Специалист по выживанию. Том 2

Олег Волков
Специалист по выживанию. Том 2

Следом в том же направлении прокатил полицейский броневик. Яркие огни фар на миг ослепили глаза. Не прошло и минуты, как за спиной загрохотал пулемёт. Что там произошло – лучше не выяснять.

Лишь на соседней улице нашёлся свободный от машин канализационный люк. Верблюд с трудом подцепил и сдвинул в сторону тяжёлую чугунную крышку.

– А ну стой! – сзади прикрикнул Рих Нибулин. – Сбежишь ещё. Верблюд, дальше пройди. Тагиза, первой спустись.

– А вдруг там кто-то есть? – голос Тагизы Нибулиной дрогнул от страха.

– Конечно есть, – автомат качнулся в руках Риха Нибулина, – зато у тебя есть «гайдук».

Более чем убойный аргумент, Верблюд послушно прошёл чуть дальше. Во всех без исключениях движениях Тагизы Нибулиной чувствуется страх и неуверенность. Но у неё, всё же, хватило смелости первой спуститься в чрево городской канализации.

– Я внизу, – из распахнутого люка вынырнул поток света. – Верблюд, спускайся.

Чтоб вас, Верблюд полез вниз. Была надежда первым спуститься в канализационный туннель, а потом рвануть со всех ног. Но не повезло. Супруги Нибулины оказались гораздо умней и предусмотрительней, чем показались на первый взгляд.

– Тагиза, не дёргайся, – Верблюд плавно поднял руки, – мне нужно достать из кармана фонарь.

– Хорошо, – автомат с квадратным стволом качнулся в руках Тагизы Нибулиной, – повернись спиной и медленно доставай.

На самом деле фонарь Верблюду не нужен. Просто супругам пока незачем знать, что у него на глазах очки ночного зрения. Чтобы там Рих Нибулин не думал, но Верблюд закупался не только у него на складе. Через почивший в бозе ИПС можно было достать всё что угодно. Медленно, стараясь не делать резких движений, Верблюд вытащил из внутреннего кармана фонарик. Синий луч света высветил грязную дорожку под ногами, рядом, в стоке, тихо журчит мутная вода.

– Я на месте, – рядом с женой остановился Рих Нибулин. – Давай, веди.

Верблюд послушно двинулся дальше. Ярко-белые фонари супругов Нибулиных далеко освещают канализационный туннель. Идиоты, Верблюд бросил взгляд через плечо, не догадались вооружиться менее заметными, но не менее эффективными синими фонарями.

Хорошо знакомая немного мрачная атмосфера канализационного туннеля. Грязные подтёки на стенах, под ногами крысиный помёт и давно мёртвые светильники над головой. Про себя Верблюд улыбнулся. Как хорошо, что у него хватило ума прикрыть лицо фильтрующей маской, но не белой, а чёрной. А то сейчас нос свернулся бы в трубочку от убойного зловония.

О том, чтобы привести Нибулиных в убежище под «Антикварной мастерской», не может быть и речи. Верблюд вновь бросил взгляд через плечо, по глазам тут же ударил яркий свет фонарей. Его пристрелят сразу же, как только они войдут во внутрь, если только они не сделают этого прямо на пороге. Нет. Нужно что-нибудь придумать.

На «Т» образом перекрёстке Верблюд поднёс фонарик к стене. Левая рука оттёрла грязный подтёк. На свет синего фонарика выступила цифра 42. Ага, Верблюд машинально кивнул, сорок второй туннель, площадь Блошиный рынок осталась за спиной. Через сотню другую метров будет граница локации, туда вести Нибулиных тоже нельзя.

Впереди шелест шагов и сдавленное дыхание. Верблюд тут же присел на корточки. Свет от фонарей супругов Нибулиных устремился вперёд. Где-то вдали мелькнул силуэт и тут же пропал за поворотом.

– Кто это? – голос Тагизы Нибулиной дрогнул от страха.

– Жители Гаочана, – Верблюд поднялся на ноги. – Мы не единственные, кто решил укрыться в канализационном туннеле.

– Далеко ещё? – буркнула Тагиза Нибулина.

– Не могу точно знать, – Верблюд пожал плечами. – Пробежки по городу сбили меня столку. Мне пришлось спуститься совсем не там, где я планировал.

– Веди дальше, – Рих Нибулин качнул автоматом.

Верят ему супруги Нибулины или нет – не имеет ни малейшего значения. Верблюд двинулся дальше. Без него убежище им всё равно не найти. Только и остаётся топать следом хоть до скончания веков. Надежда, страх и отчаянье ведут бывших владельцев склада разнокалиберных товаров.

Впереди опять мелькнула чья-то спина. А это идея! Так или иначе от Нибулиных нужно избавиться. Верблюд целенаправленно двинулся в ту же сторону, куда побежал неизвестный. Пусть под Зингананом лабиринт канализационных туннелей, но бегать можно только по ним. Предугадать перемещения неизвестного несложно. Если повезёт, то он окажется не один.

Туннель, ещё туннель и ещё. Верблюд ведёт супругов Нибулиных, а на самом деле следует за неизвестным. Шаги раздаются всё ближе и ближе. Он точно не один. Верблюд едва не рассмеялся. Каждый раз супруги Нибулины нервно вздрагивают и едва не жмут на спусковые крючки.

Ещё немного, ещё чуть-чуть. На стене по правую руку показалась цифра 12. Ага! Верблюд усмехнулся. Впереди будет перекрёсток. Это точно случится там. Место уж очень удобное.

Вот оно. По бокам выступили тёмные проходы. Верблюд уверенно двинулся прямо. Но тут из едва приметного углубления выскочил мужик в грязном сером плаще. Лицо скрыто под маской противогаза.

– Убью! – мужик поднял над головой красный пожарный топор.

Началось! Верблюд тут же опустился на землю, едва не плюхнулся на живот. Правая рука выдернула из левого рукава тонкий нож с матовым лезвием.

Загрохотали выстрелы. Супруги Нибулины, словно верные телохранители, вступили в бой. Грудь мужика перечеркнул ряд красных точек. Шальная пуля выдернула из его рук топор. Но следом из боковых проходов повалили ещё люди. В паузы между очередями вклинились громкие вопли.

Верблюд ужом крутанулся на месте. Тагиза Нибулина повернулась к нему спиной. Из глубины туннеля прямо на них валят тёмные фигуры с импровизированными дубинками. Рих Нибулин то и дело водит стволом в разные стороны. Пули с визгом отскакивают от стен. Из боковых проходов донеслись вой и крики. Кто бы тут не оказался, но они решили устроить засаду именно на этом перекрёстке. Всё бы ничего, но они напоролись на пару армейский «гайдуков». Огневое превосходство – это наша всё.

Бой, точнее, бойня, быстро закончился. В боковых проходах осталось с десяток окровавленных тел. Остальные предпочли спастись бегством. Далеко в туннелях затих топот ног. Однако Рих Нибулин всё равно нервно водит квадратным стволом из стороны в сторону. Яркий фонарик в его левой руке то и дело выхватывает из темноты боковые проходы.

Пора. Верблюд подловил момент и прыгнул. Левая рука сбила ствол «гайдука» в сторону. Верблюд перехватил Риха Нибулина за камуфлированную куртку. Правая рука метнулась к горлу. Острое лезвие легко пробило маску. Рих Нибулин пискнул от боли. Кончик ножа упёрся ему в горло.

– Тагиза, не глупи, – Верблюд развернул Риха Нибулина словно щит.

Тагиза Нибулина на удивление быстро пришла в себя. Дуло «гайдука» уставилось в их сторону, фонарик едва не забил глаза. Верблюд повернул голову.

– Ещё немного, и я прирежу твоего мужа. А ты, – Верблюд пнул Риха Нибулина коленом под зад, – брось автомат.

«Гайдук» послушно брякнулся на землю. Верблюд тут же оттащил Риха Нибулина на пару шагов назад. Тагиза Нибулина двинулась следом. Дуло её «гайдука» как и прежде смотрит в их сторону.

– Тагиза, я не собираюсь вас убивать, – как можно более спокойно и миролюбиво заговорил Верблюд. – Давайте просто разойдёмся. Брось автомат и пистолет, а сама отойди на десять шагов назад. Обещаю, я оставлю вам оружие.

– Тагиза, любимая, сделай, как он велит, – натужно прохрипел Рих Нибулин. – Мы всё равно его выследим.

– Без вариантов, – Верблюд изогнул Риха Нибулина так, чтобы он ненароком не дёрнулся. – Я знаю эти туннели как свои пять пальцев. Тагиза, у тебя мало времени, стрельба привлечёт гораздо более серьёзных противников.

Автомат в руках Тагизы Нибулиной медленно раскачивается из стороны в сторону. Маска скрывает её лицо, но видно и так, что она в глубокой задумчивости.

– Тагиза, любимая, сделай, как он велит, – вновь прохрипел Рих Нибулин. – Мы и без Верблюда, и без его убежища, сможем выжить.

Что творится в голове Тагизы Нибулиной – даже страшно представить. Одно только то, что она с блеском отбила нападение с тыла, говорит о многом. Ни кровь, ни трупы её не поломали. Другое дело, вряд ли ей с мужем ещё в мирное время пришло в голову пройти хотя бы начальную военную подготовку. Иначе в самую первую очередь они обыскали бы его и вытащили бы всё без исключения оружие. То ли от стресса, то ли от банального незнания супруги ограничились пистолетом.

– Верблюд, пригни голову, – резко крикнула Тагиза.

В голосе Тагизы Нибулиной брякнула сталь. Верблюд тут же присел, спрятался за спиной её мужа. Короткая автоматная очередь. Голова Риха Нибулина взорвалась, словно перегретое в микроволновке яйцо.

Охренеть! Верблюд инстинктивно подался назад, но тело Риха Нибулина так и не выпустил – какой-никакой, а щит.

– Зачем ты это сделала? – натужно прохрипел Верблюд, мёртвый Рих Нибулин тут же обмяк и едва не сполз на землю.

– Третий – лишний, – Тагиза Нибулина опустила «гайдук». – Если бы ты только знал, Верблюд, как он мне надоел! Четыре миллиона, – Тагиза Нибулина растопырила четыре пальца на левой руке. – У нас было четыре миллиона эсконов. Я давно предлагала ему купить нормальную квартиру или, ещё лучше, загородный дом. Я давно хотела стать матерью и родить этому уроду троих детей. Но, боже! – Тагиза Нибулина всплеснула руками. – Это же такие расходы!

Вот она чужая семейная жизнь. Никогда не знаешь, какие «скелеты вывалятся из шкафа», если чуть приоткрыть его дверцу. Верблюд как мог перехватил тело Риха Нибулина. Что, что, а такого исхода он никак не ожидал. В душе Тагизы Нибулиной, как говорится, накипело. Во истину, даже бог не знает, что у женщины на уме.

– И где теперь эти четыре миллиона? – голос Тагизы Нибулиной зазвенел от гнева. – Исчезли, пропали, сгинули вместе с электричеством!

Верблюд, мой муж тебя лохом считал. Неделю похвалялся, как он, такой умный, впарил тебе за бешенные деньги нахрен никому ненужный, да ещё насквозь криминальный, универсальный тактический прибор. А на деле оно вон как вышло! Ты вложил все свои средства гораздо эффективней моего бывшего! Только сегодня утром он плакался, как за жалкие дуэсконы продал тебе крайне полезный универсальный тактический прибор. Ох как бы он нам сейчас самим пригодился бы.

 

– Чего ты хочешь? – натужно выдохнул Верблюд.

При жизни Рих Нибулин хорошо питался и весил далеко не как балерина. Руки дрожат от напряжения, только отпустить тело бывшего владельца склада страшно. Армейский автомат нервно дёргается в руках Тагизы Нибулиной. А свежеиспечённая вдова на взводе.

– Выйти за тебя замуж, – Тагиза Нибулина нервно рассмеялась. – Я же помню, как ты смотрел на меня. Иногда мне казалась, что ещё чуть-чуть, и ты завалишь меня прямо на столе в офисе, сдерёшь с меня юбку и изнасилуешь. Неужели тебе не хочется воплотить свою фантазию в реальность?

Господи, вот оно что! Верблюд только крякнул от натуги. Как женщина Тагиза Нибулина быстро заметила повышенный сексуальный интерес к своей персоне. Другое дело, что это было ещё до знакомства со Шпилькой. Уже после Верблюд перестал мысленно насиловать Тагизу Нибулину прямо в её офисе. А вот своеобразный отпечаток, стереотип, засел в голове самой Тагизы Нибулиной.

Тяжеленный труп так и норовит выскользнуть из рук. Да ещё кровь сочится из чудовищных ран. Верблюд перехватил Риха Нибулина пониже. Через толстую ткань куртки правая рука нащупала пистолетную рукоятку. Да это же, от радости сердце едва не выпрыгнуло из груди, любимый «Мак-Гид»!

– А где гарантия, что и меня ты не пристрелишь, как своего бывшего? – Верблюд брякнул первое, что пришло в голову, нужно хотя бы ещё чуть-чуть потянуть время.

– Я женщина, – Тагиза Нибулина гордо расправила плечи. – Мне нужен мужчина и защитник. Не хочу стать бесправной проституткой в банде мародеров. Да и тебе нужен кто-то, кто прикроет спину, приготовит обед и согреет постель.

Пойми, Верблюд, – Тагиза Нибулина опустила автомат дулом вниз, – вдвоём у нас гораздо больше шансов выжить. Но от меня тебе будет не только убыток. У Риха на складе остался тайник. Я покажу тебе, когда мы доберёмся до бывшей «Баф».

Пора! Правая рука нырнула в карман камуфлированной куртки Риха Нибулина. Пальцы уцепились за рукоятку «Мак-Гида», указательный палец тут же сбросил флажок предохранителя. Как хорошо, что патрон остался в патроннике.

– Берегись! – крикнул Верблюд.

Толчок вперёд, тело Риха Нибулина грузно шлёпнулось лицом вниз. Рядом на грязный пол брякнулся тонкий нож. Тагиза Нибулина на миг опустила глаза. То, что нужно!

Шаг вперёд. Правая рука подняла «Мак-Гид». При стрельбе в упор промахнуться невозможно. Указательный палец вдавил спусковой крючок. Первая же пуля угодила Тагизе Нибулиной точно в лоб. Вторая и третья превратили её лицо в кровавое месиво. Женщина рухнула на спину, автомат с квадратным стволом выпал из её рук.

Да-а-а… Не зря «Мак-Гид» считается любимым оружием профессиональных убийц. Три пули в упор не оставили Тагизе Нибулиной никаких шансов. А ведь она могла бы остаться в живых. Её муж вполне был согласен договориться и разойтись. Но, не судьба. Верблюд торопливо спрятал пистолет в карман. Тагиза Нибулина ошиблась только в одном – в его планы не входит спасать компьютерного бота. Пусть даже у этого бота обалденная фигура и длинные волосы.

Пора действовать. На грохот выстрелов и в самом деле могут сбежаться более серьёзные мародёры. В первую очередь Верблюд погасил яркие фонари мёртвых супругов. Мир перед глазами погрузился в чернильную темноту, но это ненадолго. В воротник куртки вшита маленькая кнопочка, Верблюд сжал её пальцами. И вот мир перед глазами вновь обрёл очертания, но уже исключительно в чёрно-белых тонах.

Даже самые мощные и продвинутые приборы ночного зрения не могут работать в абсолютной темноте. Нужна подсветка. На поверхности часто вполне хватает света звёзд и Аниты, местной Луны, или хотя бы далёкого уличного фонаря. Под землёй, как сейчас, вообще ничего нет. Специально для подсветки очков ночного зрения Верблюд вшил в плечи куртки из «аварийного набора» пару плоских инфракрасных фонарей. Теперь в чернильной темноте канализационного туннеля его может заметить только другой обладатель очков ночного зрения. Но и этому гипотетическому противнику точно так же придётся подсветить себя инфракрасным фонариком.

Супруги Нибулины едва не пристрелили его, зато после них остались нехилые трофеи. Верблюд опустился на корточки перед трупом Риха Нибулина. Правая рука подняла с земли нож и убрала его в левый рукав, разбрасываться «перьями» не стоит. Будет крайне глупо убежать и оставить такое богатство. Да и опасно оставлять.

Пальцы быстро пробежались по карманам Риха Нибулина. Верблюд сдёрнул с трупа пояс с кобурой и стащил рюкзак. Во внутреннем кармане камуфлированной курки нашлась связка ключей, Верблюд машинально забросил её в трофейный рюкзак. Следом полетело остальное содержимое карманов. После, после можно будет разобраться.

Тагиза Нибулина разделила судьбу мужа. Верблюд стащил с её плеч рюкзак и сдёрнул с пояса кобуру с пистолетом. Следом в трофейный рюкзак улетело содержимое её карманов.

О-го-го! Верблюд невольно улыбнулся. На ощупь Тагиза Нибулина очень даже ничего. С такими данными она вполне могла рассчитывать во второй раз выйти замуж. Могла рассчитывать, Верблюд закинул на плечи оба автомата и рюкзаки покойных супругов. Всё, пора уносить ноги.

Вперёд и только вперёд. На первом перекрёстке Верблюд наобум свернул в левую сторону. Куда именно – значения не имеет. Сейчас самое главное убраться как можно дальше и как можно быстрее от места, где…

Впереди блеснул свет. Верблюд тут же нырнул в боковой проход и, словно крыса, забился под толстую водопроводную трубу. Мимо прошла группа людей. У здорового мужика с битой мордой и во рваной куртке полицейского в левой руке мощный фонарь, а в правой какой-то ствол. Верблюд напряг глаза. Очень похоже на какой-то пистолет-пулемёт. Да и его сообщники, сурового вида мужики и две потрёпанные женщины, вооружены не только дубинками.

Едва банда мародёров (а теперь все встречные либо бандиты, либо мародёры) удалилась от прохода достаточно далеко, как Верблюд нервной крысой выскользнул из-под водопроводной трубы. Лучше всего бежать в ту сторону, откуда появились люди. Они наверняка распугали всех встречных.

– У-у-у…

– А-а-а…

Из-за спины долетели крики разочарования. Верблюд на миг обернулся. Мародёры наткнулись на трупы супругов Нибулиных и не смогли сдержать эмоций. Верблюд самодовольно улыбнулся, ноги сами понесли тело дальше. Они наверняка рассчитывали поживиться автоматическим оружием, а вместо этого поняли, что опоздали. Кто-то успел снять «сливки».

Минут двадцать Верблюд старательно петлял по канализационным туннелям словно заяц в лесу. Несколько раз вдали мелькали всполохи света. Каждый раз Верблюд либо отворачивал в сторону, либо поворачивал назад. Небольшой закуток плохо виден из основного туннеля. Верблюд примостился у стены. Рюкзаки супругов Нибулиных опустились на грязный пол. Рядом брякнули автоматы. Пора, ох как пора, не только отдохнуть, но и разобрать трофеи, заодно сориентироваться на местности.

Фонарик, которым Верблюд светил перед собой на глазах супругов Нибулиных, на самом деле хитрый. С одного конца в цилиндрический корпус вставлен обычный синий светодиод, а с другого – инфракрасная лампочка. Верблюд специально сделал его в помощь очкам ночного зрения и плоским фонарикам в плечах куртки.

Содержимое обоих рюкзаков Верблюд вытряхнул прямо на грязный пол. Если вещь полезная, то потом её можно будет легко отмыть. Если нет, то всё равно не жалко. Не будь в его распоряжении инфракрасного фонарика, то разобраться с «наследством» покойных супругов было бы гораздо проблематичней.

В левую сторону полетели вещи ненужные, а то и откровенно бесполезные. Первой в стену канализационного туннеля врезалась коробка с женскими гигиеническими прокладками. Рядом с ней упал пакет с женскими же трусами и лифчиками. Следом косметичка и маленький набор расчёсок. Тагиза Нибулина даже на пороге конца света всё равно осталось женщиной. Чисто по-человечески её, конечно, жаль, но оставлять в живых, тем более брать с собой в убежище, было бы просто опасно. Коль она в одно мгновенье предала мужа, то совершить повторное предательство ей было бы ещё легче. А так, Верблюд печально вздохнул, нет человека, нет проблемы.

В личных вещах Риха Нибулина нашлось гораздо больше полезного. Обратно в рюкзак Верблюд закинул полотенце, несколько пакетов с пищевыми концентратами и запасные обоймы для пистолетов. Нашлась даже парочка гранат. Увы, это всего лишь светошумовые «Вспышки». Но, как говорится, на безрыбье и рак за карася сойдёт. Верблюд сунул обе гранаты в карман куртки.

Лишь теперь в более-менее спокойной обстановке удалось внимательней рассмотреть электромагнитные автоматы. Оба ствола ЭМАГ-68 СП. Верблюд недовольно фыркнул, Рих Нибулин мог бы прикупить оружие и получше. Мало того, что они были приняты на вооружение больше сорока лет назад, да ещё так называемая гражданская модификация для свободной продажи. На деле та же самая модель, только из более дешёвых и менее надёжный материалов. Но, Верблюд поднёс автомат к лицу, выбирать не приходится.

На ствольной коробке горят две цифры: 93 и 11. Первая, Верблюд напряг память, заряд накопителя энергии. Вторая цифра – количество пуль в магазине. Верблюд опустил автомат на землю. Во втором «гайдуке» заряд 91 процент, а пуль несколько больше – 24, но всё равно мало. Верблюд отстегнул оба магазина и вставил на их места полные. После, в тишине и безопасности убежища, можно будет заново снарядить оба магазина.

А вот на пистолетах Рих Нибулин точно сэкономил: «Кора 5 У», простенькие и дешёвые модели, как раз уличных хулиганов пугать. Но-о-о… Верблюд качнул головой, электромагнитное оружие, к каждому по четыре полных магазина по тридцать пуль. Пусть остаются. Оба пистолета улетели в рюкзак.

Разбор трофеев занял не больше пяти минут, зато из двух рюкзаков остался только один. Второй пустой Верблюд бросил в кучу к ненужным вещам. Простенькая модель для самых начинающих туристов. Сейчас гораздо важнее вынести наиболее ценные трофеи. А теперь сориентироваться на местности.

Не будь у него в голове внутреннего интерфейса игры, то пришлось бы искать на стенах метки и мучительно вспоминать, куда именно его занесла судьба. А так, Верблюд улыбнулся, на карте перед глазами отразился лабиринт канализационных туннелей под Зингананом. Вот красный крестик его место положение, а это специальная метка убежища. Ого! Верблюд недовольно поморщился. Из-за беспорядочной беготни куда попало он удалился от убежища. Буквально через сотню метров дальше по туннелю проходит граница выделенной локации. Так и за её пределами очутиться недолго. Ладно, пора идти, Верблюд поднялся на ноги. Внутренний интерфейс игры тут же свернулся.

Народу в канализационных туннелях Зинганана завелось на удивление много, даже слишком много. По дороге к убежищу Верблюду то и дело приходилось убегать, прятаться и обходить многочисленные группы беженцев. Похоже, на поверхности дела вообще прах, раз отчаянье в прямом смысле загнало кучу народа в подземелья. Конечно, можно было бы вообразить себя Рембо и без всякой пользы положить не одну сотню людей. Только зачем зря переводить боеприпасы?

На очередном перекрёстке Верблюд присел на корточки и развернул внутренний интерфейс игры. Великолепно! До убежища осталось всего ничего. Напрямую вообще не больше сотни метров. А то пора завязывать с подземным марафоном. Желудок уже сводит от голода, а ноги гудят от усталости.

Последний перекрёсток перед финальным рывком. Верблюд осторожно выглянул за угол. Да чтоб вас! Из рта вместе с огненным дыханием вырвался гнев. Впереди, вокруг тусклого фонаря, засела группа людей. Верблюд напряг слух. Причём, судя по разговорам, не просто беженцы, а сектанты. Либо они станут такими в самое ближайшее время. Мужик в просторном балахоне стоит перед фонарём. В его руках тяжёлая раскрытая книга. В мешанине слов то и дело мелькает «бог с нами», «великий творец», «нужно раскаяться» и прочая хрень. Как это обычно бывает, люди вспомнили о боге, когда жаренный петух клюнул в задницу.

Верблюд спрятался обратно за углом. Чтоб их всех сатана прямо в ад забрал! Сектанты, или кто они там на самом деле, расположились недалеко от входа в убежище. Да, по огромной дуге их ещё можно обойти, только нет никакой гарантии, что они послушно закроют глаза и заткнут уши, когда Верблюд откроет вход в убежище. Естественно, они этого не сделают, а ломанутся следом.

Как бы не хотелось, но остаётся только одно. Руки выдернули из-за спины электромагнитный автомат. Раз «Другая реальность» решила подкинуть ему сложность, то пусть так оно и будет. Поголовье местных компьютерных ботов придётся сократить ещё немного. Один хрен даже самая искренняя вера в бога не спасёт сектантов от гибели. Верблюд поднялся на ноги. Вот и светошумовая граната сейчас пригодится.

 

Верблюд двинулся вперёд как можно более мягко, как можно более бесшумно. Только шорох мелких камешков под рифлёными ботинками один хрен словно раскат грома разлетелся по туннелю.

– Кто здесь? – мужик в балахоне оторвал взгляд от книги.

– Душа страждущая в поисках спасения, – немного на распев произнёс Верблюд.

– Иди к нам, брат, – мужик в балахоне распростер вперёд правую руку.

Точно сектанты. Зато все, кто только сидел возле фонаря, как по команде повернули головы в его сторону. То, что нужно! Левая рука выдернула чеку. Светошумовая граната улетела вперёд. Верблюд тут же развернулся и присел. Руки машинально обняли мотоциклетный шлем.

Секунда. Адский грохот долбанул по ушам. В голове будто рванул паровой котёл. Поток ослепительного яркого света на миг словно цунами расплескался по канализационному туннелю.

Вот это бабахнуло! Верблюд бойко вскочил на ноги и развернулся. Получилось! Сектанты дружно попадали на грязный пол. Все без исключения мычат от боли и пытаются прикрыть глаза руками.

Это не бой, а бойня. В упор, чтобы не промахнуться, Верблюд перестрелял сектантов. Мозги во все стороны. Сопротивления никакого. Лишь мужик в балахоне попытался было встать на ноги, но короткая очередь из «гайдука» в прямом смысле взорвала ему голову. К чему жалеть компьютерных ботов, когда на кону собственная жизнь.

Туннель словно заминирован. Трупы, не меньше десятка, во всю истекают кровью. Верблюд осторожно перебрался на ту сторону. Убежище близко. Долгожданная возможность напиться вдоволь, перекусить, скинуть с себя тяжкий груз и отдохнуть тянет к себе как железные опилки тянет к себе магнит. Но! Верблюд вытащил из кармана фонарик. Синий луч света осветил ботинки. Вроде как, пронесло. На всякий случай Верблюд шагнул вперёд и ещё немного потоптался на месте – точно пронесло. А то на пороге убежища будет крайне глупо оставить на грязном полу кровавые отпечатки.

Расфокусировать взгляд, Верблюд развернул внутренний интерфейс игры. Ага! От радости по груди разлилось приятное тепло. Убежище рядом совсем, буквально через стену. Осталось только попасть в него.

Бог знает как давно и зачем по некоторым канализационным туннелям протянули толстые водопроводные трубы. То, что одна из таких труб нашлась в туннеле возле убежища – большая удача, либо приятный бонус от «Другой реальности». Возле знакомой стальной стойки, на которую опирается толстая труба, Верблюд опустился на корточки. Рука нырнула в потаённое место. Здесь! Словно гора с плеч. Наружу Верблюд вытащил чёрный полиэтиленовый пакет.

Тонкая оболочка легко треснула. Маленький пульт с десятью кнопками и длинным штырём – это ключ. Верблюд переключил фонарик на синий свет. Опасно, конечно, но иначе ни за что не найти «замочную скважину». А вот и она. Штырь ключа без сучка и задоринки вошёл в квадратную дырку во шве между красными кирпичами. Осталось набрать код.

Пальцы быстро набрали шестизначную комбинацию: «011973», это день, месяц и год его рождения. Кто не знает, ни за что не догадается. На Ксинэе совсем другое летоисчисление. А теперь самое главное, оно же самое ответственное и опасное.

На всякий случай Верблюд огляделся по сторонам. Адский грохот светошумовой гранаты и автоматные очереди не могли не привлечь ненужного внимания, но и спешить сломя голову себе дороже. Вроде как, никого.

Ровно четыре шага в правую сторону. Верблюд опустился на четвереньки. Рядом на грязный пол с плеча съехали рюкзак четы Нибулиных и оба автомата. Правая рука надавила на стену под толстой водопроводной трубой. Лёгкий щелчок. Часть кирпичей легко ушла глубже в стену. Теперь сдвинуть бутафорскую кладку в сторону… Вход в убежище открыт.

Первыми во внутрь улетели рюкзаки и автоматы. Напоследок Верблюд вновь оглянулся по сторонам. Кажется? Или из глубины туннеля и в самом деле доносятся чьи-то шаги? Какая разница! По-пластунски, осторожно перебирая руками и ногами, Верблюд залез под водопроводную трубу.

Предосторожности лишними не бывают. Уже в убежище Верблюд развернулся и полез обратно. Фонарик в левой руке в режиме инфракрасного света. Верблюд самым внимательным образом обследовал место, где ему пришлось проползти на брюхе. Не, всё нормально. Пол канализационного туннеля покрыт настолько толстым и плотным слоем грязи, что из-под него так и не выглянули тёмно-красные кирпичи. Только при очень внимательном рассмотрении можно догадаться, что здесь кто-то прополз на брюхе.

Звуки осторожных шагов всё ближе и ближе. Верблюд крутанул головой. Во засада! И слева, и справа отблески огней. Как бы там ни было, время вышло. Пора закрывать дверцу.

Бутафорская кирпичная кладка плавно сдвинута на место. Верблюд стащил мотоциклетный шлем и припал к ней ухом. Ага! Кто-то идёт. Совсем рядом прошлёпали чьи-то ноги. Секунда, другая. По туннелю прокатились выстрелы. В обратном направлении чьи-то ноги уже не прошлёпали, а пробежали. Преследователь будет? Верблюд едва ли не врос ухом в бутафорскую стену. Нет, преследователя не будет. Из канализационного туннеля доносится лишь гул голосов. Сектанты, мир их праху, помогли напоследок. Кто-то торопливо потрошит содержимое их рюкзаков и карманов. Ну и слава богу.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru