Школа для взрослых

Нил Алмазов
Школа для взрослых

Глава 13. Ван

Как я ни пытался выведать у Найса информацию об операции, он упорно отказывал. И даже попросил не мешать слушать и записывать лекцию. Оказалось, мой одногруппник не такой уж раздолбай. Судя по всему, Найс просто выбирал, что ему нужно знать и уметь, а что – нет. Мне же предстоит несколько иной и более сложный путь, ведь оказаться сразу на втором курсе, когда вообще ничего не понимаешь в магическом мире, – сомнительное удовольствие. Оставалось надеяться лишь на то, что со временем начну впитывать всю новую информацию чисто интуитивно. К этому выводу я пришёл, вспоминая конфликт с ящером, ведь тогда моё тело машинально уклонилось от первого удара. Зная себя, могу сказать с полной уверенностью, что у меня бы такое не получилось. Как итог: мышцы помнят движения. Но вот с сознанием и мозгом будет сложнее, по-моему. Как извлечь все те знания за первый курс и почти пройденный второй? Было бы замечательно сделать это просто и быстро. Но, опять же, как? Учить постоянно лекции день и ночь, перебирая тетради, многого не даст. Я же не гений, чтобы в короткие сроки запомнить и, что важнее, осознать всё необходимое. Радовало лишь то, что мы – боевые маги. Это определённо плюс. И когда об этом задумался, предположил, что я точно должен что-то уметь. Вот только, если эти умения есть, то, как ими пользоваться, пока не ясно. Возможно, следующие дни в школе для взрослых дадут хоть какие-то ответы на мои многочисленные вопросы. Вершитель Судеб… Нет, его забыть уже никогда не получится…

Почти всю лекцию я пропустил мимо ушей из-за непрекращающихся размышлений о будущем. Странно, что преподаватель, истинный лысеющий профессор с короткой, убелённой сединой, бородой и усталыми серыми глазами, мне ничего не сказал, хотя он, что я заметил с самых первых минут пары, успевал посмотреть на каждого из нас пристальным внимательным взглядом.

Раздался звонок. Аудитория опустела достаточно быстро. Одни лишь мы с Найсом, как полагается, выходили последними. И снова меня попросили остаться. На этот раз, естественно, профессор. Благо, имя его запомнил.

– Позвольте полюбопытствовать, – начал он спокойно, – почему вы не записывали лекцию? У вас что-то случилось?

– Профессор Кессабит, мне, к сожалению, нечего вам на это ответить, – произнёс я, отметив, что преподаватель очень спокойный дядька.

– Как же? – продолжил профессор, складывая бумаги. – Понимаете, не мне это нужно. В своё время я прошёл школу успешно. Как видите, жив остался. Я понимаю, вы как боевой маг считаете, что лучшая защита – это нападение. Отнюдь, хочу я вам сказать, не всегда так. Многие из моих учеников смогли окончить школу благодаря магической защите. – Он закончил с бумагами и взглянул на меня. – Если у вас есть какие-то проблемы, то я могу найти время и выслушать, дать совет.

Вроде бы в школе, насколько я понял, не особо сюсюкаются, но вот уже второй преподаватель предлагает мне помощь. И это очень подозрительно. Тем не менее, я решил рассказать ему о проблемах, скрывая тот факт, что оказался в чужом теле.

– Не сказать, что это такая уж проблема. Просто с памятью какая-то беда в последнее время, вот поэтому я пытался многое вспомнить, сидя на лекции. Наверное, это из-за драк. Очень уж сильно бьют порой по голове, – безобидно улыбнулся я.

– Наслышан о ваших конфликтах с Икалом, – понимающе закивал профессор. – Но только, скажу вам, дело вовсе не в драках. Скорее, это кто-то хочет вас убрать после экзаменов на арене, влияя на память. Могу предположить, что это работа менталиста либо группы менталистов. Они, знаете ли, очень хорошо работают с сознанием. Поэтому для них не проблема блокировать память. Если это так, то помочь вам можно. Но если они стёрли часть памяти – вам следует обратиться в Высший Совет. Только там могут разобраться и обнаружить нарушителя, а также восстановить вашу память. Рекомендую не затягивать с этим, иначе вы и нужное заклинание вспомнить не сможете, что может стоить жизни. – Он сделал многозначительную паузу, после чего добавил: – Будет нужна моя помощь – приходите после шести часов вечера. Теперь же мне пора.

– Спасибо большее, профессор. До свидания.

– И вам всего хорошего.

Интересную версию он выдвинул. Что, если это правда? Ведь по идее мозг, который мне достался, должен всё помнить, как мышцы помнят движения. Похоже, становится ещё сложнее. Нужно обязательно заглянуть к профессору вечером. Пусть посмотрит. Наверняка, он не узкопрофильный специалист, и способен на большее. Впрочем, должен успеть и к нему сходить, и встретить Лию.

Как только я вышел из аудитории, ожидающий меня Найс снова набросился с вопросами. Вкратце пересказал ему состоявшийся разговор, на что он посоветовал то же самое, о чём я подумал и без него.

Практика боевой подготовки должна начаться только через час, поэтому мы отправились домой. Орр с нами не пошёл, предпочитая остаться в библиотеке. По пути я всё же добился от Найса рассказа о его операции. Он придумал, как попасть в женскую общагу, точнее, нашёл один способ, о котором предпочёл пока не распространяться. Суть в том, чтобы переместиться прямиком в комнату к желаемому объекту, коим в его случае являлась Лекса. Чтобы не было скучно одному, Найс предложил мне отправиться в комнату Рийзе. Правда, намекнул, что таким, как она, палец в рот не клади. Ну и зачем мне тогда такие приключения? В общем, я решил подумать до вечера и дать ответ. Он старался уговорить меня тем, что в случае неудачи вернуться обратно будет так же просто, как попасть в общагу. Единственное, что привлекало, так это тот факт, что у кошечек привилегия – никакого наблюдения. Плюс к этому у всех в женском общежитии собственная комната, а не как у нас – одна на троих. Так что, даже если что-то пойдёт не так, противостоять одной кошечке, чтобы хотя бы утихомирить её, можно. Но пока не до этого. В первую очередь надо решить проблемы с памятью и вылечить полностью голову. Я даже задумался, что в следующий раз лучше просто убежать от Тонитра, если он снова увидит меня в драке. Уж с кем не хочется больше иметь дел, так это с ним. Но всё же придётся, потому что практику боевой подготовки проводит именно этот амбал.

Глава 14. Рийзе

Как и ожидала, Вилла была либо неравнодушной, либо хитрожопой. В какой-то момент я остановилась. Не время предаваться любовным утехам после таких новостей. И ещё одно моё любимое правило: сначала проверять, а потом уже делать выводы.

– Одевайся, пойдём, – сухо сказала я в ответ на молчаливый вопрос, почему всё прекратилось.

Я знала, что это очень некстати. Вилла была близка к пику, а тут такой облом. Ибо нефиг. Нечего получать удовольствие за пустословие и сплетни. Ну а если информация подтвердится – уж благодарности моей предела не будет. Отлюблю Виллу так, что ей с кровати будет сложно встать. В хорошем смысле.

От мыслей о том, что я могу с ней сотворить, низ живота сладко заныл, но мне удалось сдержаться. Успею.

– Ну?! – прикрикнула я, понимая, что Вилла и не торопится одеваться.

– Се… Сейчас. – Она ловко натянула на себя бюстгальтер, подобрала трусики, мгновенно впорхнула в юбку и рубашку и встала передо мной, закалывая назад шикарную иссиня-голубую шевелюру.

– Я готова, – с достоинством произнесла Вилла. – Пойдём. Глаза расскажут тебе лучше, чем тысячи горячих язычков, – и подмигнула мне. Хм-м-м, что-то это напоминает.

Что забавно, это не было Красной магией или выходкой с ментальщиной. Я бы поняла это по ощущениям после, да и лёгкое воздействие на чувства распознаю слишком хорошо.

Мы крадучись покинули мою комнату, хотя опасаться особо некого. Вилла на цыпочках, а я – как обычно, шли тихо, минуя комнату за комнатой в длинном коридоре общежития. Тихо. Слишком тихо для учебного дня. Наверное, списки вывесили не только на нашем курсе, и теперь студентки отходят от шока, а часть и вовсе забылась сладким сном – уж слишком сильная нагрузка на мозги в школе. Я бы даже сказала демоническая, но слово «демон» вслух употреблять нельзя. Ни в границах учебного заведения, ни за его пределами. Вряд ли этот мир устоит перед ещё одним нашествием.

Мы спускались в подвал, когда меня чёрт дёрнул изменить маршрут. Я решила пробежаться по второму этажу, там, где размещены старшекурсницы. Понятия не имею, зачем я это сделала. Наверное, из интереса: там так же тихо?

Как оказалось, да. Более ухоженный, с мягкими коврами и растениями в кадках сектор старшекурсниц выглядел ещё призрачнее. Окна, выходящие на улицу, в свете ламп зияли тёмной пустотой, а пара дверей вдоль коридора и вовсе приоткрыта.

Я редко оставляю вход в свою комнату без присмотра. Помимо прочего, в прошлом году, когда нас только поселили, одна моя подруга, которая уже выпустилась, наложила на замок хитроумное заклятие. Тот, кто вошёл без спроса, никогда бы уже без моей помощи не смог бы выйти. А если я буду отсутствовать неделю, незваного гостя и вовсе вывернет кишками наружу. Моих сил хватало, чтобы составлять список из тех, кому разрешено находиться у меня в любое время, но и чёрный лист я не обошла стороной. К остальным вполне нейтральное отношение. Ну, посидишь, подождёшь, пока явится сиятельная Рийзе и спросит, какого хера здесь делаешь? Разве это страшно?

Из-за одной двери раздавался тихий спор. Вилла не обратила внимания, но я замедлила шаг и повернула ушки в ту сторону. Уж очень горячие высказывания лились именно оттуда.

– Он уже должен быть мёртвым! Я точно знаю, что делаю!

– Хватит. Он жив и снова лезет туда, куда не просят.

– Я сделала всё, что смогла! Можете больше – в путь!

– Решила, что всё сойдёт с рук?!

– Тихо… Кажется, кто-то идёт.

Дверь моментально захлопнулась, а мне до жути стало интересно, какие махинации проворачивают старшекурсницы. Комната двести девять. Надо запомнить. И пронюхать, кто там живёт.

– Всё нормально? – спросила Вилла, наверное, удивившись резкому повороту моих ушек в исходное положение.

 

– Т-щ-щ-щ-щ-щ, – приложила я палец к её губам, на что наглая девчонка высунула язык и медленно его облизала.

Я поджала губы. Неожиданный поворот. Лекса этим никогда не грешила. Эх, Лекса, что же ты так…

Когда мы дошли до подвала, где располагался тренировочный зал, Вилла остановилась, чуть замявшись. Я вопросительно на неё посмотрела. Мол, что ты хочешь этим сказать? Она покраснела и горячо зашептала:

– Понимаешь… Я не хочу, чтобы Толин меня видел. Я всё знаю очень давно. Позволь мне в его глазах остаться наивной дурочкой. Я уже не смогу отыграть удивление, а реагировать как-то надо.

Я задумалась… Что же, это право Виллы. Кивнула, открывая дверь в зал…

Девчонка не соврала. Толлин, по всей видимости, выпив зелье перевёртышей, скакал, изображая меня, а Лекса… Лекса пыталась убить.

Эти двое были настолько увлечены, что не видели вокруг себя ничего.

– Ну… здравствуй, сладкая, – громко произнесла я, чтобы меня, наконец, заметили.

И тут я почувствовала, каким лютым страхом наполняется мой сосуд маны. Редкая вкуснота. Я даже была готова замурлыкать от удовольствия, если бы не ситуация. Пришлось держать лицо. Максимум, что я смогла позволить себе, – это хищно улыбнуться.

– Р-р-ри… – вырвалось из груди оторопевшей Лексы.

Толин же держался почти стоически: его боязнь выдавал лишь поток неиссякаемой энергии, перекочёвывающий в мой магический сосуд.

– Это не то, что я подумала, да? – издеваясь над уже бывшей подругой, спросила я.

– Я всё объясню, – Лекса бросилась ко мне, но я отступила в сторону, стараясь не касаться этой мерзкой двуличной твари.

– Знаешь, сладкая, думаю, это всё излишне. – Я обнажила клыки. – Ты, Толлин, арена… Столько совпадений в одном-единственном случае? Сомневаюсь.

– Ри, позволь я…

– Не позволю. – Сложно было удержаться от плевка ей в лицо, но у меня получилось. – Ты не просто обманщица, Лекса. Ты предатель своего клана.

Глава 15. Ван

Свободный час пролетел совершенно незаметно. Всё это время я с искренним любопытством копался в моих, но новых для меня вещах, начиная от одежды и заканчивая тетрадями с лекциями. Найс же предпочёл поспать, надеясь, что я не забуду разбудить его. Как жаль, что у нас нет ни интернета, ни мобильных. Даже телевизор не полагался. Хорошо, что настенные часы повесили, чтобы мы могли ориентироваться, в который час нам пора на занятия.

Особый интерес у меня вызвала ничем непримечательная тетрадка. Серая, потрёпанная временем, тетрадь явно отличалась от других. А когда я заглянул в её содержимое, понял одно: бывший хозяин этого тела промышлял чем-то нечистым…

Страницы тетради украшали множество чертежей, знаков, иероглифов. Все подписаны, с указанием чётких инструкций, поэтому сообразить, что и для чего используется, не составило труда. И главная особенность даже не в том, что тетрадка стара как мир. Куда интереснее, что всё написано и нарисовано тёмно-красным цветом. Когда я пригляделся, предположил, что это не чернила. Это больше похоже на запёкшуюся много лет назад кровь. К тому же и заклинания, описанные на каждой странице, говорили о том, что они относятся к Чёрной магии. Быстро пролистав до конца, прочёл одну-единственную запись на последней странице: «Запрещено использование учениками в школе. Только для преподавателей боевой магии». И где же этот бывший Ван раздобыл такую тетрадку? Хотя, если поразмыслить логически, она обязательно должна была попасть в руки кому-то из учеников. Иначе, если эти знания предназначены для преподавателей, зачем тогда запись о запрете для учеников? Или это просто для глупых профессоров? Но и такая версия не подходит, ведь профессор, каким бы он ни был, совсем уж дураком точно быть не может. Интересно, в курсе ли Найс и Орр о том, что у меня в запасе знания запретной Чёрной магии? Чтобы подстраховаться, я убрал тетрадь на то же место, ведь где лежала, значит, там и должна быть. Пока что лучше об этом молчать и никому не говорить. Тем более я пока ещё не научился использовать ни одно заклинание. Вот как наступит этот момент, надо обязательно изучить то, что описано в запретной тетради. Всегда запрещают то, что опасно…

Найса я разбудил за десять минут до практики. Он с трудом продрал слипшиеся во сне глаза, не желая вставать, но когда услышал, что времени осталось мало, тут же подскочил с кровати и побежал умываться. На это он потратил не больше минуты, и вскоре мы отправились в зал боевой подготовки, что находился в подвальном помещении школы.

К тому моменту, когда я с Найсом подошёл к месту практики, из зала постепенно выходили тренирующиеся до нас ученики. Мне показалось, что это старшекурсники, ведь они всем своим видом старались показать превосходство и смотрели на нас с гордыней, что хорошо отметилась на их лицах. И это раздражало. Кем они себя вообще возомнили? Вспоминая тетрадь, я ухмыльнулся и вошёл в зал сразу после Найса.

Места в этом подвальном помещении предостаточно. Вдоль одной стены красовались множество щитов и богатое разнообразие оружия, начиная от коротких мечей, саблей и заканчивая увесистыми секирами и палицами. Напротив я заметил огромное количество различных доспехов.

Нас собралось человек пятьдесят, не меньше. Все шумно обсуждали будущую практику. Стоящий в центре Тонитр, облачённый в те же доспехи, в которых я уже видел его, некоторое время молча наблюдал за нами. Правда, совсем не долго.

– Заткнули свои пасти! – заорал он на весь зал.

Повисла тишина. Да такая, словно в помещении вдруг никого не стало.

– Слушайте меня внимательно, – продолжил более спокойно Тонитр. – Сегодня отрабатываем парирование. Один час. Оппонентов выбираете сами. Правила те же: все в своих доспехах, со своим оружием, магией не пользуемся, атаковать осторожно, чтобы раньше времени никто из вас не подох тут. Всё понятно?

– Да, мастер меча Тонитр! – чуть ли не в один голос раздалось от учеников.

– Приступайте, – бросил он и не спеша побрёл в дальний угол. Вероятно, оттуда он будет наблюдать за нами.

Найс глянул на меня и кивнул в сторону стенки с доспехами. Там уже многие одевались. Среди них был и Орр. К моему удивлению, он довольно быстро надел доспехи, взял у другой стены короткий меч и щит, а после отправился тренироваться на пару с какой-то девчонкой, которая вооружилась лишь одной длинной саблей. Это заставило меня улыбнуться – нашёл себе оппонента. С другой стороны, если девушка предпочла саблю без щита, значит, она должна достаточно хорошо владеть выбранным оружием.

Найти свои доспехи – дело простое, ведь они подписаны по именам. Оказалось, что Ван носит тяжёлые. Так вот откуда столь крепкое рельефное телосложение.

В первую минуту мне было нелегко. Сабатоны, наколенники, набедренники, налядвеник, набрюшник, кольчужные вставки, латная рукавица, латная юбка, наруч, налокотник, предплечник, защитный бортик, нагрудник, наплечник, шлем – во всех этих составных частях доспехов я просто запутался. Мне представлялось всё куда проще… Благо, Найс помог, видя мою растерянность. Он в очередной раз пошутил про память и битую голову, напоминая, в какой последовательности нужно надевать каждую часть. Удивительно, что одногруппник всей душой верил в эту сказку о памяти. Хотя, откуда ему знать, что я вовсе не тот Ван, которого он знал.

С трудом, но мне удалось надеть на себя тяжёлые стальные доспехи. Двигаться в них не очень удобно. Прямо ощущение, что я стал железным человеком. Обзор сквозь щели шлема тоже довольно узкий. Наверное, всё это просто в новинку, оттого и непривычно.

Многие уже отрабатывали парирование, звонко звеня металлом. Мы тем временем добрались до оружия. Здесь меня ожидал ещё один сюрприз. Моё оружие – обоюдоострый двуручный меч. Длинный черенок позволял ухватиться за него даже не двумя, а сразу тремя руками. Мощная гарда, напоминающая массивные когти, должна хорошо защищать руки от ударов врагов. Дол, простирающийся вдоль меча и предназначенный для стока крови, достаточно глубокий – прямой намёк на то, что этим оружием нужно убивать много и жестоко. Этот клинок мне очень понравился, но когда я взял его в руки, почувствовал ощутимый вес. Управляться с такой махиной надо уметь.

Найс, одетый в лёгкие доспехи, вооружился двумя короткими мечами. Судя по всему, один из них он будет использовать и как щит, и как оружие. Мне с моим двуручным мечом нужно постараться быть быстрее, чтобы вовремя парировать удары одногруппника.

– Ну что, начали? – задорно заголосил Найс, когда мы заняли свободную площадку и встали друг напротив друга.

– Начали, – кивнул я.

Да будет бой…

Глава 16. Рийзе

Лекса в ответ на обвинение в предательстве поморщилась, будто её кто-то заставил выпить кадку уксуса. Страх сменился мрачным весельем, которое обычно сопровождает сильных личностей перед лицом неизбежного. А Лекса была не так проста, как я думала почти два учебных года. Чертовка просто прикидывалась беззащитной дурочкой. Но зачем?

Не став ломать голову лишними вопросами, я обратилась к Толлину:

– Ну а ты, доблестный рыцарь, чего молчишь? Я могу ещё понять, что Лекса – кусок подлости. Но ты вроде мужчина… Хотя, о чём это я, – не к месту вспомнив, как он накинулся на меня в аудитории, скривилась я. – Тебя же за километр видно. Трус.

– А ты, Ри, пришла такая вся, с короной на голове, – подала голос Лекса. – И давай сразу всех макушками в грязь макать. Я у тебя предательница, Толлин – подлец. Одна ты с нимбом и крыльями.

– Я хотя бы была с тобой честна. Как и со всеми остальными, – с достоинством произнесла я. – А теперь лови ещё кусок правды: Я ТЕБЯ УНИЧТОЖУ. И тебя тоже, – вперив взгляд в Толлина, добавила я.

Получив лакомую порцию, спровоцированную очередной волной страха, мне стало даже спокойнее. Всё нормально, просто две очередные порции дерьма. В одной их них некоторое время назад я даже ошиблась.

– Бамболейя, неудачники. – Пусть теперь два оставшихся месяца трясутся по ночам.

Я развернулась и грациозно вышла из тренировочного зала. Хоть в этой схватке мне и удалось выйти с победным счётом, до окончания войны ещё около двух месяцев. Но если смотреть с другой стороны, противостояние обещает быть интересным до жути. Лекса далеко не дура, а интриги сродни игре в шахматы – здесь имеют место быть очень и очень интересные многоходовки.

– Ну как? – спросила Вилла, когда я уже значительно отдалилась от входа в зал.

– Как ни прискорбно это говорить, но ты оказалась права.

– Ты не расстроена? – взмахнув пушистыми ресницами, спросила она.

– А надо? – глупее вопроса я даже себе представить не могла.

Ещё с момента окончания занятий неудачный расклад нарастал снежным комом. Вплоть до того, что Лекса, к которой я была очень привязана, и далеко не из-за моих сексуальных предпочтений, втихаря плела за моей спиной интриги. Я уже и вовсе не удивлюсь, что она смогла прямо или косвенно повлиять на распределение бойцов для участия в ежегодных экзаменационных поединков. Тварь.

Наверняка, она просто разболтала кому-то из девчонок о нашей связи. Ну а там дело осталось за малым: сплетня добежала до кураторов, а кураторы, в свою очередь, оповестили Высший Совет.

Лекса сама нашла приключения на свою симпатичную попку. Интересно, а как Толлин удовлетворяет эту ненасытную кошечку?

– Вилла, мне тут интересно стало, – задумчиво произнесла я, когда мы поднимались по лестнице к себе на этаж. – Есть ли из-за чего привязываться к Толлину?

– Разве что ради плюшек по учебной части, – неспешно ответила Вилла. – Ты знаешь, сколько времени он просиживает по библиотекам? И всё рыщет, рыщет лазейки, слабые места заклинаний. Думаю, из него получится очень мудрый наставник… Или тренер. Осмелюсь предположить, что если он тренирует Лексу, ждать тебе беды.

Я фыркнула. Вот ещё. Но интересно было другое. Вилла до сих пор официально с ним встречалась, а это значит – она вполне может быть засланным казачком.

– Даже не думай, – уже на пороге моей комнаты сказала она. Вилле предстояло идти чуть дальше, в другое крыло.

– О чём? – рассеяно поинтересовалась я.

– Пойдём в твою комнату, нас никто не услышит.

Открыла дверь. Попутно, зависнув над замком пару секунд, внесла Лексу в чёрный список, увеличив скорость действия заклинания. Три часа – и она будет трупом. А это… Это так расслабляет. Да и Вилле особо делать без меня здесь нечего. Пять часов срока. Вход для всех свободный.

Ставить на замки уничтожающие заклятия не воспрещалось. В конце концов, есть личная территория, на которой мы имеем право делать всё, что хотим. Островок независимости в жестокой системе. И ведь случись что – мои руки будут чисты. Допущения отработки боевых заклинаний вкупе с неприкосновенностью. От сладких мыслей о том, как может попасться Лекса, мои губы тронула улыбка.

 

– Что задумала? – не ускользнул этот момент от взгляда Виллы.

– Ничего. Так что, ты займёшься шпионажем на благо «Серых коготков»?

– Нет, – придав себе независимый вид, сказала Вилла. – Я требую взятку!

– Хм-м-м. – Я приблизилась к ней и с силой толкнула на кровать. Она упала, раскинув руки и закусив губу. – Такая взятка тебя устроит?

– Вполне. – Она облизнулась, а я, предвкушая пряное развлечение здесь и сейчас, уселась на неё сверху.

– Хочу сыграть с тобой в одну игру. – Руки сами потянулись к коробке с мягкими добротными наручниками. – Ты даёшь своё согласие?

– Да!

– Стоп-слово: КОРИЦА. Усвоила? – Она закивала, послушно дозволяя мне застегивать на её руках бархатистые путы. – Могу переборщить, поэтому… останавливай.

Прежде чем зафиксировать её стройные ножки, я сняла всё лишнее: юбочку и трусики, оставив Виллу в блузке, чулках и подобии бюстгальтера, из которого аппетитно торчали розовые соски.

– Ну что, сладкая, ты готова? – аккуратно поглаживая пальцами её киску, спросила я.

– Да-а-а, – протяжно ответила Вилла, пытаясь дотянуться до моих рук.

Ну что же, игра началась.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru