обещать… – хрипло проговорила я. – Если он захочет, то сам скажет мне уйти. Я хочу ему помочь, потому что он невиновен. Его просто подставили.

– Я уже знаю, хотя поначалу и сомневалась. Это был Дарион. Но разрушение мира – не его почерк. И я хочу узнать, с кем он в сговоре и как это произошло. Оставайся здесь, может быть, услышишь нечто важное… Но держи язык за зубами. А я попытаюсь отыскать твоего дракона, – быстро проговорила Фриона и вдруг затихла.

Магическое поле растаяло, и сама богиня испарилась. А я услышала в коридоре равномерные шаги. Сердце неистово стучало от всех новостей, хотя я толком не поняла туманных намеков Фрионы.

Из арочного проема показался Дарион, который явно искал меня, и я испугалась, что он мог слышать наш разговор, поэтому просто молчала и ждала его реплики.

– Я тебя обыскался, Александра! Что ты здесь делаешь?

– Я шла… в столовую, но у меня закружилась голова, стало нехорошо. И я заблудилась, – проговорила я и, имитируя слабость, схватилась за выступ стены.

Почему-то мое оправдание внезапно обрадовало первородного. На лице шатена воссияла довольная улыбка.

– Я сам провожу тебя в столовую. Мне нужно будет отлучиться в Нортал. Лоррин дал новое задание. Но совсем скоро вернусь к тебе. Только больше не нервничай. Стоит поберечь себя, – склонив голову, бархатным тоном проговорил Тиар.

– Конечно, – выдала ответную улыбку. – Проводи меня, а то боюсь, снова потеряюсь в твоем лабиринте.

Чертовски сложно, однако, было играть эту роль. Но пока выходило. Жаль, училась я на бухгалтера, а не на актрису. Такой талант пропал для земного кинематографа!

Хоть бы Фриона не подвела и нашла Айтара! Похоже, она меня не слишком-то любит, но это я переживу. Вспомнить бы еще, где и как мы с ней познакомились и откуда ей вообще стало известно о моей дочери!

Айтар

В Грот мы попали только к позднему вечеру. К этому времени Мия ужасно устала, и мне пришлось лететь вместе с ней на Вольторре, который после битвы тоже выдохся и двигался медленно. Пока мы добрались до дворца Тофа Дара и вовсе настала глубокая ночь. Но в городе по-прежнему было светло от множества камней кварца, которые имелись здесь повсюду.

Если во время полета девчонка еще старалась держаться, то при движении по рельсам и вовсе уснула, положив голову мне на плечо. Пришлось придерживать ее, чтобы выйти из тесной тележки, что было не очень-то удобно. Я поднял Мию на руки и вошел в здание резиденции царя цвергов. Навстречу стремительно бросились карлицы-служанки, но я лишь кивнул в сторону ее комнаты. Мне тут же открыли дверь, и я вошел, уложил девчонку на кукольную кровать, стащил с нее сапоги и куртку. При этом она улыбнулась и перевернулась на бок, скрутилась в калачик, но ее лицо уже вовсе не напоминало озлобленного на весь мир элгра. Оно стало более доверчивым, открытым.

 

Я не стал задерживаться – укрыл Мию шерстяным одеялом и вышел, тихо прикрыв дверь.

Она даже не поела. А завтра, возможно, придется покинуть Грот.

Я же сразу направился к Тофу, желая решить свой вопрос. Он уже знал, что я вернулся, поэтому подготовился ко встрече. И пока Вольторр пошел на кухню уничтожать запасы провианта, ко мне подошел начальник личной охраны царька. Он передал, что меня приглашают на аудиенцию, а потом проводил в канцелярию, больше похожую на пещеру. Стены были украшены картинами с изображением традиций Срединного мира. Я остановился, чтобы рассмотреть их. На одной были показаны женщины-цверги, плетущие свадебные нити, на другой картине – приношение жертвы богу Астейну.

– Ничего не удивляет? – раздался голос Тофа.

Я обернулся, едва не ударившись головой о канделябр, свисающий с низкого потолка.

– А должно? С тех пор, как вернулся, слишком много увидел того, чего не было раньше. Кажется, правда рассыпалась на осколки. И я не знаю, где в этой головоломке вычислить истину, как собрать все воедино.

– Испокон веков мы поклоняемся богу Астейну. Мы считаем его всемогущим. Но когда в наш мир пришла беда, первородные ничего не сделали для нашего спасения. Кажется, кто-то из высших вознамерился просто уничтожить население Нортала. И заселить его другими существами. Тот, кто и создал подснежных гидр.

– Но… чтобы заселить его новыми жителями, сначала нужно было бы вернуть мир к жизни, а пока он медленно погибает, – сделал я свой вывод.

– Думаешь, нет способа вернуть весну? Недавно в одной из шахт мы обнаружили странную аномалию. Раньше магический фон там зашкаливал, а теперь поле сместилось к северу, словно весь мир постепенно наклоняется в одном направлении. Будто смещается ось Нортала.

– Что? Ось Нортала? Я подумаю над твоими словами, Тоф. Нам удалось избавиться от тварей перехода, отправив их к йерганам. Путь свободен. Я попрошу короля Арланда Холрата прислать к тебе гонцов. – Я не стал вдаваться в подробности и говорить, как нам это удалось. – Теперь твоя часть соглашения. Астейн!

– Мне стоило бы проверить, правду ли ты говоришь, Винг Рагнар. Но почему-то я тебе верю. Ты борешься за свой мир, а я за свой. Да помогут тебе звезды, – произнес Тоф.

Я уже было напрягся, решив, что придется задержаться до выяснения обстоятельств. Но царь цвергов подошел к столу, откинул ткань, и помещение озарилось мерцающим свечением круглого артефакта. Карлик суетливо потер руки, глядя на шар, затем положил руки на сияющую поверхность, которая засветилась еще сильнее. Лучи пробивались даже через маленькие ладони Тофа, пока он что-то бормотал себе под нос.

– Вот и все. Остается лишь ждать. Будем надеяться, что Астейн услышал зов.

– У первородных свое течение времени. Но иногда они слишком быстро появляются там, где нужно… или не очень нужно…

Не успел я договорить, как артефакт засветился еще сильнее, и казалось, что он просто взорвется, настолько мощно пульсировала в нем магия. Я же чувствовал ауру первородного, который появился в этом свечении, открыв портал сразу во дворец. Свечение погасло, и теперь посреди канцелярии стоял стройный мужчина. Он ни капельки не изменился на пятьсот лет, которые я его не видел. Последний раз мы встречались во время судебного процесса, но не разговаривали.

На нем был надет вычурный, украшенный самоцветами шлем с небольшими рожками, все тот же причудливый костюм, поверх которого мерцала броня. На ногах блестели начищенные сапоги с задранными носами. Астейн всегда любил выделиться из толпы. Эдакий пижон среди первородных.

К его ноге, гордо подняв голову, жался бессмертный пес Ротрес, смесь собаки, дикого элгра и тангала, существа из одного из подпространств, которого когда-то подарил ему щенком Гайт Сварр. Немного уродливый, лишенный шерсти зверь, аналога которому не было ни в одном из миров, принюхался к мебели цвергов, и на его большой лысой голове надулись плотные шарики. Ротрес оскалился, обнажив острые, как лезвия, зубы. Но Астейн почесал его складчатую шею, успокаивая, и животное улеглось ему под ноги, искоса поглядывая на меня.

Я не стал прятаться, лишь мысленно продумывал, как быстро забрать девчонку и скрыться в случае, если Астейн не станет слушать. Но похоже, первородный был искренне удивлен тем, что увидел меня в канцелярии своего подопечного.

– Айтар? Ты?! Но я думал…

– Твои глаза не лгут, Астейн, – прокомментировал я его реакцию.

– Винг помог нам очистить пространство перехода от тварей, что там водились, – встрял в беседу Тоф Дар. – Мы обязаны ему тем, что теперь сможем наладить торговлю с королем Холратом. Он поклялся миром, что не виновен. Мы должны ему помочь.

– Ничего не понимаю. Но как?.. Как ты смог вернуться в Нортал? – недоумевал Астейн.

– Мы все в опасности. Как весь Нортал, так и Эливейт. Наверху ведется игра, которая может привести к непоправимым последствиям, – хрипло проговорил я. – Я все объясню, только выслушай. Тебя ведь это тоже касается. Меня подставили, вмешали в игру без моего ведома, использовали. И я должен понять, зачем это было нужно.

– Ты можешь доказать свои слова? – нахмурился первородный.

Мрак! Как я мог доказать? Воспоминания под действием зелья забвения – еще не доказательство. Хоть и важная улика. А говорить о способностях Мии пока не стоит.

– Нам нужно поговорить наедине. – Астейн кивнул Тофу, и карлик, бросив на нас удивленный взгляд, покинул канцелярию.

– На Эливейте сейчас находится девушка. Она звездный маг. Ты ведь знаешь, что создать ее могли лишь высшие? Так вот в тот день, когда меня похитили и провернули всю махинацию, я получил с ней связь аур. В нашем мире нет звездных магов, и тебе это отлично известно, – издалека начал я.

– А тебе известно, почему их больше нет?

– Откуда мне знать помыслы высших сил, – пожал я плечами.

– Слишком опасны они. Если сила дракона объединяется с магией первородных и чарами звезд, это может привести к непоправимым последствиям. Много тысяч лет назад именно от силы звездной девушки и дракона была рождена Говорящая со звездами, изменившая историю нашего мира. Это едва не привело к катастрофе. Чтобы такое не повторилось, драконов изгнали с Эливейта в мир людей, а артефакт, способный вызвать звездного мага, отключили и спрятали от всех на долгие века.

– Драконы жили на Эливейте? Этого не может быть!

Астейн язвительно усмехнулся.

– Никто не афиширует, что драконы – бывшие первородные, лишенные бессмертия.

То, что он говорил, пока не укладывалось у меня в голове. Я всегда считал, что драконы испокон веков жили в Центральном подпространстве и редко общались с богами.

– А какой силой обладала та… Говорящая со звездами? Я знаю, что она открывала порталы. Но ведь это не может уничтожить целый мир!

– У нее была еще одна уникальная способность. Она могла не только перемещаться между разными мирами, но и открывать пути в другие временные линии, где история шла по своему пути. Она пыталась вернуть драконам власть. Но два альтернативных потока перемешались, и Нортал едва не оказался на грани катастрофы. Это случилось задолго до твоего рождения. Все считают, что драконы – порождение главного измерения, но это не так.

– Но почему она была только одна за всю историю Нортала?

– Видимо, потому что родилась от дракона, у которого еще оставалась магия другой ветви первородных. Но я не верю, что все так и было. Потому что лично не был знаком с Говорящей. Мы ведь тоже не живем вечно, а перерождаемся с каждой новой эпохой. Из старого поколения, что боролось с силами Мрака и заперло в Хелвете демонов, остались Лоррин и Крат. Был еще Онтарр, старший брат Лоррина, но он погиб в той битве.

– Значит кто-то пятьсот лет назад похитил у Лоррина артефакт и активировал его, чтобы вызвать в наш мир Звезду?

– Нужно доложить Лоррину! – На лице первородного мелькнула тревога.

– Нет! – остановил я его. – Она здесь не причем. Лекси сама оказалась заложницей обстоятельств! Нам нужно попасть на Эливейт и найти ее. И тогда мы сможем доказать мою невиновность и выяснить, что на самом деле происходит! Мы найдем девушку!

– Надеюсь, ты не собираешься меня подставить? – усмехнулся Астейн.

– Если бы хотел, то не стал бы гоняться за тварями, которых кто-то услужливо подкинул на твою территорию. Но я не один. Со мной… моя дочь. Я не могу оставить ее одну, – на ходу придумал я, как объяснить присутствие Мии.

– Смотрю, ты не терял времени в изгнании, Айтар, – расхохотался вдруг он. – Хорошо, я спрячу тебя, и мы попробуем выяснить, что происходит. Пойдем прямо сейчас?

– Нет. Через несколько часов, с рассветом. Мне придется отправить своего помощника к королю Арланду с поручением от Тофа Дара. – Я вдруг подумал, что спрятавшись с Мией среди первородных, подвергну ее риску. Похоже, девчонка – и есть ключ всей истории. С другой стороны, в доме Астейна она будет под надежной защитой. С Торром на время придется расстаться, но зато ему представится возможность проявить свои таланты и помочь мне в другом деле. А Мие нужен отдых и завтрак, во время которого я постараюсь объяснить ей, что следует говорить, а о чем лучше молчать, когда мы окажемся на Эливейте.

Глава 4

Лекси

Следующего раза не случается. Дарион заходит несколько дней подряд, потом на время исчезает. И я не знаю, что происходит, ведь его нет во дворце. Как же все странно! Неужели ему не понравилось?!

От непонимания кусаю губы, хочется кричать в пустоту, но никто не услышит! Разве что мирры, которым все равно, чем я занята. А я чувствую себя обманутой, униженной. Кажется, ему была нужна вовсе не я, но не понимаю, что именно.

Не понимаю до определенного момента. Пока не узнаю, что жду ребенка. Мне уже несколько дней плохо, и я чувствую происходящие со мной изменения. И когда наконец появляется Дарион, я готова броситься к нему за объяснениями сама. Но он останавливает меня одним лишь жестом.

– Тебе нельзя волноваться, Александра.

Растерянно смотрю на мужчину. Неужели только я соскучилась по Дариону, а ему все равно, чем я здесь занималась?

– Что-то не так, Дарион? Где ты был?

– Неотложные дела. Все в порядке… – Он подходит ко мне, обняв за плечи, выжидает, словно к чему-то прислушивается. – Все просто отлично!

Поднимаю голову, встречаюсь с ним взглядом. Молчаливо прошу хотя бы одного поцелуя. Он касается моих губ, словно через силу заставляет себя это сделать, потом отстраняется и говорит:

– У тебя… у нас будет ребенок.

– Откуда ты знаешь? – Кажется, мои глаза округляются от удивления.

– Чувствую. Так что, дорогая, не стоит торопить события. Мы не можем быть вместе, пока он не родится. Возможно, потом.

– Стоп! Хочешь сказать, что я останусь в этом дворце до того момента, пока родится дитя? Ты обещал мне совсем другое! Говорил, что все изменится. Ты меня обманул? – На глаза наворачиваются слезы.

– Подумай, что для тебя важнее: безопасность или праздный интерес! – грубо обрывает Дарион мою истерику. – Дворец полностью защищен, сюда не проникнут посторонние.

И я запоздало понимаю, что любви с его стороны никогда не было. Это всего лишь ловушка для меня. Ему нужен только еще не родившийся ребенок. Именно эту мысль читаю в его взгляде.

Интересно, как в таком холодном и скользком типе может скрываться страстный любовник, стал моим первым мужчиной? Можно ли любить одно единственное воспоминание?

Он разворачивается и быстрым шагом покидает помещение, а я, постояв несколько секунд в шоковом состоянии, бросаюсь вслед, чтобы попытаться добиться от него правды, зачем я ему нужна. Вижу Дариона в одном из залов, где он стоит в окружении воинов-джиннов.

Милых служанок мирр не видно, вместо них лишь суровые лица мужчин внеземного происхождения, на которых надеты латы и шлемы с оперением. По команде, они взмывают вверх, и я с ужасом замечаю, что ног у них тоже нет. Мужчины-мирры? Похоже, свита Дариона. Интересно, откуда же здесь взялись эти существа?

Сам Дарион разговаривает с каким-то молодым светловолосым человеком, что-то шепчет ему, улыбается, и они вместе покидают дворец в золотом сиянии перехода. Я же разворачиваюсь и бегу подальше от того места, где только что стоял Дарион.

Теперь я точно уверена, что мне нужно сбежать, найти выход, использовать свою магию, чтобы открыть путь наружу, как делает мой, так называемый «муж». Ведь я даже не знаю, какой у меня в этом мире статус. Но я обязательно найду выход из положения, потому что не могу больше оставаться в этой клетке…

 

Сволочь! Как же я его ненавижу! Теперь я точно знала причины своей неприязни к Дариону Тиару – и они были для меня очевидны.

Я ему верила, попав в другой мир после смерти. Он был единственной опорой в новой жизни, но воспользовался любовью и беззащитностью и просто подложил под Винга, как использовал и императора Нортала! И мой ребенок от Айтара!

Это наш ребенок!

Наш! Общий!

Я пока не понимала смысла махинации, всей проклятой игры высших мира сего, но точно знала, что все происходило не просто так и Дарион преследовал свои цели. Неудивительно, что на Земле я не могла пройти мимо маленьких детей, тратила деньги на помощь приютам втайне от Глеба. Я искала свое потерянное дитя, во мне подсознательно теплилась надежда на то, что рано или поздно мы встретимся. Или же нет? Или это были лишь болезненные спазмы сознания, не желающего смириться с потерей?

Интересно, если я умерла наверняка, то как оказалась в коме? И повторяющийся сон про аварию, в котором никак не могла забрать у Наташки ключи от ее машины тоже неспроста, ведь на самом деле отлично помню, что за рулем находилась именно я.

От переживаний я не выдержала и разрыдалась. Уткнулась лицом в подушку, которая была уже мокрой от моих бесконечных слез. Наверное, высшие сущности Вселенной просто сыграли со мной злую шутку, снова создав мне юное тело, но оставив все воспоминания. Словно они были записаны волнами, частотами души – некоего сгустка энергии, что имеется у каждого, который, как память компьютера, несет в себе информацию о нашей жизни, и если к ней есть ключ, то можно ее расшифровать.

Перед тем я стойко держалась, теперь же все мои эмоции выплескивались в виде громких рыданий, от которых уже болело в груди. Я никак не могла успокоиться. Все смешалось: события, догадки, воспоминания, ненависть к божеству и желание помочь Вингу спасти этот мир. И любовь, которую отчаянно пыталась затолкать поглубже, спрятать от самой себя. Ведь я все равно не нужна Айтару, он не виноват, что наши ауры обрели связь, что нас подло использовали.

В этот момент у меня зачесались кулаки. Захотелось отыскать Дариона и врезать по его наглой красивой роже, чтобы хоть как-то отомстить за себя и свои невзгоды. И я подорвалась с кровати, надела первое попавшееся платье и рванула наружу, намереваясь выплеснуть весь поток ненависти в него.

Я выбежала из спальни, миновала несколько переходов – и остановилась, словно кто-то одернул от необдуманного поступка. Пока у меня есть относительная свобода, и Дарион не знает, что я вспомнила. Он просто выжидает. Наверняка хочет выяснить, не забеременела ли я снова! Но тогда… выходит, с тем ребенком что-то случилось?

– Иди сюда, – послышался тихий голос справа от меня.

Я резко повернулась, заметив мелькнувший силуэт Фрионы. Сердце застучало от вспыхнувшей надежды, что ей удалось отыскать Айтара.

Я удостоверилась, что рядом больше никого нет, и прошмыгнула вслед за ней в тот самый коридор, где мы разговаривали в прошлый раз.

– У меня остался энергетический код, иначе я не смогла бы войти без Тиара, – пояснила Фриона, заметив мое недоумение.

Ага, понятно! Ловкость рук – и никакого мошенничества.

– Вам удалось найти Айтара? – тихо спросила я.

– Увы, он успел скрыться, что для меня удивительно. Ведь его видели над городом во время битвы.

– Что? Какой битвы? Война все же началась?

– Ты разве этого не знала? Наивная девочка. Дарион постарался втянуть драконов в новый конфликт ради удовлетворения личных потребностей, ведь ему нужно содержать целый штат своих воинов, а для них требуется энергия.

– Разве это разрешено? – нахмурилась я. – Неужели ваш Верховный позволяет ему это делать?

– Нет, конечно. Но любое правило можно обойти, – пожала изящными плечами Фриона.

Значит, в Лейве ведутся военные действия! Там же… Там же осталась Мия!

Когда я представила, что с девочкой может что-то произойти, руки нервно затряслись, а перед глазами замелькали черные точки. Хоть бы с ней ничего не случилось! Нужно было остаться там, попытаться уговорить ее уйти со мной, мы бы вместе придумали, как скрыться от драконов. И черт с ней, с правдой, тем более, что прошлого все равно не вернуть. Но просить Фриону присмотреть за Мией не стоило, потому что ей я тоже не совсем доверяла.

– Мне нужно попасть в город. Я убегу! – тихо воскликнула я.

– Даже не вздумай! Ты уже когда-то пыталась. Лучше останься здесь, я постараюсь что-нибудь придумать, – недовольно прошипела первородная.

– Разве Дарион имеет право удерживать меня силой?

– Не имеет. Но если мы расскажем о нем Лорину сейчас, лучше никому не будет, а особенно достанется Айтару. Просто наберись терпения. Битва закончилась, ведутся переговоры. Думаю, Винг скоро объявится в Лейве. Его помощника, ледяного дракона уже видели сегодня в городе. Я сама попытаюсь с ним поговорить.

– Фриона, скажите, а на Эливейте существуют разводы? Если я вдруг на самом деле являюсь официальной женой Дариона, то… – с грустью спросила я, но Фриона заулыбалась и ответила, не дав договорить.

– Не переживай. У нас нет разводов. И знаешь почему? – Она склонилась и прошептала мне прямо в ухо: – Потому что у нас нет никаких браков.

В этот момент первородная почувствовала опасность, поэтому скрыла ауру и тело, фактически исчезнув. И я уловила лишь проносящийся мимо меня вихрь, когда она поспешила к выходу.

А я воспрянула духом. Если Дарион мне не муж, то и командовать мной он не имеет никакого права! Ладно, буду считать, что нахожусь на боевом задании, в разведке. А чтобы восполнить силы, пожалуй, стоит позавтракать. Если не удается укусить мерзавца иначе, буду хотя бы объедать.

Айтар

Под воздействием магии первородного пространство меняло формы на глазах, становясь то золотым, то ярко-синим. Мы проходили грани, не задерживаясь ни в одном из подпространств Нортала. Ближе к верхней точке мира стало гораздо теплее, Мия даже сбросила свой плащ и несла его в руках.

К ней периодически подбегал Ротрес. Пес обнюхивал ее руки, посматривая при этом на своего хозяина, Астейна, потом возвращался к первородному с извиняющимся выражением уродливой морды. Но похоже, что Мия не слишком его боялась, ее даже забавлял этот собакомонстр. Каждый раз, когда Ротрес возвращался к ней, она торжествующе улыбалась. Ко мне он больше не подходил, и это вполне устраивало.

Мы собирались сделать последний переход, когда пес вдруг почуял опасность. Он подбежал к Астейну и остановился, принюхиваясь к слабому ветру. Кажется, впереди нас что-то находилось, но в густом тумане было сложно разобрать детали. Мы с первородным переглянулись и одновременно начали магический поиск. Но чар я так и не ощутил. Странно, ведь в это подпространство не попадают обычные существа.

– Кажется, это была большая птица. Наверняка проскочила сюда вместе с одним из наших при открытии портала. Долго здесь не протянет, – заключил Астейн.

– Это не птица, папочка, – с язвительной ухмылкой процедила Мия. Ее забавляло то, что теперь нужно было представляться моей дочерью, поддерживая легенду.

– Почему так подумала? – нахмурился я, решив напомнить позже, чтобы она не переигрывала.

Девчонка пожала плечами.

– Не могу сказать. – И вызывающе взглянула на меня.

– Давай уже, признавайся, – вздохнул я.

Понятно, что я запретил ей говорить о ее способностях, но если уж она – «моя дочь», то наличие магии вполне объяснимо.

– Аура скрыта, будто стена стоит, а за ней – темно.

– У тебя способная дочь. Я тоже понял, что не так. Нужно доложить Лоррину о присутствии в секторе посторонних, – заметил Астейн.

– Есть в кого быть способной, – проворчал я. – Что же, путь свободен, и мы можем идти.

Внутри дрогнула какая-то струна, постепенно вызывая резонанс. Я нервничал, потому что вот-вот должен был попасть в место, где меня долгое время держали в кандалах, как опасного преступника. Проклятый Эливейт, который в течении пяти веков снился мне в кошмарных снах! Место, откуда не было выхода, ведь мою силу заблокировали боги. Астейн не участвовал в процессе, но являлся свидетелем всего того, что со мной происходило. Похоже, он понимал меня, потому что повернулся и вдруг подмигнул.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru