(Не)покорённая драконом. Владыка мира

Ольга Грон
(Не)покорённая драконом. Владыка мира

– Скажи, а мы разве никуда раньше не ходили? В гости, например, как настоящие супруги, раз ты утверждаешь, что мы с тобой женаты, – проговорила, пытаясь выяснить хоть что-то.

– Когда ты перестанешь дергаться и поверишь мне, то мы обязательно наведаемся к кому-нибудь в гости, – широко улыбнулся Дарион.

– Ладно, посмотрим, что тут у тебя имеется, – проворчала я, топая за ним по коридору.

Мирры, как идеальные слуги, скрылись и не показывались на глаза своему господину. Интересно, они здесь рабы или же трудятся по собственной воле? Нужно будет спросить, хотя вряд ли дождусь от них вразумительного ответа, как и от самого Дариона.

– Это библиотека, – указал Дарион Тиар на высокие двустворчатые двери, когда мы проходили мимо одного из помещений. – А там – выход в сад.

Сад оказался висящей в воздухе между двумя секциями дворца площадкой. На платформе были дорожки, укромные белоснежные беседки, обвитые удивительными цветами, похожими на гигантские колокольчики; между дорожками разбиты клумбы, где благоухали разнообразные цветы: многочисленные виды роз, ковры из разноцветных тюльпанов, на лепестках которых застыли капельки росы, кораллово-красные маки, солнечные лилии, розовые соцветия имбиря. Рядом переливалась вода в фонтанах в виде русалок, красивых женских тел и разных невиданных существ. Вокруг порхали бабочки. Да-да! Невиданной красоты бабочки с серебристыми, розовыми, лиловыми, аквамариновыми крыльями. Они садились на цветы, по очереди взлетали, кружили целыми стаями.

Я подошла к ограждению, глядя сверху на город. В этот момент под нами не плыли облака, поэтому можно было рассмотреть больше деталей. Я видела многочисленные парки и летающих животных, дорожки, здания. За городом раскинулись цветущие поля, напоминающие ковер из самоцветов.

– Это ортания, она является одним из главных продуктов Эливейта, – подошел ко мне Дарион.

Я повернулась к первородному.

– Интересно, сколько энергии Нортала затрачивается на ваши удовольствия и блага?

– Догадливая. А говоришь, что ничего не помнишь. На самом деле, используется не энергия самого мира, а магия веры. Чем больше людей верит в нас, в нашу силу и покровительство, тем сильнее Эливейт, тем выше стабильность оболочек. Но людей становится все меньше – и это плохо. Наш уровень подпространства постепенно ослабевает.

– Почему же тогда не вернуть Норталу нормальную жизнь? Неужели боги не способны исправить последствия катастрофы? – напрямую спросила я, не упоминая Ужасного Винга.

– О, милая, если бы это было так просто. – Он склонился ко мне, словно кто-то мог нас подслушивать и прошептал: – На самом деле, никто не может понять, как изменить ситуацию. Поэтому нам приходится беречь тех, кто остался, не позволяя им окончательно вымереть. Это мы помогаем людям выживать в вечном холоде и снегах. Разве ты подумала что-то другое?

– Н-нет, – покачала я головой, отодвинувшись от Дариона. Уж слишком меня смущал этот тип. Сама не знаю почему, но я его невзлюбила с первого взгляда.

Возможно, раз он так говорил, то не имел отношения к проблеме Нортала. Но в чем-то он точно замешан, и я это отлично чувствовала. Потому что просто не верила ему.

– Дарион, а вот ты бог чего?

– В смысле? Что ты имеешь в виду?

– Ну… – замялась я, – вот на Земле есть легенды, что каждое божество отвечает за что-то конкретное. Бог мудрости, бог ремесел…

– Ты об этом? – Он звонко рассмеялся. – Я бог войны, сын Верховного, Лоррина, Дарион Тиар.

Я обернулась, глядя на дворец. Потом посмотрела на Дариона. М-да, бог войны. Розовые бабочки, девочки-джинны. Что-то я бога войны иначе себе представляла. Наверняка в двадцать лет я такого бы и не подумала. Тогда я была неопытна и наивна, хоть и считала, что весь мир лежит у моих ног. Но это понимание почему-то приходит лишь годы спустя, когда ты можешь взглянуть на свои поступки со стороны и оценить трезво.

– Что же, продолжим прогулку, – вздохнула я.

Лучше буду отвлекать его, пока есть такая возможность, чтобы он вдруг не вздумал требовать выполнения «супружеских обязанностей».

Айтар

Мы встретились с Торром около ледяного лабиринта, подлетели с разных сторон. Обсуждать события и винить мальчишку в побеге Лекси не было времени, потому как к окраине города смещался эпицентр битвы. Рольген Сатор привел помощь, как и обещал. Я издалека заметил черную тучу, что возникла над городом во время боя, видно, там было жарко. Но от меня больше ничего не зависело. Я и так помог им продержаться, теперь войска Арланда Фарга Холрата справятся сами.

Я сменил ипостась и бросился в ближайший проход лабиринта, пытаясь ощутить ауру девчонки, но она ее как всегда маскировала, поэтому оставалось лишь планомерно пробегать все коридоры, смотреть через прозрачные стены в надежде, что я смогу ее увидеть.

Мелькнула мысль: «Что, если я ошибся и Мии здесь нет?»

Странно, если даже теперь, с божественной силой я не слышу девчонку, значит, и другие боги не могут? Да что в ней такого, в этой легендарной Говорящей со звездами?

А она ведь может скрыть мою ауру, и меня тоже никто не найдет!

«Тэрр Айтар, она здесь, я ее нашел», – донеслась мысль Вольторра.

Я тут же уловил направление и бросился к ним. Я опередил Торра, промчался по ледяному туннелю в его нижнюю часть, где услышал жалобное всхлипывание. Дыхание перехватило. Когда я спешил за девчонкой, то испытывал исключительно потребительское чувство, что она должна мне помочь, а сейчас понял, что Мия в опасности, и стало не по себе от того, что я мог просто опоздать.

Подобное я испытывал в момент, когда Лекси замерзала в скалах на острове.

Прячась вглубь лабиринта, Мия действительно поскользнулась и поехала по ледяной поверхности вниз; там был обрыв, уходящий в сумрак пещеры, на дне которой и проходила подземная река. Но девочка успела остановиться, упираясь в стены руками и ногами, и теперь не могла пошевелиться, ведь каждое лишнее движение грозило падением в пропасть.

– Мия, только не бойся меня, – выдохнул как можно спокойнее, чтобы не напугать ее.

Она даже не обернулась, но дернулась от неожиданности, когда поняла, что ее нашли. Я уже слышал над лабиринтом шум приближающейся битвы, звуки которой доносило злое эхо. И думал, как подобраться к Мие так, чтобы достать – проход был достаточно узким для двоих. Вот уж не думал, что моя магия окажется такой бесполезной. Я мог разрушить к Хелвету весь лабиринт, растопить лед, но не знал, как вытащить застрявшую девчонку из ловушки. Где-то сверху в двух десятках шагов от меня находился Торр, который тоже переживал за Мию – я отлично знал, как он относится к ребенку. Но и он ничем не мог помочь.

– Держись, я иду к тебе, чтобы вытащить. Только не шевелись, прошу, – тихо произнес я. Она меня поняла – кивнула головой, не поворачиваясь.

Я вытянул руки, стараясь магией огня прорезать во льду «ступени» – небольшие выемки, за которые держался и спускался по крутому склону. Я мог сделать это лишь в человеческой ипостаси. И почти добрался до девочки, когда эхо донесло до нас резкий звук ломающегося льда. Мия вскрикнула, а из ее рук вылетела какая-то вещица.

– Нет! – раздался ее крик. И она поползла за ускользающим вниз предметом.

– Стой на месте! Да что там такое важное? Мрак! – выругался, поняв, что девочка падает.

Она полетела вниз, и я автоматически бросился за ней, прыгнул в подземную пещеру.

В пространстве скрытого лабиринта места было достаточно, и я успел сменить ипостась, драконьим зрением заметил девочку и бросился вниз, подхватив ее лапами и не дав приземлиться на острые камни подводной реки. Детский крик отразился от стен, битым стеклом зазвенел в сыром воздухе пещеры. Но мы уже опустились на один из камней посреди бурлящей реки, я снова стал человеком и сжимал испуганную Мию в руках. Как успокаивать детей, я не имел ни малейшего понятия, но и не особо стремился это сделать. Главное, что она жива, а уж из западни мы как-нибудь выберемся.

«Торр, давай к нам», – отправил мысль астралом.

Осмотрелся, пытаясь понять, что здесь находится. Прежде я бывал в подобных пещерах, но в этой – ни разу. Думаю, что мало кто из жителей Лейва знал, что скрывается под ледяным природным сооружением.

– Кажется, там наверху стражи Верховного, – сказал Торр, отдышавшись, когда спустился к нам тем же способом.

– Только этого не хватало. Уверен, что они были в лабиринте?

– Я точно не знаю. Мне показалось, что видел их силуэты вдалеке, но они свернули в другой коридор. Я чувствовал магию первородных.

– Мрак, их только здесь и не хватало! Идем, там есть проход! – скомандовал я, затем подхватил Мию на руки и осторожно пошел по камням к берегу.

Сердце билось неровно, словно чувствовало опасность. Наверх мне пока нельзя. Интересно, что здесь забыли крылатые? Или же они просто слетелись на место битвы, чтобы навести свои порядки?

Арфайры были из самых сильных боевых магов первородных, недаром состояли на службе Верховного. И если с одним-двумя я мог бы еще справиться с восстановленными силами, то в большом количестве они бы с легкостью блокировали мою магию. Я постарался успокоиться. Нас не преследуют – и это уже хороший знак. Значит, явились не по мою грешную душу.

Мия ничего не видела, и я чувствовал, как она дрожала, но больше не орала, не мешала мне сосредоточиться на дороге, хотя я отлично видел в темноте. Мой слуга шел за нами, не задавая лишних вопросов – и за это я был ему благодарен. В конце пришлось прыгнуть, чтобы добраться до берега.

Заключенная в камень подземная река дышала свежестью. Наверняка, ее исток где-то в горах, на севере. Именно в том направлении вела пещера. И я вдруг сообразил, где мы можем укрыться от первородных и драконов. Здесь есть переходы в одно из подземных подпространств Нортала, и мы откроем портал в один из глубинных миров, куда не было доступа простым людям. Да и драконов там не особо жаловали.

 

Мы прошли вперед. Немного света давали светящиеся вкрапления кварца на стенах. Здесь веяло магией, я чувствовал возмущения фона, а еще ощущал совсем рядом место для перехода в глубинный мир, где жили цверги. Остановился, поняв, что опасность миновала и нас никто не догоняет. Присел на корточки и повернулся к Мие.

– Послушай, мне понадобится твоя помощь. Я знаю, что ты можешь открывать порталы. Здесь рядом находится коридор, его нужно просто почувствовать, – сказал, глядя в глаза девчонке.

Она нахмурилась, не понимая, что от нее хотят.

– Ты дракон… – выдохнула она.

– Ну, дракон, и что? Ты ведь меня не боишься? Верно?

Она сжала зубы, посмотрела маленьким озлобленным щенком элгра.

– Н-нет.

– Вот и славно. А теперь давай, малышка, включи астральное зрение и поищи проход. Это совсем несложно, нужно просто отпустить свои чувства на волю, смотреть аурой, а не глазами.

Теперь я мог бы сделать это и сам, но мне было искренне интересно, является ли Мия той, о ком я подумал. Да и вообще, стоит научить ее открывать пути между мирами. А я не собирался пока признаваться, что не совсем дракон.

– Я не могу не смотреть глазами, – огрызнулась Мия и отвернулась. – Верни меня обратно, в город. Я не хочу оставаться с тобой. И вообще, я боюсь драконов.

– Ты их просто плохо знаешь. Но я объясню тебе, в чем дело. В городе сегодня опасно. А нам нужно спасти Лекси. Ее похитили. Понимаешь?

– Лекси похитили? – округлились ее глаза. – Кто это сделал?

– Это нам и предстоит выяснить.

Она склонилась над рекой, тревожно глядя в темную воду, словно что-то искала.

– Да что там такое?

– Я потеряла… потеряла ее подарок!

– Стой, это что, та вещь, из-за которой ты упала? Игрушка? – озарила догадка.

Она скрестила ручонки на груди, пытаясь что-то высмотреть в водовороте. Молчала. Не хотела со мной разговаривать, и я это чувствовал. Я тоже не знал, как вести себя с ребенком, что говорить, как найти подход. Но она уронила в воду подарок Лекси, который был ей дорог. Нужно отыскать игрушку, тогда девчонка сможет мне довериться.

– Ладно, сейчас найдем. Только ты пообещай меня слушаться и попытаться открыть портал. Договорились? – прищурился я.

Она закивала головой, неохотно соглашаясь. Наверное, не верила, что я могу найти в реке ее потерю. Я тоже не был уверен, что получится, но попробовать стоило. Если вещь действительно дорога Мие и является подарком Лекси, у нее будет особый фон, и его я смогу почувствовать.

Я обернулся, подозвал Вольторра, который стоял немного в стороне, подал ему плащ и шпагу, приказав следить за девочкой. Подошел к краю обрыва и прыгнул в ледяную воду.

Меня охватила холодная субстанция, но я сразу же отключил ощущение температуры, сосредоточившись на астральном зрении. Я помнил ауру Лекси – она была особенно сладкой для меня. Мое сознание воспроизводило в памяти ее биополе, и я вдруг почувствовал след, который вспыхнул в моем другом зрении как искра, постепенно расходящаяся голубыми, сиреневыми пятнами.

Не знаю, какое расстояние преодолел под водой, прежде чем добрался до источника свечения – безделушки, из-за которой мне пришлось изображать нарвала. Я открыл глаза и увидел во тьме силуэты подводных камней, между которыми застряла игрушка Мии. Я даже не стал разбираться, что она собой представляет. Нужно выбираться на берег, потому как воздуха стало не хватать.

Я вынырнул довольно далеко от места, где остались Мия и Торр. Назад пришлось идти по каменистому берегу в полной темноте, отжимая игрушку. В мокрой насквозь одежде было не слишком приятно, и я включил терморегуляцию, чтобы хоть немного просушиться.

Олень, твари Хелвета! Я нырял в подземную реку, чтобы достать игрушечного оленя!

Мрак! До чего докатился бывший Владыка этого мира!

Через несколько минут снова вернулся к девчонке, которую Торр укрыл своим плащом, чтобы согреть от холода. Здесь, конечно, не было мороза, но влажность ощущалась ненамного приятнее. Я выругался про себя, подав Мие ее вещь.

– А теперь слушай меня, – не стал откладывать обучение, пока она прижала к груди мокрого оленя, больше напоминающего жутковатого фратта северных пустошей Роддернара. – Закрой глаза и расслабься. Проход совсем рядом, от него исходят импульсы. В портале энергия сжата, поэтому раз в несколько минут происходит выброс лишней силы. Как только сможешь его уловить, попытайся применить свои способности и мысленно расширить эту энергетическую нору, чтобы мы могли туда войти.

– И куда мы попадем? – закономерно уточнила Мия.

– Там живут… милые существа. Гномы… – решил не продолжать я. – Оттуда мы поищем безопасный путь на Эливейт, к Лекси. Ты же хочешь ей помочь?

– Ладно. – Девчонка кивнула и, обнимая мокрого оленя, закрыла глаза, пытаясь сосредоточиться. Я с удивлением смотрел, как в оболочке подпространства образуется дыра-портал. Даже у меня это заняло бы больше времени. Магия Мии сильнее моей, это нужно признать, как факт. А ведь она ничему толком еще не научилась.

– Торр, давай за нами, – кивнул я, затем взял Мию за руку, и мы вместе шагнули в непроглядную тьму перехода на срединный уровень.

Нас охватил Мрак, и на мгновение пространство вокруг померкло.

Глава 2

Лекси

Голова жутко болит. Я не понимаю, где нахожусь, помню лишь момент аварии и дикую боль, которая постепенно стихает, когда меня переносит в неизвестное пространство. Остается только память о ней.

Открываю глаза и вижу, что лежу на огромной кровати накрытая легкой, как пух, белоснежной простыней. Около меня сидит темноволосый незнакомец, пристально всматриваясь в мое лицо. Я не могу прочесть его эмоций, не знаю, что он говорит. Он постепенно осознает, что мы друг друга не понимаем, поэтому просто показывает на себя.

– Дарион.

– Дарион, – повторяю, как в тумане. – А я Сашка.

Он приподнимает бровь, словно не понимает меня совсем.

– Сашка… Александра! – перечисляю варианты имени. Последнее ему нравится больше всего. Он повторяет медленно, протягивая слоги. Чарующие звуки голоса оседают во мне искрами, заставляя слушать его и дальше, хотя я не знаю, что он говорит.

Дарион помогает мне подняться. Я ужасно стесняюсь, ведь у меня не было мужчин. Но он выходит, указав на разложенное на кресле платье. Странное знакомство. Походу, я перечитала фантастики, вот и мерещится, что попала в другой мир. Я просто без сознания. Скоро приду в себя и пойму, что снова на Земле.

Черт! Как там Наташа? Жива ли? Наверное, да, потому что удар пришелся на мою сторону. Но ведь машина, кажется, перевернулась?

Несколько дней я изучаю язык и знакомлюсь с миром, в чем мне помогает Дарион. Оказывается, меня случайным образом забросило в миг смерти в его дворец. Этот мир похож на рай. Здесь нет машин, нет привычных нам вещей. Дарион холостяк, в его дворце никого нет, только невидимая прислуга. Зато есть магия. И много цветов.

Что же, если я погибла на Земле, буду радоваться шансу начать новую жизнь. Тем более красавчик Дарион проявляет ко мне чувства. Мы часто спускаемся из его небесного дворца, гуляем по паркам, цветущим лугам. А в свободное время, когда его нет рядом, я читаю книги в библиотеке. Они разные. В основном старые легенды, но попадаются и любовные истории, которые заставляют мое сердце трепетать и задумываться о том, что есть что-то свыше, раз я попала именно в такое место, ведь миры, описанные в книгах, зачастую совсем другие.

Правда к Дариону иногда приходят гости. Это напрягает, он пока меня никому так и не представил. Я вообще не знаю, кто он такой. Но стараюсь об этом не думать – все равно ничего не изменится.

– Дарион, как я все же оказалась в твоем доме? – спрашиваю во время наших встреч.

– Наверное, это судьба, – мило улыбается он и целует мою руку.

Удивительно, за все это время он ни разу не делал попыток приставать. Он задаривает меня всевозможными подарками: драгоценностями, цветами, сладостями. И я понимаю, что с каждым днем все сильнее влюбляюсь в сказочного принца. Он странный, но хочется ему верить. Мне повезло. Он не выгоняет попаданку из дома, и у меня есть все. Только общения не хватает. Иногда становится не по себе от подпространственных переходов, появления пищи по мановению волшебной палочки и всего остального, что я не могу постигнуть своим умом.

Но… оказывается, у меня тоже есть магия. Я научусь ей пользоваться и больше не буду изгоем в этом мире… И дождусь того, что Дарион сделает предложение. Ведь он не просто так уделяет мне столько внимания…

Проснулась с каким-то раздражением от того, что все оказывалось правдой.

Я вспомнила часть своей прошлой жизни на Эливейте и теперь понимала, что Дарион мне не лгал. Мы действительно жили вместе. Я пока не вспомнила подробностей наших отношений. Но в том, что они были, почему-то не сомневалась. Значит, Винг был прав от начала до конца. Дракона-полукровку подставили, и я причастна к его изгнанию из Нортала.

Во рту вдруг появился привкус металла с толикой отчаяния. Зачем я пошла по звездному пути? Зачем выстроила этот мост? Чтобы снова попасть сюда и понять, что когда-то полюбила не того? Где сам Айтар, где Мия, и что происходит в Нортале? Обстановка и так была накаленной.

Но именно в этих стенах возрождаются мои воспоминания, и с каждым часом их все больше, они будто накатывают волнами во время прилива. Нужно дальше продолжать играть роль недалекой и попробовать узнать хоть что-то полезное, пока есть возможность.

Я оделась и, убедившись, что Дариона нет рядом, двинула в библиотеку, которую помнила из сна. Теперь я знала расположение коридоров – память сама восстанавливала фрагменты дворца, не слишком изменившегося с тех пор. Я уже понимала, почему мне знаком язык, почему могу использовать свою магию. И ведь это наверняка были не все мои способности. Но понимала, что в этом мире нет таких, как я – звездных попаданок. Это прерогатива Роддернара, о котором я знала из рассказов Винга. И я не могла оказаться здесь случайно, как полагала тогда, десять лет назад. Или не десять?

Долбанная временная петля! Ведь я как-то попала обратно на Землю, где забыла все, что случилось при моем первом путешествии. Может, настала пора исправления ошибок? Вспомнить бы еще каких именно…

В библиотеку прошла беспрепятственно, хотя постоянно казалось, что за мной следят. Наверняка здесь хватало невидимых соглядатаев Дариона Тиара. Я мельком взглянула на книги, которых стало меньше. Они отлично сохранились, были пропитаны магией – я ее чувствовала, пока листала чуть шероховатые страницы. Но ничего знакомого не нашла, словно те слащавые романчики в прошлый раз находились здесь именно для меня, а теперь исчезли.

– Что ты тут делаешь, Александра? – раздался за спиной низкий голос, в котором прозвучали недовольные нотки.

Я резко развернулась, увидев вернувшегося во дворец Дариона. В этот раз на нем не было белой туники и золотого обруча. Он выглядел, как фэнтези-воин, возвратившийся с поля боя, одетый в сверкающую броню с темными вставками из червленого золота, в высокие кожаные сапоги с золотистыми пряжками, вычурный шлем с ушками и странной символикой, под которым были собраны волосы. Строгое лицо отдавало холодом.

– Хотела почитать. Мне кажется, я умею, – смущенно ответила, рассматривая мужчину, от которого так и веяло самоуверенностью. – А где ты был?

– Тебя это действительно интересует?

– Ты же… сам сказал, что ты мой супруг, милый. Почему меня не должны интересовать твои дела? – спросила дрогнувшим от страха разоблачения голосом.

Но Его Самодовольство ничего не понял. Ему даже польстило, как я его назвала.

– В главном подуровне мира война. Отличное время для жатвы. Низшие существа даже не подозревают, сколько энергии освобождается, когда они убивают друг друга, когда легион идет на легион, когда драконы бьются за право обладания землями и властью над людьми, а в воздухе витает дух смерти.

– То есть, ты там подзаряжался? – не удержалась я.

Он забрал у меня книгу, поставив ее обратно на полку.

– Можно сказать и так. Но сегодня я летал в Лейв и по другой причине. Я почувствовал…

– Что? – не поняла я, обалдев от его наглости.

– Ты сама знаешь, – прошипел он, склонившись, – мне не могло показаться.

Я действительно не понимала, что или кого имел в виду Дарион. Знал же, что я ничего не помню. Я замотала головой, испуганно глядя на него. И он внезапно сменил выражение и улыбнулся, потом дотронулся пальцем до моей щеки.

– Прости. Отличный был день. Но война войной, а обед по расписанию. Предлагаю провести его на природе. Хорошая погода, не так ли? – перевел он тему.

Как будто здесь бывала другая погода. На Эливейте, в отличие от основного уровня этого мира, всегда светило солнце.

 

Дарион снял с себя шлем, передал его кому-то прямо в воздухе, и вещь испарилась, как по волшебству. Рядом со мной пронесся энергетический вихрь, обдав холодом мои обнаженные плечи. Я чуть не вскрикнула, но быстро успокоилась. В чертогах божества чего только не увидишь.

Я хотела было спросить Дариона, почему здесь нет тех книг, что я читала раньше, но вовремя прикусила язычок. Он не знал, вспомнила ли я о прошлой жизни, и пока это ему знать не стоило. Значит, пятьсот лет здесь миновало… М-да. Скучно живут высшие. На Земле время идет гораздо быстрее. Интересно, мог ли Дарион проследить мою дальнейшую судьбу после исчезновения, или это не в его власти?

– Ты там что-то про обед говорил? Я ужасно голодная, – заставила себя посмотреть на него и улыбнуться.

– Иди за мной! – приказным тоном заявил он.

Мы миновали пару коридоров, вышли на террасу, а потом Дарион остановился, развел в стороны руки и начал плавно приближать ладони друг к другу, концентрируя между ними энергию. Вокруг него появилось золотое свечение портала, в который он втянул и меня.

Не успела оглянуться, как оказалась посреди цветущего поля. Чуть дальше виднелся лесок. Мы прошли по траве и остановились около небольшого пруда. Странный пруд. В нем не было ни рыб, ни водорослей. Вода кристально-чистая, и в ней отражается мое растерянное лицо. А за спиной стоит Дарион Тиар, которого я боюсь как огня.

Как бы я хотела, чтобы рядом оказался Айтар! Что же я испытываю к этому дракону? Конечно, я помогу ему, насколько это в моих силах. Но дело ведь не только в очистке совести! От одного воспоминания о его горячем дыхании и язвительном тоне бросает в дрожь. И я понимаю, что готова слушать голос Винга вечно, зная, что он может быть совсем другим: нежным, бархатным, когда из него исчезают колючие льдинки. И хочется провести рядом с Айтаром Вингом Рагнаром вечность. Жаль, что мой век так короток.

– Вот и наш обед, дорогая Александра, – вырвал меня из раздумий совсем другой голос – равнодушный, но с какими-то циничными нотками.

Я резко обернулась. Передо мной на траве появилось покрывало, а на нем блюда с угощениями – сладостями, наподобие восточных, фруктами, и бутылка шипящего напитка. Я присела на край покрывала и задумчиво укусила большой оранжевый абрикос, глядя на безжизненное озеро, край которого уходил в туман. И зачем я взяла этот абрикос? Ведь хотела яблоко. Я вдруг почувствовала во рту кисловатый вкус яблока. Опустила взгляд и удивленно открыла рот. Чертова иллюзия! Я держала в руке небольшое румяное яблоко, аромат которого не могла ни с чем перепутать. Интересно, что здесь еще является иллюзией? Этот лес, озеро… или я сама?

Так и подмывало спросить, долго ли Дарион собирается кормить меня сказками и держать на Эливейте, как дорогую пташку. Но я не могла. Это означало бы конец моей конспирации. Но он ведь знает, что я уже была в Нортале несколько дней! Интересно, откуда ему это известно?

Дорогая зверушка. Именно это сравнение пришло в голову. Интриги высших мира сего мне были уже поперек горла. И как я оказалась замешана в деле Айтара Винга Рагнара? Почему при этой мысли во рту появляется неприятный осадок, словно действительно подставила его.

Хочется проснуться дома и понять, что мое путешествие в другой мир было всего лишь кошмаром. Вот только героя этого кошмара я вряд ли смогу забыть. Он мое наказание за то, чего я не помню. За то, что упустила нечто важное.

Айтар

Тьма постепенно рассеивалась, вместо нее проявился тусклый свет Срединного подпространства Нортала. Мне уже приходилось бывать в этой части мира, поэтому меня не особо удивляло почти полное отсутствие солнечного света. Но Вольторр и Мия находились здесь впервые. И если Торр ничем не выдавал свое удивление, то девчонка, напротив, вовсю крутила головой, пытаясь понять, почему все так необычно и отличается от того Нортала, к которому она привыкла.

Вокруг возвышались неприветливые серые скалы, верхушки которых скрывались в тумане. Неподалеку от нас уходил вниз крутой обрыв. На пологих участках скал лежал вечный снег. Но это была лишь внешняя часть мирка. Мы попали в его не населенную половину, смежную с основным пространством. Нужно двигаться на юг.

Ветер едва не сбил нас с ног, и я придержал на плечах Мии свой плащ, который тащился за ней по камням, когда мы отходили от опасной пропасти.

– Полетим дальше по воздуху, – порешил я. – Мия, ты ведь не испугаешься, если я приму другую ипостась? Если тебе страшно, ты только скажи – тогда мы полетим с тобой на Торре.

Мия покосилась на Торра. Интересно, догадывалась ли она, что он дракон, когда Вольторр вместе с Лекси навещал ее в лечебнице?

– Мне не страшно. Я полечу на тебе, – проговорила она, подняв глаза. Даже в этом освещении они казались удивительно яркими. Сейчас в ее зрачках не было оранжевых прожилок, вместо них появились серебряные льдинки. Мрак! Они почти как у меня. Только сам цвет зрачков насыщенно синий, сапфировый. Кто же эта девчонка?

Я сглотнул, решив рассмотреть ее позже, когда мы доберемся до комфорта. Еще неизвестно, как меня примут жители Срединного мира. Они не меньше людей пострадали при той катастрофе, ведь вечная зима пришла и в это измерение. Когда-то у меня были неплохие отношения с местными царьками, но теперь я даже не в курсе, кто здесь остался. Вряд ли кто-то дожил до настоящего времени, хоть цверги и живут дольше людей.

Когда я сменил ипостась, Торр подсадил на меня девочку, которая вцепилась в шипы на моей голове, опасаясь упасть. Но я отправил ей мысль, что буду осторожен. И она вдруг ответила, поняв меня. Странно, что у нас сразу заработала астральная связь – обычно на ее настройку требовалось время даже драконам. Загадок становилось все больше. Но пока главным вопросом была безопасность Лекси и возможность доказать первородным правду о том, что случилось пятьсот лет назад.

Я подождал Торра и взял направление на южные скалы, где находилось большое поселение местных жителей. Пока летел, думал о том, что вспомнил после принятия зелья. Первое потрясение от присутствия в моих воспоминаниях Лекси прошло, и теперь я детально разбирал разговор богов Эливейта, пытаясь понять, кто заинтересован в свержении меня с трона и изгнании из Нортала. Ведь там был не один первородный, а, как минимум, двое. Да помимо этого кто-то выполнял «черную» работу. Это могли быть существа вроде арфайров, но что-то мне подсказывало, что Лорин непричастен к тому, что меня подставили. Поэтому вспоминал, у кого в подчинении были подобные существа. Первородных со своей свитой, состоящей из магических воинов, на Эливейте хватало: Лоррин, Фэрлинг Бранн, Хорнел Эдар, Дарион Тиар, Нерра и многие другие.

Затевалось нечто страшное, и я являлся лишь пешкой в чьей-то игре! Кажется, поспешил с выводами, что именно я был целью заговорщиков, ведь игра продолжалась и по сей день, хоть меня давно не было в Нортале, и считанные первородные знали о моем возвращении.

Война… Когда-то я начинал и заканчивал войны, заключал мирные соглашения, участвовал в переговорах… Но все лишь для того, чтобы Нортал стал единым целым. В те времена нас с Ши Мортеном и занесло в Срединные земли, когда нам пришлось просить помощь у карликов. Но как сейчас они расценят мой визит?

Мы приближались к одной из южных скал, где имелись врата в подземный мир. У ворот не было видно стражников, но я отлично знал, что гномы могут выставить для защиты и скрытую артиллерию, тем более, во внешнем мире неспокойно. А мне больше не хотелось терять время на регенерацию. Я и так потерял его слишком много.

Как чувствовал, вовремя уклонился от маршрута, когда в нас полетел град стрел, дыхнул ледяным пламенем, останавливая их, и сел у ворот огромной пещеры, на всякий случай скрыл девчонку стеной чар и громко произнес старинную фразу, которая могла послужить моим пропуском к местному правителю:

– Ank nevhet til refrage, ank vereal drager av zcverg og avtalian, – произнес я на древнем языке, что означало вроде «ради мира и спокойствия, и союза между драконами и цвергами».

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru