Школа для взрослых

Нил Алмазов
Школа для взрослых

Глава 17. Ван

Словно с цепи сорвался, Найс накинулся на меня, осыпая несметным количеством ударов. Его клинки то и дело попадали по моим ногам, рукам и торсу. Лязг стали доспехов постоянно отдавался в уши, мешая сосредоточиться и парировать атаку одногруппника. Мне едва удалось отбить лишь несколько ударов – управляться с двуручным мечом оказалось далеко не простым делом. Из-за этого приходилось медленно отступать назад. Но и в этом случае Найс не растерялся. Он завершил связку, сделал шаг назад, подпрыгнул и нанёс атаку обоими клинками по надплечьям. Лишь тогда остановился, закинул забрало шлема и улыбнулся.

– Что-то ты совсем не в форме. Будь мы на арене, ты бы уже остался без рук.

– Раз на раз не приходится, – спокойно проговорил я. – Погоди, разомнёмся немного – потом покажу, что умею. – На самом деле в это и самому верилось с трудом. Правда, чувствовал, что постепенно в движении вспоминаются некоторые хитрости. Вот на то и рассчитывал.

– Ну, это мы посмотрим. – Он опустил забрало и добавил теперь уже приглушённо: – Давай ты в атаку. Буду парировать.

– Держись тогда, – ухмыльнулся я, пусть он и не видел моего лица из-за шлема.

Без долгих раздумий занёс меч и обрушил его на Найса. Он ловко отбил мой клинок, и тот воткнулся в землю. Если на арене произойдёт точно так же, то меня заколют, пока я буду вытаскивать остриё. Здесь же немного проще: одногруппник дал мне возможность вновь атаковать, подождав, когда буду готов.

В следующий раз я попытался сделать такой же удар, но при этом постарался удержать клинок. Найс снова парировал, но не ожидал, что у меня получится выдержать. В ту же секунду я сделал движение наотмашь – клинок врезался в область рёбер. Металл лёгких доспехов издал громкий звон, и в месте удара появились не только слабые царапины, но и вмятина. Сколько радости принесло удовольствие, что всё получилось!

Найс вдруг остановился и ухватился за бок, бросив клинки под ноги. Кажется, перестарался, сам того не желая…

– Что случилось? – подбежал я к нему, опасаясь, что мог нанести серьёзную травму.

– Да так, – выдавил он невесело. – Чуть слабее бей, ладно? Мои мечи вместе взятые легче твоего одного. Не забывай об этом. Но удар был хорош. Вот так же на арене можно кишки выпустить. А если ещё сильнее – поперёк разорвёт врага.

– Спасибо, что оценил. Постараюсь сильно не бить. Извини, что так вышло.

– Забей. Сейчас отойду немного, и продолжим.

Через минуту-две Найс наклонился за мечами – значит, уже готов.

Мы, как и до этого, попеременно атаковали друг друга, отрабатывая парирование. И самое приятное: у меня получалось с каждым разом всё лучше и лучше. Я вспоминал различные движения, приёмы, и это позволяло тренироваться более уверенно. Не успевал только отразить излюбленный Найсом удар двумя клинками по надплечьям. Как ни пытался, он постоянно оказывался быстрее. В итоге к нам подошёл Тонитр и попросил прекратить тренировку.

– Вот я не понимаю тебя, Ван, – заговорил мастер меча и выхватил из рук мой клинок, держа его одной рукой. – В школе между занятиями драться – ты горазд, а отбить этот приём Найса никак не можешь. Как боец ты вроде хорош. И неспроста же оказался на втором курсе. Мне твой бой в конце первого курса даже понравился. Так и быть, закрою глаза на то, что порой случается в школе, и покажу, как надо. Найс, – обратился он к моему оппоненту, взяв клинок в обе руки, – идёшь на меня в атаку, завершая теми же ударами. Ты, Ван, пока отойди в сторону и смотри.

– Но, мастер… – попытался возразить одногруппник.

– Сражайся! – повысил голос Тонитр. – Ты боец или сопляк?

– Боец, мастер.

– В таком случае покажи мне, на что ты способен.

Оба заняли боевые стойки. Я же отошёл, чтобы понаблюдать за действиями Тонитра.

Начал Найс почти так же, как всегда. Мастер явно давал ему возможность попадать, постепенно отступая. И когда настал подходящий момент, мой одногруппник снова подпрыгнул, стремясь нанести тот же приём. Пусть он отличался скоростью и ловкостью, Тонитр оказался определённо быстрее. Мастер выставил клинок перед собой на вытянутых руках в горизонтальном положении. Мечи Найса со звоном врезались в лезвие. Тонитр в тот же момент воспользовался небольшой растерянностью оппонента и, убрав клинок в правую сторону, нанёс точный удар в его живот. Найс свалился на землю, но мечи так и не бросил. Лежать долго он не собирался, поэтому поднялся почти сразу же.

– Понял теперь? – обратился ко мне мастер меча, когда подошёл и передал меч. – Это нужно делать быстро и в последний момент, чтобы оппонент не ожидал, что ты способен отразить его нападение. Ты же сам выбрал такое оружие. Будь добр уметь обращаться с ним, иначе до старших курсов не доживёшь. Маленький совет: когда отражаешь атаку этого приёма, ты должен очень крепко держаться за черенок, а эфес, когда руки уже вытянуты, должен располагаться дальше от правого плеча примерно на двадцать-тридцать сантиметров. Это позволит держать равновесие. Продолжайте.

– Спасибо, мастер, – поблагодарил я. Он же отправился обходить остальных учеников, делая замечания и показывая, как надо. Удивительно, но Тонитр, будучи мастером меча, умело обращался и с любым другим оружием.

Тренировка продолжилась. Пусть я теперь и знал лучший способ отразить смертельный удар Найса, получалось пока не очень хорошо: то спешил, то опаздывал. К тому же ещё и руки немного устали под конец практики. Зато Тонитр больше к нам не подходил, а это значит, что всё прошло в целом нормально.

После практики в зале боевой подготовки нам полагался ещё один час отдыха. В основном это время тратили на то, чтобы привести себя в порядок и подготовиться к практике сексуальных отношений. Поскольку для меня это будет впервые, стоит признаться, ждал сего события с нетерпением.

Глава 18. Рийзе

Я созерцала, как Виллу пронизывает дрожь. Ей хотелось ещё, а мои пальцы, удовлетворяющие похотливую киску, были даже не аперитивом. Лёгкой разминкой. И я раз за разом прекращала, когда чувствовала, что Вилла доходит до пика. Не так быстро, моя сладкая, не так быстро.

Я смотрела на неё, такую горячую, часто дышащую, раскрасневшуюся и… Кажется, она меня стеснялась. Это поправимо. Поздновато я сообразила, как смести с девчонки оковы стыда. Чёрная повязка легла на её глаза. Голубые, бездонные, слегка прикрытые от захлёстывающего сладострастия. Так-то лучше.

Что там в арсенале? Для начала короткий стек с перьями, как вводное, чтобы взволновать, обострить её чувственность. Себя тоже не оставлю без внимания. Я почти такая же мокрая, как Вилла, и трусики на моём теле определенно лишние.

– Тебе нравится? – спросила я у притихшей, затаившей дыхание Виллы.

– Да… Немного щекотно. – Лёгкие пёрышки скользили по её телу, исследуя каждый уголок, сантиметр за сантиметром.

– А так? – хищно улыбнулась я, в ту же секунду приложив к её набухшей розовой горошинке вибратор.

Она закусила губу и изогнулась всем телом, а я продолжила гладить пёрышками, после чего неожиданно для неё ударила по бедру. Вилла на мгновение напряглась, но тут же расслабилась.

– Ри… – продолжая рефлексировать под вибрации, произнесла она.

Ещё удар, ещё…

Вилла выгибалась от боли, шумно выдыхая воздух.

В какой-то момент я поняла, что она вот-вот достигнет пика. Продолжать? Думаю, да….

Финал у Виллы был бурным. Я даже с лёгким неудовольствием отметила, что теперь придётся менять простыни.

– Ах ты дрянная девчонка. – Заигрывая пёрышками, я не дала ей расслабиться. – Ты знаешь, что тебя ждёт за осквернение нашего ложа?

Я зажгла массажную свечу. Держа её в одной руке, в другой зажала кубик льда и продолжила с ней играться. Горячий воск и холод, холод и горячий воск. Идеальное сочетание. Вилла, отойдя от острых ощущений, мило постанывала, но самое вкусное у меня ещё впереди.

Огромный леденец. Настолько большой, что его бы хватило на нас двоих, но сегодня его получит только Вилла. Я потерплю.

Поднесла леденец к её припухшим, розовым губкам.

– Облизывай тщательно, – приказала я, и Вилла высунула свой длинный, юркий язычок.

Мне тоже не терпелось получить свою порцию удовольствия. Глядя, с каким энтузиазмом она впилась в сладость, я начала изнывать от нетерпения.

– А теперь у меня есть для тебя кое-что повкуснее. – Не сдержавшись, я забрала у сладкоежки леденец и села на лицо.

Вилла, явно не ожидая, сначала остановилась в своих ласках, но потом, опомнившись, продолжила так же рьяно играть язычком с моей киской. Волшебно.

Не теряя времени, я аккуратно провела пальчиками вдоль её бархатной кошечки и аккуратно вставила леденец.

– От твоих стараний зависит удовольствие, которое ты получишь, – сдавленно, громким шёпотом сказала я, еле сдерживаясь, чтобы не сорваться на стоны.

Вилла ускорилась. Меняя направления, она творила чудеса. Я тоже не оставалась в долгу. Сладкая палочка, теперь уже пахнущая Виллой, скользила в её дырочке, набирая темп и силу.

Девчонка стала прерываться, постанывая от удовольствия, и я сбавила обороты, решив добавить остроты.

Вцепившись в её клитор, я продолжила трахать Виллу, как самую последнюю шлюху, временами срываясь на укусы и чувствуя дикое возбуждение от сладких подёргиваний упругого, гибкого тела.

– Ри! – вскрикнула она, вдруг с неожиданной силой впившись в мою киску, отчего я ощутила лютый кайф.

– Продолжай!

Слова были излишни. Я всем телом чувствовала, как она хочет кончить. Резко выдернув из её дырочки леденец, я с удвоенной силой вцепилась клитор. И тут же осознала, как целое море удовольствия растекается по шёлковой простыни.

Вилла ослабила хватку, а я, воспользовавшись лёгкой передышкой, ещё раз смазала леденец. На этот раз погуще, потому что ему предстоял путь в более тугую и чувствительную дырочку.

Но это уже занятие только для меня… Я слезла с Виллы, присев так, чтобы было видно её лицо, обильно блестевшее от моих соков. Да, детка, я тебя этим вечером вряд ли куда отпущу.

 

Округлый кончик леденца коснулся её попки, и Вилла резко дёрнулась.

– Не надо! КОРИЦА!

– Т-с-с-с, – успокоила я её. – Тебе не будет ни капельки неприятно. Ты занималась этим?

Вилла поджала свои розовые губки, будто бы не желала рассказывать. Тем временем я взяла порядком подтаявший кусочек льда и аккуратно провела им по закрытой маленькой дырочке. На её распухший от моих ласк клитор положила небольшую, но дико приятную вибрирующую игрушку в форме бабочки. Ей должно понравиться.

– Ну… У нас было с Толином пару раз, это… Очень больно, – сдавленно прошептала Вилла, подхватываемая волнами удовольствия, но всё ещё мне не доверяющая.

– Твой бойфренд, видимо, не только выскочка с маленьким членом, но ещё и садист.

Леденец коснулся её попки, аккуратно входя внутрь. Я начала медленно его двигать, слегка подкручивая, миллиметр за миллиметром отвоёвывая пространство для зоны удовольствий.

Вилла постанывала, сладко вздыхая, безгранично вверяя мне руководство над её телом.

Когда конфетка проникла на достаточную глубину, я добавила ещё смазки, добившись, чтобы она скользила не хуже, чем в киске. Пальцы свободной руки вставила в соседнюю дырочку, старясь двигаться в едином ритме. Сначала нежно и деликатно, и постепенно ускоряясь, через несколько минут уже перешла к хардкорному варианту.

Вилла, перестав стесняться, уже кричала, и я в который раз поблагодарила уже окончившую школу подругу за заклятие тишины.

Девчонка, неосознанно стараясь вырваться из пут, вовсю трепетала от удовольствия, щедро сдабривая комнату криками. О да, я же обещала, что тебе понравится. Меня саму трясло от дикого возбуждения, но я знала толк в ожидании – финальный оргазм по-любому будет за мной.

– А-а! – коротко вскрикнула Вилла, и я, убрав пальцы из её горячей дырочки, получила то, что ожидала. Простыня вымокла в третий раз, причём так, что уже, кажется, и сквозь матрас просочилось.

– У-убери … вибратор, – с придыханием сказала Вилла, и я сделала то, что посчитала нужным сама. Аккуратно достала леденец, а потом уже отключила волшебную бабочку.

Вилла лежала на постели полностью обессиленная. Я сняла с неё наручники, поочерёдно сначала отстегнув ноги, а потом руки. Мимоходом обратила внимание на слабозаметные синяки, появившиеся на её ногах от стека.

– А ты? – наконец, увидев пятно на простыни, спросила Вилла.

– Сейчас отработаешь, – хищно улыбнулась я и протянула ей страпон. – Надевай.

Глава 19. Ван

После душа Найс с Орром обсуждали, кому и кто достанется в этот раз. Я же с интересом слушал их беседу, больше похожую на спор. Зато уже знал, что на практике сексуальных отношений выбирать не придётся. Это, конечно, огромный минус. Не хотелось бы, чтобы мне досталась девчонка, вроде свинодевочки, которую под действием красной магии на глазах у всей группы целовал Найс. Ну не любитель я столь пышных форм. И ладно бы ещё просто поцелуй, но сегодня нам предстояло заниматься сексом.

Из разговоров одногруппников я узнал, что занятия сексом проводятся лишь раз в месяц. Что же касается остального времени, то раз в неделю на практике проходят только объятия, поцелуи и прочие ласки без секса. С другой стороны, зачем это всё нужно? Ведь здесь все давно не дети. Однако чуть позже я получил ответ на свой вопрос из горячо обсуждаемой темы.

– Вот ты хоть раз получал нормальную оценку на практике? – Найс был настроен крайне скептически. – Хотя бы выше «удовлетворительно»?

– Вообще-то, если ты забыл, эти оценки никогда не разглашаются. Их знают только преподаватели. Ну и мы, каждый по отдельности. Какое тебе дело до моих оценок? – пытался отразить Орр лёгкий наезд одногруппника.

– Ну понятно всё с тобой. Кое-как, наверное, вытягиваешь.

– Да, не на «отлично», но почти всегда на «хорошо», раз тебе это так интересно.

– Да ну? – усмехнулся Найс. – Не верю. Это просто невозможно, чтобы такой, как ты, смог нормально удовлетворить хотя бы человеческую девушку. Уже молчу про остальных.

– Твоё дело, – пожал плечами Орр и добавил: – А ты когда-нибудь доводил до оргазма лапимальеру?

Новое словечко. Это ещё кто такие?

– Ну, ты тоже дал! Не секрет, что их удовлетворить могут только парни из собственной расы. Уж не знаю, может, они там своими каменными крыльями чего вытворяют, – негромко хохотнул Найс.

Так вот про кого речь. Судя по всему, к каждой зверодевушке нужен разный подход, потому и существует практика сексуальных отношений.

– По твоему ответу понятно, что не доводил. А вот я, – Орр чуть запрокинул голову и поправил очки, – доводил. И это было круто!

Найс взорвался смехом, едва не падая с кровати на пол.

– Серьёзно? Думаешь, я поверил? Да никогда! – не унимался он. Потом успокоился и сделал строгий вид, почёсывая подбородок: – Хотя, может, её очень возбуждали твои очки… Или пивной живот, не? – И вновь Найса накрыло безудержное веселье.

Глядя на Орра, я заметил, что он начинает злиться, но при этом вряд ли предпримет какие-либо действия, чтобы прекратить насмешки. Кто знает, может, ботан действительно смог это сделать. Всякое бывает.

– Можешь смеяться дальше, – буркнул он. – Только я тебе секрет не расскажу, как нужно их удовлетворять.

– Потому что никакого секрета нет, да? – Найс начал уже откровенно ржать во весь голос.

– Смейся-смейся. Посмотрим, кто тебе достанется сегодня…

– Лишь бы не ты!

Веселиться, конечно, хорошо, но это уже начало мне надоедать, а потому я вмешался, чтобы разбавить обстановку хоть немного.

– Какая вам разница, кто с кем будет, кто как удовлетворяет? Это же всё-таки интимная жизнь, о которой другим знать не обязательно. Нашли тему для спора.

– Ты прав, – кивнул Орр. – Но он первый начал провокацию.

– Переселяйся, раз не нравится, – успокоившись, выдал Найс. – Я скучать точно не буду. Нам, кстати, уже пора выходить.

– Да, – согласился я, глянув на настенные часы. – Осталось чуть меньше десяти минут.

– Тогда погнали. Отстреляемся и свободны.

Практику сексуальных отношений проводили на пятом, последнем, этаже школы. Пешком подниматься мы не стали и воспользовались лифтом. Пока лифт поднимал нас, я подумал о том, что воспринимать современный мир с магией и разнообразием зверолюдей мне пока тяжело. Никак в голове это не укладывалось. Но винить некого. Сам же попросил у Вершителя именно такой мир. Интересно, как там, за пределами школы?

Мои размышления прервал звук лифта, что уведомил нас о прибытии на нужный этаж. Отворились дверца. Выйдя в коридор, мы проследовали к нужной аудитории. Как выяснилось, пришли одними из последних, поэтому коридор был относительно пустоват.

Аудитория по размерам превышала все остальные раза в три как минимум. На одном конце стоял длинный стол, за которым сидела ничем непримечательной внешности светловолосая женщина и что-то заполняла в бумагах. На другом конце располагались небольшие кабинки рубинового цвета. Их, наверное, не один десяток, ибо с первого взгляда посчитать сложно. Как я понял, это места для уединения.

– Все собрались? – Преподавательница подняла на нас взор, оглядела. – Да, все. Становитесь в ряд. Всё как всегда.

И как она успела только посчитать? Хотя это глупый вопрос. В мире, где существует магия, посчитать учеников, лишь посмотрев на них, явно не проблема. Тем более для преподавателей. У них точно уровень способностей намного выше.

Мы, парни, встали в ряд у одной стены. Девушки напротив нас – у другой. Нам пришлось подождать около минуты, пока преподавательница уделит внимание ученикам. После она встала и вышла в центр аудитории, держа в руках бумаги.

– Итак, – начала она, – сегодня у нас такое распределение пар, – и зачитала весь список. Закончив, снова поглядела на нас и задала простой вопрос: – Все всё запомнили?

Первым дал о себе знать Найс.

– Рерума Винковна, ошибки точно нет?

– Конечно же, нет, – вместо преподавательницы ответила свинодевочка и широко улыбнулась, глядя на Найса. Та самая, которую моему одногруппнику пришлось целовать. Вот это ему «повезло»…

– Да, действительно, – подтвердила Рерума Винковна. – Ошибки нет.

Он толкнул меня в бок и тихо произнёс:

– Это точно проделки Авы. Она специально подговорила. – Найс вздохнул глубоко и добавил: – Придётся это сделать.

– Сделай, – кивнул я, – раз надо.

– Ну я ж говорил, что ты с ней сегодня будешь, – заговорил стоящий рядом Орр и посмеялся. – Смеётся тот, кто…

– Заткнись! – рявкнул на него Найс, не позволив договорить.

– Так, прекращаем разговоры и приступаем к практике, – заявила Рерума Винковна. – По парам подходим, подписываемся и идём заниматься делом.

Она вернулась к столу и села, ожидая поток учеников. Все по очереди подходили, ставили подписи и уходили к своим кабинкам. Я же немного растерялся, потому что не знал, с кем буду проходить эту практику. Имя-то запомнил – Вирика. Но кто она?

Чтобы не выглядеть смешно, решил не торопиться, пропуская вперёд определившиеся пары. Постепенно количество убавлялось, и когда осталось буквально несколько пар, я обратил внимание на девушку с кроличьими ушками. Это она, точно она! Её я видел в столовой на перемене. И с ней рядом никого. Вот с кем мне проходить практику. Можно считать, что повезло. Девочка-то хоть и не красавица, но точно милая и скромная. И это будет очень интересно…

Глава 20. Рийзе

Вилла натянула на себя симпатичные кожаные трусики, а я слегка помогла ей с застёжками. Игриво поглаживая член, она прикидывала, в какую позу меня поставить. Я не стала на этот раз указывать. В сексе всё-таки участие должны принимать двое. Тем более мне уж очень хотелось ощутить мир её фантазий.

Вопросительно посмотрев на наручники, она робко спросила:

– Можно?

Я в ответ лишь улыбнулась. Едва почувствовала, как стянуты за спиной руки, тут же ощутила лёгкий толчок. Вилла властно прижала меня к стене, пройдясь аккуратными ноготками по попке. Положив одну руку мне на поясницу и придерживая у стены, пальцами второй она дала без лишних слов понять, что стоит всё-таки расставить ножки чуть шире, а потом начала нежно ласкать клитор, иногда опускаясь чуть ниже, в дырочку, неглубоко и нежно засовывая туда то один пальчик, то два.

Игра мне нравилась, но я предвкушала более активное развитие событий. Пока оставалось только кусать губы и ждать. Закончив с ласками, Вилла перешла к основной части программы. Она не стала использовать лёд или свечи. В тот вечер я узнала, кто из нас настоящая сладкоежка.

Она без труда нашла карамельный соус, который я прятала для особых случаев, и, недолго думая, пустила его в дело, поливая меня сладкой, пахнущей ванилью тягучей массой, и слизывая её, покусывая самые чувствительные зоны моего тела.

С огорчением поняв, что карамель закончилась, Вилла наконец-то перешла к более активным наступательным движениям. Снова жёстко поставив к стене, она аккуратно засунула в меня член. Неторопливо, но настойчиво, она протаскивала через весь спектр страстных ощущений, нарочно затягивая финал.

Медленно, быстро, снова медленно, она уверенно подводила меня к пику, но в последний момент отступала, дразня, чтобы ещё раз, уже после того, как я остыну, продолжить сладкую, изощрённую пытку.

– Я бы хотела, чтобы ты закончила вместе со мной, – прошептала на ухо Вилла, освобождая мои руки от бархатистых оков. – Как насчёт того, чтобы стереть этот леденец до самого основания?

Вилла протянула руку к игрушке, которой я совсем недавно имела её во все тугие дырочки прекрасного тела.

Мне затея понравилась. Мы отвернулись друг от друга, упираясь локтями и коленками в пол. Нас разделял только огромный, длинный и сладкий леденец, который приятно вибрировал, едва мы соприкасались попками.

Я немного обманула Виллу, доставляя себе более яркое удовольствие, массируя изнывающий от возбуждения клитор.

– Ах ты чертовка, – постанывая, с придыханием возмутилась она. – Ах ты… О-о-о-о-о… – Пример моих действий явно пришёлся ей по вкусу.

Наконец я почувствовала это. Райская волна, погружающая в другое измерение, прошла от низа живота, разливаясь по всему телу, от кончиков пальцев до края ушек. Перехватило дыхание, блаженная дрожь пробила меня насквозь. Я растянулась на кровати, удовлетворённо прикрыв глаза, а Вилла, совсем рядышком, продолжала обрабатывать себя громадным леденцом. Какая ненасытная девчонка, надо же…

Перевернувшись на спину, я стала за ней с интересом наблюдать и в какой-то момент поняла, что непроизвольно поглаживаю себя по киске в такт резким движениям Виллы.

– Думаю, леденец для тебя сейчас немного маловат, – сказала я и, не отвлекаясь, машинально достала из коробки под кроватью прорезиненную рельефную насадку. – Смотри, сладкая, что у меня есть.

 

Вилла сопротивлялась, не желая отдавать мне леденец, но я всё-таки оказалась сильнее и выдернула конфету из рук. Потом заставила лечь на животик, а сама уселась сверху, поигрывая с её дырочкой так, как хотелось мне.

Насадка сделала леденец на три сантиметра толще. Вилла стонала так, что мне захотелось выпороть эту девчонку, но сейчас нельзя. Я посадила на её пухлую горошинку так полюбившуюся Вилле бабочку, и, начав медленно ворочать леденец, постепенно подводила её к хардкорному варианту. Да, сладкая, я хочу, чтобы от этого оргазма тебя просто размазало по ковру. На этот раз не буду останавливаться. И ещё одно маленькое дополнение: выпороть тебя всё-таки придётся – больно сладко ты стонешь, нельзя так.

Я взяла девятихвостку и вставила Вилле в аппетитную попку заглушку. Пробка ей обеспечит непередаваемые ощущения, я почти уверена.

За каждый слишком громкий стон хлестала её, ещё быстрее увеличивая темп рифлёного леденца, стараясь не закончить эту райскую пытку слишком рано.

– Ри! Ри! – кричала Вилла. – Стой, Ри!

Её пальцы цеплялись за ковёр, судорожно пытаясь найти точку опоры в молчаливом ворсе.

– Ри!

Шлепок.

– Ри!!

В два раза громче? Два удара.

– Ри-и-и-и-и-и-и-и-и-и!!!

О да, этот момент настал. Я убрала из её киски леденец, а моей бабочке-вибратору приказала работать на полную мощь.

Пик Виллы длился секунд десять: она выгибалась, жмурила глаза, царапала многострадальный ковёр и кончала, вымазывая вдобавок к кровати ещё и пол, после чего обессилено застыла, блаженно улыбаясь.

Пару минут мы молчали. Я подхватила все наши игрушки и пошла в ванную. Магия магией, а гигиена не лишняя.

Вернувшись, я обнаружила Виллу задумчиво сидящей на кровати и пристально изучающей мокрую простыню.

– Да, тоже придётся менять, – хихикнув, сказала я.

– Я не об этом сейчас думала, – мило улыбнувшись, ответила Вилла. – Знаешь… У меня такого не было ни с одним парнем.

– И не будет. – Эту закономерность всем девчонкам я уже устала повторять. – Они вас не чувствуют. А удовлетворить способен один из пятидесяти. Если не из сотни.

– Именно поэтому ты предпочитаешь девочек? – переспросила Вилла.

– Нет, я просто не хочу подчиняться людям, которые глупее меня.

– Могу я тебя отблагодарить за такое неземное удовольствие? – Вилла приблизилась ко мне, явно что-то замышляя.

– А спать? – довольно процедила я, уже чувствуя её влажные пухлые губы на своей шее.

– Одна ночь не считается…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru