Ведьма из Чёрного леса

Мия Мисташ
Ведьма из Чёрного леса

Глава 11

Делай зелье,

Делай зелье,

Позабудь покой и сон.

(песенка)

― Мне нужна кровь золотого дракона и волос Белой королевы, ― медленно проговорила Лаис, считая пузыри. Разноцветные шарики поднимались над водой и лопались от соприкосновения с листьями дерева.

– Ты просишь невозможное, ― задумчиво сказал Ардан, ― но я попытаюсь их добыть.

– Компоненты для зелья нужны через два часа, ― Лаис прищурившись посмотрела на звезду рассвета, ― не думаю, что королева Тэмулэн будет ждать дольше.

Фейри щелкнул пальцами и пропал. Ведьма вылила неудавшееся варево в траву и снова наколдовала воду. Сполоснув несколько раз котелок, она снова положила травы в кипяток и начала считать разноцветные пузыри.

Лаис не беспокоилась об Ардане, может только самую малость. Фейри любили коллекционировать долги, им всегда кто-нибудь был должен. Подчас волшебные существа вели себя как ростовщики, требуя выполнения взятых обязательств в самый неподходящий момент.

Вступать в договорные отношения с Арданом не представлялось сейчас хорошей идеей. Лаис вздохнула. Он так красив. Детки, скорее всего тоже будут прекрасны, во всяком случае внешне. Она не могла себе отказать в эстетическом удовольствии смотреть на него. Добыть нужные вещества Лаис могла и сама, но зачем тогда фейри?

– Кх –м, ― кашлянули позади неё.

Лаис обернулась и увидела взлохмаченного, запыхавшегося Ардана. Чёрные волосы развевались, в них застряли веточки драконьего кустарника. Глаза сверкали серебряными крапинками. Её сердце пропустило один удар и забилось быстрее. Глупое сердце еще не разваливалось на части от любовной печали и могло позволить себе пошалить.

– Ты прибыл через десять минут, ― спокойно сказала Лаис, ― теряешь хватку?

Ардан появился очень быстро. Она ожидала его через полчаса, но решила не говорить об этом. Ведьма не могла сказать об ошибочности своих суждений, не в этот раз уж точно.

– Дракониха решила меня не отпускать, ― недовольно произнёс он, ― пришлось отступать с боем, ― и сел в кресло. Ветви дерева услужливо приняли прежнюю форму.

– Вполне её понимаю, ― улыбнулась Лаис, ― кровь, надеюсь, дракона?

– Да, дракон не хотел кровопускания, но долг превыше всего, ― удовлетворенно развалившись на зелёных листьях, Ардан выпил из бутылки, вытащенной из-за пазухи, ― его жёнушка положила на меня глаз, но не на того напала.

Лаис тем временем, влила унцию крови дракона в котелок. Измерение пришлось проделать на весах, взяв в качестве гири золотую монету. Она разглядывала волос Белой королевы, самой могущественной волшебницы в свете ярких лучей и понимала молчание Ардана.

«Любопытство ― это порок» ― шёпот ветра был очень похож на голос матери. Лаис нахмурилась и решила прикусить язык. Она тщательно отмерила один дюйм с помощью линейки химеры и кинула волосок в булькающую воду. Повалил белый пар и скрыл из виду окружающий мир.

***

Отвар кипел и пах не очень вкусно, по мнению Буяна. Он сидел рядом и через равные промежутки времени добавлял очередную травку. Монотонное занятие навевало тоску, его глаза стали узкими и почти закрывались, он даже начал мурчать.

– Не спи, ― сердито проговорил мышь, ― придётся заново варить.

– Да, не сплю я, ― лениво сказал фамильяр и закинул маленький листик душицы в котелок.

В памяти всплыли давние воспоминания. Когда ему исполнилось десять дней, то началось обучение фамильяра. Мать Буяна привела его к ведьме, старой карге. Подопечная матери оставляла впечатление разваливающейся знахарки, из которой чуть ли песок не сыпется. Каждый день она что-нибудь да варила, чем приводила Буяна в пограничное состояние брезгливости и восхищения.

Зелья древней ведьмы ценились. За ними прилетали даже из Красного королевства и платили золотыми монетами.

За славой всегда ходит зависть. Однажды утром к порогу пришла молодая ведьма и вызвала хозяйку на бой. Отказаться было невозможно. В сумрачный час они встретились в последних лучах звезды рассвета и бились, рассекая воздух на метлах. Поединок закончился ночью. Ведьма упала с высоты и больше не поднялась.

Мать Буяна, как и положено фамильяру, пришла на зов подопечной в тринадцать лет, и практически всю жизнь провела с ней. Она плакала кровавыми слезами над умирающей ведьмой, и не переставая мяукала. У него разрывалось сердце от увиденного горя. Когти старой ведьмы так и не пришли в нормальное состояние, и она умерла через несколько часов.

Они пытались сварить зелье жизни, но неудача подстерегла и не позволила приготовить отвар в нужный срок.

Красно-коричневая шкурка матери Буяна покрылась седыми волосками. Она грустно посмотрела на него, облизала мордочку и спрыгнула с окна. Больше он не видел её. Иногда до него доходили слухи об очень умной кошке, которая живёт у людей и нянчится с детьми, но он им не очень верил. Часто мать приходила к нему во снах, сидела рядом и смотрела грустными глазами, порой ругала или вылизывала как в детстве.

***

Дым рассеялся. Лаис вдыхала сладковато-горький запах зелья. Внутри разливалась истома. Желание немедленно кого-нибудь обнять и целовать не отпускало. Она сотворила шедевр. Хотелось возликовать во всю силу лёгких или пуститься в пляс. Сдерживал факт, что она не одна.

Ардан сидел в напряжённой позе и тёмными глазами разглядывал её. От взгляда фейри Лаис покраснела, хотя редко, когда позволяла себе расслабиться. Впервые она разрешила увидеть в ней просто женщину. Ардан встал и только хотел подойти, как раздалось рычание.

На них неслась огромная глыба из меха, острых зубов и красных глаз. Лаис не успела даже вскрикнуть, Ардан уже прыгнул на оборотня. Клубок из шерсти и фейри упал на землю. Твердь под ногами вздрогнула, котелок покачнулся и упал.

Лаис бросилась к зелью, но большая часть уже вытекла. Она схватила маленький пузырёк и перелила в него оставшуюся жидкость.

Визг оборотня раздражал как скрежет по стеклу. Борьба двух существ продолжалась. Большой клубок из двух тел стремительно перемещался по поляне, затаптывая и прижимая к земле цветы. Тяжёлые удары наносились в обе стороны, деревья содрогались. Лаис, в конце концов, надоело это наблюдать.

– Сейчас прокляну вас на сто лет! Будь, что будет! ― в сердцах выкрикнула она, ― лягушки в банке мне не помешают, предсказывать погоду.

Глава 12

Ведьма оборотню не друг и не враг,

а так.

Наступила тревожная тишина. Ардан весь в царапинах и порезах неуклюже встал на ноги. Оборотень зло наблюдал за недавним противником и тяжело дышал.

– Немедленно обращайся в двуногое обличье, иначе я тебя на лысо побрею, ― проговорил угрозу Ардан.

В ответ большой волк лишь зарычал и заискивающе посмотрел на Лаис. Та в свою очередь лишь хмыкнула и задумчиво потёрла подбородок. Выглядел оборотень не очень хорошо. Чёрная шерсть свалялась и падала клочьями, глаза слезились, а морда имела вид многострадальный и недоумевающий.

– Обязательно было появляться таким образом? ― сердито спросила она.

Оборотень заскулил и склонил голову на лапы.

– Вкусно ему пахло, ― насмешливо произнесла Лаис, ― не удержался он, маленький.

В глазах Ардана промелькнуло удивление и исчезло. Он, прихрамывая, направился к дереву и хотел сесть, но больно упал на землю. Ветви и листья отказались изображать кресло. Он выругался и присел на выступающий корень дерева.

– Обращайся, давай, ― нетерпеливо сказала Лаис, ― мне некогда, и слышать тебя в голове не очень-то приятно.

Волк завыл горько и жалобно. Фейри поморщился, а ведьма внимательно пригляделась к неожиданному гостю.

– Я не собираюсь тебя излечивать, ― раздражённо вспыхнула Лаис, ― мне снова нужно будет сварить зелье для королевы Тэмулэн.

Оборотень заскулил и начал ползти в сторону ведьмы. Она сделала шаг назад.

– Приблизишься еще на миллиметр, превращу в оленя, ― угрожающе вскрикнула Лаис.

Он застыл. Ардан поднялся. Вспыхнул свет и перед её лицом появился маленький, и сердитый маленький фей, размахивая чёрными, прозрачными крыльями.

***

Отвар булькал. Пузыри появлялись над поверхностью, превращаясь в волшебных животных из воды и пара. Многие из них начинали прыгать и скакать по комнате пока полностью не растворялись в воздухе.

Буян и мышь поиграли, гоняясь за ними по всей кухне. Уставшие, легли около стола и смотрели за их исчезновением. Скоро приготовление отвара подойдёт к концу.

Фамильяр устало посмотрел на грызуна, толкнул его к себе под бок и уснул.

Пар поднимался над приготовленным отваром и растворялся под потолком. Запах напрочь убивал желание попробовать зелье. Буян уже чихнул несколько раз друг за другом.

Поспал он совсем мало, но слабость прошла, и мысли стали намного яснее. Он с недоумением смотрел на мыша, тот лакал обжигающую жидкость и даже не показывал вида, что это может быть невкусно.

– Это не так уж и мерзко, ― проговорил грызун и продолжил пить зелье.

– Это мерзко, и ты меня не переубедишь, ― грустно сказал Буян, ― не первый раз пробую.

Однажды в детстве маменька напоила его зельем. Он был очень слаб и мог умереть. До сих пор вкус травы вызывал у него тошноту.

Буян принюхался и осторожно начал лакать жидкость, когда его толкнули мордой и замочили усы. Он возмущенно отряхнулся и увидел смеющегося мыша.

– Ты же знаешь, что я могу откусить тебе хвост, ― вылизывая лапу и вытирая морду, промурчал фамильяр.

– Говори уже заклинание, ― просительно пропищал грызун, ― надоело ждать.

– Волшебство не терпит суеты, ― наставительно произнёс Буян, и наклонив котелок, плеснул еще отвара в блюдце.

Он вылакал уже тройную порцию, но сомневался, что сварил достаточно. Белый мышь внимательно наблюдал за ним и благоразумно молчал. Буян на четвертой порции схватил за шкурку грызуна и поставил рядом с собой. Он начал мурчать древнюю песню фамильяров. Её отголоски присутствовали у простых котов, но не обладали магией.

 

***

– Где зелье? ― возмущенно спросил фей и быстро замахал крыльями.

Волосы Лаис распушились, и она с удивлением увидела их рыжий цвет. Час от часу не легче. Украдкой посмотрела на Ардана и поняла, что с лицом ничего страшного не случилось. Так что паниковать можно позже, а не прямо сейчас.

– Ты почему так разговариваешь? ― спокойно спросил Ардан, и гневное выражение промелькнуло в его глазах.

Фей повернулся с брезгливым выражением на лице, но увидев фейри, испуганно отлетел.

– Прошу прощения, ― только и смог промолвить фей, хотел продолжить, но совершил кульбит и пропал.

Лаис удивленно наблюдала за действиями Ардана. Он взмахнул рукой, сжал кулак, улыбнулся ей хитро и тоже исчез.

– Что сейчас произошло? ― недоумённо проговорила в воздух Лаис.

Задуматься над произошедшими событиями она не смогла. Под рукой оказался волк и начал лизать ладонь, поскуливая жалобно и надрывно. Лаис взглянула на него сердито и тяжело вздохнула.

Она печально смотрела на булькающий отвар и оплакивала свою судьбу. Не то чтобы она хотела стать самой известной ведьмой при Благом дворе, у Лаис была мечта намного масштабнее ― стать знаменитой на всём континенте. Завоевание славы при малом дворе ― хороший трамплин для дальнейших действий.

Оборотень лежал рядом и принюхивался к вареву. Запах ему категорически не нравился, что вполне устраивало Лаис. Согласившись приготовить волку лекарство, она не упоминала о вкусовых ощущениях. Он легко обрушил её планы, взамен Лаис решила не смягчать горькое лекарство мёдом.

Мысли волка врывались в голову сумбурным потоком, отчего в висках начинало стучать и хотелось отключиться. Сделать это сейчас было совершенно невозможно. Она подумывала бросить оборотня здесь, но её сил недостаточно для долгого забега. Большая часть сил ушла на зелье для королевы.

Лаис объяснила волку проблему и просила подождать, на что в очередной раз услышала рваные фразы прямо в лобной доле. Резонанс внутри черепа вызвал дезорганизацию и слепоту. Лаис перепугалась до смертного ужаса.

– Прекрати немедленно! ― закричала она, ― я сделаю, что ты просишь!

Лаис неприязненно разглядывала оборотня и удивлялась его силе. По размерам он не являлся альфой.

Может быть находясь в стадии становления волк отбился от стаи и не мог пройти обратную трансформацию? Решать очередную головоломку она не спешила, хватало своих проблем.

Пока зелье варилось, Лаис потянулась за зеркалом. В нём она увидела всё еще красивую оболочку чужого лица, глаза поменяли цвет снова. Один сверкал голубым и оранжевым попеременно, другой был чёрный с жёлтой звёздочкой посередине. Волосы стали рыжими и преломляли лучи звезды рассвета. Над головой из-за этого образовалась радуга. Лаис смутилась и отвела взгляд.

Глаза волка смотрели в упор на неё, будто зная сокровенную тайну. Лаис пробрал озноб.

Над котелком поднялся фиолетовый дым. Она тут же щелкнула пальцами и бульканье прекратилось. Оборотень хотел уже вылакать волшебное зелье, но кипяток обжёг ему язык, и он взвыл.

– Спрашивать тебя не учили? ― удовлетворенно усмехнувшись, проговорила Лаис и подула на жидкость, ― теперь можно.

Волк осторожно понюхал отвар и вылакал содержимое. Он поднялся на четыре лапы и тявкнул, а потом началось представление.

Раньше Лаис только читала о таком. При ней еще не один оборотень не превращался. Этот интимный процесс не все наблюдали живыми, мёртвые, как правило, молчат.

Мех и кожа сползали с него и исчезали. Он поднимался на задние лапы. Месиво из крови, слизи и костей приобретало очертания двуногого существа.

Через десять минут перед ней стоял юноша. Совершенно белые волосы и розовые глаза привели её в такой восторг, что даже перехватило дыхание.

Глава 13

Первое впечатление у ведьм

почти всегда самое верное.

― Ты альбинос! ― восхищенно прошептала Лаис, во все глаза разглядывая оборотня в крови и остатках чёрной шкуры, ― но почему у тебя мех волка не белый?

Он настороженно отошёл за куст, перед ней появился уже одетым и чистым. Простая холщовая серая рубашка и такие же штаны заканчивали образ.

Лаис понимала молчание нового знакомого. Оборотень-альбинос считался редким, вымирающим видом. Любая его часть была панацеей от разных сложных болезней. На альбиносов устраивали облавы и продавали за баснословные деньги на волшебных рынках континента, причём чаще мёртвыми, чем живыми. Любопытство переполняло её и просто требовало выплеснуться наружу. Лаис сдержала себя, всё-таки она почти здравомыслящая особа. Думать о себе в таком ключе было приятно.

– Маскировка, ― юноша оказался рядом с ней и взял ладонь.

Лаис вздрогнула от жара его тела, отступила на шаг. Он снова приблизился и попытался поцеловать. Лаис возмущенно посмотрела, оттолкнув его. В глазах незнакомца она увидела неприкрытое желание. Сердце её не забилось, только льдинки холода тронули кожу рук.

– Я чую в тебе оборотня, ― хрипло сказал он, ― как такое может быть?

– Не приближайся ко мне, ― строго ответила Лаис, ― я не разрешала себя трогать и целовать.

Она испуганно наблюдала за ним. В академических книгах описывалось повышение либидо в период обращения. На страницах красными буквами писали предупреждения не оказываться рядом.

– Прости, ― юноша сделал два шага назад, ― мне сложно контролировать себя, ты потрясающе пахнешь, ― он вздохнул, и блаженная улыбка появилась на лице.

Весь его вид раздражал Лаис. На первый взгляд юноше можно было дать пятьдесят лет, но присмотревшись, можно было дать и лет двадцать. Лицо юноши отличалось миловидностью и нежностью. Диссонанс между звериным обличьем и человеческой ипостасью стал для Лаис неожиданностью, причём не очень приятной. Она слышала его голос в голове и мысленно составила представление о нём.

Появилось обидное чувство, что её обманули. Юноша, еще недавно мальчик обвёл ведьму вокруг пальца и заставил сделать необходимое ему лекарство.

– Как ты собираешься расплачиваться со мной за волшебный отвар? ― высокомерно спросила Лаис и зло посмотрела в его глаза.

– А, что ты хочешь? ― юноша смущенно отвёл взгляд.

– Я возьму три волоса и один клык, и мы в расчёте до скончания времён, ― Лаис сделала еще один шаг назад на всякий случай.

***

Чёрные стены светились непонятными иероглифами и навевали на Буяна жуткую тоску. Он задумался, где же напортачил, но в голову ничего не приходило. Белый мышь перестал верещать, и наконец, успокоился.

Тишина подействовала на фамильяра отрезвляюще. Он привстал на лапы и застыл, прислушиваясь, однако ничего не услышал.

Подходить к стенам не было никакого желания. Буян начал вылизывать лапу. Действия такого порядка всегда сказывались на его умственных способностях. Выбираться из каменного мешка представлялось ему нелёгким и опасным делом.

– Может ты сделаешь что-нибудь в конце концов? ― взвизгнул грызун.

– Я уже сделал всё, что нужно, ― спокойно сказал фамильяр, ― не надо истерить.

Буян не хотел проделывать магические заклятья или волшебные вещи. Его действия и так привели их в эту пещеру, из которой не было выхода. Визуально ни он, ни мышь отверстия не обнаружили.

Ощущение ужаса поднималось внутри фамильяра. Физически это сказывалось на коже его лап. Он даже посмотрел на них, вывернув под углом, но так и не обнаружил липкой паутины горных пауков. С виду всё казалось нормальным.

Буян находился на пороге паники. Он благоразумно решил не показывать своё состояние, надеясь на лучшее. И снова оказался прав, грызун тот еще трусишка. Необходимо было составить план и начать выбираться их этого склепа.

Фамильяр снова внимательно рассмотрел пещеру. Необходимо расшифровать иероглифы, их занесло сюда не просто так. Цель путешествия почему-то пошла по кривой линии. Конечно, можно проигнорировать данный вираж, но это ничем хорошим не закончится.

Он с раздражением заметил, как дрожит грызун. Ему тоже хотелось поддаться страху, однако Буян считал это слабостью не достойной истинного фамильяра.

Обращаясь к волшебству, всегда можно угодить в ловушку. Волшебство ― это обоюдоострый меч, им можно поранить своего врага, но чаще всего ранишь себя из-за неумелых действий.

***

– Ты злишься, ― медленно сказал юноша, ― и я прошу прощения за это. Я не мог обратиться несколько недель. Если бы прошёл еще один день без человеческой ипостаси, то я мог остаться волком навсегда.

– Избавь меня от перечисления своих проблем, ― скривилась Лаис и зевнула, ― ты мог попросить и предложить оплату, но начал воздействовать на мой мозг, практически принудив к выполнению твоего желания.

От этих слов оборотень вздрогнул. Мертвенная бледность появилась на его лице. Он щелкнул пальцами, и в воздухе появились требуемые вещи.

– Я сделаю всё, что скажешь, только позволь находиться рядом, ― тихо попросил юноша.

– Зачем? ― Лаис не понимала его поведения. Как правило, оборотни равнодушно относились к другому полу, исключение составляли истинные пары. По всем приметам, она к ним не относилась.

– Ты магнит для меня, ― вспыхнув, признался он, ― я учуял твой запах за несколько километров и побежал сюда. Я не могу контролировать себя рядом с тобой. В голове туман и сердце бешено бьётся.

– Получается, я стала триггером1. Ты заколдован, но помогать тебе с этим я не буду, ― Лаис равнодушно окинула взглядом оборотня, ― я не даю второго шанса.

Первое впечатление почти всегда самое верное. В очередной раз она убедилась в мудрости «Книги ведьм», настольного свитка любой уважающей себя женщины. Множество изречений и постулатов подтверждались жизненными ситуациями.

Лаис схватила оплату, подплывшую по воздуху, подбросила волосок и выкрикнула заклинание. Появилось белёсое облако, ведьма сделала шаг. Сквозь него она видела, как юноша превращается в волка и бежит к ней.

Глава 14

Ведьма в странных ситуациях не унывает.

Удивление разливалось в ней и превращалось в бурное море. Неудача видимо села ей на хвост, не желая слезать. Она стояла в центре каменной пещеры, безрадостно разглядывая фамильяра и белого мыша.

– Что всё это значит? ― недовольно спросила она.

После применимого волшебства Лаис ожидала оказаться в замке Неблагого двора. Сейчас она видела перед собой явно не ту картину. Мурашки липкого страха уже задвигались по спине и хотели распространиться по телу, но она цыкнула, и они исчезли.

Королева Тэмулэн не любит ждать. Лаис выучила это предложение на втором курсе в академии и не хотела проверять на своей шкуре правдивость популярного изречения.

– Извини, что отвлекаю, мур, ― Буян встал и подошёл поближе, ― мы направлялись к тебе, но попали в этот каменный мешок и не можем выбраться уже несколько часов.

– Ты прекрасно знаешь по какой причине я улетела, ― гневно сверкнула глазами Лаис, ― однако всё равно решил примчаться ко мне.

– Дело является незамедлительным…, ― начал было говорить фамильяр.

– Ничего не может быть важнее продолжения рода и приобретения высокого статуса на карьерной лестнице ведьмы, ― перебила она.

– Но белый мышь, ― попытался снова Буян.

– Этого грызуна я знаю несколько лет, ― отрезала Лаис, ― он давно сбрендил и не подлежит лечению.

Фамильяр круглыми глазами посмотрел на мыша, а тот спрятал мордочку в лапах.

– Так, что это у нас тут понаписано, ― Лаис рассматривала иероглифы, чуть ли, не уткнувшись носом в стену, ― х-мм, белиберда какая-то. Как же отсюда выбраться?

Она фыркнула и выпрямилась во весь рост. Лаис не думала, что с фамильяром будут сложности. В наивности она не могла его заподозрить, вид Буян имел импозантный и умный.

– Не хочешь слушать, так смотри, мяу, ― в голове пронеслись картинки, а она только хлопала глазами.

***

– Ты пожалеешь об этом, сестра, ― чёрная фигура стояла на поляне. Глубокий капюшон покрывал голову. Плащ немного развевался на ветру. Внимательный наблюдатель разглядел бы под ним платье, сотканное из маленьких звёздочек и полночного неба.

– Я уже жалею, ― раздраженно вспыхнула женщина с ярко-красными волосами, ― умоляю тебя, помоги!

Фигура подняла руки, длинные рукава сползли и костлявые пальцы провели по воздуху несколько символов.

 

– Выбор за тобой, ведьма, ― внутри капюшона вспыхнули глаза и погасли.

– Благодарю, сестра моя, Смерть, ― женщина низко склонила голову, выпрямилась как стрела и произнесла слова проклятья.

Олень с золотыми рогами стоял в отгороженном вольере и хмуро наблюдал за фейри. Ни воды, ни сухой веточки не было рядом. Лишь жёлтый песок пустыни, созданный колдовством. Хитрые охотники выслеживали его несколько месяцев и смогли поймать в созданную ловушку. Они расположились у ручья, видимо решив взять его измором. Благотворная влага сверкала в лучах звезды рассвета, преломляясь, отбрасывала фиолетовые и разноцветные блики по поляне.

Олень дрожал от слабости, но пока стоял. Скоро, очень скоро он упадёт и больше не сможет подняться. Песок под его копытами обжигал, светило палило нещадно.

Золотые рога ослепительно сияли. Фейри поглядывали на волшебное животное, но не могли задержать взгляд надолго. Глаза начинали слезиться, а голова нещадно болела после этого. Они перестали просить о даре. Теперь фейри решали ждать смерти оленя.

Долг жизни Альбате был выплачен. Волшебница Зелёного леса спасла его род. Далеко отсюда, в горах троллей пасутся другие олени, наблюдают за молодняком и оберегают от опасностей. Он хотел уйти из жизни рядом с ними, но поплатился за свою беспечность.

Альбату заключили в воздушную тюрьму на высокой горе Ала. Она пыталась выбраться сама, но любое волшебство таяло словно туман внутри ловушки. Недолго думая, она пришла во сне к давнему знакомому и потребовала свой долг.

На пути к высокой горе олень пережил не одно испытание. Судьба с самого начала насмехалась над ним. Он помог волшебнице покинуть крутую вершину. Спрятавшись в золотых ответвлениях, Альбата оставила заточение.

Олень распрощался с ней и направился к ведьме отдать свой последний долг. Золотые рога он обещал ведьме. Отсрочка смерти от тяжёлой болезни подошла к концу.

Сознание мутилось. Ему чудилась добрая ведьма с искажённым злобой лицом. Он не мог позволить спилить рога, ведь они уже не принадлежали ему.

Фейри не хотели слушать оленя, потребовав добровольно отдать волшебные ответвления.

Прошёл уже один год и один день или может быть больше? Он не может нарушить слово, но что же делать?

Олень посмотрел на серое небо, фейри закричали. Лес накрыла тьма.

Проклятье ведьмы настигло обманщика и беспринципных охотников.

Рыжая ведьма охнула и покачнулась. Ветер подхватил её тело и начал беспощадно рвать на части. Мелкие и большие куски развеивались на ветру.

– Я предупреждала тебя, сестра, ― печально произнесла Смерть, ― олень был в заточении, он не мог прибыть вовремя и отдать долг. Теперь ты проклята вместе с ним.

– Прости мою глупость, ― прошептала ведьма, ― пощади!

– Я отдаю свои волосы за освобождение, ― чёрная фигура бросила в воздух волосы. Ветер подхватил их, и уже полностью седые, они осыпались прахом у самой земли.

– Молодая ведьма разрушит проклятье, ― прошелестело в воздухе.

Тело развеялось и пропало. Глаза, полные ужаса и муки, последними покинули эту реальность.

***

Лаис очнулась и заморгала. В глаза словно бросили песка. Слёзы потекли и закапали на каменный пол.

– Снова переживать эти ужасы, ― уныло проговорила она и шмыгнула носом, ― не надо мне больше показывать прошлое.

Она вытащила большой белый платок из рукава и вытерла мокрое лицо, а затем с укоризной уставилась на Буяна.

– Знаешь, а ведь я почти десять лет искала нужное заклинание, но в конце концов приходит осознание, что либо ты ― не та самая молодая ведьма, либо ― всё это какой-то устойчивый морок могущественной ведуньи, ― Лаис присела на выступ и посмотрелась в зеркало.

– Белый мышь не говорил, что ты знаешь историю Чёрного леса, ― фамильяр задумчиво разглядывал грызуна, и Лаис заметила плотоядный блеск в его глазах.

– Ну, ему же нужно превратиться обратно в фейри, ― она сомневалась в мотивации грызуна, и вообще уже давно была не уверенна в правдивости видения.

– Может для успешного заклинания тебе не хватало меня, мур-мяу, ― Буян громко замурлыкал и попытался снова спеть древнюю песнь перехода.

1Триггер ― (в переводе с английского "спусковой механизм, якорь, крючок"). Когда само событие уже давно "забыто", именно триггер может бессознательно активировать воспоминания или прожитые эмоции.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru