В плену демона

Надежда Волгина
В плену демона

Глава 1

– Что с тобой, Ро? Чем заслужил этот несчастный вечные муки, на которые ты его сегодня обрек?

Арн – первый помощник верховного судьи и его самый близкий друг опустился в соседнее кресло и тоже посмотрел на пляшущие языки пламени.

– Не знаю, Арн, – устало потер глаза демон. – Каждый раз, когда вижу это ничтожество, злость захлестывает неконтролируемая. Считаю, что получил он по заслугам. Да и сколько можно судить его? – тряхнул он головой, и черные волосы блеснули красным в отражении пламени.

– Горн настоящий подонок, тут я с тобой согласен, но вечные муки… Даже для него это слишком.

– Я так решил! – посмотрел на Арна Роан, и глаза его зловеще блеснули. – И даже на правах друга ты не должен делать мне замечания, – вновь отвернулся к огню.

– А советы от друга ты принимаешь? – вкрадчиво спросил Арн.

Он знал Роана хорошо, и умел найти подход к этому демону в любое время и при любом раскладе. Когда тот особенно свирепствовал, то только Арн и мог его успокоить, тогда как все остальные демоны и служащие царства боялись переступать даже порог его покоев.

– Говори, раз уж начал, – вздохнул Роан и устало прикрыл глаза.

– От излишней свирепости нужно избавляться, находить для нее выход. Ты это не хуже меня знаешь. И не можешь не замечать, что демоническая сущность подавляет тебя постепенно, заставляя отступать от правосудия. Сходи к Аиде. Пусть она посмотрит на тебя и даст совет. А иначе через какое-то время ты ничем не будешь отличаться от того же Горна.

Аида – демоница, дарующая избавление от проблем. Давненько Роан у нее не был. А до этого часто забредал. Ему нравились ее рассудительность, проницательность, красота. Ее хотели все, но никто не мог заполучить. Ходили слухи, что Аида отказалась от всего плотского, чтобы копить в себе силу пророчества. И Роан склонен был верить этим слухам. Несмотря на явные дружелюбие и расположенность ко всем демонам царства, она никого не подпускала к себе близко. И жила Аида на отшибе, довольно далеко от дворца. Чтобы добраться до ее дома, нужно было преодолеть ни одну огненную реку. Но разве ж это проблема для того, кто получил крылья вечности?

– Хорошо, я навещу пророчицу. Но только ради тебя, – взглянул Роан на Арна, чувствуя, как улучшается его настроение. – А сейчас может расслабимся? Как насчет обнаженных танцев?

– На твоих красоток я готов любоваться вечность, – довольно потер руки Арн.

– И не только любоваться, дружище. Ночка сегодня будет жаркой, как полагаю, – понимающе усмехнулся Роан.

Он и сам давно не придавался оргиям. В последнее время заседания суда проводились чуть ли не каждый день, и многие выдавались нервные, как вот сегодняшнее. Да, ему нужно расслабиться! И ничего кроме секса не помогает в этом деле лучше всего. Безудержный, развратный, со вседозволенностью и толикой жестокости. Такой, как он любит.

Роан хлопнул в ладоши, и тут же дверь в гостиную распахнулась, впуская черта.

– Приведи… шестерых нам хватит? – посмотрел на Арна.

– Вполне, – довольно кивнул тот.

– Шестерых танцовщиц, – вновь повернулся к черту. – Выбери тех, что я еще не видел. И пусть наряды на них будут самые откровенные.

Черт кивнул и так же тихо испарился. А Роан повернулся к Арну.

– По кубку дракона для настроения?

– Я не против добавить огня в кровь, – тут же согласился друг. – И не забудь свое фирменное заклинание для крепости.

***

Лана зашла в тепло кафе и поискала глазами Галю. Подружка изучала меню с видом профессора и ее не замечала. Чувствуя, как постепенно оттаивает, Лана медленно приблизилась к столику.

– О, привет! – вскинула на нее глаза Галя. – Замерзла? Закажем глинтвейн?

– Да можно, – пожала плечами Лана и опустилась на стул.

На самом деле, в тепле она быстро согрелась и в полушубке стало даже жарко, Сняв его, она повесила тот на спинку стула.

– Как там? – в глазах Гали засветилось сочувствие.

– Все так же, – ровно проговорила Лана.

Говорят, что время лечит. Она теперь точно знала, что не лечит, ну или не так быстро. Однако, даже к открытой ране привыкаешь, как и к боли. Вот и она за два месяца привыкла, что родители разбились, что маму похоронили через три дня после аварии. А папа до сих пор лежит в коме. И врачи перестали делать какие-то прогнозы. А по их лицам Лана читала, что если бы те и были, то точно неблагоприятные.

– Лан, может переедешь все-таки ко мне? А квартиру сдашь, – в который раз предложила подруга.

– Нет, Галь, не буду я ее сдавать, – в очередной раз отказалась Лана. – И переезжать к тебе не буду, извини. Я написала сегодня заявление на академ. Пойду работать.

Кое-какие сбережения у нее были, благо, не все родители положили в банк под проценты. Но эти крохи таяли стремительно, и нужно было что-то решать. И сиротой она себя не считала, разве что на половину. Папа жив! И когда он поправится, должен вернуться к себе домой, а ни куда-нибудь еще. Завтра она начнет поиски работы. Уж официанткой куда-нибудь устроится точно.

– И ничего не сказала, тихушница, – обиделась Галя.

– Прости. Не хотела, чтоб ты начала отговаривать.

– Да ладно, проехали, – подруга замолчала ненадолго, бросая на Лану загадочные взгляды поверх кружки с глинтвейном.

– Галь, говори уже, – невольно улыбнулась.

– Слушай, я тут узнала про одну гадалку. Или даже не гадалку, а предсказательницу. Может, сходишь к ней?

– И отдам той последние деньги? Зачем мне это? Не больно-то хочется знать, что ждет меня в будущем.

Если отец не поправится, то скорее всего, в ближайшем будущем ее ждет черная тоска. И ее Лана боялась больше всего. Только мысль, что он жив, позволяла ей не сойти с ума.

– Не отказывайся раньше, чем выслушаешь, – зыркнула на нее Галя. – Говорят, она умеет исполнять желания, а не только предсказывать.

– Кто говорит?

– Это неважно, – отмахнулась Галя. – И тебя она примет бесплатно.

– С чего бы это?

– А с того, что с тех, кто приходит за исполнением желания, она деньги не берет, во-первых, а во-вторых, ты пойдешь к ней по протекции подруги моей мамы.

– Галь, ну ты сама-то в это веришь? – скривилась Лана.

– Знаешь, когда нет выбора, начинаешь верить во все. А у тебя его сейчас нет, – жестко произнесла подруга. – Держи, – протянула ей кусочек черного пластика, на котором золотыми буквами было выведено имя Лейла и внизу, совсем мелко значился адрес и телефон гадалки. – Позвони ей и запишись на сеанс. Скажи, что ты от Лидии Савельевой – это мамина подруга.

***

Роан снова облетел небольшой дом пророчицы и только потом плавно спланировал на резное крыльцо. Странное жилище для демоницы. Деревянный терем. И это в царстве огня и мрака! Но еще более странным было то, что ни единой огненной реки не протекало вблизи, все они находились на приличном расстоянии от дома. А земля вокруг него была усыпана пеплом. Кто или что и когда тут горело в таком количестве? Но эти вопросы быстро покидали голову демона, хоть и возникали каждый раз, как оказывался тут. За те полвека, что он не приближался к жилищу пророчицы, ничего не изменилось.

Дверь в терем вела без замков и запоров. Открыть ее тоже было невозможно, пока этого не захочет сделать хозяйка. И постучать не получится, потому как только рука коснется с виду деревянной поверхности, так сразу же провалится во что-то вязкое, липкое и холодное, как внутренности мертвеца.

Но Роана ждать не заставили – едва обратил он свой горящий взор на дверь, как та распахнулась, впуская его в полумрак прихожей. А тут и сама хозяйка терема вышла ему навстречу.

– Неужто ко мне пожаловал самый злобный демон царства! – раздался мелодичный голос, и Аида выступила из темноты. Тут же повсюду вспыхнул яркий теплый свет, прогоняя мрак. – Какими судьбами, Роан? И я рада тебя видеть!

Она пригласила гостя в большую комнату, обставленную со вкусом и без всяких там штучек, что водятся в домах колдуний. Аида отличалась от них всех. Да и Роан не считал ее колдуньей. Она была демоницей до мозга костей, чистокровной, рожденной от верховного демона. А дар пророчицы получила, говорят, на невольничьем рынке, где случайно оказалась и заглянула в глаза умирающей пророчицы. С тех пор всю себя Аида посвятила магии, что просыпалась в ней постепенно. А когда стала самостоятельной, то ушла от остальных демонов и поселилась на пепелище.

– Я и сам не знаю, Аида. Надеюсь, ты мне это скажешь, – отозвался демон.

– Ну проходи, раз уж решился прилететь, – улыбнулась пророчица, и Роан в который раз подивился, что такая красавица отказывается от всего, дарящего физическое наслаждение. Уж он бы с ней порезвился… – Осторожнее с мыслями, верховный демон, – тут же предупредила Аида. – Я ведь могу не посмотреть на твое величие. И твоя демоническая мощь не устоит перед моей.

Ну если Роан и устыдился собственных мыслей, то разве что ненадолго. В отличие от пророчицы он в монахи не записывался.

Аида усадила его на мягкий диван, а сама опустилась перед ним на колени. И снова Роану пришлось спрятать мысли о том, как эффектно смотрелись бы эти полные чувственные губы на его члене. А уж что он при этом бы испытывал!..

– Какие же вы, демоны, ненасытные! – рассмеялась пророчица, и Роан с удивлением осознал, что его защиту та сломала с легкостью. – К вашим услугам все самки царства, а вы мечтаете о несбыточном. Расслабься, Роан, меня ты точно не получишь. Да и никто. Откинься на спинку и закрой глаза. Отпусти мысли, чтобы я все их прочитала. Ни о чем тайном я знать не хочу, оставь это себе. Мне же дай то, что тебя беспокоит.

В комнате повисла тишина, лишь шепот Аиды нарушал ее. Да и тот был больше похож на шелест сухих листьев.

Роан прислушивался к себе, но никаких изменений не подмечал. Все тот же мрак царил в душе – вечный его спутник. Не только Арну казалось, что Роан переступил дозволенный порог жестокости. Он и сам за собой подмечал неконтролируемую злость. И вспыхивала та внезапно, когда он не ждал ее. Вот и на суде вместо преступившего законы подземного царства Горна он вдруг увидел отъявленного злодея, которого захотелось покарать самым страшным образом. Что он и сделал, собственно. О чем и сейчас не жалел.

 

Вскоре Аида разрешила ему открыть глаза, и Роан встретился взглядом с ее внимательным и отливающим янтарем. Даже глаза у этой демоницы были не такие как у всех остальных. Не черные, карие или зеленые, а янтарно-желтые. И в них читалось спокойствие, на грани равнодушия ко всему.

– Я знаю, что с тобой происходит, демон, – встала пророчица и отошла к окну.

– И ты мне, конечно же, поведаешь об этом? – насмешливо уточнил Роан. Серьезные игры ему наскучили. Захотелось вернуться в минувшую ночь, когда они с Арном развлеклись по полной. Так развлеклись, что член до сих пор побаливал. Перетрудился накануне, бедняга.

– Мрак в тебе слишком густой, плотный. Пора разбавить его светом, пока ты не превратился в чудовище, – не поворачиваясь, ответила Аида. Голос ее звучал серьезно, даже скорбно. Веселия Роана демоница явно не разделяла.

– Где же я возьму свет в царстве?

– Здесь нигде. Тебе нужна человеческая девушка. Связь с ней даст тебе этот свет.

– Ты хочешь сказать, что мне нужен живой человек?! – вскочил демон.

– Именно, Роан, – повернулась к нему пророчица лицом. – Тебе нужна живая девушка.

– Зачем она мне тут? Что я с ней буду делать?

– Все, что захочешь, на что хватит твоей фантазии. Иди сюда, – поманила она его пальцем.

Подобного жеста демон не потерпел бы не от кого, спалил бы на месте. Но от Аиды его он даже не заметил.

– Смотри, – провела пророчица ладонью вдоль стекла в окне.

Сначала появилась рябь, но очень быстро та исчезла, и взгляду Роана предстала девушка, что сидела за обшарпанным столом в довольно современной комнате. Перед ней сидела старуха и что-то говорила. Слов Роан не слышал, а лицо старухи показалось ему противнее физиономий тех ведьм, коими кишел его мир. А вот девушка была красива, только унылая какая-то, потерянная. И сидела она сгорбившись и облокачиваясь на стол.

– Она тебе нужна. Но поторопись отправить за ней проводника. Иначе ошибка, которую она совершает, может стоить ей жизни. Счет пошел на часы!

***

Глядя в лицо настолько отвратительной старухи, что даже в страшных снах ей не являлась, Лана недоумевала, что она вообще тут делает. И кто бы мог подумать, что живет и принимает та в элитной многоэтажке, на тринадцатом этаже. И визитка, что крутила Лана в руке, вон тисненая золотом. А сама хозяйка квартиры похожа на самую настоящую ведьму, и говорит будто каркает.

– Поди сюда, чего топчесся у порога, – поманила Лану старуха и указала на стул возле стола. – Вижу, зачем пожаловала. Грех на душу хочешь взять?

– В каком смысле? – не поняла Лана.

– А в таком, что жизни просишь для того, кто обречен на смерть. А знаешь ли ты, что ради такого нужно чем-то жертвовать?

– Я вас не понимаю.

– Да чего ж тут непонятного, дурища. Получишь ты второй шанс для своего папашки. Чего сама готова лишиться ради этого? – воззрилась старуха на нее глазами, наполовину закрытыми бельмами.

– Мне все равно, лишь бы он поправился, – пожала плечами Лана, все еще не веря в реальность происходящего.

Да и старухе этой она не верила. Скорее всего, напускает на себя оккультной важности, а сама о ее проблеме узнала от той же Лидии Савельевой, от которой Лана сюда и пришла.

– Тогда сама решу, что взять с тебя, – противно захихикала старуха и вдруг схватила Лану за руку, потянула на себя через стол. – Все равно ей… И жизнь отдашь? И молодость? Ох и глупые же среди вас попадаются!

– Что вы?.. – закончить Лана не успела. В руке колдуньи вдруг блеснул сталью нож, и в следующую секунду ладонь прорезала острая боль. А на столешницу закапала густая темная кровь.

Голова закружилась что есть силы, и сколько-то секунд у Ланы ушло на то, чтобы побороть дурноту. А старуха уже вовсю бормотала, и Лана с ужасом наблюдала, как кровь ее сворачивается в шарики, и шарики эти скатываются по столешнице прямиком в морщинистую ладонь. А потом исчезают в той без следа, словно мгновенно впитываются в кожу.

Руку уже ломило и от крепкой хватки старухи, и от потери крови, по всей видимости, когда колдунья склонилась низко над ладонью и принялась заговаривать порез. Тут же кровь перестала течь, а порез затягивался и исчезал на глазах. И вот тут Лане стало страшно, только вот сделанного не воротишь. Во что же она влипла? И чем ей это теперь грозит?

Как и предсказывала Галя, денег с нее колдунья не взяла. Еще и напоила чем-то для придания сил, как сама выразилась. А на дорогу напутствовала:

– Ты сделала то, что велело тебе сердце. Я же поступила согласно велению своего. Мы квиты, красавица, – и захлопнула за ней тяжеленую стальную дверь.

Несмотря на бодрящий напиток, Лана испытывала настолько сильную усталость, что на обратном пути даже в магазин заходить не стала, сразу отправилась домой. И дома сил хватило только на то, чтоб умыться и переодеться ко сну. И хоть время еще было детское, Лана с таким удовольствием завалилась в постель, мечтая, чтобы поскорее ее накрыл сон, а воспоминания о страшной старухе стерлись напрочь.

Снилась ей мама, и во сне она о чем-то ее предупреждала. Только вот родного голоса Лана так и не услышала, как и сама ничего не могла сказать. А проснулась она от легкого толчка, и в первый момент не осознала, что действительность вокруг нее поменялась.

Глава 2

Темно и жарко – первое, что определила, когда вдруг проснулась. Причем, что на дворе ночь, даже не сомневалась. Только вот куда подевались все фонари во дворе, что щедро бросали в окна свет, и с чего это вдруг батареи раскочегарили так, что в комнате дышать нечем. И это в ее торцевой комнате, где зимой всегда холодно, так что приходится включать обогреватель.

Лана пошарила по стене в попытке нащупать веревочку бра и очень озадачилась, когда таковой не обнаружила. Да и стена на ощупь показалась ей другой, какой-то шершавой, а не покрытой обоями с шелковым тиснением.

Она пока еще не боялась, но уже совершенно не понимала, что происходит. Ну и где-то в глубине души теплилась надежда, что ей снится очень реалистичный сон. А когда вдали загорелась крохотная точка и принялась стремительно увеличиваться, то Лана даже засмеялась, окончательно уверившись, что все это ей только снится.

– Странная реакция человечка на демонический огонь, – раздался низкий голос.

Его обладателя у Ланы никак не получалось рассмотреть – того полностью скрывало пламя, в котором он и жарился. Или не жарился, иначе как он может говорить так спокойно. Это ведь реалистичный сон, а значит, ему должно быть очень больно. Хотя, чего только во снах не случается.

– Должна сказать, полыхаете вы эффектно, – усмехнулась Лана и подвинулась назад, чтобы опереться на торец шифоньера, к которому и примыкала ее тахта. Каково же было ее удивление, когда она не нащупав опоры повалилась на все то же ложе. – Черт! – пробормотала, вновь садясь. В пижаме было нестерпимо жарко, по спине уже струился пот. И сон этот нравился Лане все меньше.

– Верховный демон, не черт, – вышел, наконец, обладатель завораживающего голоса из пламени.

Лана, конечно, по достоинству оценила мощную фигуру и не лишенное привлекательности лицо, но больше всего ей сейчас хотелось стянуть эту дурацкую пижаму. И она уже хотела проснуться, подозревая, что в квартире у нее пожар, который разгорается не хуже того пламени, которое, кстати, затухало у нее на глазах. Если она сейчас не проснется, то точно сгорит.

– Все, сгинь! – взмахнула она рукой и посильнее зажмурилась. – Просыпайся! Просыпайся!..

– Это не сон, красавица, и ты в подземном царстве, – голос демона раздался совсем рядом, и Лана почувствовала, как под ним прогнулась кровать. – И кажется, тебе тут жарко.

– Это не может быть не сном, и никакого подземного царства не существует, – посмотрела она на мужчину, что сидел совсем рядом. И с такого расстояния он казался слишком мощным и опасным. А в глазах его плясало пламя, но не обычное, а почему-то красное.

Мужчина протянул руку, и Лана невольно дернулась. Но ладонь его все равно прижалась к ее щеке.

– Ты вся горишь, – без тени улыбки сообщил прописную истину. Да он просто мистер очевидность!

– Ну еще бы! Тут жарко как в аду!

– Совершенно верно. Добро пожаловать в ад! Но для тебя я создам спец условия, уговорила.

Стоило ему только произнести заветную фразу, как сразу же стало гораздо прохладнее. Аж задышалось легче, и Лана перевела дух.

– Спасибо! – пробормотала она, пытаясь прогнать нехорошие предчувствия.

– Не стоит здесь упоминать его имя, – посмотрел гигант куда-то вверх.

Только сейчас Лана сообразила, что комнату освещает остатки того пламени, из которого появился этот… демон?

– Ты же мне снишься? – дрогнувшим голосом произнесла она.

– Нет. Я же сказал уже.

– Но это невозможно!

– Как видишь, возможно все, – усмехнулся демон.

– А что я тут делаю?

– Ты у меня в плену.

– А в честь чего?

– Потому что так нужно мне. Да и для тебя это лучше, чем явиться сюда в образе духа.

Лана потрясла головой. Постепенно до нее начинало доходить, что никакой это не сон. А мужчина, что сидит рядом и с ленивым любопытством разглядывает ее, демон подземного царства. Но разве может она поверить в такое?! Она до такой степени растерялась, что не смогла найти слов. Только и смотрела во все глаза на своего пленителя, если верить ему же.

– Ладно, спи. Это обитатели моего мира ночью не спят, а тебе еще только предстоит привыкнуть к новой жизни. Поговорим завтра…

Он провел рукой у нее перед глазами, и сразу же реальность потеряла четкие очертания. Образ демона расплывался перед глазами, а сама Лана плавно опускалась на ложе, чтобы в следующий момент провалиться в спасительный сон.

***

Роан смотрел на спящую девушку в какой-то нелепой робе и понимал, что несмотря на ее внешнюю привлекательность, она совершенно не в его вкусе. Волосы блеклые хоть и длинные. Черты лица вроде и нормальные, даже приближенные к идеальным, но не блещут той яркостью, которой он привык себя окружать. И худая она больно. Грудь-то у нее хоть есть?

Недолго думая, он провел пальцем в том месте пижамы, где были пуговицы, и сразу же те выскочили из петель, а пижама распахнулась на груди девушки.

Не густо, конечно, но форма груди ему понравилась. Дерзкая такая, и соски розовые, как те бутоны, что растут в его саду. Пожалуй, их цвет пришелся ему по вкусу.

Роан накрыл грудь пленницы рукой, и почувствовал, как дернулся его член одновременно с тем, как затвердел ее сосок. Тогда и вторая рука опустилась на вторую грудь, а пальцы несильно сжали розовеющие вершины. Пламя, что тлело рядом, разгорелось чуть сильнее, заливая девушку ярким светом. И Роан с удивлением понял, что ему недостаточно видеть ее по пояс. Он хочет знать, что скрывают эти мешковатые штаны. Все так же не прикасаясь к ним, справился с тесемками. А вот стянут их ему захотелось не при помощи магии, а касаясь пальцами ее кожи. Запустив те под мягкую резинку, он потянул штаны вниз, открывая постепенно взору плоский, даже немного впалый, живот и треугольник между ног с узким ежиком волос.

Пленница пошевелилась и что-то пробормотала во сне, но разбудить ее Роан не боялся, ведь он же до этого и усыпил ее.

Когда девушка осталась перед ним практически нагая, не считая верха пижамы, что прикрывала руки, Роан какое-то время скользил по ее телу взглядом, подмечая все. Стройность, которую он посчитал за худобу. Но нет, ни единой торчащей косточки он не заметил, хоть и все они были узенькими и хрупкими. При желании он может переломить их пальцами. Симпатичная впадинка в районе пупка. Н-да… даже не у всех демониц, что побывали в его постели пупки настолько идеальными. Ей бы пошел пирсинг. Капля бриллианта отлично смотрелась бы в этой ложбинке. Ноги длинные, рельефные, и ступни аккуратные, с розовыми пальчиками. Роан обхватил одну ступню, и та поместилась в его ладони. Какой же у нее размер ноги? Детский что ли?

Он согнул ногу в колени и чуть отвел в сторону. Пора было заглянуть в заветную щель, чтобы посмотреть товар изнутри, так сказать. За первой ногой последовала вторая, а потом он и вовсе широко развел их, открывая пленницу взору. С удивлением отметил, что рассматривает ее с жадностью, что члену становится все теснее в обтягивающей нижнюю половину тела коже. Да она его возбуждает! Вот же!.. А как с такой крохой трахаться-то? Он же порвет ее. И не жалко, да вот незадача – придется искать новую, раз уж Аида поведала, что только от человека он может напитаться светом. Даже пальцу его в ней тесно, в чем сразу же убедился, запустив тот в нее. Тесно и жарко. А еще влажно и приятно. И кажется, пора заканчивать исследования, пока член не взбунтовался окончательно.

 

Роан достал палец и накрыл девушку одеялом. Он все равно не понимал, на что она ему сдалась, и в качестве кого собирается ее использовать. Но эстетическое удовольствие от созерцания ее наготы уже получил. Наверное, это уже плюс.

Арн дожидался его в каминном зале, куда Роан переместился прямо из спальни невольницы. Камины ярко полыхали, и пламя их лизало каменный пол, пробиваясь сквозь толстые прутья решеток.

– Ну и как она? – такими словами встретил его друг.

– Как все люди, Арн. Слабая, эмоциональная и глупая, – дернул плечами Роан.

Его все еще раздражало, что пророчица навязала ему столь специфический трофей. Люди в царстве являлись большой редкостью. По крайней мере, живые. Попадали сюда только по желанию демонов. И желание это должно было быть очень сильным, вызванным вескими причинами. Да и век человеческий был очень коротким, а в царстве так и вовсе пролетал незаметно. Все они слишком быстро умирали.

– Красивая?

– Не настолько, чтобы хотеть ее как женщину, – немного слукавил Роан. Почему-то признаваться, что пленница его возбудила, не хотелось. – Не пойму, что с ней делать.

– Просто держи рядом с собой, Ро. А занятие ей найдешь. Ведь ты пока даже примерно не знаешь, на что она сгодится лучше всего, – мудро заключил Арн. – Покажешь ее?

– Обязательно. Если на утро ее не убьет истерика. Пока она еще мало чего поняла, – рассмеялся демон, и смех его прокатился зловещим рокотом по залу.

***

Лана еще не открыла глаза, но уже привычно размышляла, что, пожалуй, сначала она зайдет к отцу, а уже потом засядет за поиски работы. Газет вчера принесла целую стопку, только вот рассматривать на ночь глядя мелкий типографский шрифт не хотелось. Да и после похода к предсказательнице еле до дома доплелась. Ну Галька! Она еще выскажет ей все, что думает о знакомых ее мамы!

А еще ей снился странный сон. Всю ночь она скакала на коне, стремясь попасть в какое-то определенное место. Причем, о месте этом знал именно конь, не она. Но вот беда, куда бы они не направлялись, повсюду подстерегали опасности. То бурная река вырастала на пути, то конь тормозил на краю обрыва. И так до бесконечности. Лана чувствовала, как устает под ней это сильное и теплое животное. И в какой-то момент конь решился – прыгнул с обрыва вниз, прямо в бушующую у подножья реку. И как-то так получилось, что сделал он это без наездницы, она осталась наверху. Наверное, потому еще распахнула глаза, испытывая легкую неудовлетворенность, словно упустила что-то важное.

И вот тут ее поджидал сюрприз, который быстро перерос в легкий шок. Пока еще легкий. Проснулась она не дома, а потом и вспомнила то, что посчитала сном. Мужчину, что явился к ней в ночи и назвался демоном. Сильного, красивого и очень опасного. Только вот во сне она его не боялась, а сейчас, рассматривая серые стены и потолок, боясь даже дышать громко, Лана чувствовала, как страх подкрадывается к ней со всех сторон, принимая в свои объятья, сжимая их и делая удушливыми.

Так это не было сном? И она действительно каким-то образом оказалась… где, кстати? Кажется, тот, что назвался демоном, говорил что-то про подземное царство. Оно ли это?

Паниковать себе Лана запретила строго настрого, потому как от паники станет только хуже и до помешательства останется один лишь шаг. Пока она способна думать, есть шанс все вернуть на круги своя. Осталось понять, что же именно ей предстоит вернуть.

Следующим неприятным сюрпризом оказалось то, что она практически голая. Пижамных штанов на ней не было вовсе, а кофта болталась на одной руке. А раздеться-то каким образом она умудрилась? Или это сделал кто-то за нее? Развивать и дальше эту мысль не стала по той же причине, что и паниковать. Если начнет думать, кто ее раздел, родится закономерный вопрос «Зачем?», а финал все тот же – паника.

Быстро натянув пижаму, Лана вскочила с кровати и осмотрелась. Впрочем, осмотр комнаты не дал результатов. Была та совсем крохотная, без окон. Помещалась в ней разве что кровать. Сразу же начинался темный коридор, что заменял одну из стен, которой не было. Куда вел этот коридор, Лана понятия не имела. Но именно в него и шагнула, трезво рассудив, что куда-то да тот ее выведет, а если ровно сидеть на попе, то вернуться домой не получится.

Еще две вещи казались ей очень странными, хоть она и старалась об этом не думать. С чего она взяла, что наступило утро? И почему даже в коридоре не царит непроглядная тьма. Ну и ответ на первый вопрос рождался автоматически. Ночью, когда к ней приходил демон, именно тьма и царила. А сейчас откуда-то пробивается свет, а значит наступило утро.

Лана шла долго, только коридор не хотел заканчиваться. А вот силы постепенно подходили к концу. И повернуть назад не могла – шутка ли, столько уже протопала. Когда она уже хотела опуститься прямо на каменный пол, чтобы передохнуть, за спиной раздался насмешливый женский голос:

– Далеко собралась, глупышка?

Лана медленно повернулась, чувствуя как мелко подрагивают ноги. Голос не был злым, но она отчего-то испугалась. Сработал фактор неожиданности что ли?

Виляя бедрами к ней приближалось нечто странное. Но явно женского пола, судя по обхвату тех же бедер, осиной талии, перетянутой золотым пояском, и внушительных размеров груди. Одета она была в широкие шаровары ярко-розового цвета и слишком откровенный топ, больше открывающий грудь, чем скрывающий. Уши у нее были слишком большие и шевелились при ходьбе, а на голове красовались симпатичные изогнутые рожки, в лучших традициях карнавального головного убора. Но оторвать взгляда Лана не могла от длинного хвоста что держала эта… самка? в руке и поглаживала рыжую кисточку на конце. А по каменному полу она цокала настоящими копытами. Мама дорогая, кто же это ей явился?!

– Ты немая или как? – остановилась перед ней ОНА и с любопытством оглядела с головы до ног ярко-зелеными глазищами. С рыжими волосами, что волнами спускались на плечи, те смотрелись очень гармонично.

– Я?.. – Лана снова вернулась к разглядыванию блестящих копыт, будь они не ладны.

– Ну вот и голосок прорезался, – хихикнула ОНА. – А имя у тебя есть?

– Светлана. Можно просто Лана, – машинально ответила.

– Лана… – попробовала та имя на вкус. – А что, мне нравится. Лана из клана.

– Какого клана?

– Ну в данном случае, из человеческого. Ты же человечка. А я чертиха Майя, приятно познакомиться, – протянула она руку с длинными ногтями, выкрашенными в зеленый перламутровый цвет. – Роан велел мне помогать тебе во всем. Уверена, мы подружимся.

– Да?

– Ну, Лан, отомри уже, – шлепнула ее Майя по плечу. – Ты же живая, а это тут редкость. Вот и веди себя как живая. И пошли уже, нужно торопиться.

– Куда? – решилась уточнить Лана, в то время как новая знакомая уже вела ее обратно по коридору.

– Отмываться, одеваться, краситься, причесываться, чтобы предстала ты пред хозяином во всей красе. Сейчас ты похожа на невольницу с рынка, которая не видела воды месяц, а то и больше.

– Он мне не хозяин! – буркнула Лана, поняв о ком идет речь.

– Ну это вы с ним сами разберетесь, – хихикнула чертиха. – Мое дело маленькое.

***

Роан сидел в кабинете, за огромным дубовым столом и просматривал дело очередной жертвы безумия, когда в дверь тихонько поскреблись.

– Ну кто еще там? – недовольно отозвался демон, раздражаясь, что мысль ускользнула, едва он уцепил ту за хвост.

– Роан, можно? – заглянула Майя – главная распрядительница среди его личных служанок.

– Что тебе?

– Она отказывается одеваться в тунику, как и положено невольницам ее уровня, – вошла чертиха и смело приблизилась к столу. А потом и вовсе обогнула тот и потерлась бедром о плечо демона.

– Вот как? – мгновенно отреагировал он на ее вольность, проскользив руками по тонкой талии, забираясь под маечку и накрывая пышную грудь. – М-м-м, – простонал, играя с сосками. Как же он любил женскую грудь! Полную, горячую, чувствительную… А у Майи она была что надо, и откликалась девчонка так, что заводила его с пол оборота. – Чего же она хочет? – задрал он маечку и принялся играть с темно-коричневыми сосками губами, наблюдая как те съеживаются, реагируя на ласку. А самому уже хотелось большего, гораздо большего.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru