Марина [НЕ] грустит: Тяжёлая музыка

Николай Галеев
Марина [НЕ] грустит: Тяжёлая музыка

«Началось» – произнесла у себя в голове Мила настолько чётко, как если бы сказала это вслух. Не было вечного «я-ж-знала», не было высокомерного «я-ж-говорила». Зато откуда-то накатила бесконечная усталость и желание, опустив руки, просто наблюдать.

А следовало делать дела, и к тому же быстро.

Хлопок – Мила прошла через карантин прямо в морг, где тоже как раз «началось». Через стеклянную стену анатомического театра столпившиеся эльфы наблюдали, как упакованные в специальные мешки тела задёргались, а судебный медик и ассистент немедля открыли огонь. Впрочем, довольно безуспешно: предписываемое в случае зомби-заражения попадание в голову не давало никакого результата.

Не теряя времени, Мила отправила нескольких оказавшихся с нею в одной комнате эльфов в карантинные боксы и только после этого заорала в комлинк, перекрикивая сирену:

– Заражённые есть?

Вместо ответа и словно с издёвкой один из пакетированных трупов взорвался, густо окропив всё вокруг чёрным. Эльфы, на кого попало, с воем скорчились на полу.

– Заблокировать анатомический театр! Дежурный, слышишь?

– Уже сделано! – вместо дежурного ответил начальник отделения. – Заражение локализовано, запускаем протокол очистки. А вам, Милена, лучше подняться в командный центр.

– Дайте картинку, – попросила эльфка без лишних объяснений. Где комната командного центра, она знала благодаря изученным планам. Оставалось лишь определиться, как ничего не разрушить при перемещении. С той стороны её логику тоже прекрасно поняли, передали изображение с камеры, и секунду спустя Мила с хлопком появилась в точке назначения.

– Господа, агент Милена Краснова, – представил начальник.

Собравшиеся кивнули.

– Агент Краснова, здесь собрались руководители всех подразделений нашего отделения. Не берусь судить, но по вашей реакции, столь масштабный оборот событий предполагался. Не очень понимаем, почему центр не дал нам полную информацию. Тем не менее. Мы там, где есть. Ситуация всем присутствующим понятна, и теперь надо выяснить, с чем мы всё столкнулись.

Многообещающая вступительная речь, как же!

Тут нужно было для начала определиться с терминами.

– Что значит, масштабный оборот событий? Вы про заражение на цокольных уровнях? – спросила Мила, внутренне сжимаясь от предвкушения возможного отрицательного ответа.

– К большому сожалению, нет.

Теперь уже и Мила рассмотрела большую интерактивную карту города во всю стену, и несколько районов на ней уже успели подсветить красным или оранжевым. Видимо, говоря о масштабах, начальник имел в виду как раз вот эту самую карту.

– Мы не знали, с чем столкнёмся. Знали только, что следует быть наготове, – Мила попытаюсь сохранить лицо.

– Ваши подопечные – это же связано с ними? – с готовность спросил её начальник отделения, и тут уж Миле пришлось задуматься.

– Могу я узнать ваш допуск? – пустила она в ход последний довод.

Эльф назвал код доступа.

– Приходится признать, – ответила Мила, – что вам не дали полной картины из-за режима секретности.

Честно говоря, тут было от чего выпасть в осадок.

Во-первых, с какого перепугу аж сам руководитель местного отделения – недостаточно авторизованный офицер?

Во-вторых, непонятно, как вышло, что всему локальному руководству так занизили доступ?

Или…

– У вас этот доступ был всегда, так? И его раньше для всего хватало, – Мила даже не спросила, а констатировала, и по угрюмым выражениям лиц собеседников поняла, что не ошиблась. То есть нашему делу – делу Маруси – изначально присвоили настолько высокий уровень секретности, что доступ к нему получили очень немногие. И Мила, постоянно варясь в этом котле, даже не понимала, насколько высоко забралась. Новый уровень использования сотрудников втёмную! Поздравляем, товарищи эльфы, вы сказали действительно новое слово в деле поддержки секретности! Тайна оказалась настолько тайной, что даже имевшие доступ к ней, не знали о степени её тайности. Медаль вам! Две медали!

Пока все играли в гляделки и (назовём вещи своими именами) отчаянно тупили, интерактивная карта города издала тревожный сигнал, а ранее зелёный сектор мгновенно стал красным, миновав жёлтую и оранжевую стадии.

Здесь мне бы очень-очень хотелось приписать что-то вроде того, как Мила задумалась, что бы сделал Ярик на её месте. Как засомневалась. Как в её уме боролись противоположные позиции, подходы, концепции или что там ещё у эльфов бывает. Круто было бы, если бы в ней шевельнулось что-то неожиданно человеческое – типа, следствие длительного общения с землянами. Но нет – почти наверняка ничего такого она не думала. Мила была эльфкой, думала, как эльфка и поступала как эльфка. А ещё она оставалась – да-да, давайте не станем забывать – бывалой разведчицей. Наконец – и это тоже фактор существенный – её ничто лично не связывало с тем городом и с планетой вообще. И потому она просто приняла решение:

– Это не обычная атака, а полноценное протоплазменное заражение. Запускаем Первый исключительный протокол.

Присутствовавшие кивнули, словно ожидали подобного. Не берусь судить, были ли они более опытны, нежели Мила, но вот личная привязанность свою роль сыграла, и упомянутый протокол они вводить желанием не горели. Кто-то сморщился, точно от кислятины, кто-то принялся старательно тереть глаза. А начальник и вовсе отвернулся к карте.

– При всём уважении, госпожа Милена, мы это поняли и сами из ваших действий в нашем штабе. Однако у вас нет доказательств, что речь именно о протоплазме. Тем более что демоны не появлялись в обитаемых мирах уже давно, и есть мнение, что они вовсе покинули Вселенную.

– Тогда чего ещё вы от меня хотите?

– Любой информации, которая поможет спасти жителей, быстро найти и нейтрализовать источник.

– Мне нечего вам сообщить… – проговорила Мила и зачем-то добавила. – Простите… Я могу только авторизовать вас использовать защитное снаряжение уровня «Д» с тяжёлым плазменным вооружением. Ну, и боевым магам даю авторизацию на термальное уничтожение заражённых.

Новая пауза повисла – на сей раз очень мрачная. Тяжёлая.

Похоронная.

– Есть шанс расколдовать? – спросила эльфка с нашивками отдела правового обеспечения.

– Боюсь, что нет. Население следует немедленно запереть в режиме карантина…

– МЫ ЭТО СДЕЛАЛИ СРАЗУ ЖЕ! – рявкнул начальник, его самообладание дало трещину не хуже нашего «Титаника» при встрече с айсбергом, – НЕ НАДО УЧИТЬ НАС РАБОТАТЬ!

– Тогда почему у вас продолжаются вспышки в новых районах, как если бы имелся массовый контакт с заражёнными? – Мила подалась вперёд, опершись на стол. Черты её лица заострились, глаза хищно блеснули. – У вас тут семьи, у вас тут друзья и знакомые, поэтому эмоции берут верх. Я понимаю ваши чувства и мне правда жаль! Теперь давайте возьмём себя в руки и постараемся спасти тех, кого ЕЩЁ можно, от тех, кого УЖЕ нельзя! Всё должно быть строго по инструкции.

И помедлив, прибавила:

– Заранее приношу соболезнования, если что.

– Я отдам распоряжения, – глухо отозвался начальник. – А вы сейчас?

– А я – надеваю защиту и отправляюсь в заражённый район, чтобы выяснить механику распространения. И вообще хоть что-то выяснить. Повторяю, действуйте строго по инструкции, пожалуйста. Приоритетность объектов выставлена во втором приложении.

Миле действительно не было никакого смысла учить работать ни самого начальника, ни его команду. Все они были профессионалами, все прошли подготовку, переподготовки, тренинги и учения. Поэтому продолжать дискуссии Мила не стала, а сосредоточилась на собственной работе.

Для этого нужно было срочно отправиться в арсенал, куда просто так переместиться нельзя – защита, а то любой телепортер мог бы тиснуть оттуда оружие и оборудование.

Мила прыгнула в телепортационную комнату – в который уже раз за вечер? – а оттуда пробежалась по лестницам и коридорам. Суета в штабе Шифтеров царила образцовая – бегали и орали все, при этом каждый бежал в строго определённую инструкцией сторону, хватался за то, за что было велено инструкцией, и вопил именно то, что нужно было вопить.

Паника по-эльфски: каждый знает, что делать, и делает это максимально эмоционально, если не сказать «истерично».

– Отступай на отметку Ди-четырнадцать прямо сейчас, у тебя полторы минуты, оттуда тебя заберёт телепортер! – орал в наруч эльф в чёрной униформе координатора, несясь по коридору.

– Займите здание, отмеченное как «Ша-одиннадцать»! – голосил другой, бежавший ему навстречу. Мила видела, как он на секунду остановился. – То есть как это около трёх сотен? Откуда столько? Ладно, понял. Тогда давайте на крышу и оттуда вас портанут сюда.

Сказав это, эльф опрометью влетел в ближайшую к нему дверь. Пункт оперативного управления – поняла Мила, услышав целый гул голосов, отдававших команды на все лады.

Одновременно открылось ещё несколько дверей.

– Не отключайся! Предельно точно – сколько? – озабоченно говорила кому-то эльфка за пультом, тогда как несколько её товарищей вылетели в двери и пулей кинулись по коридору в сторону лифтов. Мила же продолжила свой путь быстрым шагом и вскоре оказалась перед защищёнными дверьми арсенала. Сканер немедленно узнал её и попросил подтверждения. Тут же включились антимагические системы, призванные не допустить злоумышленника, лишь прикидывавшегося нашей Милой. И которого в тот момент в здании, разумеется, не было. Зато был оригинал, что немедленно установили.

Мила миновала двери, пересекла небольшую приёмную и подошла прямо к окошку интенданта.

– Чем могу помочь, госпожа Милена? – эльф в сером мундире расплылся в улыбке.

– Мне нужен защитный комплект класса «Д». Из вооружения – тактические модули с силовыми барьерами и огнемётами.

– Через минуту комната 3, пожалуйста, – кивнул интендант.

Мила поискала глазами нужную дверь.

Специальное снаряжение, выданное по особому распоряжению и без вопросов – как удобно! И вот ещё одно преимущество особого статуса: индивидуальная раздевалка!

 

Несколько пронумерованных дверей нашлись справа от окошка, а в стене напротив помещались широкие раздвижные ворота – именно за ними в пирамидах хранилось обычное вооружение, доступное всем сотрудникам. По сигналу ворота распахивались (точнее сказать, стена раздвигалась) и целое подразделение могло вбежать, схватить всё, что требовалось и выскочить с другой стороны прямо к транспортировочной ленте, а оттуда уже к вертолётам, бронетранспортёрам, автомобилям и на чём там ещё эльфы возят своих бойцов. А, ну телепорты там же, если есть маг-оператор.

Мила же во всём этом не нуждалась.

Она лишь скинула концертное платье вместе с декоративными ленточками и облачилась в тёмно-серый Шифтерский комбинезон с молнией по самое горлышко, какой мы многократно на ней уже видали. «Умная» ткань облепила её, твёрдые вставки обеспечили поддержку спины и плечевого пояса. Желая проверить подвижность, Мила повращала руками и нанесла пару ударов в пустоту. Левый манжет вибрацией сообщил, что все системы заработали в обычном режиме, и пришло время несколько укрепиться.

Тут уж без помощи было не обойтись: из пола и стены выехали хитрые механизмы, которые должны были одеть Милу в её доспехи. Начали с ног. Обуться в невысокие сапожки без каблуков Мила могла сама, автомат же пристегнул несколько блестящих щитков, а заодно и прыжковые системы – к подошвам.

Другой автомат закрепил на Миле небольшой нагрудник и наложил несколько ремней, на которых разместились различные полезности, несколько ножей и пистолет.

На спине тоже образовался небольшой доспех, но главное – расположенное на пояснице крепление для тактических модулей, чтобы их не нужно было постоянно держать пристёгнутыми к наручам, которые, кстати, нужно было надеть как раз следом. Для этого Мила вставила обе руки по локоть в специальные углубления. Раздалось несколько хлёстких щелчков – и эльфка вытянула руки уже вместе с массивными конструкциями. Тут же проверила работу выдвижных латных перчаток с когтями.

Без нареканий.

Раз так, можно их выключить и убрать. И пристегнуть, наконец, шлем – что-то вроде нашего мотоциклетного, но только внешне. По факту же в нём имелась гора продвинутой электроники. И конечно, система шустренько срастила его с остальным комплектом, чтобы ничто не могло проникнуть извне.

Финальным аккордом сборов стали два здоровенных серебристых цилиндра, которые крепились прямо на предплечья. Для удобства ношения они складывались телескопически и убирались на пояс за спину – на уже упомянутые крепления. Это и проделала Мила, предварительно проверив их готовность к работе.

По окончании всех процедур Мила Краснова приобрела весьма угрожающий вид какого-нибудь супергероя. И да – менее всего она походила на обычного бойца, там, спецназовца какого. А вот на супергеройскую девицу – очень даже. Правда, у всякого рода мстителей на плечах и груди не высвечиваются знаки различия, тогда как вот у Милы они немедленно включились, чтобы каждый встречный незомбированный эльф понимал, кто перед ним.

Закончив проверку и подтвердив авторизацию в сети, Мила покинула арсенал. Сверилась с картой – прикинула, в каком районе удобнее изучить распространение заражения. Определившись, немедленно переместилась на крышу штаб-квартиры Шифтеров. Искать маршруты не было ни времени, ни желания, к тому же хотелось осмотреть окрестности вживую. Для этого Мила применила трюк, уже показанный мне когда-то давно в Нестралехе.

Хлоп! Воздух засвистел бы в ушах, не будь на голове шлема. Забавно, но падения с большой высоты вообще никак не чувствовалось из-за доспехов. Разве что кисти рук ощутили встречный поток воздуха.

Хлопок!

Мила выстрелила сама собой уже на новой ступени прыжка, прикинула, как и куда лететь, набрала нужную скорость и телепортировалась снова – прямо к пылавшему кварталу. Здесь, очевидно, поработал боевой маг: фасады домов закоптились, но не были разрушены. Фонарные столбы покорёжило, питание на них не подавалось, а потому очаги пламени остались единственными источниками неверного света. В воздухе повис смрад горелого мяса, и Мила сразу отметила про себя, что этот запах всегда связан со смертью и разрушением. А может, она ничего такого и не подумала – эльфское мышление, все дела. Гадать об образе мыслей инопланетян занятие неблагодарное. Не знаю, зачем вообще начал об этом: в сущности-то пустая тема. Мы люди даже о себе не можем уверенно утверждать, кто что подумал, а тут…

Хотя согласитесь – это так литературно: описывать чувства, мысли, переживания!

Скажем, описать, как Мила пришла в ужас и первое время не могла собрать волю в кулак.

Угу – конечно!

Мила. Милена Краснова уже много чего навидалась, и, если кто помнит наше первое приключение, сама умела не только сражаться, но даже и убивать. Она была тренированным агентом, а произошедшее в её понимании было всего лишь условиями задачи, пусть и неприятными. Совсем недавно она сама лично разрешила применение летального оружия на поражение, притом сделала это, не моргнув глазом. Приняла решение, которое должно было стоить жизни кому-то (или многим?) из её сограждан – и даже не задумалась.

Всё было ПО ИНСТРУКЦИИ.

И что теперь должно было её напугать или озадачить?

Если уж совсем откровенно, когда я обдумываю те события и сравниваю Милу и ангелов, меня берут сомнения от того, кто более бессердечен. Но это таки лирика, а мы возвращаемся в пылающий эльфский город.

Мила телепортировалась на крышу одного из зданий и с нею немедленно связался координатор.

– Госпожа Милена, три агента на крыше соседнего здания, есть раненый. Запрос на их вывод в штаб-квартиру. Готова телепортационная комната и карантинный бокс.

– Запрос принят, – Мила через встроенный в забрало визор поискала глазами маркеры агентов. Быстро нашла и ответила, – здоровых перемещу. Вывод потенциально заражённого отклоняю.

– Ранение получено не в результате контакта с заражёнными, – пояснил координатор.

– Приняла. Действую по обстановке, – Мила коротко разбежалась и легко перемахнула через улицу на крышу соседнего здания. Там трое держали оборону: заварили двери на лестницу и сбрасывали вниз тех заражённых, кто пытался лезть по внешним стенам.

На всех троих Мила отметила лёгкое снаряжение, потрёпанное, но всё ещё прекрасно справлявшееся со своей работой. У одного она распознала серебряные нашивки мага. Лица все трое уже успели защитить дыхательными масками.

Молодцы! ПО ИНСТРУКЦИИ.

Прибытие Милы все трое приветствовали радостными возгласами и вопросом, телепортер ли она. А когда агент Краснова без рассуждений одним махом очистила стену ото всех карабкавшихся по ней зомби при помощи тактических модулей, не стали сдерживать крики восхищения, тогда как сама Мила тут же принялась командовать в лучших традициях Маруси.

– Кто старший? Доложите обстановку!

– Вспышка сразу несколькими очагами, – отрапортовал маг, забыв представить и себя, и товарищей. – Минимум три случая заражения в многоквартирных домах, остальные прямо на улице.

– Момент начала хоть одной вспышки видели?

– Так точно. Сразу полсотни маркеров заражения включились.

– Разрозненно или в одном месте?

– Разрозненно, такое впечатление, что заражённых расположили, чтобы взрывами охватить максимальное число прохожих.

– То есть вспышка начинается взрывами заражённых, которые изначально скрыты?

– Практически сразу после заражения вторая волна рассыпается среди здоровых и тоже взрывается.

Мила выглянула за край крыши, чтобы удостовериться в отсутствии зомби на стене.

– А с раненым вашим что? – спросила она как бы между делом.

– Раненый – это я, – виновато улыбнулся маг, правда, из-за дыхательной маски Мила увидела лишь сощурившиеся глаза.

– Подробнее?

– Поцарапал руку, пытаясь дверь заблокировать.

Маг показал предплечье с неприятного вида раной, которую он легкомысленно обозвал царапиной. Кровь, вероятно, он остановил волшебством.

– Это не заражённые меня. Иначе я б уже обратился.

– Ясно. Вы трое отправляетесь в штаб-квартиру прямо сейчас. Становись!

Двое бросили свои посты и опрометью рванули к Миле и магу.

– Внимание, центр! – вызвала Мила.

– Слушаю, – знакомый голос оператора, отозвался эхом.

– Принимайте раненого и сразу в карантин. Контакты исключить.

– Есть. Готовы.

Прежде чем маг успел возразить, Мила дотронулась до него ладонью, и он пропал.

– Получено. Готовность принять здоровых через три… две… готовы.

Мила дотронулась до остальных Шифтеров, и с ними случилось то же, что и с магом.

– Получено. Спасибо!

– Ещё запросы? – в голосе Милы проскользнул сарказм.

– Никак нет! Благодарим за помощь.

Мила самодовольно усмехнулась. Наступило время узнать немного правды об этом заражении. А чтобы узнавать было сподручнее, следовало обезопасить себя от возможных взрывов.

Мила отстегнула от пояса блестящий брусок из жёлтого металла. Взявшись за края, потянула в стороны. На гладкой поверхности обнаружились швы – по ним-то и разошлась обшивка на едва заметных кронштейнах. Мила причудливо сложила прибор, словно головоломку, и закрепила на нагруднике специальным зажимом. Внутри устройства появилось тусклое фиолетовое свечение.

– Вот так… – молвила эльфка зачем-то вслух, после чего легонько постучала по стримеру ноготком. Свечение усилилось.

«Лучше, конечно, не проверять, как оно работает», – промелькнула мысль.

Впрочем, датчики не показывали новых меток заражённых поблизости, значит, опасность миновала. Разумеется, до поры до времени. Мила прикинула, что Шифтеры уже опомнились, скоординировались с местной полицией и начали выжигать очаги заражения.

– Алло, диспетчер, слышишь меня? – Мила снова вызвала знакомого оператора.

– Слушаю.

– Как там раненый?

– Чист, – в голосе эльфа прошла нотка удовлетворения. А вот Милу отчего-то царапнуло.

– Двоих тех срочно в карантин и тоже проверьте!

– Но…

– Выполнять! – Мила и сама бы в тот момент затруднилась пояснить, зачем приказала. Просто сработало что-то.

– Есть.

Мила выключила связь и, цепляясь за стену когтями латной перчатки, съехала на мостовую. Ей нужно было срочно поймать заражённого. Долго искать не пришлось: миновав улицу, эльфка свернула на широкий проспект, сплошь заполонённый битыми автомобилями. Причём из тех, что сохранили кузова целыми, на неё тут же уставилось несколько глаз.

Перебирать не приходилось, да и времени не было. Скоро её должны были заметить свободно передвигавшиеся зомби. Хотя…

– Хлоп!

И машина вместе с заражённым отправилась на ту самую крышу, откуда Мила недавно спустилась. Следом тут же были перемещены ещё несколько запертых бедолаг – так Мила обеспечила себя материалом для исследований. Сама же она несколько задержалась, наблюдая издали за медлительными зомби.

– На что же вас запрограммировали? – про себя обратилась она к тёмным фигурам, держась на безопасном расстоянии и постоянно сверяясь с показаниями датчиков. Само собой, она не рассчитывала получить прямых ответов, всё предстояло понять по дёрганным неуклюжим движениям заражённых, издаваемым звукам и реакциям на раздражители. Опять же, надо было хотя бы рассмотреть их как следует, а не сразу жечь дотла. Тут как нельзя лучше пригодилась коронная магия телепортации: с нею Мила не боялась окружения. Полсекунды и эльфка оказалась бы в безопасности: либо в каком-то конкретном месте, либо за неимением лучшего – просто в воздухе на большой высоте. Соответственно, свободы манёвра у неё было достаточно, в том числе и при выборе позиции для наблюдения.

Единственное, чего нельзя было сбрасывать со счетов – это способность заражённых взрываться. Силу взрыва и дальность разбрызгивания заразы наша разведчица представляла себе довольно смутно, и потому, скажем, располагаться на фонарном столбе прямо над небольшой группой или на крыше автобуса Милена не торопилась.

Вместо этого она вынула из специального крепления на поясе серебристый шарик величиной чуть больше грецкого ореха – и слегка сдавила его пальцами. Прибор отозвался ощутимой вибрацией, возвещая о готовности к работе, после чего пропал – Мила телепортировала его на другую сторону улицы. Над шариком тут же повисло реалистичное изображение типичной эльфки в ленточках, которая, повизгивая нервно оглянулась и, словно увидев опасность, издала душераздирающий визг.

Точно по команде заражённые повернулись и побрели в сторону проекции, которая теперь топталась на месте, словно бы не зная, куда податься. Конечно, приманка даже не собиралась никуда убегать, зато приборчик записал и передал куда следует детальные данные о заражённых, их движениях, внешности и даже кое-что о внутренних особенностях. Всё это ушло в общие банки данных Шифтеров, чтобы после анализа превратиться в точные данные о способах борьбы и полной ликвидации угрозы. Строго по инструкции, да?

 

Вот только заражённые инструкций не читают – странно, правда?!

Крики приманки прервал хлёсткий резкий хлопок, и поток данных, что вроде как только-только начал отображаться в визоре, замер.

И как по заказу тут же раздались гортанные вопли какого-то зараженного. В сторону Милы обратились обезображенные лица и потянулись руки, но что важнее – в её направлении двинулись. Все, кто был на улице. Даже запертые в машинах прильнули к стёклам и забарабанили, силясь выбить их. В воздухе повисло гудение от шумных выдохов, и Мила не могла не отметить, что по отношению к приманке ничего такого не было. «Безмозглые зомби» распознавали цель? Как вообще они могли отличить приманку от потенциальной настоящей жертвы? Как отследили, кто эту приманку бросил?

Выходило как-то слишком круто.

Но ведь они действительно даже не пытались атаковать изображение, а предпочли сразу уничтожить его источник!

Переварить и обмозговать более чем странное начало исследования желательно в безопасности. А оную безопасность иногда приходится обеспечивать самостоятельно. Отработанным движением Мила завела левую руку за спину, и на наруче защёлкнулось крепление тактического модуля, что уже спустя мгновение переключился в боевой режим и синхронизировался с системой прицеливания в шлеме.

– Работа с заражёнными, раздел первый. Выявление способов нейтрализации опытным путём, – Мила открыла журнал. – Запись визуальной части со встроенной камеры шлема. Для сопоставления с данными других источников – доступ открытый.

То же самое делали и другие Шифтеры. Все работали по инструкции.

Выстрелы в голову ничего путного не дали – в результате получились ходячие бомбы, которые норовили схватить и взорваться, а до того брызгали вокруг своей чёрной заразой.

Попытка обездвижить превращало заражённого большую лежачую мину, вокруг которой к тому же расползалась чёрная лужа, что и сама по себе заражала, и служила датчиком для подрыва.

Ну, а распылять заражённых никто и не пытался – сразу было ясно, что это могло только распространить инфекцию.

Практически куда ни кинь – всюду клин. Впрочем, никто иного и не ждал. Прежний опыт протоплазменных заражений подтвердил эффективность только одного подхода: тело заражённого следовало полностью сжечь, причём максимально быстро. Вот тут-то и вступали тактические модули.

Отметки целеуказания вспыхнули в режиме дополненной реальности, яркостью обозначая приоритет. На левое предплечье спроецировалась тактическая карта с данными спутников наблюдения и беспилотников. Через улицу загорелось несколько голубых точек – операция уже началась.

– Славно, – улыбнулась эльфка и сорвалась с места. Обходя ближайшую группу на почтительном расстоянии, Мила дала очередь зажигательными, и тут же взмыла вверх, подброшенная прыжковыми модулями на сапогах. В полёте – телепортировалась, лишь чтобы появиться в совсем другой стороне и дать очередь в тыл уже другой группы.

«Что-то легко», – царапнулось беспокойство, когда Мила приземлилась на мостовую – и тут же попала под удар. В неё швырнули кулаком. Вдали какой-то заражённый вскинул руку хлёстким жестом, столь резким, что и не понять, к чему он был, но кисть со сжатыми пальцами с сочным звуком ударилась о защитный барьер эльфки. Брызнуло чёрным, и, если бы не пульсирующий фиолетовым стример на груди, мой рассказ о Миле как об эльфском агенте мог бы закончиться. И начался бы рассказ о Миле-зомби.

Ну, это было бы даже забавно, наверное, (на самом деле – нет) но сегодня не об этом! По счастью, маги Шифтеров позаботились о том, чтобы защита защищала, а не как в американских фильмах. И вот всё же довелось проверить работу фиолетового стримера.

Смешанные, должно быть, чувства, а?

С одной стороны, «ВОТ ЭТО КЛАСС! Я ВЫЖИЛА! СПАСИБО ТЕБЕ, РАЗРАБОТЧИК ЭТОЙ БРОНИ!»

С другой – «А ВОТ НИЧЕГО СЕБЕ ЭТО ЧТО-ТО НОВЕНЬКОЕ НАДО СРОЧНО ТИКАТЬ И ПРЕДУПРЕДИТЬ ВСЕХ! А! ЧЁРТ-ДЬЯВОЛ, ЭТО БЫЛО СЛИШКОМ!»

В таком смятении Мила спешно ретировалась на крышу к своим «консервам», попутно в голос крича оператору новые сведения о только что открытой дистанционной атаке врага.

А следующим, кого Мила вызвала, был я.

У нас к тому времени ещё не стало интересно, так что я вполне расслабленно принял её вызов:

– Яр, слышишь меня?

– Да! – ответил я в наруч, который к тому времени уже успел нацепить.

– Как там?

– Пока тихо. У тебя есть новости?

– Яр, тут не шуточки, положение аховое. Закройтесь, как только можете. Ни в коем случае никаких контактов. Даже издали. Понял?

– Ну, э… – издал я неопределённый звук, будучи не в силах прям вот так с места в карьер осознать всю глубину. Хотя… Ну, нет, давайте будем честными: концерт прервали, нас эвакуировали – такое в принципе не может быть нормальным размеренным ходом вещей. Или кто-то будет спорить, а? Так что нет – всё! – не выделываюсь и рассказываю, как было. То есть я уже БЫЛ готов к тому, что вокруг нас закрутится – к этому шло. А потом, собственно говоря, началось, и я, недолго думая, нарядился по последнему слову Шифтерской моды, чтобы в любой момент дать отпор посягательствам. То же самое с моей подачи сделала и Маруся, а Игнат притащил откуда-то кейс со сборным мечом и вполне готовыми пистолетами. И мы тут же окопались в моей комнате, прихватив с собой ещё эльфов сопровождения. Среди них, кстати, попался телепортер, так что при случае нас должны были попросту переместить.

Что мешало переместить сразу, не дожидаясь этого «при случае» – непонятно.

Эльфы!

Это у них логика такая дурная или я просто как-то неверно рассуждаю?

– Если всё так плохо, переместите нас куда-нибудь! – подал я идею прямым текстом. – В конце концов, формально мы тоже Шифтеры, и поэтому даже ваша штаб-квартира – как бы и НАША штаб-квартира, нет?

– Кстати, да! – не замедлила вставить свои пять копеек Маруся. – Что опять за игры? Блин, как надоело, что вы темните постоянно!

– Раз качаете права, значит всё хорошо, – подытожила эльфка, пропустив смысл сказанного нами мимо своих заострённых ушей. – Держитесь там! Скоро всё закончится.

И отключилась. Всё.

И пока мы делились впечатлениями о том, кто она и куда бы ей неплохо сходить, Мила вернулась к своим… э-э… баранам? Заражённые, что на неё успели завестись там, внизу, каким-то образом вычислили направление её бегства, и теперь со своей крыши Мила имела удовольствие наблюдать подобие уличного шествия. Пошатываясь, «процессия» брела по проезжей части мимо побитых и брошенных авто в единодушном порыве отведать мозгов. Только транспарантов не хватало. И скандирования речовок.

А ещё визор показывал большое количество отметок противника с другой стороны дома. Выходило, что они стекались со всей округи, к тому же брали «её» дом в осаду. И хотя положение вовсе не выглядело опасным, но по спине Милы всё ж таки пробежал холодок. Обстановка менялась стремительно – несколько минут назад она расхаживала всюду, точно на прогулке, а теперь агрессивная (и полная сюрпризов!) нежить заполонила окрестности. Какое-то непрерывное гудение с отдельными нечленораздельными криками, какие-то скрежещущие звуки то там, то тут. Как будто и так обстановка не накалилась достаточно, на крышу шмякнулись, разбрызгав чёрное, какие-то куски.

Мила и смотреть не стала. Это на таких, как мы с Марусей всякая нечисть впечатление производит, а тренированные Шифтеры и глазом не моргнут. Тем более что они вооружены инструкциями и тактическими модулями.

Нет, а правда – чего бояться, если можно со своей крыши мгновенно переместиться на соседнюю, а уже оттуда, не опасаясь «стрельбы», буквально залить улицу оранжевым пламенем, испепелив всё подчистую? Тут, знаете, и один в поле не то что воин, а и вовсе атомная бомба – с такими-то возможностями!

Смешная войнушка выходит, честное слово.

Тут вам зомби-апокалипсис, толпы опаснейших тварей лезут напролом – и всё это мгновенно аннулирует хрупкого вида эльфка. Правда, в тяжёлом снаряжении, но всё равно! Напомните мне, почему эльфы с такими бойцами вообще боятся каких-либо заражений? Чисто по старой памяти, нет? Серьёзно, одна Мила со своим телепортом и такими вот штуками на руках способна вынести небольшую армию!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru