(Не)покорённая драконом. Владыка мира

Ольга Грон
(Не)покорённая драконом. Владыка мира

– Ank nelvhet, va innan, – прозвучал ответ «Ради мира, во имя дружбы» – и стена отъехала в сторону.

Поток стрел прекратился, и нам навстречу вышли несколько угрюмых лепреконов. Мия впервые видела карликов Нортала, поэтому дернулась от неожиданности, когда старший из них ухмыльнулся, показав свои кривые зубки. Остальные тоже оскалились. Выражения их лиц вряд ли можно назвать приятными, но мне было все равно, как они выглядят.

– Именем мира, я прошу провести к царю и доложить о нашем визите.

– Как вас представить? – перестал наконец ухмыляться старший лепрекон. Он почесал рыжую бороду, а его заостренные уши зашевелились сами собой.

– Ши Айтар, – выдал я, стараясь сдерживать эмоции. Все равно придется сказать правду, а в Срединном мире порой не слишком учитывают мнение первородных – кроме одного единственного.

– Хорошо, идите за нами, – указал на подземный коридор карлик. – Меня зовут Пруфф, я старший смены. Сейчас идет война, и снаружи несколько раз появлялись духи смерти, поэтому все поспешили укрыться в городе, где нас защищает магия гор.

Мы прошли внутрь подземного царства и увидели тележку, что стояла на рельсах. Таким средством передвижения пользовались только жители Срединного мира. Мия молчала, лишь изредка посматривала на меня, словно хотела что-то спросить, но пока было слишком много лишних ушей. Из-за наших размеров мы с трудом уселись в повозку, работающую на магической тяге, она тут же двинулась в пещеру, набирая скорость.

Скоростной спуск напомнил мне гонки на колесницах – развлечение Роддернара. Мы быстро лавировали по системе туннелей, поворачивая то налево, то направо, то выезжая на пологие участки пути. Периодически перед нами открывались шахты, иногда панорама внутреннего города. Мия завизжала, сидя позади меня, и я подумал было, что она испугалась поездки, но, когда повернулся, увидел на ее лице восторженное выражение. Она кричала вовсе от страха, а испытывала от дороги удовольствие.

– Я всегда мечтала прокатиться на русских горках, – с придыханием произнесла Мия, когда мы немного замедлились. – Однажды нас возили в парк аттракционов, но меня не пустили на них… Ездили в парк… на Земле.

– Я уже знаю, что ты была на Земле. Тебе не стоит скрывать от меня правду, – ответил я, склонившись к девочке. – Договорились?

Она смущенно кивнула. Я же повернулся к Пруффу, управляющему тележкой.

– Сейчас мы уже будем на месте, – указал на внутренний дворец цверг.

Мы действительно приближались к конечному пункту нашего путешествия – дворцу местного царька. Пространство освещалось шариками из той же горной породы, которая применялась и во внешнем мире, но здесь использовалась особая ее разновидность. Светильники крепились на тонких ножках-стеблях, и складывалось впечатление, что из камня растут мерцающие цветы.

От площадки, где мы остановились, спускалась винтовая лестница. Свод подземного мира поддерживали огромные колонны-сталагнаты, которые природа создавала тысячелетиями, и они порой имели весьма причудливые формы. С пола площадки также поднимались различные изваяния: некоторые походили на огромные грибы – на них, как на стульях, сидели цверги, общаясь между собой; другие изваяния были заостренными кверху, как конусы.

Я вышел из тесной повозки, разминая затекшие ноги. Мельком взглянул на Мию, рот которой не закрывался от удивления. Кажется, девчонка даже не знала, что в Нортале можно увидеть подобное. Торр же упорно молчал, с высоты своего роста посматривая на снующих мимо карликов, что обходили нас стороной и ничего не спрашивали.

Интересно, когда здесь последний раз бывали драконы и люди?

Дворец правителя находился у подземного озера. От воды поднималось испарение, скрывая ее поверхность сизой дымкой. Над ней, словно в воздухе, висела каменная дорога; из марева тумана местами, как островки, виднелись ряды острых серых сталагмитов-сосулек.

Мия дернулась, когда поняла, что нас окружили вооруженные цверги, провожающие злыми взглядами посмевших вторгнуться в их владения чужаков. Охрана царька не представляла для нас угрозы, но, если вдруг набросится сотня таких карликов – приятного мало. Моя магия при самообороне могла повредить своды внутренней пещеры. Но если придется ее использовать – ничего не попишешь.

Но все обошлось. Миновав стражников, мы прошли по мосту и оказались у входа во внутреннее строение. Чтобы войти, пришлось пригнуться. Пруфф бросил в нашу сторону косой взгляд, сказал ждать и скрылся в одном из коридоров, оставив нас под присмотром злобных на вид карликов из охраны.

Сердце тревожно застучало. Возможно, я ошибся, приведя сюда нашу компанию. Мы можем просто не выйти из Грота. Излишняя самоуверенность – не самая лучшая моя черта, но имеет место быть. Может быть, стоило просто дождаться окончания битвы и выйти наружу, присоединившись к войску Арланда? Встретиться с Ши Мортеном Скеллом Сатором, которого сейчас мне хотелось бы увидеть и поговорить. Моя злость на него прошла совсем.

Интересно, где же сейчас Лекси? Вспомнила свое прошлое и поняла, что у нас нет общего будущего? Или она в ловушке и ждет меня? Хотя Лекси не будет бездействовать, на нее это не похоже.

Я точно знал, чего хочу от этого визита: наладить отношения с жителями Срединного мира и через местного правителя выйти на первородного, под опекой которого находилась эта часть Нортала. Ведь у цвергов был свой покровитель – Астейн, или, как его называли люди, бог гор.

Мрак! Сколько можно ждать? Кажется, о нас просто забыли.

Цверги подходили все ближе, смотрели более смело. А я не забывал ни на миг, что у каждого из них есть острый кинжал, и пару сотен ударов таких «иголок» могут оказаться смертельными даже для меня. Но больше волновала Мия, которую я забрал из Лейва под свою ответственность. Она была дорога Лекси и нужна мне. Синеглазая девчонка, ни о чем не подозревая, рассматривала карликов, по-прежнему сжимая в руках игрушку, как талисман. Но взгляд изменился, приобрел уверенность и какую-то силу, а оранжевые искорки в ее зрачках вдруг напомнили мне огонь Фэрлинга Бранна. В тусклом освещении зала искорки казались особенно яркими. Неужели, Мия связана с первородными? Интересно, сама она слышала легенду о Говорящей со звездами?

– Правитель Тоф Дар готов вас принять, – сообщил появившийся откуда-то Пруфф.

Я кивнул своим спутникам, и мы, опустив головы, чтобы не задевать своды коридора, двинулись за карликом. Зал, куда нас привели, убранством больше напоминал сокровищницу в замке Ледяной скалы: стены были украшены золотыми цветами с вкрапленными камнями-самоцветами и светящимся рисунком из заряженного магией кварца. На возвышении находилось кресло (при всем желании, я не мог назвать его троном), на котором важно восседал бородатый цверг. Наши взгляды оказались на одном уровне, и в черных глазах Тофа я заметил промелькнувшее любопытство.

– Интересно, что вас привело к нам, – произнес он после того, как мы обменялись кратким приветствием. – Вы ведь необычные драконы, среди вас есть тот, кто обладает кровью первородных. Я чувствую удивительный фон.

Значит, правитель карликов, тоже владеет магией. Но он не мог чувствовать ауру Мии. Он ощущал именно мою силу.

– Вы проницательны, Ваше Подземное Величество, – ухмыльнулся я. – Мы пока не знакомы, но я надеюсь на дальнейшее сотрудничество. Когда-то я был в хороших отношениях с вашим дедом.

– Значит, ко мне действительно пожаловал сам Айтар Винг Рагнар, вернувшийся в Нортал изгнанник, – усмехнулся Тоф Дар. – Когда мне сообщили имя, я думал, что ошибся.

– Нет, не ошиблись, – сдержанно ответил я. – Мне нужно выяснить, что происходит на Эливейте. Насколько помню, цверги всегда поддерживали отношения с Астейном. И вели торговлю с людьми и драконами.

Тоф помрачнел, нахмурился, его густые брови свелись вместе, а на длинном носу появилась глубокая складка.

– Мне двести лет, и я не знал Винга, но мне отлично известно, что во времена моего деда цверги жили лучше. У нас всего один выход в главный мир, которым мы могли пользоваться, но теперь торговля с драконами прекращена, и мы не можем покинуть Срединный мир. А ведь наши мечи самые прочные, а магокварц имеет лучшие в Нортале свойства. Нам сложно добывать пищу, и ресурсы постепенно истощаются.

– Что же мешает снова наладить отношения с людьми? – удивленно спросил я.

– Еще до моего прихода к власти в пространственном переходе появились страшные твари, и уже не один наш житель погиб, пытаясь попасть наружу.

– Неужели Астейн не может вам помочь?

– В том-то и дело, что даже он не может. Твари неуловимы и обитают под снегом. И похоже, что поселились они там не просто так. Им дал силу кто-то из великих. Астейн говорил с Лоррином, и тот обещал отправить арфайров разобраться с нашей проблемой. Но уже много лет нет ответа. Хотя… что сотня лет для первородных.

– Вы ведь не думаете, что я причастен к появлению странных существ на вашей территории? – уточнил я

Кажется, кто-то целенаправленно создавал проблемы в Нортале, ограничивая сообщение между подпространствами. А ведь всем известно, что запасы магического кварца в главном измерении ограничены, и за последние жилы идет ожесточенная борьба правителей. Про подснежных тварей услышал впервые. Но кто знает, возможно, кто-то из удивительных жителей подпространств смог приспособиться к новым условиям существования. В местах переходов оболочка не имеет нужной прочности и может пропускать посторонних.

– Нам требуется помощь. Если ты сможешь решить нашу проблему, обещаю выяснить у Астейна все, что ему известно о положении дел на Эливейте. Ты произнес древние слова о мире, и я верю, что они являются правдой.

– Хорошо, – кивнул я, порадовавшись, что мои силы вовремя вернулись. – Я помогу, но у меня очень мало времени, поэтому предлагаю не откладывать и немедленно приступить к делу.

– Утром в Грот вернется мой помощник, он введет вас в курс дела. А пока можете отдохнуть.

 

Когда мы вышли от царя карликов, на меня удивленно уставился Вольторр.

– Тэрр Айтар, что вы задумали? – прищурился он. – Не стоило связываться с подземными жителями. Этот Тоф Дар может доложить о нашем появлении на Эливейт.

– Сомневаюсь, что он это сделает. Он хочет восстановить торговлю с людьми, и я помогу. А твари… Не думаю, что подснежные монстры страшны для ледяного дракона, – уверенно заявил я. – Пока меня не будет, присмотри за девчонкой.

Лекси

…Теперь я задалась новой целью. Каждый день, когда Дариона нет рядом, я практикую применение своей магии. Дарион немного объяснил мне суть моих способностей. И у меня все лучше выходит создавать материальные иллюзии. Если мой принц оказывается рядом, он радуется успехам. Восхищается мной. Говорит комплименты.

Кажется, я никогда никого так сильно не любила, как этого мужчину. Я готова ради него на все, то он попросит. Но он ничего не требует взамен. Неужели бывает во Вселенной такая идеальная любовь? Но ведь он так и не признался в своих чувствах.

Сегодня впервые вижу во дворце незнакомца, который материализовался из золотого сияния. Дарион не знает, что я стою за колонной и слышу весь их разговор.

– На Эливейте неспокойно, – говорит высокий темноволосый мужчина в возрасте, с которым беседует Дарион. – Нам нужно проверить все оболочки мира, чтобы убедиться в их сохранности.

– Верховный Лоррин, – сжав зубы недовольно произносит Дарион. – Это ведь не моя работа! В мире много лет не было ни одной войны. Вера людей в нас становится меньше, они верят драконам. Скоро мы станем никому не нужны!

– Глупости! – обрывает его старший. – Если тебе нечем заняться, можешь отправить отряд в пограничную оболочку. Недавно арфайры видели там несколько рригсов. Но не жди новой войны! В Нортале впервые за много тысяч лет восстановился мир. Плохо лишь одному тебе, сын.

– Я тебе не сын. – Дарион поднимает злой взгляд на мужчину. – Ты всего лишь мой приемный отец. Но я помню, чья кровь течет в моих венах! Ты вырастил меня, но мой родной отец – твой брат, Онтарр, которого ты в свое время…

Мне ничего не понятно, при этом страшно. Каких людей они имеют в виду? Где обитают драконы, и почему Дарион хочет развязать войну?

Не выдерживаю и чихаю. Дарион слышит звук, резко поворачивается, но я успеваю спрятаться. Руки дрожат от волнения, ведь я не хотела… не хотела ничего слушать. Да я понятия не имею, о чем они вообще говорили.

Мимо меня проносятся два вихря. Они обвивают, оттаскивают в сторону и закрывают мне рот. Я пытаюсь кричать, но не выходит. Я ничего не могу сделать. Когда мы покидаем зал, один из вихрей вдруг становится миррой. Интересно, откуда в хрупкой на вид девушке такая силища?

– Хозяин Дарион приказал ждать его здесь, – заявляет вторая.

– Но почему? – хочу выяснить, но не успеваю.

Мирры покидают меня, и я остаюсь совсем одна. Я пытаюсь открыть двери, но потом оставляю тщетные усилия и опускаюсь на мраморный пол, роняя на него слезы отчаяния. Впервые за все время пребывания здесь мне становится неуютно и страшно.

– Александра! Не смей подслушивать мои разговоры, – раздается над головой холодный голос Дариона.

Я поднимаю заплаканные глаза, пытаясь понять, что чувствую на самом деле. Дарион тяжело вздыхает и садится рядом со мной на пол, обнимает мои плечи.

– Ну, что с тобой?

– Не знаю. Мне кажется, я здесь чужая. Я не должна находиться в твоем мире. Это какая-то ошибка. Зачем нужно было выживать после той аварии, когда я не знаю, что будет дальше? Ты меня совсем не любишь. Мы живем вместе уже дней сто, а ты даже не сказал, как относишься ко мне на самом деле. Мы никуда не выбрались. А тут еще эти твои… мирры. Они затащили меня в эту комнату силой.

Лицо Дариона на миг мрачнеет.

– Тех мирр, которые посмели это сделать, сегодня же здесь не будет.

– Но ты так и не ответил на мой вопрос! – почти кричу я, и эхо разносит голос по пустой комнате.

Дарион поднимается, отходит к окну, задумчиво смотрит вдаль.

– Тебе нельзя… У нас свой мир, свои обычаи. Я люблю тебя, Александра. Но у нас все подчиняется строгим правилам. Я хочу, чтобы ты стала моей. Но есть одно «но»…

– Какое же? – Я поднимаюсь на ноги и подбегаю к Дариону, разворачивая его за руку. – Я согласна! Только повтори, что ты сказал перед тем!

– Я люблю тебя, Александра, – произносит с легкой улыбкой Дарион, склоняется и целует меня в губы, – но не хочу тебя принуждать соблюдать наши обычаи, потому что ты все равно не согласишься.

– Ради тебя я согласна на все! Я люблю тебя! – непроизвольно произношу в ответ, тая во взгляде Дариона. Я даже не замечаю в его глазах какой-то торжествующий огонек.

– Согласна на ритуал? Ты не шутишь, Александра? – Он сжимает мои руки, а сам склоняется так близко, что я слышу его дыхание.

– Я… не пошутила. А что за ритуал ты имеешь в виду?

– Примерно, как первая брачная ночь. Мы станем настоящими мужем и женой, и я смогу представить тебя другим первородным. Вот только ты не сможешь меня видеть, – с улыбкой говорит он.

Я вижу, как Дарион доволен. Кажется, в этот момент забываю все свои обиды, и сегодняшний инцидент отходит на второй план.

– Я люблю тебя, – шепчу в ответ, плача от счастья. Наверное, именно так чувствует себя каждая женщина, впервые услышав от любимого мужчины признание и предложение выйти за него замуж. Конечно, предложение вышло необычным, но ведь и Дарион не простой мужчина, а настоящий принц этого мира, что подтвердилось и подслушанным разговором. – Но почему я не должна согласиться? Ради тебя я готова на все.

Он отпускает мои руки, поворачивается ко мне профилем. Я вижу, как дергается его скула. Неужели, волнуется? Что же он недоговаривает?

– В наш первый раз я могу быть не слишком адекватным. Понимаешь?

– Н-нет. Поясни, – прошу я.

– Я могу причинить тебе боль. Вовсе не от того, что мне так хочется. Просто у таких как я иногда включается вторая ипостась, которую тебе нельзя видеть. Вот и все. Именно поэтому принято закрывать глаза и приковывать невесту к кровати. Но это не смертельно и не навсегда. Потом все будет иначе, я обещаю. После того, как мы проведем ритуал, я буду таким же, как сейчас. Я буду с тобой нежен, стану о тебе заботиться.

– Хорошо… – Черт побери, на что я только что подписалась?..

Ну, вот и на что в тот день согласилась?! Получается, я действительно умерла, пересев за руль Наташиной машины. Странно, почему тогда уверена, что лежала в коме? Я ведь знаю, что не сразу пришла в себя после аварии.

Ничего не сходится! Дарион обманом под предлогом ритуала уговорил меня отдаться ему? Как же тогда Айтар?

Что задумал первородный? Хотелось понять, почему он вызывал во мне такое стойкое отвращение. А ведь мои воспоминания действительно возвращаются. Но сколько времени потребуется, чтобы полностью восстановить картину случившегося?

Хотелось плакать, но я не могла. Я должна быть сильной. Ради Айтара, ради его мира. Для того, чтобы Нортал снова обрел своего правителя. Можно ли исправить ошибку многолетней давности? Я ведь уже понимала, что на Земле за это время прошло всего лишь десять лет. А здесь люди пять веков пытаются выжить в мерзлоте.

Где сейчас Мия? Ищет ли меня Айтар?

Столько вопросов – и пока ни одного ответа. Ну, или почти ни одного. Часть своей прошлой жизни я все же смогла вспомнить. Вот только чем больше вспоминаю, тем больше мне все это не нравится.

Я поднялась с постели, надела платье и осторожно выглянула за двери, стараясь не шуметь и маскировать свою ауру, как делала это раньше. Прошла по коридору дворца, отыскивая Дариона. Я не могла понять, почему он сам не признается в том, что было давно. Вряд ли хочет наладить со мной отношения. Он не ждет от меня любви, а просто выжидает и наблюдает. А я тем временем сама постараюсь проследить за ним.

Мимо меня пронеслись вихри мирр, и я отпрянула в сторону, вжавшись в стену коридора.

Подсознательно я боялась этих «девочек-джиннов», хотя и не понимала, чем вызван мой страх, ведь на вид они были вполне себе безобидными.

Я вошла в тот самый зал с колоннами из своего видения, остановилась, схватилась руками за голову, будто от этого в ней могли родиться воспоминания. Но кажется, эти воспоминания хранились в этих стенах, в энергетике дворца первородного. Я точно знала, какой подпространственный путь из Лейва ведет сюда. Значит, когда-то я уже пользовалась им, но зачем – не помнила.

Детский крик… И мелькнувший в полумраке силуэт…

Значит, именно здесь это и случилось!

До меня вдруг донесся приглушенный голос Дариона. Почему-то его интонацию я узнавала сразу. Дарион находился в саду и с кем-то разговаривал. Я подкралась к выходу на левитирующую платформу и высунулась, увидев первородного. Рядом с ним стоял светловолосый, небесной красоты голубоглазый юноша в сияющих доспехах, который с восхищением смотрел на «божество».

Дарион что-то тихо прошептал, а потом вдруг приобнял молодого человека. Я едва не ахнула, когда ладонь Тиара плавно опустилась тому на ягодицу и сжала ее.

В моей голове пролетел десяток подходящих для него определений, из которых «извращенец» было самым культурным. Так значит, мальчиков любит? Но внезапно первородный понял, что я нахожусь рядом, и резко повернулся.

– Антор, подожди меня здесь, – кивнул он блондину.

Я не успела спрятаться, как Дарион шагнул ко мне.

– Александра, я собирался тебя разбудить, – с широкой наигранной улыбкой заявил он. – Нам нужно поговорить. – И потащил меня за руку в тот зал, где я только что и находилась.

У меня же пропал дар речи, и я лишь открывала рот, пытаясь спросить, чего он хочет, но не выходило. Нет, я нормально отношусь к сексуальным меньшинствам. Да и о языческих богах Земли читала всякое. Но ведь у нас с Дарионом тоже что-то было? Или же я ошибаюсь?

– Ты встречалась с ним, так? Уже знаешь, что он жив и вернулся в Нортал?

Я нервно сглотнула, но постаралась не подать вида, что знаю, о ком говорит Дарион.

– Что ты имеешь в виду? Я не понимаю, – вызывающе ответила я.

– Ты прекрасно знаешь, о чем я. Ты больше не девственна. Я это чувствую. Скажи, где ты находилась все это время?

– Я была на Земле, ты ведь отлично знаешь.

– Ты не могла жить на Земле, потому что ты там… умерла, – со злом процедил Тиар, и от его показательной вежливости не осталось и следа. – Как тебе удалось вернуться? Это он смог тебя вызвать? Дракон?

– Ты имеешь в виду принца Лиара Родрига? Нам совсем немного удалось пообщаться.

– Я имею в виду того, кто его убил и нашел тебя.

– Никто меня не находил! Я сама сбежала от Лиара. И в тот момент он был вполне себе жив.

– Арфайры Лоррина, которые обследовали комнату Лиара, заявили обратное. Ищейки уже вышли на след бывшего преступного императора. Ему немного осталось гулять на свободе. Но если ты скажешь мне правду, то я смогу помочь!

В глазах Дариона мелькнул лукавый огонек. Я почти поверила. Все же этот первородный был умелым манипулятором. Но теперь на кону стояло больше, чем моя свобода. И я не могла предать Айтара, как бы к нему не относилась и что бы ему не говорила.

Я гордо расправила плечи и заявила:

– Дарион, я действительно не знаю, о ком ты говоришь. Ты бы изъяснялся понятнее. Я помню… помню, что мы жили вместе. И даже как ты признавался мне в любви, уговаривая пройти ритуал. Но я не знаю, как снова оказалась в Нортале, и с другими драконами, кроме Лиара, познакомиться не успела.

– Значит, вспомнила про ритуал… Ладно, поговорим после. Меня ждет Антор. Думаю, скоро ты вспомнишь больше. А пока можешь отдыхать, – позволил он. – Мирры за тобой присмотрят.

– Хорошо. Я буду тебя ждать. – Язык мой больше не поворачивался, чтобы называть его «милым». Вовсе он не милый. Лжец и махинатор! А я было поверила ему… Недаром первое, что испытала при встрече с Дарионом Тиаром – это страх и презрение.

Как удивительно меняется мнение о людях и их поступках в течение жизни. Если в двадцать лет кажется, что весь мир лежит у твоих ног и все готовы ради тебя на подвиги, то в тридцать вдруг приходит осознание, что все это было лишь самовнушением, а на самом деле только ты одна можешь за себя постоять.

И почему не покидало чувство, что меня окружают одни миражи?!

Айтар – единственный реальный мужчина в моей жизни. Но мой ли он? Ведь я нужна ему только для дела – что раньше, когда он собирался отдать меня Освальду, что теперь, когда хочет вернуть власть.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru