Размах крыльев.

Надежда Волгина
Размах крыльев.

Глава 8

– Смотри туда, – снова прошептал Федор, поворачивая мою голову.

Я различила светящуюся точку, которая разгоралась все ярче, становясь все больше. Наконец, образовалось большое световое пятно, в центре которого на небольшом пьедестале просматривался трон с золотыми набалдашниками, который я видела не единожды.

– Трон – это повелитель? – не удержалась я от язвительности. Неизвестно почему, но представление меня раздражало.

– Не отвлекайся и смотри, острячка-самоучка, – укусил меня Федор за ухо, за что сразу же получил тычок под ребра. – Будет интересно. Повелитель никогда не повторяется.

Картинка начала меняться. Трон все больше расплывался, пока я с ужасом не увидела на его месте обыкновенное гинекологическое кресло. Дикость какая-то! Оно-то что тут делает?!

Дальше-больше – на кресле чудесным образом материализовалась женщина.

– Она рожает! – в ужасе прошептала я, чувствуя, как на голове шевелятся волосы.

Ноги женщины были широко раскинуты, а между ними уже появлялась голова ребенка. Он еще не вылез целиком, как широко разинул рот в беззвучном плаче. В зале по-прежнему царила тишина. Все всё видели, но ничего не слышали. Перед нами разворачивалось немое кино.

Картинка снова сменилась. Теперь перед нами была колыбель, а внутри нее черноволосый младенец. А потом кадры начали мелькать так быстро, что я не успевала как следует их рассмотреть. Вот малышу примерно год, и он делает первые шаги. Вот ему пять, и он красив, как херувимчик. В следующий момент на меня смотрел непримиримый подросток с утонченными чертами лица и длинными вьющимися волосами. Последняя картина меня шокировала до глубины души. Я видела красивого мужчину, которого лизали языки пламени. Ему было больно, я это отчетливо ощущала, но он смеялся и что-то говорил. Хотела бы я слышать! Как жаль, что кино немое.

– Да уж, на этот раз он превзошел самого себя, – обдал меня Федор горячим дыханием, прижимаясь губами к уху и кладя обжигающую руку мне на живот.

Это меня и отвлекло от страшного зрелища. Возмущение не заставило себя ждать, когда рука черта коснулась груди. Пока скидывала ее, кадр снова сменился. Собственно, все закончилось. На троне восседал удивительно красивый мужчина, в котором я узнала виденного чуть ранее подростка. Он лениво опирался на подлокотник и поддерживал голову рукой. Глаза были полуприкрыты, на губах играла легкая улыбка. Казалось, он находится в стадии пробуждения от чудесного сна. Одет очень просто – в свободную рубаху с глубоким вырезом на груди и закатанными до локтя рукавами. Рубаха была заправлена в обтягивающие черные лосины, наподобие тех, что носят балероны. Но простота наряда его нисколько не портила. Даже напротив, подчеркивала рельефные мышцы, тонкую талию, узкие бедра… Уф, признаюсь честно, таких красавцев мне раньше не доводилось встречать. Аж дух захватывало от великолепия!

– Это и есть Лю… или как его там?..

– Астрий, – схватил меня Федор за руку в предупреждающем жесте. – Запомни уже – его зовут Астрий и никак иначе!

– Ладно-ладно, отпусти уже, руку сломаешь!

Я же ничего не сказала, вовремя вспомнила.

В этот момент Астрий распахнул глаза, и я поразилась их цвету – молочного шоколада с золотистыми искрами, вспыхивающими то в одном, то в другом. Таких глаз мне тоже не доводилось еще встречать. Он смотрел в темноту, но мне почему-то казалось, что он все видел. Лениво шевельнувшись, Астрий выпрямился в кресле и с силой трижды ударил в ладоши. Вспыхнул яркий свет, и на какое-то время я ослепла.

– Тебе предстоит одно испытание, – уже нормальным голосом проговорил Федор, в то время как и все остальные ожили.

По залу прокатился сначала робкий, а потом все более громкий шелест. Народ зашевелился, послышался смех, приглушенные голоса. Я же пока была занята тем, что пыталась проморгаться и снова начать видеть. Поэтому не сразу и отреагировала на слова Федора.

– Что ты хочешь сказать? – дошло, наконец, до меня.

– Все, находящиеся в этом зале, обязаны поприветствовать повелителя. Тебе тоже придется это сделать, – терпеливо пояснил Федор, протягивая мне очередной бокал с вином. Напоить он меня, что ли, решил для храбрости?

– И как это будет проходить?

– А ты смотри… – повернул он меня к трону.

Я подметила, что середину зала освободили, образовав что-то типа узкого прохода. От гостей отделялись то целыми группами, то парами, то поодиночке. Торжественно приближались к трону. А дальше, кто низко кланялся, кто целовал руку Астрию. Были даже такие, что припадали к ногам повелителя. Последнее выглядело несколько унизительным, ну по крайней мере, в моих глазах.

– Я тоже должна идти туда?

Как-то мне не очень хотелось. Ради этого я даже была готова немедленно покинуть зал, сделав это незаметно. Федор заметил мой вороватый жест, когда оглянулась на дверь, и покачал головой.

– Даже не думай, – предупредил он. – Уйти незамеченной не получится. Другие, может, и не обратят на это внимания, но повелитель будет об этом знать точно. Тебе же будет хуже.

– Я пойду туда одна?!

Паника приближалась нешуточная. Приковать к себе взгляды всех? И прежде всего, того красавца, что в расслабленной позе принимал почести… Подобная перспектива мне не улыбалась. Но и тут Федор поступил решительно. Схватив меня за руку, потащил за собой со словами:

– Пойдем, сделаем это по-быстрому и в числе первых.

От трона как раз отходили Лили с Джуди. Ну кто бы сомневался, что и приветствовать повелителя они будут парой. Ладно хоть самцов своих оставили на время.

Поравнявшись с нами, Джуди улыбнулась и шепнула мне:

– Смелее, детка. Сегодня он тебя не съест.

Я аж споткнулась. Не поддержи меня Федор, растянулась бы на глазах у всех. Впрочем, мое почти падение не осталось незамеченным. Поправив платье и подняв голову, я встретилась глазами ни с кем иным, как с самим повелителем. Он внимательно смотрел на меня, пока Федор практически волок меня к трону. Ноги я передвигала с трудом, попадая под власть все более панического страха. Взгляд Астрия не сулил ничего хорошего.

Только Федор было открыл рот, чтобы произнести слова приветствия, когда мы с ним остановились возле трона, как первым заговорил повелитель:

– Она человек! Что она тут делает?

Вот тебе на! Оказывается, людям тут не место. А предупредить меня об этом Федор забыл.

– Я пригласил ее, мой повелитель, – ответил черт, склонив почтительно голову. Впрочем, подобострастия в его голосе не было слышно, а вот собственное достоинство переливалось через край.

– Вот как? – протянул Астрий. К слову, мне он уже не казался таким уж симпатичным. И золотые искры в глазах внушали опасение, как-то не по-доброму они мерцали. – Чья она?

– Асмодея, – понизил голос Федор.

– Подойди, – обратился ко мне Люцифер. Я, как та ослица, решила, что про себя буду называть его только так. Правилами же это не запрещено? Нет!

Упрямиться не стала, хоть повелительные интонации в голосе и звучали оскорбительно. Приблизилась к нижней ступени пьедестала.

– Поднимись! – поступил очередной приказ.

Преодолев три ступени, оказалась в непосредственной близости от падшего ангела и не смогла сдержать дрожи. От него исходила опасность, я ее прямо кожей чувствовала. Не зря Федор все время пытался мне внушить, что опасней и более всемогущего существа нет. Невольно оглянулась на черта и заметила растерянность на его лице. Такого поворота событий он не ожидал, видно.

Люцифер встал с трона и приблизил ко мне свое лицо. Краем сознания уловила, как в зале снова повисла тишина. Видно, происходило что-то нетрадиционное, рождающее нездоровое любопытство. Эта мысль была последней в сознании, которое стало словно размазываться у меня в голове. Видела перед собой красивые глаза. Только искры сейчас перестали поблескивать в них, а плавно перетекали в меня, проникали в самую душу, рождая галлюцинации.

Теперь я просматривала свою жизнь, которую листали, как страницы в фотоальбоме. Вот я маленькая. Мы с родителями в зоопарке. Мой первый день в школе. Какая я смешная – с огромным белым бантом на макушке и с букетом больше меня в руках. О-о-о! А этот день я отлично помню! Мне тогда исполнилось пятнадцать, и родители подарили мое первое золотое кольцо. С розовым турмалином. С каким счастливым лицом я получаю подарок, как радуюсь первой драгоценности. Вступительные экзамены в институт – я корплю над математикой, грызу карандаш и запускаю пятерню в шевелюру. Ну и прическа у меня! Пугало огородное. Родители устроили настоящий праздник, когда узнали, что я поступила. Как они счастливы, как все мы счастливы!.. Мама с папой ссорятся… они снова скандалят… и опять мама плачет тайком на кухне, а потом набрасывается на папу с руганью, стоит тому переступить порог дома. Когда все изменилось? Как получилось, что наша семья перестала быть образцово показательной. И снова скандал… я запираюсь в своей комнате, громко хлопая дверью. Так нельзя жить!.. И тут я задыхаюсь от ужаса. Вижу свою маму постаревшей, осунувшейся, с красными от постоянных слез глазами. Папа убит горем, костюм на нем висит мешком. Ссутулился и шаркает ногами, как древний старик. Мама!.. Папа!.. Силюсь крикнуть, но ничего не получается. Сознание снова размазывается, и меня выталкивает из омута. Золотистые искры покидают мои глаза и возвращаются к хозяину. Лицо Люцифера отдаляется.

Меня познабливало, как при температуре.

– Твой отец совершил ошибку, за которую теперь и расплачивается, – тихо проговорил он, не переставая смотреть мне в глаза. – Знаешь, почему люди так слабы и уязвимы?

Что я могла ответить? Что это не так, и я далеко не слабая? Я и сама уже ничего не понимала, кроме того, что мне ужасно плохо.

– Они думают, что меня не существует.

Они вообще о тебе не думают! – хотела ответить я, но не успела. Люцифер вернулся на свое место и устало отмахнулся.

 

– Она может остаться, – сказал он Федору. – Идите, развлекайтесь.

Пока возвращались по проходу, я ловила на себе взгляды. В большинстве из них помимо любопытства угадывалась скрытая радость. И чему они все радуются? Тому, что чувствую себя хуже некуда? Перед глазами стояли родители. Как они изменились, мое исчезновение их пришибло и того и гляди уничтожит.

На глаза навернулись слезы и принялись скатываться по щекам, впитываясь в легкую ткань платья.

– Не плачь, Алина-малина, – взмолился Федор, усаживая меня на диван, опускаясь на корточки рядом и беря за руки. – Дурак я, что привел тебя сюда. Не думал, что все так обернется, и ты до такой степени заинтересуешь повелителя.

Я бы и рада была перестать плакать, да только никак не получалось, как ни уговаривала себя. На нас все еще обращали внимание, теперь уже всех этих существ привлекали мои слезы. Надеялась только, что Люциферу не до меня, да и от его глаз нас скрывала пестрая толпа танцующих.

– Обычно церемония приветствия проходит очень быстро, повелитель практически не смотрит на нас. А сегодня… В общем, я рад, что все закончилось хорошо, – с воодушевлением воскликнул он, вскакивая и наполняя два бокала. – Давай выпьем за тебя. Ты очень мужественная девушка!

Сопротивляться я не стала – осушила бокал до дна. Зато высохли слезы, и в голове зародилась мысль.

– Послушай, – вцепилась я во фрак Федора. – Мне нужно передать весточку родителям. А иначе… иначе они умрут от горя и неизвестности, – голос мой дрогнул, но вроде слезы отступили окончательно. – Ты мне поможешь? – с надеждой заглянула я ему в глаза.

С ответом он не торопился, задумался. Я терпеливо ждала и очень надеялась.

– Я попробую это устроить.

На моем лице мгновенно засияла улыбка, потому что Федор поспешил добавить:

– Я сказал попробую, но не обещал ничего конкретного. Как понимаешь, тут такое не принято. И… давай поговорим об этом завтра.

Завтра! Конечно, завтра! Я напишу родителям подробное письмо, а Федор обязательно найдет возможность передать его им. Какой же он хороший, добрый! И как я благодарна ему!

– А давай потанцуем?! – вино сделало свое дело – в теле появилось легкость, а в голове хмельной туман. – Я тебя приглашаю!

Тут же в петлице Федора появился маленький букетик васильков. Вот, значит, откуда они берутся? Стоит только пожелать с кем-то танцевать…

У меня самый галантный кавалер. Как он подставил мне локоть, вел на середину зала!.. Словно королеву, бросая горделивые взгляды по сторонам. Я же старалась ни на кого не смотреть. Правда случайно скрестила взгляд с Софьей. Ну и естественно, эта самка взирала на меня не по-доброму. Хочет, пусть ревнует, мне-то что. Сейчас я хотела танцевать, тем более умела это делать неплохо. Ну когда-то… когда занималась бальными танцами. Очень надеялась, что навыки еще сохранила, не все забыла.

Танец закончился очень быстро, я только вошла во вкус. А поэтому быстренько соорудила в мыслях еще один букетик. Да и сам процесс мне понравился. Так прикольно было представлять лицо Федора со смешливыми глазами и мысленно дарить ему букетик. На этот раз цветы я выбрала другие – маленькие красные розочки. Их я тоже очень любила. И на Софью, которая, наверное, выпрыгивала из трусов, когда мы с Федором приняли стойку перед вторым танцем, мне было глубоко плевать. Не то чтобы хотела ее позлить, но себя-то я люблю больше. А сейчас я хотела танцевать.

На этот раз зазвучала более ритмичная мелодия, совершенно незнакомая мне, но очень цепляющая, заставляющая ноги пуститься в пляс. Пары сталкивались друг с другом, импровизируя кто как мог. Хаотичные движения пар чем-то напоминали хастл, когда кто-то один из партнеров задает характер танцу, а другой его подхватывает. В нашей паре ведущей была я, а Федор подстраивался, как мог. В какой-то момент он не выдержал, поднял меня в воздух и закружил по залу. Я откинула руки и голову назад и представила себя птицей, парящей в небе. Это было так здорово, что я счастливо рассмеялась. Что же они добавляют в вино? Откуда взялась эйфория, на волнах которой я буквально парила?

Когда мелодия стихла, я поняла, что мы с Федором находимся в круге из зрителей. И сколько мы так танцевали и были в центре внимания? Показалось мне, или даже Федор покраснел? И как я это умудрилась заметить на черном лице черта? Подобная мысль рассмешила, и я опять громко рассеялась.

– Ты привлекаешь к себе слишком много внимания! – выговаривал мне Федор, утаскивая к нашему дивану и толкая на него. – А это тебе совершенно не нужно.

– Я же не виновата, что так весело, – хихикнула я. – Вина мне еще! – театрально выставила руку в сторону столика.

– Перебьешься, – зло буркнул Федор. – Ты уже итак набралась.

– Какой ты противный, – картинно надула я губы. – Хочу еще танцевать!

– Даже не думай!.. – с угрозой произнес он.

А я его и не собиралась слушать – закрыла глаза и представила себе очередной букетик и как засовываю его ему в петлицу.

– И где он? – буравила я глазами фрак Федора.

– Кто?

– Мой букет. У тебя должны появиться ромашки, вот тут, – ткнула я ему в грудь пальцем, отчего меня повело, так что едва не свалилась с дивана.

Тут я увидела руку ладонью вверх. Протягивали ее явно мне, и принадлежала она не Федору. Передо мной стоял Люцифер собственной персоной.

– Я позволил себе перехватить танец, – улыбнулся он, отчего глаза его до предела заполнились золотыми искрами. Мне даже показалось, что сейчас они посыплются из него, прожигая маленькие дырочки на моем платье. Ничего не могла с собой поделать – пялилась на темного властелина и пыталась избавиться от мыслей одна глупее другой. – Позволите?

Я в растерянности взглянула на Федора в поисках поддержки, но сразу же поняла, что ее не будет. Федор выглядел растерянным, как и тогда, возле трона Люцифера.

Делать нечего, пришлось мне вложить свою руку в горячую ладонь и встать с дивана. Естественно, все внимание было приковано к нам. Ни жива, ни мертва я шла за мужчиной, не зная, чего ожидать от него дальше.

В центре зала он остановился, повернулся ко мне лицом, обхватил за талию и крепко прижал к себе. Даже через платье я ощутила твердость его мышц, а лицо опалило горячим дыханием. Ну а уж из плена его золотистых глаз я и вовсе не могла вырваться, тонула в них все глубже. Заиграл вальс, и партнер повел меня по залу. Странный какой-то вальс – ритм его все убыстрялся, пока декорации не начали кружиться вокруг нас. Мне казалось, что я не дотрагиваюсь до пола ногами, что пола под нами и вовсе нет. Исчезло все – зал, гости… Музыка оглушала, а горячие руки, обнимающие меня, обжигали.

Губы Люцифера приблизились к моим, а потом накрыли их жарким поцелуем, от которого я буквально задохнулась. Поцелуй длился бесконечно долго. Он дарил ни с чем несравнимое наслаждение вкупе с крайним возбуждением. Горячая волна поднималась внутри меня. Теперь уже я сама прижималась как можно теснее к этому сильному телу, обхватив его за шею, зарываясь руками в шелковистые волосы. Я хотела большего, гораздо большего… Я уже не отдавала отчета, кто находится рядом со мной. Возбуждение вытеснило все мысли, оставив только похоть, которая сводила с ума.

– Ты обязательно будешь моей, – услышала я жаркий шепот.

Или это был вовсе не шепот?.. Возможно, заявление слышали все. Только где они?.. И где я? Как ни старалась, разглядеть ничего не могла. Перед глазами вспыхивали цветные сполохи, голова кружилась все сильнее. От громкой музыки пульсировало в ушах. Или это биение моего сердца отдавало болью?..

– Алина-малина, очнись…

Кто-то тряс меня за плечо, а потом и вовсе брызнул в лицо водой, да так щедро, что я возмущенно распахнула глаза.

– Федор, черт тебя подери! Совсем офонарел?! И почему я лежу?

Я села на диване, пытаясь навести порядок в мыслях. Только что что-то произошло… Тут я все вспомнила!

– А где?..

– Кто? Опять ты кого-то ищешь? Перед тем, как бухнуться в обморок, ты тоже кого-то искала. С тобой все в порядке? – придвинулся ко мне Федор, заглядывая в глаза.

– Я в порядке, – тряхнула я головой. – Что тут произошло?

– Да ничего особенного. Ты упала в обморок, повалилась на диван, как мешок с картошкой…

– Стой-стой! – скривилась я. – Избавь меня от таких подробностей. А… к нам никто не подходил?

– Например? – аккуратно спросил Федор.

– Ну…

Тут я поняла, что ничего рассказать Федору не смогу. Просто потому, что он не поверит и все припишет моей воспаленной фантазии. Но сама-то я не сомневалась, что только что танцевала с Люцифером, и он целовал меня. А я его желала, как мужчину. Почувствовав, как лицо заливает жаркий румянец, я резко отвернулась. В этот момент в зале опять заметно потемнело, а световое пятно вокруг трона ярко разгорелось, приковывая к нему внимание.

– Неотъемлемая часть каждого бала – сольное выступление повелителя, – прокомментировал Федор.

Я превратилась в зрение и слух, боясь пропустить даже мельчайшую подробность.

Люцифер встал с трона и спустился с пьедестала. Световое пятно последовало за ним, зафиксировал мой мозг. Падший ангел вытянул руку, и я округлила глаза от удивления, когда в его руке появилась золотая флейта, блестевшая, как в лучах яркого солнца. Он приложил ее к губам, и полилась музыка…

Это была она! Именно такую музыку, каждый раз разную, но в чем-то неуловимо похожую, я слышала почти каждую ночь. Именно она лишала меня спокойствия, заставляла нервничать, рождала в душе неясные желания и томление по чему-то. Так вот, кто был ее хозяином?

А дальше началось настоящее светопреставление. Музыка вибрировала в воздухе, звучала диссонансом. Я не могла ее больше слушать. Она выворачивала душу, не давала возможности сидеть на месте. Мне хотелось порвать на себе платье, скинуть его, куда-то бежать… А на моих глазах дамы и кавалеры раздевались и совокуплялись, прямо на полу, извиваясь обнаженными телами. В воздухе запахло сексом и страстью. Я зажала уши и зажмурила глаза.

– Не могу, не могу на это смотреть… – безостановочно бормотала, не слыша своего голоса.

– Так, пойдем ка отсюда. Эта часть бала считается необязательной.

Федор выволок меня из зала. Почти бегом мы удалялись от звуков флейты, но я все равно ее слышала и сходила с ума.

– Маленькая моя, – обнял меня Федор в моей комнате, как только плотно закрыл дверь. – Ты еще не готова к оргиям. Какая же ты наивная девочка!

Так мы и стояли какое-то время, пока мне не стало легче, и глаза не принялись закрываться. Мной одолела зевота, с которой я не могла совладать.

– Ложись, малышка, спать и ни о чем не думай, – подвел меня Федор к кровати, уложил на нее и накрыл одеялом.

К тому моменту, когда он опустился рядом со мной на кровать и погладил по голове, я уже не могла открыть глаза, чувствуя, как проваливаюсь в сон.

– Как же мне защитить тебя от этого места?..

Наверное, Федор говорил что-то еще, но я его уже не слышала.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru