Марина [НЕ] грустит: Тяжёлая музыка

Николай Галеев
Марина [НЕ] грустит: Тяжёлая музыка




Вместо пролога

Когда по окончании нашего первого приключения инопланетяне-эльфы предложили нам с Марусей поработать в их разведке, идея казалась заманчивой. Это было чем-то вроде игры: даже наши земные власти, казалось, не усмотрели ничего плохого. И если вам интересно, то да, нам дали совершенно официальное разрешение, согласованное Росконтактом со всеми инстанциями. Типа, ну послужат детишки в разведке эльфов – что такого? Они ж, вроде как, и не страна вовсе. Точнее, где-то там, за пределами нашей планеты, в космосе, вполне себе страна, но не здесь же! Вот если бы вздумали в ЦРУ служить – тут дело другое. А с эльфами – пожалуйста!

Или как-то так.

Как же я удивился, когда выяснилось: даже сами эльфы всерьёз нас не принимали. Вся принадлежность к великой и ужасной службе «Шифтеров» заключалась лишь в том, что к определённому часу мы с Марусей являлись в их учебный центр, словно на продлёнку какую. Пришли, переоделись – и на четыре академических часа нас нет. Из них два – это физпо. ДИВНО! Никто не собирался отправлять нас на захватывающие опасные миссии и нагружать решением проблем мирового масштаба. Учили, тренировали – вот и всё.

С другой стороны, странно было бы как раз обратное.

Кадры же надо готовить, а это тоже время. Кто же отправляет на задание недоучек-курсантов? Нет, правда! Знаете, бывают такие фильмы, книги и особенно аниме. Там школьника хватают, озадачивают спасением мира, сажают в «чёртова робота» и ждут чуда, пока неоперившийся юнец каким-то образом не сделает то, что не под силу всей королевской коннице. И там даже здорово складывается, а герой столь прекрасен, что недостаток умений, знаний и сил он компенсирует какой-нибудь решимостью или внезапно открывшимися способностями. Тут же приходятся ко двору и тонны лапши на ушах целевой аудитории, в том числе про любовь, которая якобы помогает превозмочь чуть ли не саму смерть. К чему ты там шёл, что постигал, зачем проливал пот – какой там! Главное, попристальней исподлобья поглядеть на препятствие, потом заорать – и дело в шляпе: непременно победишь и опытных вояк, и богов, и дьяволов, и инопланетян и ещё кого-нибудь в довесок.

Глупости, да?

А ведь считается, что с такими героями себя ещё и ассоциирует аудитория, понимаете? Их на всякий случай делают изначально нелюдимыми, затёртыми человечками, в которых таланты если и есть, то они дремлют где-то очень глубоко. Герой должен быть избранным-переизбранным или, скажем, вообще каким-нибудь подонком, который по ходу дела перевоспитывается. В этом даже чувствуется какая-то ловушка: вроде как не надо над собой работать – просто будь нелюдимым неудачником, просто закрывайся в своём мирке, и вдруг на тебя свалится счастье: геройство с любовью найдут тебя и увенчают славой и всяческими удовольствиями, если выживешь.

А, ну и пророчество, куда уж без него?

Пророчество – это обязательно.

Если есть пророчество, то будьте уверены: всё будет как в нём. Поцелуй перед финальными титрами и забег в направлении заходящего солнца. Аплодисменты!

Жаль разочаровывать, но правда совсем иная. И заключается она в том, что любому герою противостоит враг, который осознанно сделал свой выбор. Этот враг готов бить на поражение и ожидает наилучшего момента для этого. А когда бьёт – так уж наверняка, не приберегая самую сильную атаку на потом. Он знает, как причинить наибольший урон, да побольнее, да ещё страстно желает именно этого. Он умеет и хочет побеждать. И он уже принял возможность сокрушить вас, допустил вероятные негативные последствия, смирился с ними. И не надо отмахиваться, что это, де, само собой разумеется! Коли так – что ж никто не заходит с этих позиций?

Нет уж, давайте говорить прямо: преимущество врага – это его ИНИЦИАТИВА, и такие вещи нельзя игнорировать. Условно обычный человек не делал выбора в пользу войны – его вовлекли. Он не понимает и не хочет последствий. Ему бы вернуться в условия комфорта прежней жизни, да варианта такого не завезли. И он остаётся, растерянный, перед лицом врага, который, в отличие от него, твёрдо знает, что делать, и готов ко всему. Условно говоря, враг уже не мечется в нерешительности перед перспективой лишить вас, например, жизни. А вот вы будете бояться, сомневаться и надеяться, что как-то само рассосётся.

А не рассосётся!

Именно поэтому бойца надо обязательно готовить не только физически, но и морально. Готовить именно к тому, с чем предстоит столкнуться.

И вот нас – вернёмся – вроде как готовили.

Вроде как. По ощущениям ни к чему-то конкретному, а в общем. И очень неторопливо.

Скажу больше, у меня тогда была полная уверенность, что все тренировки – лишь пыль в глаза, не более. Много я понимал, ага.

Меж тем нам объясняли про структуру и устройство Золотой Сотни и Шифтеров, показали оружие и снаряжение. Нас как сидоровых коз гоняли, заставляя осваивать манёвры уклонения, а мне ещё и торжественно вручили эльфские клинки для ближнего боя в ускоренном режиме. И пока Маруся занималась со Снежаной своими пионерскими навыками, я выкладывался на специальной площадке и в симуляторах.

Впрочем, у меня всё равно был особый взгляд на это так называемое обучение.

Помните, что было ДО нашего первого приключения? Эльфы старались держать Марусю занятой, чтобы она от безделья не взялась осваивать способности. Потом началась вся круговерть с исправлением Порядка Вещей, а по её окончании необходимо было срочно вернуть мир на исходные, что опять-таки поднимало вопрос, чем занять неугомонную девчонку. И служба Шифтеров для такого занятия вполне подходила, тем более что особых тайн не осталось.

Вот только сделать нас настоящими агентами и бойцами – тут уж дудки! Вышли из нас этакие танцоры с саблями. Артисты из тех, кто резво крутится и прыгает, производя на зрителя в цирке прямо-таки ужасающее впечатление мельканием клинков. Все в восторге: хлопают в ладошки и кидаются букетами. Только что же будет с таким плясуном в бою?

В смысле, что если опять начнётся заварушка вроде случившейся в год моего знакомства с Марусей? Вопрос, разумеется, риторический, и тем не менее я готов ответить: тогда в любом случае останется лишь схватить силовой молот, ввязываться в драку…

…и получить как минимум – обугленную руку, это в лучшем случае. Потому что, как и в прошлый раз, это не вопрос выбора или готовности – некоторые вещи просто надо делать.

Оглядываясь назад, на события нашего с Марусей самого первого приключения, я понимаю, что нас и не пытались тогда особо убить. Даже не сказать, что с нами прям как-то воевали. Нас направляли, пугали, обманывали и всяческими иными способами ставили в условия, в которых мы принимали нужные решения – и делали это не враги вовсе, а вполне себе свои. Если уж на то пошло, мы ведь даже не победили! Нам ПОЗВОЛИЛИ ДУМАТЬ, что мы победили, тут есть разница. Якобы мы что-то там превозмогли и изменили – как же! Держите карман шире! Мы были всего лишь наивными подростками и – купились. Считали, что теперь всё хорошо! Что наступила наша личная счастливая развязка. Что мы сейчас просто уедем в закат и будем наслаждаться плодами своего триумфа.

Уедем в закат, ага!

Скорее уж слиняем в туман, хотя и это маловероятно: кто ж нам позволит?

Счастливая и радужная развязка грандиозной драки на Полигоне-3 дала начало куда большим потрясениям, чем можно было ожидать. Теперь нам предстояло узнать, каково это, когда с тобой не церемонятся. И каково это – многотрудно и через потери идти к цели, а потом, достигнув её, вместо облегчения и радости осознать истинные масштабы катастрофы.

Глава 1

Провести каникулы на другой планете – восхитительная идея! Именно так рассудила моя любимая Марина Светина, которую все тогда звали исключительно Марусей. К тому времени мы уже закончили школу, отучились первый курс, записали альбом, отрепетировали концертную программу – и видели перед собой лишь радужные перспективы всемирной известности и заоблачных высот славы. В последнем и взялись помогать эльфы.

Не знаю уж, зачем им это было нужно, но, если помните, так и предполагалось: сделать нас популярными артистами и возить с планеты на планету ради прикрытия каких-то там операций. Впрочем, как выяснилось, именно нам поручать серьёзные дела никто и не думал. Просто выдали корабль, целый штат обслуги, оборудование – и пустили в круиз по планете-курорту. А ещё целая команда перемещалась между городами отдельно от нас. Собирали сцены, отстраивали звук, ставили световое шоу. Может, в этом и было дело? Если бы надо было перевезти какие-то крупногабаритные грузы, их бы просто ужали магией и рассовали по карманам, а вот организованная группа людей (ЭЛЬФОВ!) – дело другое. Их нужно было привезти вполне легально, расселить, обосновать ввоз какого-то их оборудования. Концертный тур «подвернулся» как нельзя более удачно. Думаю, именно ребята из технической команды как раз-таки могли проворачивать секретные делишки правительства Золотой Сотни – крупнейшего и сильнейшего государства Конфедерации.

С другой стороны, непостижимая для людей логика эльфов и здесь работала как всегда: если на планете и так было локальное подразделение Шифтеров, к чему вести тайные от него операции?

 

Разве что в том и заключался смысл: аккуратно обойти внимание местных служб?

В любом случае с помпой концертного тура всё равно перемудрили. Объективно оценивая, среди нас был лишь один музыкант экстра-класса – Снежана Варяг. И если не брать её в расчёт, то мы оставались весьма посредственной командой, которая вряд ли могла претендовать даже на маленькую сцену какого-нибудь клуба. Так что промо-кампания, большой штат обслуги, масштабное шоу и внимание прессы – всё это оставалось очевидной натяжкой.

Ну, хорошо, про маленькую сцену – это я утрирую. Вообще-то мы усиленно репетировали целых три года и теперь зазвучали вполне сносно. Я освоил много чего крутого в плане игры на гитаре, и хоть мой шикарный «Бластер» пропал в неравном бою с демонами, в плане игры я нашёл ему достойную замену в виде оригинального винтажного Gibson Les Paul. Дорогущая штука, кстати! Эльфы подарили, сам бы я себе такое в жизни не купил. Первое время мне этот инструмент страшно было даже в руки брать, но потом освоился. И даже – ввиду удобства – быстро и существенно продвинулся в мастерстве. Удобству – и занятиям с преподавателем. Надо же было помимо всего прочего изучить нотную грамоту и сольфеджио в конце-то концов! Основательный подход, все дела.

Маруся тоже не сидела без дела – занималась вокалом со Снежаной. Впрочем, если бы спросили меня, то ни в каких улучшения она не нуждалась – и так превосходно пела.

Мила Краснова, хоть и перестала посещать общеобразовательную школу, регулярно с нами репетировала и вскоре выдавала на басу такие приёмчики, что я обзавидовался. Тут уже стало ясно, о каком природном таланте к музыке говорила в своё время Снежана.

Наконец, Игнат… а что Игнат? Игнат играл средненько и не торопился расти над собой. Однако его навыков было достаточно для нашего уровня: он же не сбивался, знал много разных ритмов, на ходу умел подобрать нужный.

Другое дело, что всего перечисленного тоже было мало. Нет никакого смысла быть просто сборищем людей, умеющих играть. Подобных музыкантов тысячи. Нужен свой голос, своё лицо какое-то, нечто уникальное, что слушателю могли бы дать только мы. Подобного не добиться, пока каждый не выкладывается на полную, привнося что-то от себя. Нужно искать форму, особенно в роке это сейчас актуально, поскольку играть в двадцать первом веке аналогично мастерам полувековой давности – это как минимум неконструктивно. Это застой, и если кто видел заброшенные пруды, то хорошо знает, чем пахнут подобные явления.

Я не питал иллюзий: при всех частностях и уникальностях как музыкальный коллектив мы были ничем. И не надо думать, что это только по прошествии лет я даю такие оценки: ещё тогда мне было ясно как божий день, что сыграть песню-другую на репетиции – это одно, а раскачать зал – совсем другое. И да – в таком свете я снова и снова задумывался о целесообразности показа именно нас жителям далёких планет. Вместо сотен и тысяч серьёзных музыкантов с годами учёбы и практики за спиной выбрали именно нас – самоучек даже без намёка на какую бы то ни было самобытность и уникальность.

А что это должно было означать?

Верно: показуха с концертом выступала лишь ширмой и не имела никакого отношения к вопросам ознакомления каких-то там народов с культурой землян. Воспринималось это даже унизительно в какой-то мере.

А с другой стороны – музыка же и задумывалась как прикрытие.

А с третьей стороны, прикрытие – ЧЕМУ?

Я пробовал разговаривать на эту тему с Игнатом, но тот отшучивался, и лишь однажды ответил всерьёз, намекнув на бессмысленность всего мероприятия и на нежелание быть дрессированной обезьяной у эльфов.

Тогда-то я в числе прочего осознал, что о былых противоречиях никто не забыл. Мы-то с Марусей, наивные, думали, будто с нашей победой над демонами что-то поменяется. Не тут-то было!

Казалось бы – чего делить? Враг разбит, все догадки относительно природы Марусиных сил оказались пустыми, да и само неуёмное величество теперь в курсе тонкостей мироустройства. Оснований для взаимного недоверия просто не должно остаться. Так?

А вот нет! Снова интриги.

Причём странные.

Скажем, Игнат – вот он не желает быть обезьяной, так? Можно его понять. Хорошо – а что тогда он желает? Нет, я понимаю, что обезьяной быть вообще неохота, но что им теперь движет? Земля изолирована, и полноценно войти ни в какое сообщество обитаемых планет не сможет. То есть Орден достиг своей цели. Чего не хватает?

Или вот Снежана. Теперь у неё есть свободная воля и жизнь во времени только в одну сторону – почему бы просто не наслаждаться миром? Нет ведь, она то и дело куда-то пропадает и воюет где-то там неизвестно с чем.

Или эльфы, которые теперь могут не опасаться за свои миры и их безопасность – зачем их агенты до сих пор на нашей планете? Что пытаются узнать или сделать?

А что самое дурное – при всём АНТАГОНИЗМЕ и Игнат, и Мила, и даже великая Снежана Варяг как ни в чём не бывало посещали репетиции нашей группы со ВСЕГО-ЛИШЬ-ЧЕЛОВЕКАМИ. И даже собрались с нами в концертный тур. Как это понимать и как к этому относиться?

Иными словами, нам с Марусей было отчего теряться.

И коль скоро я уже начал о наших музыкальных делах, то нет смысла более тянуть. Приготовьтесь: отправной точкой станет репетиция.

Вообразите: синее море насколько хватает глаз. Белая яхта неслышно скользит, чуть касаясь волн, и их плеск тонет в ритмах тяжёлого рока! Рёв моей гитары временами превращается в нежные переливы, так напоминающие скрипку, а потом возвращается с новой силой, чтобы увлечь вас, заставить кивать в такт и отстукивать ритм каблуком по полу или ладонью по колену. От басов у вас вибрирует всё нутро, от барабанов вам хочется пуститься в пляс, а голос наполняет вас восторгом. И вам уже кажется, что весь мир подстроился под песню. Каждое своё действие вы соразмеряете с музыкой! Каждый вздох – строго в такт!

Здесь, наверное, уместно уточнить, что за песня.

Например, Poison Элиса Купера. Что? Нет? Вообще это может быть любой рок-хит, так что не стесняйтесь, фантазируйте!

Представили?

Отлично! А вот и мы: группа «Полундра!» в усечённом составе: без Снежаны, которая улетела по своим ангельским делам и обещалась быть к концерту. Мы – это Маруся, Мила, Игнат и ваш покорный не-сказать-чтобы-слуга, Ярослав. Мы играем на верхней палубе яхты, под бархатистым светом местного солнца. На свежем воздухе! Солёный ветерок приятно остужает разгорячённые лица и забавно шевелит рыжие кудри Милы, то и дело открывая её острые ушки. Эльфка в салатовом летнем платье, которое красиво развевается. Можно было бы подумать, что этот цвет не сочетается с её огненными кудрями – но ничего подобного. Мила смотрится очень стильно, весь её образ – практически эталон изящества и хорошего вкуса. Глаз не оторвать! Даже вампирский Игнат (который, к слову, уселся за установку с голым торсом) откровенно пялится на Милу. А если бы на неё так же глядел и я, то кое-кто хорошенько огрел бы меня по башке.

С другой стороны – а с чего бы мне таращиться на эльфку? Да, она выглядит как красивая школьница, но это не отменяет её реальный возраст. Как и то, что она – представитель другого биологического вида. Игнат же, будучи высшим вампиром, – вполне себе живой гуманоид, и девчата вроде эльфских агентов могут вполне вызывать в нём интерес.

Что до меня – тут совсем другая история. Я безотрывно гляжу лишь на Марусю, которая выделывает с микрофонной стойкой всякие трюки, не забывая выводить голосом мелодию. На ней лёгкая матроска и плиссированная голубая юбочка. Просто её величество рассудило, что на яхте нужно одеваться по-морскому. Впрочем, всегда остаётся вариант, что неугомонной девице просто захотелось изобразить японскую школьницу. С другой стороны, у меня нет и не было фетиша на подобную форму, а Маруся мне нравилась в любом виде.

Так вот.

Теперь, когда вы вообразили себе картинку, я могу начинать.

Мы рубились уже третий час, когда на горизонте замаячили высоченные башни. В лучах местного жёлтого карлика фасады сверкали так ярко, что мы и в открытом море могли по достоинству оценить их блеск. Отложив инструменты, мы зачарованно смотрели, как сияющие, точно бриллианты, башни поднимались всё выше над горизонтом, пока не показался и берег. Другие корабли стали попадаться навстречу, громадный лайнер взлетел прямо с морской глади и унёсся к звёздам, наградив оставшихся внизу дождём из солёных сверкающий брызг.

Наша яхта свернула часть парусов и сбавила ход, погрузив, наконец, киль в воду.

Немного качнуло.

– Добро пожаловать в Диллиан, жемчужину Диллиа-Дом! – прокомментировала Мила.

– Ух ты! – выдохнула Маруся. Позабыв обо всём, она облокотилась на поручни и уставилась во все глаза на стремительно приблизившуюся красоту. Мы обогнули скалистый мыс с серебристым шпилем маяка и пошли вдоль высокого берега, к которому прилепились дома старого города. Что-то подобное я как-то видел в Италии: поселение кажется хаотично склеенным из разнородных построек. Стены, башенки, окошки, лесенки, арки – от бурого до белоснежного – всё это нагромождается друг на друга бессистемно и причудливо. В подобных городках обычно даже улиц как таковых нет – вместо них между неровными стенами петляют довольно узкие проходы с какими-то непонятными ступеньками и откосами. Здесь жители работают в магазинчиках и кафешках на первых этажах их собственных домов, а вечерами пьют кофе на балкончиках, снисходительно улыбаясь снующим туристам.

Обожаю такие места.

Сам ритм жизни здесь иной, и ты невольно встраиваешься в него: в десять вечера (я захожу с позиций Земли, если что!) тебя уже клонит в сон, зато в шесть ты уже как огурчик и около семи покидаешь свой дом, чтобы позавтракать круассаном в любимой пекарне. Потом небольшая прогулка. Впрочем, это уже верный признак туриста, потому что местным до наступления жары надо успеть слишком много, чтобы позволить себе наслаждаться утренней прохладой. И вот уже деловитые жители начинают сновать от двери к двери по своим делам, город наполняется голосами, и ты обнаруживаешь себя среди толпы, и уже самому хочется куда-то бежать и что-то делать.

Ровно до того момента, когда солнце включает режим глубокой прожарки.

Тут уж каждому будет ясно: пора передохнуть. Улочки вымирают, витрины закрываются, и город уходит на тихий час, чтобы потом пробудиться и гудеть до ночи.

Чудно!

«Интересно, – рассуждал я, провожая глазами старый город, – верны ли мои догадки относительно эльфов?»

Открыточный вид остался за кормой, и наша яхта заскользила вдоль бесконечного пляжа. Да, как и на Земле, здесь к старому городу прирастал новый. Построенный по единому проекту, он щеголял блеском стеклянных фасадов и продуманным единообразием оформления. Улицы и проспекты пересекались строго под прямыми углами, и это можно было рассмотреть с борта. Как и непрерывный поток тех, кому даже на отдыхе не сиделось на месте.

Но вот что было действительно очень здорово – так это местный колорит. Эльфский город с человеческим не перепутать ни за что. Башни странной формы, отели с целыми садами на крышах и кварталы необычного вида коттеджей – всё это кардинальным образом отличалось от поселений землян. Глядя в бинокль на отдалённые здания, я замечал остроконечные крыши, арки, колонны и резные узоры на фасадах.

– У местных жителей в чести народный стиль оформления жилищ, – с готовностью растолковала Мила, стоило лишь мне заикнуться о наблюдениях. – Отсюда не рассмотреть, но, если будет время и желание, мы с вами обязательно поедем и прогуляемся по этим улицам. Там очень красивые резные арки. Думаю, жители с радостью покажут нам свои дома.

– Прямо вот так пустят кого попало? – уточнил Игнат.

– Вы не «кто попало», – улыбнулась эльфка, – вы знаменитые артисты и к тому же в сопровождении представителя Шиф’таэри.

Пока Мила говорила, внимание Маруси уже переключилось на здание в виде гигантского гриба.

– А это что за… поганка? – её высочество бесцеремонно тыкало пальцем в нужном направлении.

– Музей современного искусства, – терпеливо рассказывала Мила, – форма здания – дань почтения классической эльфской архитектуре этой планеты. Один из здешних народов обустраивал дома в больших грибах. В «ножке» этой башни сейчас установлена искусственная гравитация: ты просто идёшь по довольно длинной галерее, смотришь картины и инсталляции, посвящённые истории эльфов, а потом попадаешь в «шляпку» – там арт-пространство, разбитое на тематические зоны.

– Надо обязательно сходить! – заключила наша командирша.

– Разумеется, – улыбнулась эльфка, – у нас там встреча с журналистами сегодня вечером.

– Какая такая встреча? – вытаращилась на Милу Маруся.

Эльфка соединила кончики указательных пальцев и улыбнулась настолько мило, насколько была способна:

 

– Ой, а я вам не сказала, да? Ничего особенного, просто встретимся и пообщаемся с корреспондентами. Они вопросы позадают, а вы поотвечаете. Недолго, на часик всего. Ваш завтрашний концерт – настоящая сенсация здесь. Земля планета закрытая, многие о ней даже никогда не слышали, поэтому деятели незнакомой культуры вызывают в эльфах огромный интерес.

– Энтомологический, поди, – съязвил вампирский Игнат. Он оставил установку, подтащил шезлонг прямо к борту и улёгся в него вальяжно, чтобы созерцать приближающийся город с комфортом. Мила на его издёвку не обиделась. Дескать, чего на этого деятеля обижаться? Сделав вид, будто ничего не случилось, эльфка нагнулась к Марусиному уху и начала что-то шептать, время от времени тыча пальчиком куда-то в сторону берега. Её величеству, видимо, сказанное пришлось по душе, потому что она кивала и улыбалась так, что рядом можно было размещать солнечную электростанцию.

А что же я, спросите вы?

А я оценил сарказм вампира и радовался крайне сдержанно.

Понимаете, вот эта история с интервью – это же мелочь, согласитесь. Мелочь, ерунда, которая не стоит разговора. Но нас снова не предупредили заранее – почему? Серьёзно, если бы Мила сказала нам об этом раньше, мы бы и не задумывались даже – просто сразу согласились бы. Большое дело – дать интервью! Да наоборот, мы бы ещё и полыхали энтузиазмом. Так зачем было ставить нас перед фактом?

Думаете, такой опытный агент, как Милена, вправду мог об этом забыть? Да держу пари, она всё держала в голове много дней! Например, потому что прессе надо было разослать приглашения и какую-то базовую информацию о мероприятии. Это же не просто так всё! Впрочем, вряд ли Мила сама рассылала приглашения – это сделала её служба или специально нанятая контора. И это опять-таки говорит о больших приготовлениях, о которых довольно проблематично забыть.

Так что же случилось?

На тот момент я чисто для себя предположил, что причина крылась в эльфском сознании.

Приходится признать: чем меньше Мила общалась с людьми на Земле, тем сильнее давал о себе знать переход к другому – эльфскому – образу мыслей. Её манера держаться, речь, одежда – ничто больше не напоминало скромную школьницу с Земли. Теперь даже нам с Марусей сразу бросалось в глаза, что Милена уже взрослая и – какое бы слово подобрать? – многоопытная. В её присутствии я чувствовал себя пацаном: все эти её комбинезоны, расстёгнутые до пупка, макияж, веские рассуждения о вещах, о которых я понятия не имел, да ещё временами командирские нотки в голосе – всё стало слишком (вот опять трудно подобрать слово!) несвойственным. Положа руку на сердце, застенчивость она перестала изображать ещё во время памятных событий без малого три года назад, но теперь… Свободная от ограничений земного общества Мила демонстрировала совсем иную свою сторону. Какой-то отчуждённый тон появился в голосе, что ли? Или, например, какие-то действия, которые не ожидаешь от сверстницы.

Так ведь она и не была сверстницей, вот что дико!

Всё, к чему мы в своё время привыкли при общении с Милой Красновой, оказалось лишь маской, профессионально сыгранной ролью. Вне этой роли она одевалась как эльфка, говорила, как эльфка и мыслила, как эльфка.

Потому что (СЮРПРИЗ!) была эльфкой.

Так вот, с этим особым эльфским мышлением для неё могло быть на сто процентов очевидно, что нам с Марусей надо сообщить об интервью в самый последний момент. И что самое неприятное, на то, скорее всего, имелись веские ПРИЧИНЫ.

Дорого бы я дал, чтобы эти причины узнать!

И – нет! – мне не нужно было понимание её логики. Как и вам.

У нас, людей, в мозгах зашиты свои алгоритмы, и как рассуждают другие существа, мы вряд ли поймём. А вот исходные посылки знать очень даже полезно – и сделать из них свои собственные, «человеческие», выводы.

Да только кто ж даст-то?

Впрочем, я рассчитывал переговорить с Милой по прибытии в отель, и потому очень ждал швартовки. К моему удовлетворению, курортная часть города, наконец, осталась позади и начался порт. Громадные краны, десятки (или сотни) пирсов, намывных сооружений, терминалов, ангаров… и мачты.

Мачты – мачты – мачты. Лес мачт. Небольшие и высотой с многоэтажный дом, тонкие и толстые.

– Интересно, что вы всё же ходите на обычных парусниках, хотя могли бы использовать магию, – подметила Маруся.

– Зачем? – удивилась эльфка. – Парус – это простое и эффективное устройство, со своей задачей он справляется лучше любой магии. Сколько можно объяснять: нет никакого конфликта магии и технологии. Парус использует энергию ветра, но магия способна усилить и дополнить эту систему. Или дать ветер, если его нет.

И помолчав немного, словно подобрав понятный пример, Мила уточнила:

– Эта яхта тоже использует магию.

Дальше последовало пространное объяснение того, каким образом устроен наш корабль и как магия и наука взаимосвязаны, переплетены и гармоничны в чудесном мире эльфов. Было видно, что Милу задело Марусино замечание, и она всерьёз взялась просвещать нашу буйную командиршу.

Мне оставалось только сдержанно улыбнуться.

Суть в том, что в отличие от меня, Маруся эльфки не робела и время от времени даже провоцировала её. Например, на подобные никому не нужные длительные монологи. Просто эксплуатировала ещё одну странность эльфского мышления: несмотря на суровость, зрелость мыслей или взрослый внешний вид, эльфы остаются наивными. Нет, ну честное слово, как можно было воспринять всё это всерьёз? Естественно, наша яхта была волшебной, раз она парила над водой. Разумеется, её двигал ветер, но именно магия держала в воздухе, исключая даже минимальное трение об воду. У Маруси же получилось настолько легко поддеть нашу эльфку и заставить пуститься в очередное объяснение, что невольно напрашивался вопрос: зачем?

Для потехи, да?

Или отыгрывалась за странный эпизод с интервью?

Или всё вместе. Но вы же знаете Марусю!

Вообще, слушая всю эту странную беседу, я уже в который раз поймал себя на мысли, что мы все конкретно разучились разговаривать. Разучились слушать, слышать и понимать друг друга, а вместо этого без конца подкалываем, подначиваем, юморим и поддеваем друг друга. Кто-то ведь находит в этом особую доблесть, да?

Даже мы с Маруськой нет-нет, да и скатывались в подобное. А ведь насколько лучше и приятнее, должно быть, разговаривать без всего вот этого. Неужели нельзя просто говорить то, что думаешь? И по тому поводу, по которому нужно высказаться в конкретный момент времени. Когда сарказм и издёвка стали обязательными?

А с другой стороны – можно ведь ЗАХОТЕТЬ высказаться иронично – и как тогда работает вся моя теория? Ну, правда – критерии уместности ведь ничем не установлены!

– ЯР! – крикнула Маруся мне прямо в ухо. – Ау! Ты с нами вообще?

Да-да, я снова, точно старый дед, ворчу без толку.

Ну, если прикинуть так – вот я, весь из себя студент. И у меня уже сложилось стойкое ощущение, что жизнь изучена вдоль и поперёк. И кажется, что вот-вот я уже раскрою все самые глубинные тайны – и на одном лишь своём УНИКАЛЬНОМ мышлении дойду до того, над чем лучшие умы человечества бьются уже не одно столетие. Как? Почему? Да потому что я же уникален! Я же не как все! Я же мыслю исключительно и нешаблонно!

Эм…

Ну вы поняли, да? Это к слову о сарказме.

В начале своих историй я, как водится, несу бред.

Надо же как-то начинать, да и хочется всякий раз дать представление о мыслях, что роились в моей голове в то время. Чем я жил, как рассуждал и почему в итоге поступил именно так, как поступил. Так что вы уж простите меня за все эти отступления. Однако же теперь время переходить к сути, потому что мы, наконец, причалили.

Механические руки аккуратно подтянули яхту к стенке, подключили кабели, установили крепления, и вот уже с нашей палубы выдвинулся трап. Несколько эльфских матросов засуетились с багажом, а мы сошли на берег, улыбаясь и маша руками, точно пингвины с Мадагаскара.

В фильмах подобные сцены сопровождаются непрерывными щелчками затворов фотоаппаратов, и репортёры всех мастей тут же атакуют звёзд, наперебой выкрикивая свои неуместные вопросы. Признаться, я ждал чего-то подобного – хотелось ощутить себя знаменитостью межпланетного масштаба, выкупаться в лучах славы и заодно сделать какую-нибудь эксцентрическую глупость, снабдив тамошних блогеров материалом для перемывания нам костей на месяц вперёд.

Но таки не судьба: фототехника эльфов давно не щёлкает, а сами они достаточно тактичны, чтобы потерпеть со своими вопросами до назначенного времени. Да и бежать со всех ног, тесня охрану, никто не стал бы. У эльфов ведь как: сказали не заходить за линию – значит, НЕ ЗАХОДИТЬ. И всё! Так что нам без проблем подали машину и повезли показывать город вблизи.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru