Litres Baner
На перекрёстке двух миров

Марина Линник
На перекрёстке двух миров

Глава 4

Часы пробили восемь раз. Мадемуазель Бертон вздрогнула и посмотрела на них. «Уже восемь часов. Боже, как же быстро пролетело время. Итак, хватит сидеть сложа руки. Надо заняться делами. Но с чего начать? Прежде всего, надлежит взять отпуск. Шеф уже покинул офис, и мне придется звонить ему домой. Ох, лишь бы он отпустил меня».

Элизабет нашла нужный номер телефона в записной книжке и сняла трубку. Девушка крайне удивилась, услышав доброжелательный и приветливый голос босса. И это несмотря на то, что она побеспокоила его во внеслужебное время. А уж кому как ни ей было знать, что шеф не любил, когда его тревожили на отдыхе. Выслушав просьбу сотрудницы, он, подумав минутку, ответил:

– Мадемуазель Бертон, я совершенно не против того, чтобы вы отдохнули две-три недели. После такого длительного дежурства отдых просто необходим вам. Завтра вы можете подъехать в офис и написать заявление.

– Месье Жерар, простите, но проблема в том, что я не смогу подъехать завтра в офис. Могу ли я послать заявление по факсу, а потом, когда вернусь, привезти оригинал?

Ее начальник ответил не сразу.

– Я удивлен вашей просьбой, но извольте. Я предупрежу секретаря. Желаю вам хорошо отдохнуть. Куда, кстати, вы отправляетесь, если не секрет?

– Кения, а затем Танзания. Я давно хотела познакомиться с родственниками моей Мэри в их естественной среде обитания.

– А, сафари… Я понимаю вас. Несколько лет назад я тоже совершил такое головокружительное путешествие. Получил море удовольствия и массу впечатлений. По возвращении, надеюсь, мы с вами ими обменяемся. Желаю вам удачи!

– Конечно, месье Жерар. До свидания!

Элизабет была в приподнятом настроении. «Отлично, – подумала она. – Одной проблемой стало меньше. Я свободна две-три недели. Надеюсь, этого времени хватит, чтобы уладить неприятности и найти брата. Так… Что теперь? Африка, Африка…» Очень жаль, что в последние годы они с Ричардом немного отдалились друг от друга. Занятия, встречи с друзьями, первая любовь… Об увлечении брата Африкой Бет узнала почти перед самым его отъездом. Она тогда очень расстроилась и сгоряча побросала все его вещи, записи и материалы, в большую коробку и выставила содержимое на балкон. Но, потом, после первого письма Ричи, в котором он объяснял свой выбор, поняла, что была неправа и признала свою ошибку. Ричард вырос и стал настоящим мужчиной, и где, как не в Африке, он мог бы проверить свои собственные силы? К тому же организация, в которой он работал, выполняла благородную миссию по сохранению вымирающих видов на нашей планете.

Втащив большую коробку в комнату, Элизабет распаковала ее. Здесь была собрана вся интересующая ее информация. Девушка начала вытаскивать содержимое и складывать на журнальный стол. Материалов было много: книги, статьи в журналах, проштудированных ее братом, фотографии, письма. На самом дне лежал толстый, полностью исписанный ежедневник. Открыв его, она прочитала следующую запись, сделанную рукой ее брата: «Царь Соломон и Шеба». Мадемуазель Бертон забралась с ногами в большое, удобное кресло и погрузилась в чтение записей, сделанных незадолго до отъезда Ричарда в далекую Африку.

«Много легенд, слухов и устных преданий ходят по миру. Одно из самых древних – это миф о великом царе Соломоне и таинственной царице Савской. Но не только царица Южная, но и сам Соломон – личности легендарные и загадочные, вызывающие на протяжении трех тысяч лет весьма противоречивые толки. И, несмотря на то, что написаны сотни книг, статей и снято бессчетное количество фильмов, человечество ни на дюйм не приблизилось к разгадке многочисленных тайн. Много лет я пытался разобраться, где истина, а где вымысел. Но это оказалось гораздо труднее, чем я предполагал вначале. Источники, к которым я обращался, часто противоречили друг другу. Единственное, что объединяет всех авторов – уверенность, что царь Соломон, сын Давида, был, бесспорно, выдающимся правителем и величайшим учителем мудрости. Его имя живо и по сей день и несет свет знания людям всего мира. Многие из его высказываний напоминают народные пословицы. Например: «Все дни несчастных печальны, а у кого на сердце весело, у того всегда пир». Одна из притч о мудрости Соломона, дарованной ему Богом, гласит:

К нему на суд явились две женщины с ребенком, и каждая говорила, что это ее сын. Соломон задумался, потом велел принести меч и сказал: «Рассеките живое дитя надвое и отдайте половину одной, половину другой». Одна из женщин согласилась: «Рубите. Пусть же не будет ни мне, ни тебе». А вторая воскликнула: «О, господин мой! Отдайте ей этого ребенка живого и не умерщвляйте его!» Тогда Соломон промолвил: «Вот настоящая мать», – и приказал отдать ребенка той женщине, которая была готова отказаться от прав на своего сына, лишь бы сохранить ему жизнь.

Мудрое правление Соломона привело не только к укреплению и процветанию государства, но также принесло благоденствие его народу. В истории он навсегда останется царем-созидателем. Он возводил новые города, развивал торговлю, создал даже свой флот. Кроме того, многие авторы приписывают Соломону значительное количество библейских текстов. Бытует мнение, что автором «Екклезиаста», в котором просматривается попытка подытожить и осмыслить свой жизненный путь, стал сам царь Соломон. Также его считают автором еще одной бессмертной книги: «Песнь песней». Несмотря на то что большинство исследователей утверждают, что она никак не связана с царем Соломоном, у них находятся оппоненты, утверждающие, будто бы в ней говорится о любви царя к простой девушке Суламифи.

Но если о царствовании царя Соломона существуют все же более или менее правдивые сведения, то о жизни царицы Савской и о государстве, которым она управляла, ходили и до сих пор ходят всевозможные легенды.

Билкис, Лилит, Альмака, Македа, царица Южная, царица Савская… В истории человечества трудно найти личность более знаменитую и одновременно более загадочную. Ее изображали на своих полотнах Рубенс, Рафаэль, Веронезе, Шагал. Ей посвящено множество стихов, о ней написано много научных статей и познавательных книг, снято немало фильмов. В Эфиопии (откуда она якобы родом) ее именем названа одна из высших государственных наград – Орден Царицы Савской. Ее имя известно приверженцам трех религий: христианства, мусульманства и иудаизма. Кстати, в Эфиопии царицу Южную считают прародительницей всех людей, так как связать воедино столь разные племена, населяющие эту страну, могли лишь таинственные силы, которыми якобы обладала эта женщина.

Так кто же она? Да и не миф ли само ее существование?

Сотни легенд и летописных рассказов народов Африки, Азии и Европы рассказывают о царице страны Сава. В легендах агады государство царицы Савской описывается как волшебная страна, где песок дороже золота, и где растут деревья из Эдемского сада. Жители этого чуда-государства не знают войн и лишений. А правит ею прекрасная, умная и богатая женщина. Более точные сведения о самой царице и ее народе содержит аксумское королевское издание: «Величие царей» (город Аксум с I по V век был столицей Эфиопского государства). Возможно, это одно из самых удивительных и интересных творений, когда-либо родившихся на Черном континенте».

Тут Элизабет заметила на полях приписку, сделанную рукой ее брата: «Обязательно прочесть до конца. Возможно, здесь я найду ответы на мучающий меня вопрос».

Дальше шло описание царицы, а также упоминание о визите удода, посланного царем Соломоном:

«Согласно ветхозаветному преданию, царица Савская, узнав о могуществе и славе Соломона, будучи весьма высокоинтеллектуальной и необычайно красивой женщиной, решила испытать его загадками… И прибыла она в Иерусалим, с тяжело нагруженным караваном, с верблюдами, везущими благовония и много золота, и драгоценных камней… И ответил ей Соломон на все вопросы… не было ничего, что бы он не смог сказать ей…»

Далее в дневнике Ричарда шло подробное описание первой встречи царствующих особ и дальнейшего пребывания царицы Южной в гостях у Соломона.

«И увидела царица Шебы всю мудрость Соломона… и молвила она царю: «Истинными оказались те слова, которые слышала я в своей стране, о словах твоих и о твоей мудрости. Счастливы люди твои, счастливы рабы твои, слушая мудрость твою». Царица Южная была настолько хороша собой и умна, что Соломон был так очарован ею и поражен ее величием, что с самой первой встречи не мог наглядеться на свою гостью. Но при этом он считал, что столь изысканная красота – признак дьявольщины. Соломон даже проверил, не козлиные ли у нее ноги. Но, несмотря на некоторый изъян ее внешности (по преданию, на ногах небесного создания густо росли волосы), царь Соломон влюбился в заморскую царицу. Некий немецкий ученый (если мне не изменяет память, Вайер) смог найти веские доказательства. Он в своих заметках говорит о некой картине, на которой мудрый Соломон склоняется перед царицей Савской. Так это было или не так, доказать сейчас, по прошествии стольких веков, невозможно. Единственное, что можно с уверенностью утверждать, так это то, что Соломон, несомненно, был покорен прекрасной гостьей, ведь он щедро одарил ее. «…И царь Соломон, – говорится в Ветхом Завете, – дал царице Шебы все, что она пожелала, помимо тех даров, что дал ей из руки царь Соломон…» Читая эти строки, я невольно подумал: «А почему дары царицы в Ветхом Завете перечислены досконально, в то время как о дарах Соломона подробно не рассказано? Что же мог он подарить царице? Почему об этом ничего не говорится? И главное, что же еще пожелала царица, помимо этих даров?» Увы, на эти вопросы, к сожалению, нет ответов… Пока нет. Но, возможно, когда-нибудь мне удастся сделать то, что никому до меня не удалось. А почему нет? Моя дорогая сестричка очень часто повторяет высказывание своего обожаемого Дидро: «Чудеса случаются там, где в них верят, и чем больше верят, тем чаще они случаются». Она права. Самое главное – нельзя забывать о вере. Итак, через три дня я отправлюсь в Африку, и кто знает, может быть, мне удастся найти ответ на то, что для всех сейчас непонятно. Ну, а если уж совсем повезет, то и отыскать связь между дарами Соломона и его таинственными копями. Госпожа Удача, вперед!»

 

На этом записи заканчивались. Элизабет сидела в»кресле в глубокой задумчивости. Невероятно! Судя по полученному письму, ее брату удалось все-таки напасть на след, и тайна Соломона и его возлюбленной, царицы Савской, вскоре будет разгадана. «Теперь становится понятно, почему Ричарду приходится скрываться. Это открытие – настоящая сенсация. И, конечно, тому американцу захотелось приложить к этому руку, в надежде заработать еще пару миллиардов долларов. Да… Удивительная история. Дядя Генри будет крайне поражен. Но это произойдет завтра… Сколько сейчас времени? Боже мой, уже почти час ночи! Немедленно спать. Надо набираться сил. Они мне еще понадобятся».

Закрыв ежедневник, девушка встала и подошла к окну. Элизабет распахнула его и, сделав глубокий вдох, закрыла глаза. Какой сегодня странный день. Еще утром, безмятежно лежа на кровати, простая сотрудница зоопарка составляла планы и радовалась тому, что наконец-то все ее тревоги остались позади, но письмо Ричи все изменило. Еще вчера ее познания, касающиеся царя Соломона и царицы Южной, были весьма скудны, а теперь их жизненные пути как бы пересеклись. Она словно стоит на перекрестке двух миров: прошлого и настоящего. И от правильности ее решения и разумности действий зависит, пойдет ли правильной дорогой, ведущей к отгадке тайны жития этих двух легендарных личностей, или свернет в тупик.

Молодая особа открыла глаза и посмотрела на улицу. Город медленно погружался в дрему. Одинокие прохожие, не спеша, наслаждаясь ночной прохладой, возвращались домой. Редкие машины с ревом проносились по пустынным улицам, и их гул постепенно замирал где-то вдали. Около фонарей порхали ночные бабочки и мотыльки. Безмятежность и покой…

Девушка отошла от окна и вернулась в кресло. Уже пора было идти спать, но беспокойные мысли никак не покидали ее встревоженный ум. «Брат, бедный брат. Где он сейчас? Что с ним? Кто рядом с ним: друзья или враги? Удастся ли им найти его целым и невредимым?». Элизабет тряхнула головой, отгоняя от себя невеселые думы. Нет, так нельзя.

– Пока человек дышит, – вслух произнесла она, стараясь успокоить саму себя, – у него еще есть надежда. Отчаяние – удел слабых. Я никому не позволю отнять эту надежду и встать у меня на пути. Ричи, не волнуйся и не отчаивайся. Я выстою. Я смогу все преодолеть, все трудности. Мы обязательно встретимся, так и знай!

Глава 5

Тревожный звонок и стук в дверь разбудили сотрудницу зоопарка. Набросив на себя пеньюар, девушка осторожно подкралась к двери и посмотрела в глазок. Вздох облегчения и одновременно разочарования невольно вырвался у нее из груди. Это был Джордж.

– Что тебе надо? – раздраженным голосом осведомилась Элизабет, открывая дверь.

– Может быть, для начала поздороваешься и позволишь войти? – глухо заметил молодой человек.

Бет молча махнула рукой.

– Итак, теперь, когда ты уже вошел, надеюсь, ты объяснишь мне цель своего прихода? – повторила девушка, кутаясь в пеньюар.

– Да, конечно. Что у тебя случилось?

– Случилось? – удивленно приподняв брови, переспросила его бывшая возлюбленная. – Нет, это я должна у тебя узнать, на каком основании ты врываешься в мой дом в такую рань.

– В такую рань? Посмотри на часы. Уже половина двенадцатого.

– Ты серьезно? – несколько смутившись, опешила девушка, взглянув на часы, чтобы удостовериться в правдивости его слов. – Не может быть! Как же долго я спала.

– Прости, здесь побывали грабители? – с этими словами Джордж указал на разбросанные по полу и лежащие на журнальном столике книги, брошюры, вырезки из газет и журналы.

– Не твое дело, – огрызнулась Бет. – Зачем ты пришел? По-моему, мы вчера все обсудили.

– Вовсе нет. Я пытался связаться с тобой весь вчерашний вечер и сегодняшнее утро.

– Не понимаю, правда, зачем? – перебила Элизабет.

– Хотел просто поговорить, – ответил молодой человек. – Но мобильный телефон выключен, на работе ответили, что ты с сегодняшнего дня в отпуске, к автоответчику ты не подходишь. Ты не хочешь разговаривать?

– Да. Причем ни с кем. У меня нет на это времени, в первую очередь потому, что я готовлюсь к отъезду.

– Ты все-таки решила ринуться на выручку своему братцу-идиоту, вечно втягивающему тебя в различные истории?

Глаза хрупкой на первый взгляд блондинки вспыхнули.

– Во-первых, он никогда не впутывал меня ни во что. Это плод твоего больного воображения. Просто ты всегда меня ревновал к моему брату, считая, что я уделяю ему гораздо больше внимания, нежели тебе. А во-вторых, я вообще не желаю обсуждать мою поездку ни с кем, включая тебя. И вообще, это не твое дело! Ты не член нашей семьи и не входишь в круг доверенных лиц.

– Да? И с каких это пор? – взорвался Джордж. – Послушай, Бет. Я не понимаю тебя. Когда я был тебе нужен, то все было по-другому.

– Нет, это ты послушай меня, Джордж, – сдержано, выговаривая каждое слово, проговорила Элизабет. – Это ты пользовался и прикрывался мною. И это ты воспользовался моими связями, устраиваясь на работу, и коли ты не продвинулся за три года по служебной лестнице, то лишь благодаря своей лени. Да, и, кстати, не забудь, кто заставил тебя устроиться на эту работу. Не будь меня, ты так бы и провалялся на своем диване всю жизнь, довольствуясь временными заработками. Поедем дальше или достаточно?

Джордж, потупив глаза, молчал и смотрел в пол. Однако по выражению его лица мадемуазель Бертон поняла, что попала в точку, задев самолюбие.

– Джордж, поговорим начистоту. Мне не нравится ни то, как ты относишься ко мне, ни то, как ты реагируешь на мою семью. В связи с этим мне будет трудно поддерживать в дальнейшем наши отношения.

– Если я и недолюбливаю твоего брата, то это вовсе не означает, что я не люблю тебя, – глухо заметил ее собеседник.

– Ну почему ты не можешь понять, что любовь – это не когда люди смотрят друг на друга, а когда они смотрят в одну сторону! Мы же с тобой совершенно разные люди. Ты ненавидишь и презираешь то, что люблю я. Скажи честно, ты хоть раз поддержал мои начинания или идеи? Нет. Зато очень часто их критиковал и высмеивал. Вот и сейчас, вместо того, чтобы помочь мне, ты поливаешь грязью человека, который, в принципе, не сделал тебе ничего плохого.

– Я лишь волнуюсь за тебя, – услышала она в ответ.

– Ах, какая забота!

– Да, забота. Но ты ведь такая возвышенная и утонченная натура, – язвительно проронил Джордж, – где уж мне понять тебя. Я реалист. Да, да. И не стыжусь этого. Я, возможно, чего-то не знаю или не понимаю, но зато реально оцениваю ситуацию, а не витаю в облаках, как некоторые. Ты вообще представляешь, куда ты направляешься?

– Ну, – растерявшись от неожиданного нападения со стороны молодого человека, неуверенно произнесла девушка, – я много смотрела передач об Африке, потом… читала… да и Ричард много рассказывал об этой стране в своих письмах и несколько раз по телефону.

– Ой, я сейчас умру от смеха! «Читала, смотрела, рассказывал», – передразнил ее Джордж. – Там холера, желтая лихорадка и малярия. Нищета, голод и дикие звери…

– Вот только о диких зверях и хищниках не надо мне ничего говорить. Если ты не забыл, то я работаю с ними с девяти до девяти, включая иногда выходные и праздники.

– Тамошние звери не живут в клетках.

– Но и мои питомцы, живущие в клетках, не ходят по команде, – перебила его девушка. – Все, хватит. И вообще, какое твое дело, куда я еду и зачем? Я уже приняла решение и мне не важно твое мнение.

– Получается, ты твердо решила угробить себя?

– Да, именно так.

– А твой дядя Генри?

– Он будет здесь с минуты на минуту.

– Надеюсь, что хотя бы он образумит тебя и отговорит от этой ненормальной затеи.

Элизабет вскочила. В ее темно-зеленых глазах заиграли искры, говорившие о том, что девушку охватила ярость. В эту минуту она очень походила на тигрицу, готовящуюся к прыжку. Но тут раздался звонок в дверь. Ничего не ответив, хозяйка квартиры твердыми шагами направилась в коридор. На пороге Бет увидела старого морского волка, лучезарно улыбающегося и одетого, как всегда, элегантно и изысканно.

– Хелло, Бетти. Что случилось? Почему ты такая взъерошенная? Наверное, совершенно не спала ночью. Я предупреждал: не надо так себя изводить. Вот, полюбуйся на результат своего своенравия.

– Дядя Генри, со мной все в порядке… Почти, – целуя его в обветренную и загорелую щеку, ответила девушка. – Не стойте в дверях, входите.

Войдя в комнату, Генрих Херрингтон увидел Джорджа, стоящего около окна.

– Привет, Джордж. Не ожидал тебя здесь встретить, – вопросительно взглянув на племянницу, проговорил он. – Как дела? Работа?

– Спасибо, капитан Херрингтон, все идет гладко. Собственно, без существенных взлетов, но и без стремительных падений.

– А-а-а, – протянул его собеседник, – понятно.

– Джордж уже собирался уходить, – пристально посмотрев на него, констатировала его бывшая возлюбленная. – Я не ошибаюсь?

– Да, да, само собой, – поспешно ответил Джордж, покраснев. – Я уже ухожу. Дела, видите ли. Рад был вас повидать, капитан. До свидания, Элизабет. Надеюсь, тебе удастся все, что ты задумала. Желаю удачи и огромного счастья.

– Тебе того же, Джордж. Прощай!

Девушка закрыла дверь и повернулась к дяде, стоявшему в проеме комнатной двери.

– И что это было? – удивленно спросил он. – Я что-то пропустил?

– Да так, ничего особенного. Джордж не любит терпеть фиаско, особенно, что касается женского пола. Я задела его самолюбие, поэтому он так повел себя.

– А зачем он приходил? Мне показалось, вы с ним все выяснили? Или я ошибаюсь?

– Нет, не ошибаешься. Мне тоже так казалось. Но, должно быть, Джордж решил иначе.

– Так он приезжал для того, чтобы поговорить о вашем совместном будущем и уговорить тебя начать все сначала?

– Вовсе нет. Он хотел отговорить меня от поездки в Африку, приводя при этом вескую, на его взгляд, аргументацию.

– У него не было ни малейшей возможности, – рассмеялся капитан Херрингтон. – Невзирая на то, что путешествие чревато различными трудностями и опасностями, зная твой упрямый характер, а главное, твое отношение к Ричи, мне и в голову не пришло попытаться отговаривать тебя от этой безумной затеи. Ты поедешь в Африку, даже если я лягу у порога.

– Ну, дядя, что вы такое говорите, – смущаясь, ответила девушка. – Ежели вы сделали бы это, то тогда поставили меня в весьма затруднительное положение.

– Не волнуйся, Бетти. В отличие от Джорджа, у меня достаточно ума, чтобы не сделать этого… Ладно, красавица. Оставим этого молодого человека в распоряжении ее величества Судьбы, а сами тем временем займемся нашими проблемами. Давай, рассказывай обо всем с самого начала, но теперь все в мельчайших подробностях.

Элизабет понадобилось больше часа, чтобы ввести отставного морского офицера в курс дела. На протяжении всего рассказа он не проронил ни слова, но с каждой минутой его лицо становилось все суровее и напряженнее. Закончив повествование, племянница замолчала. Капитан Херрингтон порывисто встал с кресла и, опустив голову и засунув руки в карманы брюк, стал мерить комнату шагами. Девушка следила за ним немигающими глазами. Наконец он остановился посредине и, повернувшись к племяннице, поинтересовался:

– У тебя есть какие-нибудь предположения, что могут означать эти буквы – «GSG»?

– Несомненно. Они встречаются в письме Рича. Вот, посмотрите, – и племянница указала ему на название корпорации того самого американца, о котором говорил ее брат.

– Т-а-ак, – медленно проговорил капитан Херрингтон. – Таким образом, им стало известно, что Ричард отправил тебе что-то. Но как? Неужели они сумели так быстро и легко напасть на след?

– Ты так думаешь? Считаешь, что брату не удалось перехитрить их, и его схватили? – побледнела Элизабет.

– Будем надеяться на другой, хороший исход нашего дела, – ответил Херрингтон, нахмурив брови.

Но, взглянув на опечаленное и встревоженное лицо племянницы, улыбнулся и похлопал ее по руке.

– Ну, Бетти, не волнуйся. Наш исследователь смелый и отважный мальчик, и его не так просто одурачить и заманить в ловушку. Скорее всего, эти люди, а точнее, этот человек из GSG предположил, что твой брат мог, а в его ситуации и неизбежно должен был, положиться на кого-то извне. Наверняка Говард Мэйсон навел справки о Ричарде и узнал, что, кроме тебя, близких родственников у него нет. Меня в расчет не приняли, хотя и непонятно, почему. Но, так или иначе, выбор пал на тебя. Поэтому босс и решил таким способом узнать, подтверждается его версия или нет. Ничего… Мы еще посмотрим, кто кого. Верно я говорю, а, Бетти?

 

Глаза девушки, на мгновение увлажнившиеся, высохли будто по мановению волшебного жезла, а в них появился блеск. Расправились плечи, она улыбнулась.

– Ну, вот. Теперь я узнаю мою девочку, неустрашимую и решительную Элизабет. Ту Элизабет, в чьих жилах течет кровь одного из самых талантливых исследователей, авантюристов и лингвистов, каким был сэр Ричард Бертон. Вы с братом чем-то похожи на него: такие же решительные и целеустремленные. Ну, а склонность к авантюрам и приключениям лишний раз подтверждает эту преемственность. Страх вам неведом.

– Дядя, дядя, остановитесь, – рассмеялась девушка, у которой стало немного легче на душе. – Ты совсем нас захвалишь!

– Да я и не собирался этого делать. Я всегда говорю лишь правду!

– Конечно, конечно. Только куда делся тот суровый, неулыбчивый человек, не терпящий пререканий, с которым мы познакомились семнадцать лет назад.

– Ваша с братом непосредственность и душевная теплота сразили меня наповал. Даже закаленный морской волк не смог устоять, – добродушным голосом произнес ее дядя. – А ты что, Бетти, хочешь, чтобы он вернулся?

– Нет, нет, нет, что вы. Само собой, я этого не хочу.

Когда капитан увидел раскрасневшееся лицо племянницы и ее озорную улыбку, он понял, что к ней вернулись привычное самообладание и боевой настрой.

«Молодец, девочка, держится. Раскисать нам ни в коем случае нельзя, – подумал Генрих Херрингтон. – Судя по рассказам Бетти и письму Ричарда, нам предстоит та еще заварушка. Ничего, прорвемся. Не из таких сложных ситуаций выпутывались. Пройдем и через это испытание. Главное – не расслабляться, не терять бдительности и не бояться. Страх рождается только бессилием духа. А дух у нас закаленный. И не будь я капитаном Генрихом Херрингтоном, если через месяц, самое позднее через два, в этой самой комнате не соберется вся наша семья».

О чем думала в эту секунду Элизабет, трудно было догадаться. Но по ее уверенному выражению лица, сжатым губам и кулакам можно было предположить, что они с дядей думали об одном и том же.

Молчание, длившееся несколько минут, первым прервал старый морской волк:

– Ладно, крошка. Не будем терять времени. Пора действовать смело и решительно.

Он открыл свой дорожный кейс и достал оттуда карту Черного континента. Пододвинув журнальный столик поближе, Генрих Херрингтон положил карту на него. Достав карандаш, линейку и секстант, он расположил их рядом. Проделав эти нехитрые манипуляции, капитан Херрингтон жестом пригласил племянницу присоединиться к нему. Они склонились над картой и принялись исследовать просторы, саванны и бескрайние пустыни Африки.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru