Litres Baner
Школа для взрослых

Нил Алмазов
Школа для взрослых

Глава 5. Ван

Оставались считанные секунды до момента, когда ящер окажется рядом. И самое плохое в этой ситуации – я совершенно не знал, как реагировать. Что там было, из-за чего начался конфликт? Если б ещё рядом был Найс, ведь на Орра рассчитывать – дохлый номер.

Хищные жёлто-зелёные глаза крокодильей морды нагло и уверенно впились в меня ещё на расстоянии. Держаться ровно и уверенно – вот, что нужно. В случае, если обстановка накалится, лучше бить первым, даже если ящер будет сильнее.

– Кого я вижу, – ухмыльнулся он, обнажив клыки. Голос грубый, басистый и совсем не похож на человеческий. – Ты всё-таки осмелился показаться моим глазам, Ван?

– Как видишь, – спокойно произнёс я, пытаясь создать безмятежный вид. – Чего хотел-то?

– Надрать твой тощий зад, – процедил ящер. Его дружки расхохотались над банальной фразой, словно это прозвучало смешно, и начали потихоньку встать, подтягиваясь к зоне намечающейся драки.

– Тощий, говоришь? Откуда такие подробности? – улыбнулся я, хотя всем нутром чувствовал, что ещё немного – и в меня полетит первый кулак. – Подглядывал, что ли, когда я в душ ходил?

В тот же момент ящер с невероятной скоростью вцепился длинными когтями за мой воротник. Готовый нанести удар, он вскинул правую руку. Моё тело, будто бы само, среагировало на опасность: ловко увернулся, отбив его удар. Следом выбил левую руку ящера, которой он держался за меня, и врезал в челюсть. Тем временем дружки ящера уже оказались рядом. И вот тут я не сообразил, как лучше поступить. Орра будто и не было.

Доли секунды ушли на размышления, но и этого хватило, чтобы получить хорошо поставленный, точный удар. Ящер приложился так, что я аж потерялся в пространстве, не видя ничего кроме чёрно-белой пелены и посыпавшихся перед глазами звёздочек. Благо, кое-как устоял на ногах. Но ещё один такой удар – и мне точно понадобится нашатырный спирт…

– Вы что, придурки, опять тут устроили?! – раздался чей-то уверенный и громкий бас.

– Это всё из-за него! – следом послышался вопль ящера.

Как только получилось немного прийти в себя, я осмотрелся по сторонам: теперь рядом стоял Орр, впереди – толпа зелёных, а по правую руку от меня – высокий лысый мужик с бакенбардами и чёрной густой бородой. Выглядел он сурово: ледяной взгляд маленьких мутно-голубых глаз, казалось, способен усмирить без каких-либо действий любого, тонкие плотно сжатые губы нервно подрагивали, словно с них вот-вот сорвётся бесчисленное количество проклятий, а лоб, изрядно украшенный не то морщинами, не то шрамами, хмурился всё сильнее. Одет мужик в матово-чёрные доспехи. На поясном ремне – ножны с длинным мечом.

– Для драк есть арена и практика, – заявил он, схватил огромными ручищами за шкирку меня и ящера, поставив обоих против себя. Все вокруг замерли. Нетрудно догадаться, что ничего хорошего нас не ждёт. – В школе драться запрещено. Но вы слов не понимаете. Ничего не меняется, – вздохнул бородатый гигант и наотмашь ударил ящера в морду. Тот сразу свалился наземь без сознания, а мужик нервно обратился к присутствующим: – Позовите лекаря! – Я подумал, что мне не достанется, но почти в ту же секунду кулак настиг мой нос. Сознание померкло моментально.

Сколько пробыл без сознания, сказать точно нельзя. Первое, что почувствовал, – это сильная головная боль. Затем, когда поморщился, ощутил, что нос в плачевном состоянии, если совсем не сломан. Плюс ко всему левая сторона челюсти тоже нехило подбита после удара ящера.

– Всё, очнулся, – услышал я голос Орра. Меня он уже начинал бесить. Мог бы и поучаствовать в потасовке. Так нет же, наложил в штаны и стоял тихонько, а то и прятался где-то.

– Вижу. Отойди от него, – мягким и приятным голоском попросила какая-то девушка. Тогда я через силу открыл глаза, увидев перед собой очень милую длинноволосую блондинку, облачённую в белую форму с эмблемой в виде вертикально расположенного знака бесконечности. Она сидела на коленях рядом, приложив ладонь к моему лбу. – Как ты себя чувствуешь, Ван? – с сочувствием поинтересовалась девушка, глядя на меня глазами аквамаринового цвета.

– Не очень хорошо. Хотя бы жив остался. И то неплохо, – хрипло проговорил я и сглотнул слюну. – Сколько времени прошло?

– Минута примерно. Понимаю, что тяжело, но пора на занятия вставать. Не могу сейчас вылечить тебя полностью – времени нет, извини. Я только вернула тебя в сознание и временно снизила порог боли. Но если ты не против, то вечером приду и вылечу. Хорошо? – Она одарила меня доброй улыбкой и встала с колен во весь рост.

– Да. Приходи, конечно. Как тебя зовут?

Блондинка удивлённо вскинула брови.

– Ты не помнишь моё имя? Сколько раз тебе говорила, чтоб не связывался ты с Икалом, а ты опять за своё. Неудивительно, что после удара Тонитра у тебя проблемы с памятью, – грустно вздохнула она. – Пойду, а то опоздаю. Жди меня вечером.

Девушка ушла в здание школы, пока я поднимался с помощью Орра. Ну вот, теперь хоть появилось оправдание, почему ничего не помню. Вот только блондинка так и не представилась. С другой стороны, это не проблема. Кто-то из моих сокурсников точно знает её. Что же касается Икала и Тонитра, то стало понятно одно: первый – мой враг, а второй – тот здоровенный мужик. Придётся узнать более подробно, кто он такой. Как мне показалось, бородатый здесь вроде тренера по фехтованию. Какой-нибудь мастер меча. Ну а пока оставалось с гудящей больной головой идти на занятия, но перед тем я умыл лицо от крови, чтобы выглядеть более прилично. Красные капли на чёрной форме видно плохо, поэтому пока не стал обращать на них внимания.

Во всём этом инциденте мне показалось странным только то, что Найс куда-то пропал. Не пытался ли он избежать конфликта с ящерами намеренно? Пожалуй, это будет первым вопросом, как только я увижу его.

Глава 6. Рийзе

Лекса, в отличие от меня, смутилась. В воздухе витало стойкое ощущение нереальности происходящего. И дело даже не в том, что Цукер здесь был молод и внешностью своей составлял предмет влажных фантазий многих моих однокурсниц. Единственное, чего не изменила в Цукере Параллель, – взгляд. Такой же колючий, внимательный и пренебрежительный.

И тут меня отпустило. Да он же нас обвёл вокруг пальца!

– Не подходите, – резко выпалила я, отодвигая за свою спину Лексу.

– Рийзе, – наставническим тоном произнёс Цукер, и иллюзия мгновенно рассеялась. – Я всего лишь прошу вас меня развлечь. Неужели это настолько большая плата за нарушенный ход лекции?

Он пошёл на диалог, а значит, дал слабину. Как я и предполагала, его действия были не совсем законными. Осталось применить навыки дипломатии, которых у меня никогда не было.

– Профессор Цукер, – начала я, нутром понимая, что в который раз за свою жизнь иду ва-банк. Лекса тянула меня куда-то в сторону, но ей, слишком хрупкой и не имеющей за спиной ни одной драки, это не удастся. Либо мы отстаиваем свою независимость, либо попадаем в секс-рабство к Цукеру ровно до тех пор, пока ему не наскучим. – … насколько я знаю, в правилах школы сексуальная связь между преподавателем и учеником недопустима. И я, и Лекса, – подруга вздрогнула, но перечить не решилась, – давали присягу. Подозреваю, что нечто похожее обещали и вы, устраиваясь на столь высокооплачиваемую работу.

Я выжидала. Цукер вперил в меня ненавидящий, приправленный страхом взгляд.

Попался.

– Однако же, – продолжила я и улыбнулась настолько обворожительно, насколько смогла. Затем подошла к нему вплотную и взяла из рук поднос со сладостями, о котором Цукер забыл, обескураженный моим наглым выпадом. – Мы сможем провести время с пользой, если вы в этой уютной обстановке расскажете нам некоторые тонкости защиты от ментальных атак… Наша с Лексой благодарность не будет иметь предела.

Одной рукой я подхватила тяжёлый поднос, моментально нащупав равновесие, другой слегка обняла опешившего Цукера и не забыла пройтись пушистым хвостом по его ногам, спине, шее и закончив резким взмахом у самой мочки уха, после чего прошептала:

– Думаю, слухи уже ходят. Не лишним будет письмо двух хорошеньких школьниц «Серого коготка» с горячими благодарностями за профессионализм, поддержку и понимание нужд учащихся. Лекса-то в вашей дисциплине не в зуб ногой, а здесь такая шикарная возможность.

Напоследок коснулась языком его шеи и, судя по тому, что он не отпрянул, Цукер мне доверился. Ну а я, в свою очередь, никогда не нарушаю договорённости, у «Коготков» с этим очень и очень строго.

Изогнувшись, поставила поднос ближе к краю, сама же растянулась так, чтобы рука могла дотянуться до очередной вкусняшки. Лекса разместилась где-то в полуметре от меня, приняв точно такую же позу. Ну а Цукеру мы предложили почётное место между нами, и тот, смущаясь, согласился.

Я не могла поверить, что этот хрыч ещё несколько минут назад стоял у нас за спинами в твёрдой уверенности склонить меня и Лексу к сексу. Ну уж прости, милейший, тройничка сегодня не будет.

Мы втроём прекрасно поместились на огромной кровати. Цукер, обнимая каждую из нас за талию, действительно рассказал очень много полезных вещей, кайфуя от того, что его, наконец-то, хоть кто-то внимательно и с интересом слушает. Антуража придавали и наши с Лексой пушистые хвосты, наглаживающие профессора всё это время. А сладости и вовсе были восхитительными.

Потом я прямо в ходе оживлённой беседы незаметно для себя заснула. Очнулись мы с Лексой в той же Синей библиотеке. Судя по всему, Цукер всё ещё пребывал в Параллели: глаза были закрыты, а по лицу блуждала счастливая, несвойственная ему улыбка. Через несколько секунд он очнулся, растерянно глядя на нас.

– Ну что же, госпожа Рийзе, не зря я расщедрился на автомат по моей дисциплине. Браво. И вам, – он обратился к подруге, – Госпожа Лекса, огромная благодарность. Так хорошо время я давно не проводил, жаль, мана закончилась.

Я прощупала свой сосуд. Мало того, что он увеличил ёмкость на пятую часть, так ещё и полон под завязку, хотя, когда мы пришли с Лексой к Цукеру, он был опустошён практически наполовину.

 

– Могу поделиться, скрывая внезапно окутавшее меня смущение за произошедшее, – сказала я.

– Спасибо, Ри, – уже без официоза в виде «госпожи» ответил Цукер. – Мне просто нужно хорошенько выспаться. И помните, что вы мне пообещали.

Я улыбнулась.

– Мы можем идти?

– Да, думаю, наша воспитательная беседа закончилась.

Цукер подмигнул мне, явно стараясь указать на то, что он доволен. Ну что же, мы с Лексой тоже остались не в обиде.

– Слушай, – наконец, начала разговор Лекса после долго молчания, задумчиво накручивая на палец золотистую прядь волос и мило дёргая ушками. – Как думаешь, то, что он рассказал нам о методах кривого обхода пространства, – правда?

Святая простота! Ей бы следовало озаботиться, не нажили ли мы себе врага в лице Цукера, но нет, она о высших материях решила рассуждать! И в этом была вся прелесть Лексы. Порой думаю, почему, такие как я всегда по самую макушку окунаются в грязь, а других все невзгоды обходят стороной?

Я обняла её, привлекая к себе. Вдохнула сладкий аромат и закрыла глаза. Подруга ответила, ещё крепче обнимая меня в ответ.

– Не знаю, – выдохнула я, чуть отстранившись и утопая в ее глазах цвета малахита. – Думаю, нам стоит проверить это на практике в самое ближайшее время.

– Ри… – Лексу колотило мелкой дрожью. – Что бы я без тебя делала.

Наши губы встретились в лёгком поцелуе, который постепенно перерос в страстные ласки, и я с нетерпением начала расстегивать её полупрозрачную блузку, обнажая великолепные, упругие и небольшие груди.

Вслед за блузкой настал черёд настолько влажных трусиков, что я поняла: времени, чтобы их снять, у меня нет. Рука скользнула под бархатистую ткань, нащупав нежную, светло-розовую киску. И через пару секунд из груди Лексы вырвался приглушённый, протяжный стон.

Глава 7. Ван

Из-за случившейся потасовки на следующую пару опоздал. Тем более ботан не стал меня ждать, а в какую аудиторию идти, я не знал. Потратил время ещё и на изучение расписания занятий на стене, ведь там можно было посмотреть номер аудитории. Выяснилось, что сегодня у нас осталось две пары по дисциплинам «Обязательная красная магия» и «Основы магической защиты».

Глянув номер, я спешно направился к нужной аудитории. Как здесь положено входить, если опоздал? Спросить не у кого, поэтому просто постучался, открыл дверь и вошёл.

– Разрешите? Извините за опоздание.

На меня уставилась вся группа, но мой взгляд приковала преподавательница, одетая в тёмно-синее свободное, длинное платье. На вид ей около сорока лет, при этом выглядела она просто замечательно. Волосы чёрные-чёрные, заплетённые в тугую косу, брови густые, хотя именно ей очень подходят. Глубина больших карих глаз этой брюнетки даже меня смогла смутить. Наконец, она чуть приоткрыла рот, раздвинув полные алые губы, чтобы что-то сказать, но почему-то не спешила. Сие действие повлияло на меня каким-то необычайно редким образом – захотел её в ту же секунду. Бурная фантазия, видимо, покоя мне не даст…

– Почему вы опоздали? – заговорила преподавательница. А голосок-то у неё такой же приятный, как и она сама.

– Подрался, – решил я дать честный ответ.

– Понятно. Проходите, но в следующий раз, пожалуйста, не опаздывайте.

– Спасибо.

Она продолжила рассказывать про какие-то связи, нити и формулы, пока я проходил вдоль парт, выглядывая кого-то из моих знакомых. Орр, конечно же, сидел ближе к преподавательнице – ботанам так и положено. А вот Найс, как всегда, где-то на «камчатке». Благо, я его заметил довольно быстро и занял место рядом с ним.

– Нифига у тебя башка опухла, – негромко проговорил Найс. – Неужели опять?..

– Да. А ты где был в это время? Между прочим, ещё и Тонитр потом спалил нас. В итоге вырубил обоих. Так меня ещё никто не ушатывал. Хорошо, что лекарь была.

– По своим делам ходил. Оприходовал одну в туалете. Потом покажу. Только никому об этом…

– Тебе хватило пяти минут? – усмехнулся я.

– Так больше времени и не было вообще-то. Перемена же.

– Понятно.

– Так, значит, ты опять сцепился с ящером? Попадаться Тонитру на глаза во время драки в школе – дело плохое. Вам ещё повезло, что живые остались. Мастер меча не любит беспорядки. Чувствую, не повезёт тебе сегодня на практике.

– Но в расписании нет никакой практики.

– Практики красной магии там тоже нет. Ты забыл, что сегодня пятница? В этот день у нас после пар сначала фехтование, а потом закрепление того, о чём нам сейчас рассказывают. Но это фигня всё. Будто я без этих уроков не знаю, как удовлетворить девушку. И никакая магия не нужна.

В какой-то момент я понял, что все замолчали. Более того, мы начали говорить громче. Видимо, нас слышала вся группа…

– Найс, встаньте, пожалуйста, – обратилась к нему преподавательница.

– Ради вас, Ава, – улыбнулся он и поднялся, – я и не такое сделаю.

– Вы действительно считаете, что можете удовлетворить девушку без всякой магии? Поэтому позволяете себе не слушать лекцию?

Интересный факт: Найс обратился к ней по имени без отчества. И даже никаких обращений вроде «мисс», «госпожа» и прочих. То ли он настолько нагло себя с ней вёл, то ли она сама допускала такое общение, что вполне реально. Ава с первого взгляда показалась мне спокойной и доброй женщиной, да ещё и желанной. Во всяком случае, будь у меня возможность, вряд ли стал бы долго думать…

– Да, считаю. Разве это плохо?

Ава изобразила лёгкую улыбку и пошла к нам. В паре метров остановилась.

– Уверенность – это хорошо. Самоуверенным быть – плохо. Вы же просто-напросто не сдадите экзамен, который наступит совсем скоро.

– Я уже на втором курсе. Как-то же сдал на первом.

Что-то мне подсказало: зря он гнёт свою линию.

– Красная магия – это не просто магия. И даже не просто наука. Это нечто большее. Владеть ею – владеть многим и многими, – начала рассказывать Ава. – Например, вы сможете кого-то соблазнить одним лишь взглядом? Например, меня.

О-го-го, что началось…

– Кого-то – да, но не всех, – пожал плечами Найс. – Вас я из уважения не буду соблазнять.

– У вас это не получится и без уважения, поверьте мне. Хорошо. Следующий вопрос: вы сможете заставить кого-то испытывать сильное сексуальное влечение к другому?

– Ну, это делают менталисты вообще-то. У меня профиль другой: боевая магия.

– Вы ошибаетесь. То, о чём я говорю, может научить красная магия, если будет желание. Есть поправка: вы должны быть сильнее, чем те, на ком будете использовать свои умения. И, конечно же, если объект не обладает достаточно сильной магической защитой. Но вы же не хотите получать знания, так ведь?

– Почему же, хочу. Просто иногда…

– Так, хватит оправданий, – прервала она его. – Я вам кое-что сейчас покажу. Наглядно. Надеюсь, после этого вы задумаетесь. На втором курсе пора бы уже и за ум взяться. Устала делать вам замечания. Пока садитесь на место.

Найс сел, с довольной ухмылкой взглянул на меня и прошептал:

– Как же она мне нравится. Жаль, что вариантов нет.

Не один я такой, чего и следовало ожидать. Наверное, Ава нравится если не всем, то точно многим.

Тем временем преподавательница подошла к одной из полных девушек со свиными ушами, наклонилась и что-то очень тихо той сказала. Она радостно улыбнулась и закивала. Что-то они придумали…

– Найс, – снова обратилась Ава и перевела взор на него, – сейчас проведём эксперимент. Согласие я уже получила.

Аудитория замерла в ожидании. Одногруппник безо всяких слов встал из-за парты и побрёл к преподавательнице. Видимо, она сделала из него марионетку. И у меня уже появились кое-какие предположения на этот счёт. Если окажусь прав, то Найса засмеют все без исключения…

Глава 8. Рийзе

Проснулась я на два часа раньше обычного. Пытаясь доспать, перевернулась на другой бок, но грёзы не спешили снова посетить мою спальню.

Покоя не давали мысли о вчерашнем дне. Как поступит Цукер? Затаил ли он обиду?

Со стороны казалось, что всё складывается как нельзя лучше, но я нутром чувствовала неладное. Душ и война с непослушными локонами заняли несколько минут.

Чем бы заняться? К семинарам я подготовилась… А если попробовать метод искажённого пространства, о котором рассказывал Цукер?

По его словам, даже ментальных способностей иметь не надо – все манипуляции проводятся через сосуд с маной… Ух. Почувствовала, как начинают зудеть кончики пальцев.

И всё-таки я не удержалась. Самый нижний уровень астрала даже проводника не требует. Быстро достала из тумбочки тонкий пергамент для особых случаев, вывела короткую формулу и… пожелала оказаться дома.

Фокус не прошёл. То ли стены школы обрезали все пути, то ли стояла сильная защита, и мне было не по зубам совладать с заклятиями Высшего Совета. Обидно.

С другой стороны, конечно, выходить нам запрещено лишь за пределы территории школы. Интересно, а к парням в общежитие можно будет пробраться? Учуют ли преподаватели этот трюк с астральным переходом? Было страшно, но если оценивать ощущения с точки зрения чувств, аж ушки зачесались попробовать.

Я представила, как выверну жбан воды на Толлина и исчезну, губы тронула хищная улыбка. В конце концов, этот выскочка начал первым. Не стоило пытаться затевать со мной драку, ох не стоило.

Побежала в ванну за тазиком, набрала ледяной воды и, довольная, подошла к пергаменту. Короткая формула слетела с губ, мысли были заняты Толлином. Алые искры мелькнули перед глазами, осталось сделать пару шагов…

Получилось!

Оказалась в комнате, где лежали три тела, укрытые тонкими одеялами. Как и обещал Цукер, я даже равновесие не потеряла.

Осталось вычислить, кто из них Толлин. Ага, рыжие вихры не спутаешь ни с чем. Ну лови сюрприз, сучёныш!

Руки сами собой приподняли таз и дёрнулись, выворачивая содержимое на кровать и её владельца. Тот подскочил, ошарашенно глядя по сторонам и изрыгая грязные ругательства. Кажется, он меня увидел. Но это не столь важно. Пару секунд, и вот я уже стою в своей комнате, дико довольная собой.

Может, на этот раз мне самой зайти за Лексой? Так и сделаю, тем более она пока ещё спит. Мысли о подруге и прошлом вечере снова засели в моей голове. Это было великолепно. Да и сама я чувствовала, как изголодалась по ней, причём вчерашнее приключение было всего-то лёгким аперитивом, а на закуску у нас будут утренние шалости… Если она не откажется.

Я поправила локоны, которые сегодня, против обыкновения, решили вести себя более чем прилично, ещё раз посмотрелась в зеркало и улыбнулась своему отражению. Пора.

Коридор девичьего общежития встретил безмолвием и сочащимся из больших окон солнечным светом. Лексу определили в другое крыло. Лучи светила обдавали теплом кончики ушек, и я готова была петь, танцевать, но так и не отважилась нарушить звонкую, пронзительную тишину коридора. Хорошо ещё, что тело позволяет передвигаться бесшумно. Будь я свинодевочкой, наверное, уже бы давно всех перебудила топотом и непроизвольным похрюкиванием от удовольствия.

– Мороз и солнце, день чудесный! – сходу ворвалась я в комнату Лексы, чтобы, наконец, вывалить на не обуревающее меня счастье.

– Ри, что-то сдохло в теплицах профессора Гримуа? Что случилось?! – начав сонным тоном, плавно перешла в наступление она.

Ну вот и познавай, моя сладкая, каково это, когда кто-то будит тебя раньше срока! Р-р-р-р-р!

– У меня две новости: хорошая и великолепная!

– Лучше скажи, который час? – зевая, ответила подруга. – У меня стойкое ощущение, что я недобрала со сном.

– Занятия ещё нескоро. Давай дуй в душ. Сейчас такое тебе расскажу! – атаковала Лексу я, попутно заворачивая её в одеяло и выталкивая в уборную. – Иди!

Она хохотнула, но сопротивляться не стала.

Я уселась на кровать и стала ждать. До дрожи в коленях хотелось ворваться к ней, под тёплые струи воды. Представила, как крадусь, потихоньку открываю дверцу. Лекса стоит спиной, вся в ароматной пене, и растирает себя мягкой, шелковистой мочалкой. Она не слышит, как к ней кто-то зашёл. Но понимает, что я рядом, когда мои руки аккуратно отбрасывают густую копну её светлых волос, а губы прикасаются к тонкой, изящной шее. Перенимаю мочалку и сама начинаю скользить бархатной пеной по аристократически сложенному девичьему телу, особое внимание уделяя тем зонам, которые нравятся именно мне. Губы продолжают ласкать Лексу, опускаясь ниже шеи, горячим дыханием согревая и без того распаренную кожу. Светло-розовые соски мгновенно твердеют от моих прикосновений. Начинаю ласкать их языком, поочерёдно уделяя внимание то одному, то другому. Мои руки опускаются ниже, легко касаясь каждого сантиметра восхитительного тела Лексы. Она закусывает губы, чтобы не закричать, ведь перегородка с соседней ванной комнатой очень и очень тонкая. Я пользуюсь моментом: пальцы, полностью игнорируя сопротивление Лексы, скользят вниз. Начиная с лёгких поглаживаний, постепенно ускоряюсь. Подруга сдерживается из последних сил. Я тоже. Из груди рвётся стон. Одной рукой делаю приятно ей, другой – себе. Наши губы сливаются в долгом, страстном поцелуе в парах ароматных масел и под тёплыми, упругими струями воды.

 

– Ри, ты чего? – одёрнула Лекса, с недоумением глядя на меня.

– Ничего… Просто замечталась. – Мне почему-то стало стыдно перед ней, и я опустила взгляд в пол, чтобы не созерцать ладную, точёную фигуру, укрытую махровым полотенцем.

– Надеюсь, ты мечтала обо мне. – Ткань с тихим звуком упала на ковёр, а Лекса оказалась сидящей на моих коленях. Горячая, бесстыжая и весёлая.

– Раз у нас с тобой ещё в запасе около получаса, – водя пальцами по моих губам, сказала она, – времени поразвлечься в избытке.

Жаркий, страстный поцелуй Лексы меня обезоружил. Я обняла подругу руками за талию, и мы завалились в ещё не заправленную кровать.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru