(Не)покорённая драконом. Владыка мира

Ольга Грон
(Не)покорённая драконом. Владыка мира

Пролог

«Какое игралище судьбы человеческая жизнь! И как странно меняются с переменой обстоятельств тайные пружины, управляющие нашими влечениями! Сегодня мы любим то, что завтра будем ненавидеть; сегодня ищем то, чего завтра будем избегать. Завтра нас будет приводить в трепет одна мысль о том, чего мы жаждем сегодня».

Д. Дефо

Айтар

Ледяная вода огромного горного озера сковала обездвиженные лапы, подводное течение несло меня по острым камням, которые рвали крылья. Я не мог управлять своей драконьей сущностью. Разум и тело в этот момент существовали по отдельности. Я умирал. Наверное, мне нужно было дойти до точки невозврата, испытать отчаяние, чтобы моя скрытая магия смогла пробить барьер и выйти наружу.

Но уже слишком поздно, и я не могу ею воспользоваться, чтобы восстановить баланс и возродить свой мир к жизни.

Я не смог покорить нужной высоты и теперь несу расплату за свою самонадеянность.

Звезды лучше знают линии наших судеб, они выстраивают их в том порядке, который нужен для поддержания Вселенской стабильности. Так все же бывает, что тысячи временных и пространственных альтернатив сходятся в одной точке, которую мы никак не можем изменить. Для меня этой точкой стал день, когда осознал истину: мне все равно, замешана Лекси в той махинации или нет, потому что в любом случае буду любить ее вечно.

Судьба столкнула нас вовсе не случайно.

Она – мой злой рок. Но она – моя единственная любовь.

Мрак! Я не мог просто так ее отпустить! Я еще жив! Я должен разобраться до конца и вернуть Лекси, какой бы ни была ее роль во всей этой головоломке Хелвета!

Я понимал, что лежу на дне водоема. Но при этом у меня была сила, которую снова мог использовать! Нужно сконцентрироваться и попытаться сменить ипостась, ведь пострадал лишь драконий облик – достать из астрального подпространства свое другое тело и применить магию богов, чтобы спастись.

Я не бессмертный, каким многие представляют, но у меня есть сила, которой нет у других драконов. И ничего, что я не покорил нужной высоты. Это помогло мне избавиться от блока, восстановить магический баланс в теле. И теперь точно разберусь с недругами и верну свою любимую, хочет она этого или нет. Если даже она не согласна с моим мнением, докажу, что лишь я ее мужчина, и со временем она это признает.

Собирая магию из окружающего пространства, представленного холодной водой, я наполнялся энергией. Я смог поменять ипостась и теперь включил свои возможности на полную мощность, вырываясь из ледяного плена и одновременно вытаскивая с помощью божественной мощи израненного дракона через астрал.

С треском пробивая толстый слой льда, разбрасывая в стороны льдины, круша многолетний наст, наружу устремился другой «я» – тот, в чьем образе я иногда представал перед Лекси, человек-дракон с кровью древних первородных, объятый пламенем полубог, кем я, в общем-то, и являлся.

Я упал на покрытую снегом скалу на берегу озера, но даже не почувствовал боли. Снег подо мной мгновенно растаял, камень нагрелся, как магический кварцевый обогреватель. Я лежал, восстанавливая дыхание и приходя в себя.

В голове звучала лишь одна мысль: «У меня получилось! Я жив!»

И пусть время упущено к Хелвету, мне удалось выбраться, и теперь я смогу продолжить борьбу за свою правду.

Состояние дракона отражалось и на моем самочувствии. Мне нужно как можно быстрее включить регенерацию, затянуть все раны, зарастить порванные крылья, чтобы передвигаться по воздуху. Надеюсь, что не слишком опоздал, и мой племяшка Коготь еще не сравнял древний Лейв с землей – а точнее, со снегом.

Регенерация была возможна лишь в другой ипостаси, пришлось снова вернуть драконий облик, чтобы быстрее шел процесс заживления.

Я распластался на скале, тоскливо глядя драконьими глазами на далекие звезды, что мерцали, рассыпанные по всему небосклону. Почему-то в некоторых мирах верят, что звезды – это другие солнца, космические тела. Возможно, в чем-то эти люди правы. Но я также знаю, что там, во Вселенной, есть и высшие разумы, которые управляют всем сущим, и уж они точно видят, где справедливость.

Пока шла регенерация, думал о Лекси и о том, что может связывать ее с Эливейтом. Она смогла найти путь в крайнюю оболочку мира, что говорило о ее скрытых способностях. Но я не знал, сделала ли она это осознанно, чтобы объединиться с другими заговорщиками, или кто-то направил ее в божественный чертог.

Я должен найти Лекси, но не стану пользоваться звездным путем или идти через промежуточные измерения. Это слишком рискованно – там могут поджидать различные опасности, начиная от жутких существ, что даже первородным доставляют массу проблем, и заканчивая самими богами, которые не упустят возможности вернуть в тюрьму или избавиться от меня окончательно.

Но есть та, кто может открывать пути совсем не там, где привыкли проходить первородные. Говорящая со звездами. Мия не случайно встретилась с Лекси. Эта девочка даже и не подозревает, какими обладает возможностями. Нужно забрать ее из приюта, попытаться с ней договориться, найти общий язык, хотя чувствую, это будет не так уж просто, ведь она не поверит дракону.

Мои раны зажили, я поднялся и расправил крылья, проверяя их состояние. И уже собирался лететь на юго-запад, в сторону Лейва, когда услышал знакомый голос:

– Ну наконец-то! Я устала ждать, пока ты завершишь свою регенерацию! – прозвенели недовольные нотки.

Я повернулся, чтобы понять, кто может здесь находиться, да еще выдвигает претензии.

В этот момент ошалел и снова вернул себе человеческий вид, шагнув навстречу той, кого не ожидал здесь увидеть.

– Фриона?! – застыл в изумлении, глядя на спускающуюся по обледенелым камням женщину.

Казалось, она не идет, а плывет в серебристом сиянии, исходящем от ее облегающего длинного платья со шлейфом. Лоб был полностью открыт, длинные темные волосы забраны в высокий хвост, локоны из которого спускались на грациозные плечи. Кожа излучала внутренний свет, подобный свечению лун при слиянии. Тонкие, но сильные руки чуть расставлены в стороны. Мы виделись с ней и раньше, во времена моего правления империей.

– Айтар, ты слишком долго восстанавливался, я устала ждать! – с возмущением повторила она.

– Что ты тут делаешь? – поинтересовался в ответ, возвращая свой врожденный цинизм. Понимал, что она здесь не просто так, а с конкретной целью. – Это ведь ты говорила со мной, когда я тонул в этом озере? Знала заранее, чем все закончится, верно?

Я взглянул с высоты на чернеющую в пробитом льде воду, которая уже покрывалась новой еще прозрачной коркой, отражая свет небесных огней.

– Верно, – ехидно усмехнулась она. – Ты должен был упасть и почувствовать дыхание Хелвета, осознать, что жив и можешь бороться дальше. Тем более, в момент снятия блока произошел мощный выброс энергии, который мне пришлось гасить своей силой, чтобы никто из богов не почувствовал всплеска.

– Так это ты «помогла» мне упасть? – сделал вывод из слов богини.

– Не совсем. Ты ведь сам бросился за звездной магиней на Эливейт, хотя отдавал себе отчет, как это опасно в твоем состоянии. Я следила за девушкой с момента ее перемещения в Нортал, затем потеряла ее, но потом поняла, где вы можете находиться.

– Лиара ты к ней тоже привела?

– Я хотела как лучше, – насупилась богиня, словно обиделась. – Девушка была опасна для тебя с самого начала.

– Поясни! – потребовал я.

– Слишком поздно. От этого ничего не изменится, – скривила Фриона идеальные губы. – Но раз девушка сейчас на Эливейте, мне самой интересно, как у нее дела и где она находится. Я помогла тебе, дальше действуй сам, а мне пора.

– Постой! Фриона, как доказать, что я невиновен? – крикнул вслед исчезающей богине.

– Ты сам строишь свою судьбу. Вот я и посмотрю, как ты справишься с этой задачей, – прозвенел морозными колокольчиками голос из пустоты.

Я больше не чувствовал магии первородной.

Мрак! На чьей стороне она играла? Если бы не слова Арланда после моей пламенной речи, я бы подумал, что первородная хочет заманить меня в новую ловушку. Но сейчас задумался, почему Фриона хотела уберечь меня от Лекси. И почему теперь поздно. Да что вообще значат годы или даже столетия для вечно живущих жителей этого мира?

Нет времени. Нужно возвращаться в Лейв, помочь остановить войну, заодно найти девочку. А дальше решать по обстоятельствам. Возможно, у меня еще есть шанс собрать вместе родовые камни кланов, тем более, часть драконов уже практически признала меня правителем Нортала. Но я точно знал, что не вернусь в Роддернар, пока не разберусь с проблемами этого мира.

Глава 1

Лекси

Наша песня хороша – начинай сначала. Это обо мне.

Наверное, никто и ни в одном из миров не попадал в такую ситуацию, в какой оказалась я. А главное – совершенно не понимала, как выбраться из этой передряги.

Я не знала, где нахожусь. При этом была уверена, что мне знакомы это место и мужчина по имени Дарион. Хорошо, хоть имя его вспомнила.

Он подошел ко мне, поймал мои руки, сжимая пальцы в своих ладонях. Я смотрела на него и понимала, что ничего к нему не испытываю. Вместо этого лица предпочла бы видеть совсем другое – наглое, циничное, но ставшее за это время родным лицо Айтара.

– Успокойся, я сказал! – приказным тоном произнес Дарион.

– Это не мой дом. Ничего не понимаю, – зло прошипела я, глядя в гипнотизирующие меня карие глаза. – Объясни, где я вообще нахожусь!

Он усмехнулся, еще сильнее сжал мои пальцы. Затем склонился и прошептал:

– Ты снова на Эливейте.

Я начала вспоминать, что такое Эливейт – и вдруг осеклась. Я, что, попала в чертог богов Нортала? В то самое место, где обитали первородные – высшие существа мира сего, которые имели огромную силу и власть над всем сущим? Разве что в дела драконов не особо вмешивались по неизвестной причине.

 

Но кто-то из них подставил Винга и едва не сгубил весь мир!

Это вполне мог как Дарион, так и кто-либо другой. Но хуже всего то, что и я могла быть к этому причастна, раз уже бывала здесь. Воспоминания никак не желали возвращаться. Но если буду вести себя как истеричка и требовать вернуть меня обратно, то так и не узнаю правды. А ведь именно здесь должна вспомнить нечто важное.

Я глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться и решить, что делать дальше. Первое – не конфликтовать, попытаться выяснить интересующую меня информацию мирным путем. Может, этот Дарион сам мне все расскажет? Второе – не говорить про Айтара и нашу с ним связь, чтобы не сделать ему хуже. Вообще не произносить его имя вслух, пока не выясню, что да как.

– Прости, я что-то все подзабыла, – пробормотала. – Мне не очень хорошо. Я знаю, что мы с тобой знакомы, но после возвращения мои воспоминания просто стерлись.

– Ничего страшного, ты все вспомнишь со временем, дорогая Александра, – вкрадчиво произнес Дарион уже спокойнее. – Ты снова со мной, все будет хорошо.

И склонился, едва ощутимо касаясь губами моих губ. От него пахло чем-то вроде мятной конфеты – как будто он хотел источать именно этот аромат. Но почему-то я не могла ответить ему взаимностью и отстранилась, стараясь не смотреть в глаза, из-за чего Дарион мягко рассмеялся и сказал:

– Ты моя женщина, поэтому ни за что не беспокойся. У тебя просто шок, но он пройдет, и ты вспомнишь, как нам было хорошо вместе. Слуги в твоем распоряжении, сейчас я прикажу подать тебе обед. Верно, в Нортале ты соскучилась по нормальной еде.

Я кивнула, решив для начала осмотреться. Пока не выясню своего статуса, не буду делать поспешных выводов.

– Ты останешься? Мне страшно находиться в этом… дворце одной.

– Узнаю тебя прежнюю. Пока не могу с тобой остаться, но обязательно вернусь сразу же, как улажу один вопрос. Не скучай, дорогая. – Он как-то странно посмотрел на меня, потом крутанулся и исчез в золотистой пыльце.

Я стояла на месте еще минуту, убеждаясь, что первородный наверняка ушел, а потом бросилась из зала прочь, панически пытаясь найти выход из этой золотой клетки, но коридор замыкался, и я все время оказывалась в одном и том же зале. Замкнутый круг! Здесь не было дверей наружу, выйти возможно одним способом – через портал. Сам замок парил в облаках, как и другие здания этого подпространства. Прозрачные стены походили на хрусталь, они не отражали эхо и поглощали все лишние звуки – верно, поэтому во дворце стояла такая идеальная тишина. И колонны… Чертовы колонны, между которыми мне снова мерещился детский голосок!

Во дворце оказалось несколько ярусов: на верхнем спальни, просторные лоджии; ниже залы и большая купальня – помещение с каскадом бассейнов, облицованных прозрачной плиткой. В одном из залов я заметила движение и остановилась, пытаясь понять, кто здесь находится. Мимо меня пронесся какой-то вихрь, в воздухе кто-то материализовался и вскоре превратился в красивую девушку, золотистые волосы которой были забраны в высокий хвост. Ее тело облегало платье персикового оттенка, но когда я опустила взгляд, то обомлела – у нее не имелось ног, а все тело ниже талии переходило в закручивающуюся эфемерную спираль, будто уходило в туман.

– Ты кто? – удивленно спросила я, рассматривая девушку-джинна.

– Мне велено вам прислуживать вместе с другими миррами Дариона Тиара. Это столовая, – обвела она плавным жестом помещение, где я заметила большой стеклянный стол, вокруг которого находились несколько белоснежных кресел. Мебель располагалась так, что из кресел можно было видеть панораму города внизу, за облаками. Я запомнила полное имя: Дарион Тиар. Но от этого мои воспоминания не прояснились ни на йоту.

Я присела в высокое кресло, вытянула ноги. В это время в огромной столовой, больше напоминающей зал оперного театра, появились еще служанки – или мирры, как они себя называли. Они отличались оттенками одежды, цветом глаз и волос, но в остальном похожи, словно были вылеплены из «одного теста». Они принесли откуда-то изящные тарелки из почти прозрачного фарфора, поставили их передо мной, разложили столовые приборы из мерцающего металла.

– Но здесь ничего нет, – повернулась я и заметила, что девушка-джинн держит в руке кувшин.

– Это ортания, пыльца особенных цветов, которые растут только на Эливейте, – с улыбкой пояснила мирра. – Из нее создается любое яство, стоит лишь его себе представить. Из этого универсального магического ингредиента можно приготовить все, что хочется.

– Забавно. И что же, вы можете создать мне любое блюдо? Ну ладно! Хочу… – Я задумалась, чем озадачить прислугу, потом выпалила: – Хочу лазанью! Многослойную. С грибами, беконом, помидорами, зеленью и сыром, и чтобы сыр был запечен до хрустящей корочки. Еще хочу кофе по-турецки. И сливочное мороженое.

Я не была уверена, что мирры исполнят мой заказ. Но вдруг с удивлением заметила, что из золотистой пыльцы, которая словно лилась из кувшина, на тарелке появляется кусок ароматной лазаньи. В чашке, словно по волшебству, возник кофе, а вазочка наполнилась мороженым, посыпанным шоколадной крошкой, как я и хотела, хоть и не сказала вслух.

Вот это божественные технологии! Похоже, первородные ни в чем себе не отказывают.

Я принялась за еду, одновременно рассуждая, что делать дальше. Сегодня я безумно устала от всего, что случилось. Внутренние часы твердили, что в Нортале сейчас ночь. Но кофе немного взбодрил и заставил смотреть на вещи иным взглядом. Раз я нахожусь здесь, значит, так угодно высшим силам. И я узнаю всю правду о себе и своем прошлом.

– Скажи, а ты меня помнишь? – спросила у светловолосой прислужницы. – Я ведь была в доме Дариона раньше?

– Да, были, – согласилась мирра.

– А как я пропала? Не скажешь? Тут не было маленького ребенка? Кто такой Дарион?

Лицо девушки вдруг потускнело, улыбка исчезла. Она отрицательно качнула головой, забрала посуду и испарилась, будто ее и не было. Все остальные слуги тоже пропали, словно не желали отвечать на мои вопросы. Или же им поставили какую-то блокировку. Это настораживало.

Побродив по дворцу, я тщетно пыталась вспомнить что-нибудь, но поняла, что единственный, от кого смогу добиться информации – это хозяин дворца, тот самый брюнет, с которым загадочным образом связана моя прошлая жизнь.

Я нашла спальню, сбросила туфли и улеглась на постель, укрывшись тонким, почти воздушным покрывалом. Все мысли уходили к Айтару. Как бы я сейчас хотела, чтобы он почувствовал мою ауру, нашел меня и вытащил из этой ловушки, как не раз спасал в Нортале! Но ему сюда путь закрыт – он не может появляться на Эливейте.

А ведь он знает, что я здесь!

Проклятие! Это все какой-то сон. Не может быть, чтобы я была на Эливейте раньше и все забыла!

Я решила не ломать голову – лучше подумать о приятном. Но единственным приятным воспоминанием оказалась последняя ночь, проведенная с Вингом. Тело до сих пор помнило его ласки, многочисленные страстные поцелуи, его проникновения и магию, которая впивалась в наши тела иголками, не позволяя оторваться друг от друга. Между нами действительно существовала связь, которую не смогло нарушить время, расстояние и даже новое тело, созданное высшими. Это была связь душ. Как же я не поняла этого сразу, еще в замке на острове, когда Айтар говорил о своих ощущениях?

Сон все же победил. Я немного поплакала, поскулила в подушку от безысходности и уснула, свернувшись в клубок и накрывшись с головой покрывалом.

Айтар

Ночь. Время, когда темные силы просыпаются. Когда мороз усиливается. Просыпаются каменные исполины-тролли, духи мертвых бродят по снежным полям – там, где когда-то были похоронены под слоем льда их тела. Мгла разрывается на части от криков банши. Дикие грифоны вылетают на охоту. А дичь прячется в скалах. Прячутся в свои укрытия и люди, которых остается все меньше.

Ночью оболочки мира ослабевают, и чудовища могут вырваться наружу. Обычно такие нарушения контролируют первородные, которые закрывают прорехи. Драконы же следят за порядком в главном мире. Так было испокон веков. Нортал не погиб окончательно лишь благодаря магии, на которой держится все мироздание.

Я столько лет винил себя в том, что случилось с Норталом, но понимал, что не могу ничего изменить. А сейчас точно знал, что невиновен. И это меняло мое отношение ко всей жизни. Но больше всего меня интересовала девушка, которую я смог достать из другой ее жизни, хотя пока не понимал, почему так вышло.

Я летел в Лейв под звездным небом, уже не скрываясь, не прячась за облаками, не маскируя своей ауры. Мне нужно было как можно скорее попасть в город и помочь Арланду Холрату, который поставил свою репутацию на кон в тот момент, когда назвал всем мое настоящее имя.

Ши Айтар Винг Рагнар! Владыка мира! Именно это я слышал от драконов, которые вчера снова фактически признали меня своим повелителем. И я обещал разобраться и вернуть к жизни тот Нортал, что еще помнили драконы, но не знал никто из ныне живущих людей.

Башни Лейва уже показались вдалеке. Наступало утро, но над городом все равно сгущалась тьма. Я не сразу понял, в чем дело, когда увидел отдельные отряды солдат Когтя. И не только людей. Имея на службе достаточно много сильных некромантов, мой племянник смог поднять и подчинить целую армию нежити и зомби-воинов, оживил слейпниров, останки которых были захоронены неподалеку от Ледяной скалы еще во времена моего правления.

Я понимал, как он рискует, нарушая границы подпространства. Ведь так он мог выпустить в Нортал запертых в Хелвете древних демонов. Но Огман решил играть по-крупному – получить или все, или ничего. И лично у меня сразу возникло подозрение, что сам бы он не догадался вытащить всю эту нечисть из оболочек Мрака, чтобы получить власть над одним соседним королевством. Его целью был весь континент главного мира, а о балансе и сохранности оболочек он думал меньше всего.

Город, который и до этого не блистал красотой, теперь и вовсе напоминал последствия землетрясения. Остатки воинов Арланда еще сражались с солдатами, которых доставили грифоны, маги пытались задержать драугров, используя мощные заклинания, а драконы клана Холратов в своей звериной ипостаси испепеляли моих родственников и боевых грифонов Когтя. Подмога от Ши Мортена Скелла Сатора, судя по всему, еще не прибыла. И я с ходу включился в битву, теперь используя магию первородных.

Я начал с нежити – загонял ее обратно во Мрак, что скалился на меня своей пастью, но постепенно мне удавалось избавляться от зомби. Использовал воронки, для создания которых требовалось довольно много энергии, но все еще был полон сил. Тьма скручивалась спиралями, затягивая в себя всякий потусторонний сброд, загоняя обратно, применяя для перемещения ту же оболочку, с помощью которой Когтю удалось так быстро транспортировать их в Лейв. С моими способностями я мог бы и раньше использовать нежить для захватнических целей, во время экспансии, но никогда этого не делал.

Магия огня помогала справиться с драконами – главнокомандующими Огмана Клэра Рагнара. Я блокировал их огонь, направляя пламя в них самих, заодно ставил зеркальные щиты, отражающие магические атаки. Не успевал везде, потому что их было слишком много. Но тьма постепенно рассеивалась, открывая взору страшные последствия битвы.

Сам король был стар для таких подвигов. Я не видел его, поэтому после минутной передышки устремился во дворец, чтобы убедиться, что Арланд еще жив.

По пути мой взгляд упал на одно из городских зданий – тот самый приют, где находилась Мия. Я вдруг заметил, что на улице идет бой, и бросился вниз, чтобы остановить кровопролитие. Но чувствовал, что рядом находится кто-то из первородных. Вероятно, крылатые стражи Лоррина, арфайры.

Плевать! Буду надеяться на удачу.

Я сел прямо на крыше приюта, поставив энергетическую иллюзорную стену, чтобы солдаты не добрались до детей. Магии хватит на некоторое время. Я вбежал в здание, но не увидел ни одного человека. Отдышался. И сообразил, что у людей есть укрытие. Я чувствовал страх, который излучали их ауры.

Лестница, пролет вниз, площадка. И дверь, которую я мог бы выломать одним ударом со своими вернувшимися силами. Но потом людям негде будет спрятаться.

Постучал и услышал, как с обратной стороны кто-то подошел. Кажется, это была та самая наставница, с которой я говорил в прошлый раз.

– Мне нужна Мия. Я пришел за ней, – не стал ходить вокруг да около. – Вы же меня помните?

– Ее нет, благородный тэрр! Девчонка сбежала вчера – еще до того, как началась битва, – испуганно зашептала женщина из-за дверей.

– Мрак! Как это – сбежала?! Где она может находиться?

– Не знаю. Возможно, в городе. Мы не успели никого отправить, поступил приказ скрыться на время атаки. А Мия убегает не в первый раз!

 

– Ясно, – бросил в ответ и поспешил на выход.

Стена еще держала нападающих, но бой переместился в другую сторону улицы, откуда слышался лязг металла, крики. Пахло горьким дымом. Я не стал убирать магическую стену – пусть пока стоит. Все же войско Сатора где-то на подлете к городу, они должны успеть. Меня больше волновала девчонка, которой приспичило сбежать в самый неподходящий момент.

Интересно, куда она могла пойти?

Нужно срочно отыскать ее и Вольторра.

«Торр! Безответственная твоя драконья душонка! Ты где?» – рявкнул в астрал, пытаясь поймать его волну.

Я выскочил на площадь, и на меня налетела компания солдат Когтя. Я послал их в Хелвет ударом шпаги, через которую прошли серебряные молнии, поразив сразу нескольких воинов. Сейчас я не мог сосредоточиться, чтобы услышать ответ Торра, одновременно думал, где мне искать Мию. Куда можно сбежать в этом городе? Что любят дети в ее возрасте?

Перед глазами вдруг встала Лекси и наш поцелуй в ледяном лабиринте на побережье неподалеку от моего дома. Сам не знаю почему, но я решил, что Мия прячется именно там. Интуиция затикала как часы. В самом городе негде прятаться, а на окраине, в ледяных пещерах, где не ведется никаких военных действий, – вполне. По крайней мере, на ее месте я ушел бы именно туда.

«Тэрр Айтар! Где вы?» – слабый ответ из подсознания.

«На площади. Лечу в сторону дома, точнее в лабиринт. Давай туда же!» – приказал я, радуясь, что хоть раз мальчишка поступил благоразумно и не стал вмешиваться в битву, проявляя свой героизм.

Лекси

…Туман на трассе. Из-за моросящего дождя ничего не видно, дорога передернута пеленой. И я не понимаю, зачем вообще согласилась ехать в такую непогоду ради того, чтобы удовлетворить любопытство подруги. Кажется, мы никогда не доберемся до места. Делаю глоток кофе, что мы купили в придорожной кафешке, пытаюсь успокоиться. Нужно еще поддержать Наташку, чтобы она совсем не упала духом. Потому что уверена – ее худшие ожидания оправдаются. Я всегда знала, что ее Антон – тот еще бабник. Он даже ко мне не раз клеился, хотя получил от ворот поворот.

Осталось немного – и мы будем на месте. Главное – держать контроль, когда приедем, не дать Наташе наделать непоправимых глупостей.

Каждый километр – как последний. Каждая встречная машина – яркое пятно в глазах от слепящих фар. Подъезжаем к дому Антона, останавливаемся. Стою у машины под моросящим дождем, смотрю в черное небо. Рядом один единственный на улицу коттеджного поселка качающийся фонарь. Как наваждение.

Через несколько минут Наташа выскакивает из калитки, как пробка из бутылки шампанского. Я вижу ее состояние и понимаю, что нельзя пускать ее за руль ни в коем случае. Оббегаю машину и на ходу выхватываю у нее ключи, пряча под куртку.

– Отдай!

– Нет! – открываю двери, сама сажусь за руль. – Я поведу! И не спорь!

Выезжаем. Кажется, туман стал еще гуще. Наташка причитает на соседнем сиденье, а я стараюсь внимательно смотреть на дорогу, чтобы ничего не пропустить. Знаки выплывают из марева так внезапно, что отражение от светоотражающей краски режет глаза. И тут навстречу движется фура со включенным дальним светом, да еще и усиленным дополнительными галогенками. И я понимаю, что мы выехали на встречную полосу. Время остановилось. И доли секунды до столкновения кажутся вечностью, когда понимаешь, что вот-вот произойдет неизбежное… Удар. Больно. Темно.

Возможно, я умерла? Нет. Я словно вижу себя со стороны, отдаляюсь от места аварии и кричу, что там, в машине осталась моя подруга. Но меня никто не слышит. Я больше не чувствую боли, ее словно выключили, и тела тоже не чувствую. Земля отдаляется, а меня тащит по переливающемуся коридору какая-то страшная и непонятная мне сила…

Реальность возвращалась, а вместе с ней пришло понимание, что я снова нахожусь в небесном дворце мужчины по имени Дарион. Я проснулась в той же спальне, где и в прошлый раз, но поняла, что не одна. Почувствовала на себе пристальное внимание, будто мою ауру буравили насквозь.

Брюнет сидел в мягком кресле, лениво накручивал длинный локон на палец и задумчиво смотрел на меня. Он заметил, что я проснулась.

– Выспалась, дорогая? – весело поинтересовался он, не поднимаясь.

Я протерла глаза и села. В голове все еще стояла картинка из моего сна про аварию. Странно, с Айтаром мне этот сон больше не снился. Новая его интерпретация отличалась как от того, что я помнила, так и от того, что мне приснилось в ночь моего похищения.

Будто альтернативная реальность! То, что могло бы случиться, как в том сне, где был Винг, но без его вмешательства.

– Слушай, Дарион, а почему ты называешь меня «дорогая»? – решилась все же спросить я.

– По-твоему, я не могу называть свою жену дорогой? – ошарашил он ответом. Меня словно прошибло током.

– Жену?! – Я поднялась с постели и заполошно заметалась по комнате, вспоминая, где оставила туфли, потом повернулась к темноволосому красавчику. – С каких это пор мы с тобой женаты?

– Пятьсот лет. Если точнее, пятьсот один год и восемь лун. Твое тело воссоздано второй раз, поэтому ты потеряла память. Но я постараюсь помочь справиться с проблемой восстановления воспоминаний. Ты вспомнишь, как сильно мы любили друг друга, как были счастливы вместе.

– Очень бы хотелось вспомнить, – пробормотала я и наконец нашла туфли в гардеробе – не те, другие. Прежние, видно, забрал кто-то из мирр.

Я никак не могла попасть ногами в туфли. В голове все звучали слова про «жену». Да как такое вообще возможно?! Я не могла выйти замуж за этого…

Нет, я не отрицала, что Дарион красив, у него приятный голос, хорошие манеры. Вероятно, лет в двадцать я бы повелась на такого мужчину, но сейчас хотела лишь разобраться в своей жизни.

– Дарион, а что за ребенок здесь был тогда, маленький, лет трех? – спросила я, слегка ошарашив божество, которое назвалось моим мужем.

Он подошел ко мне, глядя в глаза так пристально, словно хотел прожечь меня своим взглядом насквозь, затем тихо спросил:

– Ты правда ничего не помнишь?

Я отрицательно покачала головой.

– Нет. Ну как… Что-то я уже вспомнила, конечно. Но мне хотелось бы знать, кто тот ребенок. Кажется, это была девочка.

– Тебе показалось, Александра. Не было никакого ребенка.

– Не может быть! По-моему, это единственное, что я вспоминаю отчетливо!

– Прогуляемся? – вдруг сменил он тему. – Я хотел бы показать тебе наш дом.

О, как заговорил! Наш дом. Только мой дом где угодно, но не здесь. Уж лучше драконье логово на забытом острове – там у меня была хоть какая-то свобода.

Но продолжить свое расследование стоило.

– Я переоденусь. Выйди из комнаты, пожалуйста, – попросила Дариона.

Он хмыкнул в ответ – мол, чего я там не видел – и чеканно вышел за двери, мило улыбнувшись напоследок.

Я нырнула в гардероб с головой. Меня не столько интересовал выбор платья – я могла бы ходить по своей золотой клетке и в розовом пеньюаре, – сколько нужно было хоть на пару минут остаться одной, чтобы переварить услышанное. Неужели умирающий ребенок на моих руках – плод моего больного воображения?! Я вспоминала тот момент, словно это произошло на самом деле, и в коридорах мне не зря мерещился детский голос. А может, он просто умер, и Дарион не желает меня расстраивать? А во дворце обитает призрак?

Черт, ничего не сходится! Как я оказалась связана с Айтаром аурами? И где он мог со мной переспать?

Какой-то бред! Нет! Да невозможно все это. Я просто сплю! Ущипните меня кто-нибудь, да посильнее!

Дрожащими от волнения руками я вытащила платье оттенка фуксии – облегающее сверху, чуть расклешенное к низу, не пышное, ниспадающее до пят. Натянула его и вышла из комнаты.

Дарион ждал меня в холле, где стояли белоснежные диваны и кресла. Вокруг были расставлены живые цветы, вроде вьющихся роз нежного кораллового оттенка. Помимо них имелись гиацинты, огромные ирисы, что росли в длинных мраморных цветниках прямо в помещении. Пахло яблоками, апельсинами и анисом. Холл напоминал необычную оранжерею. Но мне пока было не до созерцания местных красот.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru