Школа для взрослых

Нил Алмазов
Школа для взрослых

Глава 9. Ван

Внимательно наблюдая за действиями Найса, мне так не хотелось, чтобы он сделал то, о чём я подумал. Но улыбка преподавательницы говорила лишь об одном: она всей душой желала проучить нерадивого ученика.

Только не это, только не это. Приди в себя! Нет, уже поздно…

Найс подошёл к свинодевочке, чуть наклонился и с улыбкой пикапера впился в её губы, вдобавок обхватив ладонями круглое лицо. Всё это выглядело настолько естественно, будто бы он на самом деле просто без ума от этой пышки. Одногруппник целовал девицу, не желая останавливаться, казалось, вообще никогда. Тогда-то я убедился наверняка, что с Авой лучше не шутить…

Наконец, спустя минуту Найс стал самим собой. Это было заметно по его взгляду, когда он, выпучив глаза, оторвался от губ свинодевочки и начал озираться по сторонам. Наверное, просто растерялся и не понял, что с ним случилось. Аудитория взорвалась дружным хохотом, когда он стал вытирать губы тыльной стороной ладони. Но мне было не до смеха – всё-таки мой товарищ, мне с ним жить ещё.

– Вы теперь поняли, насколько важно уметь владеть красной магией? – задала явно риторический вопрос Ава, когда все прекратили смех.

– Понял, – буркнул он, опустив взгляд в пол. Чувство стыда, должно быть, захлестнуло его полностью. Всё веселье испарилось тот же час.

– Отлично, – продолжала улыбаться преподавательница. – Если хотите – можете записаться на дополнительные вечерние занятия. – Она выдержала паузу и добавила: – У меня дома. Бесплатно.

Опа… А это прозвучало двусмысленно, и я едва не поднял руку, чтобы вызваться первым желающим записаться на занятия. Потом вдруг опомнился, ведь вечером должна прийти блондинка-лекарь. К тому же, где гарантия, что Ава имела в виду нечто большее, чем занятия? Но ведь она произнесла это, будто делая намёк…

– Хочу, – оживился Найс, – очень хочу. А во сколько?

Похоже, он клюнул.

– Приходите в девять вечера. Вахтёру скажете, что идёте ко мне заниматься, – объяснила преподавательница и уточнила: – Только без опозданий, пожалуйста.

– Сегодня можно прийти?

– Да, конечно. – Она как-то странно краем глаза глянула на меня и снова перевела взгляд на Найса. – Теперь занимайте своё место и слушайте лекцию.

Как ни в чём не бывало, он вернулся и сел рядом. Невооружённым глазом было видно, что одногруппник мысленно уже дома у Авы. Теперь, не говоря со мной вообще, Найс внимательно слушал всё, что она рассказывала, и даже делал записи в тетради. Этим занимался и я, стараясь выделить самое главное, пусть и давалось это с трудом. Всё же нелегко так сразу сориентироваться в новом мире магии и меча. Меня только не покидали мысли о том, что здесь не так уж всё просто, как кажется на первый взгляд. И даже Ава, внешне добрая, привлекательная и обаятельная, возможно, не та, за кого себя выдаёт. Откуда эти предположения, сказать сложно, но ведь точно неспроста.

Лекция закончилась. Как обычно это бывает, собрав вещи, все быстро покинули аудиторию. Чтобы не толпиться, мы дождались, когда выход хоть немного освободится. И только тогда решили выйти на положенную нам перемену. Найс улыбнулся Аве и очень уж мило попрощался с ней перед выходом.

– Ван, – вдруг окликнула она меня, – можно вас на секундочку?

Я остановился и развернулся к ней.

– Да, конечно.

– Подойдите, пожалуйста. Не хочу кричать.

Когда подошёл, Ава с той же добродушной улыбкой поинтересовалась:

– Вы не хотите на вечерние занятия вместе с другом?

– Ну, вообще-то не собирался. У меня разве есть проблемы с красной магией?

– Не такие уж большие, но есть. Я бы могла вас подтянуть на должный уровень.

– Просто ко мне лекарь вечером придёт, поэтому сегодня не могу.

– Я тоже хороший лекарь. Вылечу заодно.

Чем дольше я с ней разговаривал, тем быстрее сдавался. Что-то здесь не то. Зачем она так настаивает? В чём выгода?

– Не сомневаюсь в вас, но давайте в другой раз всё-таки.

– В чём проблема? – не унималась Ава.

– Просто, понимаете, – начал я на ходу придумывать отмазку, – лекарь – это девушка, которая мне очень нравится.

– Не продолжайте, я поняла. Но вы же понимаете, что её пропустят в мужское общежитие только для лечения?

– Понимаю. Да мне просто увидеться с ней лишний раз всё равно приятно.

– Ах, эта любовь, – вздохнула она.

– Ну, да… – Пришлось глупо улыбнуться и сделать вид, будто я смутился.

– Что ж, желаю удачи. Но если передумаете – я вас жду.

– Буду иметь в виду. Спасибо. Можно идти?

– Разумеется. Перемена – ваш законный отдых между парами.

– Тогда до свидания, Ава, – решил я назвать её просто по имени, как это делал Найс.

– До встречи, – мягко произнесла она, вероятно, рассчитывая, что я сегодня буду на вечерних занятиях. Нет, не буду. Точно какая-то замануха.

Стоило мне выйти из аудитории, Найс с Орром тут же подскочили ко мне. Первый сразу с интересом бросил:

– Что это она тебя задержала?

– Не поверишь: позвала вместе с тобой на вечерние занятия.

– Да ну? А ты? Согласился?

– Нет.

– Почему? Она ж почти прямо сказала, чего хочет. Да я об этом просто мечтаю с начала второго курса!

– Потому что чувствую неладное.

– Вечно ты с этими своими чувствами. Ну, как знаешь. А ведь мог бы почувствовать свой детородный орган в ней.

– Ты настолько наивен? – усмехнулся я.

– Вот увидишь, – гордо заявил он и деловито запрокинул голову. – У меня всё будет, а ты сиди и скучай в общаге.

– Кстати, про общагу. Ко мне лекарь сегодня придёт вечером, так что совсем уж не заскучаю.

– Случайно, не Лия? – прищурился Найс и переглянулся с Орром. Тот кивнул, чем лишь помог, ведь я не знал имя блондинки. – А, ну понятно. Так ты же вроде не хочешь её. Или вдруг осознал, кого упускаешь? Смотри, как бы поздно не было. Вряд ли она долго будет добиваться своего. Я б на твоём месте не тупил. Ясное дело, что девочка из простых, что у неё там папа…

– Найс, – внезапно прошла мимо нас Ава, чем прервала беседу, – напоминаю: ровно в девять.

Он расплылся в улыбке и произнёс ей вслед:

– Конечно-конечно. Минута в минуту приду. – Затем обратился уже ко мне с Орром: – Погнали в столовую. Возьмём по кофейку, да там поболтаем.

– С удовольствием, – поддержал я. – И ты мне о Лие подробнее расскажешь, а то что-то после удара Тонитра, видать, и про неё всё забыл.

– Ладно, идём. И постарайся больше не драться, если мы не на практике. Такими темпами скоро и нас узнавать перестанешь.

– Не гуди, – отмахнулся я легкомысленно.

Оказывается, прошлый владелец моего нынешнего тела ещё и перебирал. Лия-то очень хорошенькая. Так ещё и сама добивается теперь уже меня в образе некоего Вана. Мне крупно повезло. Считай, с самого начала такой приятный бонус. Надо бы разузнать о ней как можно больше, если Найс, конечно, многое знает. Ну а вечером, когда Лия придёт, сходу дать понять, что и я к ней неравнодушен. Как раз Найс свалит к Аве. А что делать с Орром, можно придумать позже. Во всяком случае, хоть какие-то минимальные действия предпринять нужно сегодня, чтобы не упустить её.

Глава 10. Рийзе

Как наши дикие сородичи, мы с Лексой прошли по коридору учебного корпуса, жутко довольные собой. Наверное, я была на порядок счастливее, потому что небольшое происшествие с Толином касалось только меня. А что может быть слаще мести?

Это, конечно, ещё не всё. У меня были полные рукава козырей. Если больше никто не сможет занять место бедолаги Толлина, он скоро сойдёт с ума. Могу поклясться шерстью на своих ушках!

Опа-а-а-а! А вот и парламентарии.

Три девчонки из клана «Рагнара» двигались навстречу, блистая не самыми радужными намерениями. Вилла – их лидер, шла с настолько серьёзным лицом, будто собиралась на смерть. У меня же выражение решимости на столь милом личике вызвало лишь смех, который я поспешила спрятать глубоко внутри. Ну что же, пора прикинуться дурочкой.

– Привет, Рийзе, – сказала она, нарочно называя меня по имени.

Подпевалы отошли чуть за её спину, да и шестёрки «великой и могущественной» Виллы меня интересовали мало. Я не боялась. Хоть мой сосуд с магией и пуст, потому что растратила его на утренние эксперименты с порталом, рук и ног мне вполне хватит, чтобы расцарапать её прекрасное личико.

– Здравствуй, Вилла, – хищно улыбаясь, ответила я. – Не помню, чтобы у нас с тобой были общие дела. Что-то случилось в твоём королевстве?

Она – девушка Толлина. Странно, но имея с ней договорённость о вооружённом нейтралитете, я постоянно так или иначе касалась её жизни. Два шутника, судьба и случай, постоянно сталкивали нас лбами. Причём всегда не в пользу Виллы.

На её месте я бы давно пересмотрела своё отношение к происходящему. Если ты от кого-то отгребаешь с завидной регулярностью, то лучше не попадаться ему на глаза. У Виллы же случилось ровно наоборот: как только мы находим хотя бы одну точку общих интересов, она с завидным упорством идёт озвучивать претензии, за что и получает. Засунула бы уже свой язык в какую-нибудь уютную норку да молчала. Нет же, лезет.

– Да вот, поговаривают, одна драная кошка утром пробралась в мужское общежитие. – Я еле сдержалась, чтобы не улыбнуться в ответ на её слова. – Да сделала это настолько топорно, что оставила не только клочья шерсти, но и свою вонь.

– Понятия не имею, о чём ты говоришь, Вилла, – пожала я плечами. – И совсем странно, что из трёх кланов кошачьих, ты выбрала «Серый коготок», а потом – именно меня. Может, ты неравнодушна?

Я сделала шаг вперёд, оказавшись вплотную к её несуразной фигуре со слишком широкими бедрами, и с придыханием прошипела на ухо Вилле:

– Ты точно уверена, что это была я? Докажешь? – и разразилась едким, глумливым хохотом, отступив назад.

Вилле ничего не оставалось, как наброситься на меня. К её несчастью, я была к этому готова. Куриные мозги королевны захудалого клана «Рагнара» никак не могли понять, что её откровенно провоцировали.

 

Я уклонилась от слабосильного кулачка, нежно взяла руками Виллу за уши и приложила о свою острую крепкую коленку. Она даже не закричала. Ещё бы! Позорище. Я толкнула её в сторону, и она мгновенно потеряла равновесие, ударившись спиной о стену, потихоньку сползая и прикрывая руками лицо. Кровь из разбитого носа хлестала изрядно.

– Ты! – не выдержала одна из подпевал Виллы.

– А?! – ответила я, будто удивилась, но на самом деле всё происходило вполне ожидаемо.

Не стала ждать, пока шестёрка решится. Пара ударов кулаками в челюсть вывели её из строя. Я дополнила впечатление локтями и вишенкой на торте отпихнула ногой к падшей королевне. Пусть сидят кучкой. Зато дружно!

Третья хотела было отстоять подруг, но мой дикий взгляд, по всей видимости, отбил у неё всё желание.

– Кыш отсюда, – шикнула я и повернулась к Лексе.

Той и след простыл. Чего она испугалась?

– Ри! – подбежала она, неожиданно вылетев из-за угла. – Пойдём! Там Ван опять бурогозит!

Цирк, да и только. Фе. Вот что меня ни капли не прельщало, так это драки парней. Как-то у них всё топорно, без капли изящества и коварства. И каждый шаг предсказуем. Тем не мене Лекса была без ума от Вана, хоть и боялась признаться в этом не только мне, но и самой себе.

Дело надо закончить. Повернулась к двум павшим воительницам.

– Вилла, – присела на корточки, чтобы видеть её глаза, – я никогда не желала тебе зла. Но ты откровенно напрашиваешься. Поэтому нечего обижаться. Тебе позвать Лию или кого-нибудь ещё из медперсонала?

Она замотала головой, пытаясь успокоить хлещущую из носа кровь.

– Лекса, будь добра, помоги ей, пожалуйста, – я состроила такой жалостливый взгляд, что подруга не могла отказаться. С её тонких пальчиков посыпалась сияющая голубая пыльца, которая, сконцентрировавшись в облачко, осела на носу Виллы.

Убедившись, что у королевны клана Рагнара не наступит смерть от кровотечения, я пренебрежительно бросила в её сторону:

– А ведь мы, Вилла, могли бы быть с тобой подругами, – и, посмотрев на Лексу, пребывающую в печали, добавила: – Если бы ты не тронула её. Смотри, как забавно. Ты издевалась над теми, кто слабее, а сейчас ты самое худое и бледное звено цепи. Парадокс. Ну, пока, мне пора на занятия.

– Так ты пойдёшь смотреть? – одернула меня Лекса.

– Не-а, – ответила я, провожая глазами инструктора по фехтованию. – Боюсь, нам лучше не светиться.

– Да, кажется, они сейчас крепко получат, – выдавая волнение в голосе, сказала Лекса.

– У меня есть идея получше. Идём.

Мы спрятались в небольшой      подсобке, где обслуга прятала уборочный инвентарь. Я украдкой поцеловала Лексу, старясь вырвать хотя бы ещё один кусочек удовольствия перед занятиями. Её сладкие губы сводили меня с ума.

Понимая, что у нас не так много времени, постаралась хорошенько раздразнить подругу, доводя до состояния желания. Мои пальчики уже отодвигали шелковистую ткань её влажного белья, когда прозвенел звонок.

Лекса с явным неудовольствием вздохнула, и мы побежали в аудиторию.

После занятий нас ждал очень неприятный сюрприз. Вывесили список на следующий сезон гладиаторских боёв для нашей группы. Фамилия Лексы стояла аккурат напротив моей. Три боя. Это не могло быть ошибкой или случайностью. Первый звонок к взаимному уничтожению.

И какая сука нас выдала?!

Глава 11. Ван

В столовой оказалось не много народа. Перед нами стояли только два крылатых типа и девушка с кроличьими ушами. Её пушистый короткий хвостик, торчащий из юбки, вызывал огромное желание потрогать его, чтобы удовлетворить любопытство. Наверное, один я с интересом смотрел то на него, то на уши. Она будто почувствовала мой взгляд и обернулась, но сразу же отвернулась. Тем не менее, я успел заметить, что девушка имеет обычную внешность и носит очки. Судя по всему, отличница. Ещё отметил для себя, что её форма отличалась от общепринятой. Или она просто из необычного клана, кто знает.

Когда один из крылатых забрал свой сок, следом за ним двинулся второй, но первый вдруг наехал на него:

– А девушку пропустить не хочешь?

Тот мгновенно смутился, извинился и уступил очередь. Кроликодевочка еле слышно поблагодарила и попросила чай. Получив его, заняла свободный стол. Лишь после этого второй крылатый, наконец, взял свой кофе и побрёл с первым на выход. Скорее всего, они – друзья. И эта сценка с очередью только для того, чтобы подшутить, не иначе. Ведь первый-то и сам девушку не пропустил.

Пока я об этом размышлял, дошла очередь и до меня. Быстро определился и взял кофе, вспомнив, что не выспался, хотя чувствовал себя вполне бодро, особенно после встречи с Икалом. Икал… А ведь над ним можно смеяться, используя имя в качестве глагола.

– Так что ты забыл про Лию? – сходу поинтересовался Найс, когда я присоединился к нему и Орру, сев за стол.

– Да всё почти, – хмыкнул я и сделал глоток горячего напитка. – Точно помню имя, знаю, что лекарь. И больше ничего.

– И даже забыл, что она на курс старше? – нахмурил брови Найс, поднеся чашку ко рту.

– Видимо, да. Третьекурсница, значит. А что ты там про папу её говорил?

– Тише ты, – вмешался Орр, оглядываясь по сторонам. – Нельзя же так громко об этом…

В отличие от коридора здесь, в столовой, действительно всё очень хорошо слышно. К тому же нас тут всего несколько человек. Хотя в данном случае это не совсем подходящее слово, ведь половина из них зверолюди.

– Да, Орр прав, – закивал Найс. – Ты почти накосячил.

– Ну так объясните мне тогда, из-за чего, почему, что да как.

– Ладно, погнали в Сад. Там расскажу. Ты с нами? – обратился он к ботану.

– Нет. Я допью, а потом мне нужно в Синюю библиотеку.

– И я даже знаю, зачем тебе туда нужно, – ухмыльнулся Найс и похлопал Орра по плечу. – Ты это, вечером не сотрись только во время воспоминаний на отличниц.

– Не сотрусь, – надулся тот и, пусть уже поздно, осёкся: – В смысле я иду за знаниями.

Естественно, всем было понятно, о чём речь. Правда, я постарался не смеяться, скрывая смех улыбкой. Зато Найс эмоций не сдерживал: похохотал напоследок и перед уходом с издёвкой пожелал Орру удачи. Увы, такая участь почти у всех отличников, даже в этом мире.

В Саду Знаний мы специально выбрали абсолютно свободную скамейку, над которой свисали густые кроны дерева, образовывая небольшую тень. Поблизости почти никого. Изредка лишь проходили другие ученики.

– Короче, – начал Найс, отхлебнув из чашки, – делай выводы сам. Я знаю только то, что слышал, а это всего лишь слухи. Но, мне кажется, что это правда. Ну или хотя бы часть из этого.

– Пока ты будешь делать долгое вступление, уже звонок прозвенит, – заметил я. – А мне не хочется ждать ещё целую пару.

– Сейчас большая перемена, так что не переживай. Ну да ладно, ближе к делу. Говорят, что Лия совсем не простая, какой кажется.

– И это то, о чём говорить нельзя? – не сдержал я улыбку. – Серьёзно?

– Да подожди ты. Я же не до конца рассказал. В общем, ходят слухи, что Лия – дочка какого-то аристократа. А здесь оказалась тоже из-за него. Якобы она провинилась перед отцом, и он решил наказать её школой для взрослых.

– Мне кажется, что это действительно просто слухи. Ну какой нормальный отец так поступит со своей дочерью?

– Согласен, не спорю. Но, видишь ли, в чём дело, Ван… – Найс оглянулся, убедился, что рядом точно никого, и продолжил: – Она в том году не выходила на арену. Её даже в списках не было. Но никто ни слова об этом не сказал.

– И что теперь?

– Как что? Без выхода на арену невозможно перейти на следующий курс. Победил и остался в живых – добро пожаловать. Нет – значит, там и умер. Включи голову.

Так вот оно что. Я-то таких подробностей не знал. А ведь, если скоро экзамены, то и мне придётся выйти на арену. Мало приятного.

– Получается, слухи могут оказаться правдой. Но мне зачем это знать? Что это даёт?

– Ну что за вопросы? Она ж сохнет по тебе! Ты, блин, как будто первый день живёшь.

В точку. Только это известно мне одному. Живу не первый день, но в новом странном мире, можно сказать, что первый. Вчерашний вечер вряд ли считается за полноценный день.

– Я тебя понял. Тогда всё хорошо. Она мне тоже нравится.

Найс расплылся в улыбке.

– Свершилось! Ван вдруг осознал, кого теряет. Только смотри: если слухи про неё – правда, то потом у тебя могут быть проблемы. Сам понимаешь, папа-аристократ у девочки и всё такое. А мы ж ребята простые, смертные. Ну, думай, в общем. Да и мало ли чего на арене случится. Вдруг не доживём до третьего курса, – усмехнулся он, но в словах всё же послышались нотки грусти. И это не удивительно. Мне и самому думать даже не хочется, что однажды придётся биться насмерть, если хочешь выжить.

– Доживём, куда денемся, – поддержал я его.

– Кстати, есть ещё кое-что про Лию. Она из всех лекарей самая сильная. Даже старшекурсники с ней в лечении не сравнятся. Это же не просто так. Каким бы одарённым ты ни был, на такой уровень выйти к третьему курсу просто невозможно. Так что ты думай. И ещё: надо будет кое-какую операцию провернуть.

– Какую?

– Кошечки нравятся? – хитро улыбнулся он.

– Внешне нравятся, но их темперамент и натура не особо, если честно.

– Да ладно тебе. Не все ж такие. Та же Лекса, например. Спокойная, простая кошечка. Вот с ней бы я задумался о чём-то серьёзном, – замечтался Найс. – Она бы лежала на моих коленях, пока я глажу и чешу её ушки. От удовольствия будет мурлыкать и улыбаться, хлопая своими зелёными глазками, в которые я готов смотреть целую вечность.

– Кто-то поплыл, – усмехнулся я и добавил: – Да так, что кофе остыл.

Он вдруг стал серьёзнее, заглянул в чашку и залпом выпил остатки.

– Ничего я не поплыл. Просто она хорошая и заслуживает такого же хорошего. А хороший здесь кто? – Найс сделал на этом акцент и, не дожидаясь моих слов, продолжил: – Правильно: хороший здесь я.

– Сам себя не похвалишь – никто не похвалит.

– Да прям. Ладно, погнали. Скоро перемена кончится, а на «Основы магической защиты» опаздывать не хочется. Это ж одна из самых полезных дисциплин.

– Так что за операция? Сказал «а» – говори «б».

– А, да потом подробнее расскажу. Идём.

– Как всегда – всё потом, – недовольно вздохнул я.

Наверное, Найс прав насчёт следующей пары, но мне снова будет трудно понимать очередные формулы, термины и всякие сплетения. А ведь это нужно, очень нужно знать, хоть и голова пока занята Лией, загадочной дочкой аристократа. Не меньше думал, конечно же, и об арене. Но, как говорится, всему своё время.

Глава 12. Рийзе

Мы стояли с Лексой, ошарашенно глядя друг на друга. Я видела, как её трясло. В малахитовых глазах подруги был неподдельный страх, и что самое неприятное, сказать мне ей было нечего. Списки не обсуждаются, и меняются иногда в редких случаях. К кому обращаться? Где можно выяснить причину?

В прошлом году меня распределение участвующих на арене не интересовало. Я очень хорошо знаю, на что способна, и даже далеко не все старшекурсники рискнут выйти на честный бой. Почему честный? Да потому что подлостью можно и Высший Совет к предкам отправить, что уж там простую кошкодевочку.

Но из ситуации надо было выкручиваться, и чем раньше, тем лучше. У них всего два с небольшим месяца на подготовку, экзамены близко. Мало выучить объём материала по дисциплинам, главное – выжить. Будь ты сто раз отличница, если ты не смогла защитить свою жизнь на арене, – грош тебе цена.

Ни я, ни Лекса не выбирали школу для взрослых для дальнейшего обучения сами, хоть у подруги и была иллюзорная возможность пойти по другому пути. Лексе достались не очень заботливые родители. Более того, отец у неё человек. Этим и объяснялась её способность развивать ментальную магию, но и некоторые особые фишки кошкодевочек у Лексы были выражены совсем слабо.

Я не раз удивлялась, откуда неё такой тихий и спокойный нрав, а оказалось всё до печального просто. От отца ей передалась покорность, от матери – низкая самооценка, помноженная на многочисленные скандалы в семье. Странно даже, что внешне меланхолик и отличница Лекса выбрала столь тернистый путь избавления от родительской опеки.

Что касается меня, то здесь всё просто. Нас, трёх сестер, нищие родители продали, чтобы пошиковать на старости лет. В один прекрасный день в нашу нищую деревеньку на краю густого леса явились перекупщики, и родители, не раздумывая, выдавили за наши жизни всё, что им полагалось. Сестрёнок, как неприспособленных к жизни, распределили на невольничий рынок, а мне, старшей из всех, зубы поломать не смогли. Порой я думаю, что зря их от всего оберегала. Когда закончу обучение, то обязательно вытрясу из сластолюбца Олафа, кому он их продал. Эта мразь обязательно вспомнит пароли и явки. Я уж постараюсь.

 

– Ри, что мы делать будем? – еле слышно, с дрожью в голосе спросила Лекса.

Я не знала, что ей ответить. А что, блин, делать?! Заявиться в Совет? Убежать? Выйти в окно с колокольни?

Для начала было бы неплохо разнюхать, кто непосредственно составлял турнирную таблицу для нашего курса. Это даст некоторые зацепки, а потом… потом потянуть за ниточки трёх рукопожатий, уж до мелких сошек я вполне дотянусь.

– Я не знаю, Лекса. Не знаю, – старательно изображая смирение, ответила я. – Думаю, как-нибудь я этот вопрос решу.

Подруга, до этого грустно смотревшая под ноги, подняла на меня полный надежды взгляд.

– Думаешь, получится?

Ответить ей отказом не представлялось возможным, хотя шансы на успех моего предприятия стремились к нулю. Где я, а где Совет, ответственный за распределение гладиаторских пар? Нищенка и королевская знать, но попытаться всё-таки стоило. Максимум, что мне грозит – это удвоенная норма поединков. Может, поставят старшекурсников. Или исключат из школы, но это не так страшно.

Свою роль в моей жизни заведение сыграло: официально меня признали совершеннолетней и ответственной за свои поступки. Ну а мало ли дел найдётся для боевого мага в опасном, полуцивилизованном мире? На кусок хлеба и крышу над головой определённо себе смогу заработать.

Отвлёкшись от далеко ушедших планов, я кивнула. Лекса, будто выдохнув и мгновенно успокоившись, вымученно улыбнулась.

– Всё будет хорошо. – Еле сдержалась, чтобы не взять её за руку, но публичные проявления чувств в стенах школы далеко не приветствовались – требовалось сохранять приличия.

Когда на небо опустилась ночь, я, вызубрив очередной блок формул и правил, легла спать, но в дверь тихонько постучали.

Лекса? Она обычно ложится на час раньше… Чтобы не гадать и не тыкать пальцем в небо, я, подгоняемая любопытством, тут же выкрикнула:

– Входите! Открыто!

Потребовалось буквально мгновение, чтобы приказать замку впустить гостью. Ей оказалась Вилла.

Неплохо девчонку подлечили, но не полностью. Часть лица всё ещё имела припухлость. Под глазами едва видны изрядно пожелтевшие и сравнявшиеся с тоном кожи синяки.

– Я по делу, – отводя печальный взгляд в сторону, сказала Вилла. Потом, чуть помявшись, спросила: – Ты очень сильно расстроена, что вас с Лексой три раза подряд в спарринг поставили?

Ну вот, уже и слушок понёсся. С другой стороны, не зря же Вилла перешагнула через свою гордость и пришла ко мне лично.

– Очень, – не стала я врать, но больше расстройства меня беспокоило бешенство.

Что эта тупая сучка знает? Или она пришла позлорадствовать?

– Ри, Лекса тебе врёт. И делает это постоянно.

После этих слов я округлила глаза – уж настолько фантастически прозвучало заявление Виллы.

Подруженька, тихий одуванчик, обманывает меня? Исключено.

– Я знаю, что ты мне не веришь, – испуганно наблюдая, как я меняюсь в лице, сказала Вилла. – Но попробуй сейчас связаться с Лексой.

– Она спит, – безапелляционно заявила я, но крохотный таракан сомнения всё же забрался в мою голову.

– Нет, – ответила гостья. – Она сейчас в зале боевой подготовки. Хочешь проверить?

Нужно ли оно мне? Наверное, да.

– И часто ли она там бывает? – спросила я, подозревая подвох.

– С тех пор, как гуляет с Толином, – с горечью в голосе произнесла Вилла.

Ей было неуютно. Я сидела на кровати, а она стояла передо мной, будто провинившаяся ученица, повесив голову и что-то мямля.

Пронёсшийся перед глазами план дальнейших действий не заставил меня долго раздумывать. Поднялась с кровати, подошла к Вилле, коснулась кончиками пальцев её подбородка и заставила посмотреть в глаза.

Она трепетала как испугавшийся волка зайчонок, и это вовсе не страх. Неожиданно. Интересно, каковы на вкус её губы?

Страстный поцелуй Виллы подсказал, что я на верном пути. Как же сладко!

Она перестала стесняться, прильнув ко мне и обвивая руками шею, а я… Я стягивала с неё лишние тряпки, скрывающие упругое, изящное тело…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru