Пастельная магия

Лина Алфеева
Пастельная магия

Глава 4

Утром я проснулась в чудесном настроении. Вскочила с кровати, потянулась и, вместо того чтобы снова заползти под одеяло, открыла настежь окно. И это в семь часов! Да я в жизни в такую рань не вставала, разве что когда надо было мчаться в аэропорт. Холодный воздух заставил застучать зубами. Я снова посмотрела в сторону одеяла и… начала делать зарядку. Просто почувствовала, что ни за что не проснусь без разминки и растяжки. Мимоходом отметила, что комнате не хватало простора и светлых оттенков. Да как я тут вообще жила?! Почему не замечала, что моя квартира похожа на прибежище подростка, повернутого на рок-металле?

Спокойнее, Лорел. Все по порядку. Сначала душ, завтрак, а потом уже уборка и составление планов на день.

На кухне меня опять потянуло на подвиги. За каким-то чертом я захотела приготовить себе полноценный завтрак: пожарить яичницу и сварить овсянку. Поскольку необходимых продуктов у меня сроду не водилось, пришлось бежать в супермаркет. Вернулась быстро, внеплановая прогулка только подстегнула аппетит.

Поставив молоко на огонь, занялась яичницей. Пока кромсала бекон и помидоры, молоко сбежало. Отставила уцелевшее, сыпанула овсянки и закрыла крышкой. Мелькнула запоздалая мысль, что я слегка перестаралась и приготовленное не съем при всем желании.

Спустя десять минут я в этом убедилась. Завтрак стал поперек горла из-за полной несъедобности. Бекон ужарился и по вкусу напоминал оберточную бумагу, яйца подгорели, а каша не пожелала набухнуть подобно мюсли. Слишком поздно до меня дошло, что овсянку надо было все же варить, а не заливать молоком.

Столько лет питалась вне дома, так какого сейчас приспичило осваивать кулинарное мастерство? Зверски захотелось, потому что умение готовить – часть навыков истинной леди. И откуда я только взяла подобную чушь? Желание приобщиться к статусу леди радовало в особенности. Никогда подобной ерундой не страдала. Я же суккуба, демон соблазна, мой удел – клубы, вечеринки, пьяные выходки и вкусный секс.

Магия меня изменила… Но ведь даже плохим девочкам может захотеться перемен!

* * *

Гардероб пал первой жертвой. Я открыла дверцу шкафа и поняла… Нет, ситуация «нечего надеть» была для меня далеко не в новинку, а вот состояние «как я прежде это носила?!» подарило совершенно незабываемые эмоции.

Я срывала с вешалок кожаные шорты и брюки, сваливала в кучу комбинезоны и платья, больше походящие на длинные футболки. И как я этого раньше не замечала? В результате осталась с одним-единственным костюмом, тем самым подарком любовника. Обувь постигла бы та же участь, но планы нарушила заявившаяся в гости Лика.

– Обалдеть! Ты реально все это выбросишь?

– Не в моем стиле.

Подруга ошарашенно похлопала ресницами.

– Завязывай-ка ты лучше с этим зельем.

– Считай, уже завязала. Я его допила.

– Что ты сделала?! – взвилась она. – Там же оставалось больше чем на неделю приема.

– Мне вчера звонил Коул. Тот парень из «Счастливого клевера».

– Которого ты попробовала, а он в ответ трахнул тебе мозги?

– Лика, выбирай выражения! – возмутилась я. Странно, прежде высказывания подруги меня ни капли не смущали. Я и сама могла в соответствующих обстоятельствах припечатать крепким словцом.

– А что мне еще думать? – проворчала она. – Ты сейчас сама на себя не похожа. Так что либо виновато зелье, либо он. Сейчас ты оденешься, и мы поедем к специалисту по ментальной магии.

– Еще чего. Как будто мне больше нечего делать.

– И чем же таким важным ты собираешься заняться?

– Разве не говорила? Я устроилась на работу, – с гордостью возвестила я.

Лика все-таки отпустила меня в салон Миранды, точнее, увязалась следом. Хотела проверить, не впуталась ли я во что-то сомнительное под воздействием загадочного нечто. Лично я никакого сверхъестественного влияния не ощущала, а, наоборот, сохраняла ясность мыслей как никогда раньше. На душе было легко, сердце замирало в предвкушении перемен. Еще бы обувь подходила под костюм. Отчего-то у меня не оказалось ни одной пары светлых туфель на низком каблуке. Я так громко сокрушалась по этому поводу, что Лика сунула мне свою кредитку.

Поначалу я не собиралась принимать помощь, но подруга заявила, что я могу считать это сделкой. Лика считала, что неплохо прибарахлилась на руинах моего гардероба. Она не позволила ни единой вещи отправиться на свалку, аккуратно сложила все в пакеты и отнесла к себе в машину.

– Итак, это реально свадебный салон, – с удивлением произнесла Лика, рассматривая вывеску.

– Так я об этом все утро твержу.

– Ладно, не дуйся. Я рада, что ты смогла устроиться. Не буду отвлекать тебя в первый же рабочий день. В гости загляну… как-нибудь потом.

Пауза, выдержанная Ликой, была совсем незначительной, но я знала, что моя подруга терпеть не могла брачные ритуалы и все, что с ними связано.

* * *

Гилберт первый заметил произошедшие во мне перемены. Улучив момент, он отвел меня в сторону и шепотом поинтересовался, не случилось ли чего.

– С чего ты взял? И, пожалуйста, давай уже на «ты».

Парень кивнул и смущенно произнес:

– Ты стала похожа на Снежную Королеву.

– Больше не нравлюсь? Не хочешь, чтобы была твоей моделью? – обеспокоилась я. Новые предпочтения и перемены меня полностью устраивали, но оказаться совсем уж непривлекательной для противоположного пола я не планировала.

– Фотосессия остается в силе, но думаю внести кое-какие изменения, – загадочно произнес он.

– А когда начнем? – встрепенулась я.

– Сейчас убегаю на учебу, потом в студию – займусь оформлением. А завтра после работы планирую поснимать.

– Договорились. Как раз успею купить чулки.

София зло стрельнула в меня глазами, а вот Миранда только хитро улыбнулась:

– Портретная съемка в чулках?

– Не только портретная, – невозмутимо отозвался Гилберт. – Мне пора. Увидимся.

После ухода фотографа Миранда провела для меня экскурсию. Помимо комнаты с платьями и демонстрационной, в салоне имелась мастерская швей и рукодельная. Последнее помещение миссис О’Мали показывала с особой гордостью.

– Мы же не только свадьбы оформляем, но и беремся за заказы, связанные с интерьером.

– Обставляете дома?

– Дома – это сильно сказано. Скорее помогаем сделать отдельные уголки уютнее. Вот этот комплект стульев скоро отправится в загородную усадьбу.

Миранда кивнула на четыре деревянных стула, расписанных цветочными узорами. Лаковое покрытие с эффектом растрескивания придавало им возраста и таинственности.

– Люблю вещи с историей, – тихо призналась она.

– Понимаю… – я провела рукой по гладкой спинке стула. С удовольствием поставила бы такой на веранде, если бы она у меня была. Здорово жить за городом.

Да уж. Определенно, странные мысли посещали голову сегодня. Меня всегда притягивал город. Его суета и ритм. Ну и ночные развлечения. Как же без них.

Миранда устроилась на одном из стульев и указала на соседний, приглашая присесть.

– Вы упоминали, что по образованию дизайнер.

– Верно, однако опыта у меня не так много, – я вытащила из портфеля папку с фотографиями. – Дизайн скорее хобби, а не источник дохода.

Уточнять, что моими клиентами были знакомые вампиры, оборотни и демоны, я не стала, однако Миранда на глаз определила, что мне доводилось работать с настоящим антиквариатом.

– И какое направление вам по душе? – спросила она, просмотрев снимки.

Дома, которые я обставляла, являлись полным отражением внутренней сущности владельцев. Если вампиры ценили лоск и помпезность, то оборотни в первую очередь уважали функциональность и добротность. Когда я занималась поместьем Гарри в Штатах, мне пришлось неделю уговаривать его приобрести статуэтки для полочки над камином. Оборотень считал изящные вещицы пустой тратой денег. Хрупкие изделия просто не пережили бы взросления его волчат.

– Лорел… – Миранда с улыбкой вскинула бровь.

– Простите, замечталась.

– Приятные воспоминания?

– Каждый заказ для меня всегда был чем-то особенным.

– А вы, оказывается… другая. Мягче, душевнее, что ли.

– Это все магия шебби-шик, – развела руками я. – Когда тебя окружают настолько прелестные вещицы, ты и сам становишься чуточку светлее.

* * *

Половина рабочего дня пролетела незаметно. Я демонстрировала платья, в перерывах болтала со швеями. Пообедать собиралась вместе с коллегами в кафе, расположенном через дорогу, как вдруг зазвонил телефон.

– Привет, Гарри, рада тебя слышать, – искренне обрадовалась я.

– Лорел, детка, надо срочно встретиться.

– Не вопрос. У меня как раз скоро перерыв.

– Говори адрес.

Спустя пятнадцать минут к дверям салона подкатил внедорожник оборотня. Гарри распахнул дверь и поманил рукой:

– Давай залезай.

– Я полагала, ты днем отсыпаешься.

– Поспишь тут, когда с утра Серая Стража прессует.

Я устроилась на переднем сиденье и замерла в ожидании пояснений.

– Лорел, ты же была в «Клевере» ночью, когда патрульный за каким-то чертом выбрал его для самоубийства?

– Естественно. Ты же сам пропустил меня внутрь.

– А вот камеры тебя не засекли.

– Гарри, не обижай, не такая уж я и незаметная, – попыталась отшутиться я.

– Лорел, я серьезно. Если у тебя проблемы…

– Да нет у меня никаких проблем. И не будет, если никто не заявит, что я была в «Счастливом клевере».

– Один тип точно тебя запомнил. Смуглый, темноволосый, рост под шесть футов.

– И отзывается на имя Коул, – проворчала я. – Чего хотел-то?

– Интересовался тобой позавчера. Фото у него не было, но я по словесному портрету догадался. Парень был весьма настойчив и дотошен.

– Нашел уже, – не подумав ляпнула я.

Гарри тут же насторожился:

– Если нужно, чтобы он раз и навсегда забыл, как тебя зовут, только свистни. Могу мальчиков своих для охраны отрядить.

 

– Спасибо, но это лишнее.

– Как знаешь.

– Лучше расскажи, что с Серой Стражей?

– Патрульных было двое, – многозначительно произнес он.

– Верно. И что с того?

– Так вот, второй утверждает, что остался снаружи, чтобы активировать ловушку на демона, а его напарник вошел в номер и спустя какое-то время выпал из окна.

– Бред! Он ведь тоже…

– Был с тобой в номере.

– Да не заставляла я никого выпрыгивать из окна!

– Но сама вышла из клуба через него.

Гарри не обвинил меня напрямую, но в тихом голосе оборотня отчетливо прозвучал упрек.

– Считаешь, мне надо пойти и во всем признаться?

– Еще чего! Даже не думай. Никто не поверит, что ты не нарочно.

– Лика сказала примерно то же самое.

– Умненькая она. Временами, – хмыкнул оборотень. – И будь поосторожнее с тем парнем. Как его там?

– Коул, – подсказала я.

– Не нравится он мне. Уж больно странные вопросы задавал.

– Какие это?

– Спрашивал, не приходилось ли мне встречать суккуб, которые бы имели любовные связи с фейри.

* * *

Разговор с Гарри лишил меня аппетита. В кафе я так и не пошла. Вместо этого вернулась в салон и позвонила Лике. Интуиция подсказывала, что надо срочно прояснить ситуацию с тем бессмертным.

– Привет. Как раз собиралась тебя набрать, – жизнерадостно сообщила подруга.

– Что-нибудь узнала?

– И да и нет. Вернее, информация есть, но она из не особо надежных источников.

– Иными словами, исключительно сплетни.

– Они самые, но если ты стоишь – лучше присядь. Села?

– Угу, – буркнула я, пристроившись на краешке стола.

– Твой так называемый бессмертный – чистокровный человек.

– Да ладно!

– Не перебивай. Он друид в шестом поколении из рода Мак-Аллистеров. Поговаривают, его семья как-то связана с фейри. Родители и сестра погибли при загадочных обстоятельствах.

При упоминании о фейри я не удержалась от фырканья. Да я терпеть не могла представителей Волшебной страны! Заносчивые интриганы. Являются в наш мир как к себе домой и считают, что все вокруг должны хлопаться в обморок от счастья. Лучше бы собственным деторождением озадачились. Так нет же, с энтузиазмом способствуют человеческому.

– А Коул точно не смесок? Я же чувствовала его ауру, и ничего от обычного человека в ней однозначно не наблюдалось.

– Говорят, что нет. Но опять же – сплетни. Мой совет – будь с ним осторожнее.

– Постараюсь, – пообещала я, так и не сказав Лике, что Коул уже не только выяснил мой номер телефона, но и прекрасно знал, где я жила.

* * *

После работы я помчалась в торговый центр за картонной коробкой и тесьмой. В пакете лежал кусок изумительной нежно-розовой парчи. В мастерской швей нашелся ненужный отрез ткани, и мои креативно-загребущие руки зачесались. На кой черт мне понадобилась эта коробка, я еще не определилась. Возможно, сложу потом в нее белье или платки с шарфиками, важен был сам процесс созидания.

В отделе для творчества меня встретили как родную, помогли выбрать искомое и пожелали неиссякаемого вдохновения. С последним проблем точно не было, вдохновение и желание творить и вытворять хлестало через край. Как раз поэтому меня отпустили с работы за полчаса до закрытия салона. Мои бесконечные вопросы замучили всех.

Я становилась въедливой, дотошной и… бесконечно счастливой.

Оформление коробочки завершилось глубоко за полночь и не обошлось без жертв – я сломала два ногтя и один браслетик. А все потому, что срочно понадобились камушки для украшения крышки. Ну и пусть. Этот браслет я все равно уже год как не доставала из шкатулки, а ногти… ногти новые отрастут.

Плоды ночного бдения пришлись Миранде по вкусу, но в гораздо большем восторге оказалась невеста, примерявшая платье. Она тут же захотела себе целый набор из таких вот коробочек. Пока я судорожно пыталась прикинуть, где же мне найти такие же браслеты, владелица салона озвучила стоимость заказа.

Украшения мне больше ломать не позволили. Вместо этого выдали пакетик с искусственными бриллиантиками. Сверкали камушки так же ярко, а стоили намного меньше. Пять круглых заготовок разного диаметра купил по пути Гилберт, я заперлась в рукодельной и… улетела в астрал.

– Лорел, ты домой-то пойдешь? – со смехом поинтересовалась Миранда.

– Домой? – на автомате переспросила я.

– Посмотри на часы.

Я вытащила из чехла телефон и подпрыгнула на месте.

– Фотосессия! Гилберт!

– Парень уже с полчаса ждет тебя в демонстрационной.

– Скажите ему, что уже бегу. Только розочку приклею.

Конечный результат грел сердце. Коробочки вышли просто загляденье: розовые, нежные – с ними и расставаться не хотелось. Вытащив телефон, сделала несколько фото на память.

– Прощайте, малыши, у вас теперь будет новая мамочка.

Я послала коробочкам воздушный поцелуй, а в голове уже зародилась новая идея. Уж эти точно останутся у меня!

* * *

Студия Гилберта, расположенная в подвале многоэтажки, поражала воображение.

– Аквазона, – фотограф указал на стену, выложенную темной плиткой. – У камина фоткаю на Новый год, а тут у меня пока только заготовки. Готовлю проект на Хэллоуин.

Осенние декорации состояли из самодельной, грубо сколоченной лестницы и пучков травы, подвешенных к потолку.

– Мне еще пустой бочонок обещали и венки из листьев. Ну и тыквы, как же без них. Если захочешь, пофотографирую тебя, как закончу стенд. Но сегодня мы поработаем здесь…

Выдержав театральную паузу, он откатил ширму. Увиденное заставило меня сцепить руки в замок и, приподнявшись на носочки, издать восхищенное: «Вау!» Гилберту удалось воссоздать кусочек летней террасы. На столике, явно позаимствованном из «Беседки», стоял чудесный чайный сервиз. На заднем фоне возвышался белоснежный комод, украшенный пустой птичьей клеткой. Рядом в кадке пристроился цветущий кустик роз.

– Хотел канареек купить, но потом решил не мучить птиц. Мне развлечение на пару дней, а им потом где-то жить.

– У меня! – твердо объявила я.

– Прости?

– У меня жить будут. Поехали за канарейками.

– Ты это серьезно?

– Серьезнее не бывает. Ты только представь: я в одном белье, на ногах белоснежные чулки, а за спиной весело щебечут канарейки.

Гилберт посмотрел на меня, покраснел и глухо выдавил:

– Едем.

Птичек мы успели приобрести буквально за пять минут до закрытия магазина. Пока Гилберт расплачивался на кассе, я успела ухватить ну просто чудесную бронзовую птичью клетку.

– Зачем? Одна же уже есть.

– Это для Хэллоуина. Соберу тебе букет из осенних листьев и рябины. Можно еще шишки добавить и крошечные декоративные тыковки. Для тыковок нам понадобится…

– Мисс Лейк, птичкам скоро ложиться спать, – урезонил меня Гил. – И не только им.

– Прости. Замечталась, – смущенно ответила я.

И все-таки, из чего можно сделать крошечные декоративные тыквы для букета? Или же проще купить настоящие?

* * *

Фотосессия оказалась просто улетной. Да я столько комплиментов уже с неделю не получала! Гилберт сыпал ими как из рога изобилия и одновременно требовательно гонял по площадке.

– Голову правее, подбородок не задирай, ноги не скрещивай. Вот! Красота! А теперь снова встань у клетки, только волосы распусти.

– А когда фотографии будут готовы?

Вполне невинный вопрос заставил парня скривиться как от зубной боли.

– Терпеть не могу компьютерную обработку.

– Отдай как есть.

– Размечталась. Так, хватит, пора по домам. Но если ты не против, я бы еще с тобой как-нибудь поработал.

– Не против, – просияла в ответ я.

– Стоп! – он быстро щелкнул еще пару кадров. – У тебя такая лучистая улыбка. Ты словно светишься изнутри, а в следующее мгновение замираешь и становишься холодно-отстраненной. Я от тебя просто балдею.

Я промолчала и пошла за ширму переодеваться. Спряталась из опасения, что Гилберт увлечется и непременно захочет запечатлеть, как я раздеваюсь. И в результате мы еще с час проторчим в студии. Во время творческого прилива, накрывшего в салоне, я получила мощный энергетический заряд, но в животе давно урчало от голода. Так что мне хотелось и обычной материальной пищи.

Виноград, несколько ломтиков сыра, гренки и мед…

Собственный запрос заставил меня удивленно захлопать глазами. Прежде и хот-дога было достаточно.

– Гил, ты случайно не знаешь, как жарить гренки?

– Не только знаю, но и умею, – последовало хитрое в ответ.

– Ночевать не оставлю, – предупредила я.

– Ну, я должен был хотя бы попытаться.

– Погоди, мы же вроде как договорились…

– Терять голову от тебя я не собираюсь, а вот дружеский секс еще никому не помешал.

Я не удержалась и запустила в него из-за ширмы ботинком. Гилберт самым бессовестным образом меня дразнил.

Глава 5

После трудоустройства в свадебный салон моя жизнь изменилась. Я окончательно пополнила ряды дневных пташек и перестала посещать клубы. Происшествие в «Счастливом клевере» не имело для меня последствий. Смерть патрульного признали несчастным случаем, и если поначалу я переживала, что Томас, напарник погибшего, попытается со мной встретиться, то после закрытия дела постаралась выбросить обоих из головы.

Мне удалось вписаться в коллектив салона и подружиться со швеями. Даже София, поначалу улыбавшаяся сквозь плотно сжатые зубы, оттаяла. До нее наконец-то дошло, что я не собиралась окручивать Гилберта. Отношения с парнем у меня сложились компанейские. Он перестал намекать на интим, зато регулярно таскал на съемки.

– И что, вы в самом деле проникли на охраняемый объект? – удивилась София.

– Да какое там, охраняемый, – отмахнулся Гилберт. – Такая дыра в заборе была, что просто грех не залезть. Зато с крыши вид сказочный.

– Но чтобы на нее забраться, пришлось попотеть, – вклинилась я.

– Двадцать пять этажей пешкодралом. И это мне еще Лорел помогала тащить софит.

Я предостерегающе зыркнула на Гилберта, с недавних пор посвященного в мою тайну. Отреагировал фотограф вполне спокойно. Подумаешь, суккуба. Вот у него сосед андрогин, нарядится в платье – и вылитая баба с сюрпризом в трусах.

– Так, ребята, остаетесь за старших, – объявила Миранда, подхватив чемодан. – Будете себя хорошо вести – в следующем году поедете с нами.

Она и София уезжали на выставку свадебной индустрии, проходящую в Париже. Наш салон не принимал участия, но на подобных мероприятиях всегда можно было обзавестись полезными связями.

– Буду фотографировать оформление конкурентов и постить на страничке. Так что забегайте за свежими картинками, – пригласила София.

– Обязательно, – улыбнулась я, предвкушая пару свободных дней.

Закроюсь в рукодельной и закончу роспись кресла-качалки. Только Пинни и Коко принесу из дома. Я так привязалась к солнечным щебетуньям, что установила трель канарейки в качестве мелодии звонка на телефоне.

– Присматривай за ней, – попросила Миранда Гила. – Не позволяй ночевать в салоне.

– Это было только один раз, – смущенно пробормотала я.

– А меня до сих пор в холодный пот бросает, как вспомню, что пришла и обнаружила тебя лежащей на полу.

Я смущенно улыбнулась. Да уж, неловко вышло. Прилегла буквально на пару минут и отрубилась до утра.

– Счастливой поездки, – хмыкнул Гилберт. Он, как и я, уже наметил для себя занятие и с нетерпением ждал отбытия начальства.

* * *

– Лорел, ты серьезно будешь торчать тут целый день? – с тоской в голосе спросил Гил где-то через час.

Я бросила кисточку в банку и обернулась:

– Иди домой. Сама справлюсь.

– Еще чего! Миранда мне башку оторвет. Тут одной бижутерии на нашу годовую зарплату.

– Могу запереться изнутри и повесить табличку «Закрыто».

– Как вариант… Но не прокатит. Меня замучает совесть. Ладно, я сейчас включу ноут и попробую тоже немного поработать.

Не успел Гилберт присесть, как на двери зазвенел колокольчик. Я выглянула из мастерской и увидела высокого худющего мужчину лет шестидесяти. Он поставил у двери трость и, кивнув Гилберту, повернулся ко мне.

– Добрый вечер, – произнес он с заметным шотландским акцентом. – Я уполномочен передать вам деловое предложение.

Пока я прикидывала, стоит ли вести беседу с клиентом в отсутствие Миранды, Гилберт подорвался с места и ответил за меня:

– Хотите взять полный пакет?

– Пакет? – переспросил посетитель.

– Все включено. Вы оплачиваете оговоренную сумму, мы выезжаем к вам и разбираемся на месте. Как правило, приобретение тканей и необходимых аксессуаров уже входит в стоимость.

 

– Даже так… – несколько опешил посетитель. – И сколько вы стоите? – поинтересовался он почему-то у меня.

Я озвучила стандартную сумму VIP-пакета, включающего оформление банкетного зала и места проведения церемонии.

– Что касается одежды, то тут цена может варьироваться.

– Не сомневаюсь, – поморщился он и вытащил чековую книжку.

– Вот так вот сразу? – растерялась я.

– Подозреваю, к утру цена повысится.

– Нет, что вы, это стандартные расценки, – заверила я. – Когда я смогу к вам подъехать?

– Прямо сейчас.

Милое заявление вогнало меня в очередной ступор.

– Замок моего хозяина расположен в Хайленде. Это удаленное место, вам будет удобнее добраться вместе со мной на вертолете, чем трястись в поезде.

Я откровенно сомневалась в разумности проведения торжества в таком труднодоступном месте. Это ж надо будет еще как-то гостей доставить, а потом развезти по домам. Только я раскрыла рот, как Гилберт покачал головой и объявил:

– Прошу прощения, надо посоветоваться с партнером.

Меня подхватили под локоток и вывели в мастерскую.

– Гил, во что ты нас втягиваешь? Надо сперва с Мирандой переговорить. Она ни за что не взялась бы за заказ без предварительного согласования деталей.

– Вот на месте и согласуем. Лорел, не будь букой. Никто же не заставляет нас немедленно обналичивать чек или подписывать договор. Съездим на место, разведаем обстановку и позвоним Миранде. И потом, я уже год мечтаю поснимать в настоящем замке.

– С этого и надо было начинать, – проворчала я.

– Лорел, ну пожалуйста. Если владелец начнет гнуть пальцы, пошлем его и вернемся. Ты только представь, как здорово провести свадьбу в таком месте.

– Осенью? В горах? – скривилась я.

– Возьми одежду потеплее.

– Придется захватить инвентарь.

– Собирайся!

– Так у меня все дома.

После того как Миранда стала привлекать меня к оформлению, я обзавелась «походным» саквояжем, в котором можно было найти все, от рулетки до булавки.

– Тоже заскочу к себе. Надо взять дополнительную вспышку и сумку с объективами.

Я все еще колебалась, но Гилберт объявил о нашем согласии. В ответ мужчина кивнул с таким видом, словно и не сомневался в положительном ответе.

– Сколько времени вам нужно на сборы?

– Пару часов, мистер…

– Иоганн Вольф, – важно произнесли в ответ.

– Я живу в Сохо, – сочла необходимым предупредить я.

– Не важно. Диктуйте адрес.

Я назвала улицу и номер дома, Гилберт следом озвучил, откуда надо будет забрать его.

– Одна не поеду, – твердо заявила я, заметив колебания мистера Вольфа.

– Я заеду за вами через два часа. Если молодой человек опоздает – его проблема.

Развернувшись, мистер Вольф направился к выходу. Гилберт бросился провожать дорогого клиента, попутно заверяя его в собственной пунктуальности. Я тем временем вызвала такси. Пока доберусь домой, успею составить список необходимых вещей.

* * *

Мистер Вольф отвел на сборы всего два часа, но я управилась и за тридцать минут. Одним из бесспорных преимуществ новой версии меня была аккуратность. К саквояжу с инструментом добавились чемодан и коробка со шляпками.

– Вязаные бери, – мрачно предложил Гилберт.

– И фотографировать меня ты тоже в вязаных будешь? – кокетливо уточнила я.

– Да запросто. Только бы владелец замка не стал выделываться.

– Не станет. Я проконтролирую, – мечтательно заявила я.

Несмотря на то что зелье изменило источник энергии и теперь для подзарядки мне было достаточно ощутить сильнейший прилив вдохновения, я все же оставалась суккубой и могла влиять на мужчин. Я чувствовала их эмоции, но более от них не зависела. И это было очень… приятно. Я ощущала себя сытым гурманом, которому не обязательно набивать живот, достаточно только попробовать лакомый кусочек. А при желании и вовсе можно посидеть на диете.

Лика была в шоке от таких перемен. Первый месяц подруга навещала меня каждый день – как правило, забегала на работу в обеденный перерыв, иногда заходила и вечером. Все никак не могла поверить, что я в норме и не протяну ноги от недостатка энергии.

– Вот и все. Я готова. Пинни и Коко корма насыпала, воду поменяла. Как ты думаешь, с ними же за день ничего не случится?

– Не случится, – заверил в который раз Гилберт.

Поначалу я собиралась взять с собой и клетку, но парень предположил, что канарейки плохо перенесут поездку. Пришлось признать, что дома им будет все-таки комфортнее. Ничего, мои маленькие, мы же ненадолго расстаемся.

– Пока ждем машину, можно и перекусить, – предложила я.

– Сама готовила? – обеспокоенно уточнил Гил.

– В «Беседке» лазанью заказала.

– Тогда согласен. Сейчас разогрею.

– Постой, я сама.

– Тебе напомнить, чем закончился эксперимент с духовкой в прошлый раз? Не позволю кремировать лазанью, жрать реально хочется. Собирался впопыхах, бутерброд, и тот не успел перехватить.

Ускоренные сборы никак не повлияли на количество фотоинвентаря. Я как чувствовала, что Гилберт не ограничится одной сумкой с объективами. Умудрился захватить зонт, штатив и лампу.

– Ты хотя бы зубную щетку взял? – тяжело вздохнула я.

В ответ Гилберт похлопал себя по правому карману куртки.

– Щетка и бритва. А в соседнем – сменные трусы и носки.

– Чудо ты чудное, – не удержалась от улыбки я.

– А еще я умею пользоваться духовкой, – хитро подмигнул Гилберт и умчался на кухню.

Предстоящая поездка нервировала, я так и не смогла дозвониться до Миранды. Гилберт уверял, что наше самоуправство не выйдет боком. Прокатимся, посмотрим на замок, а завтра после обеда уже будем в Лондоне. Оставалось надеяться, что он не ошибался.

Я подошла к окну и зябко поежилась. С неба снова лило, резкие порывы ветра раскачивали провода и вывеску над баром на противоположной стороне улицы. В такую погоду хотелось устроиться с книгой в кресле, а не тащиться неведомо куда.

Впрочем, адрес конечного пункта назначения я знала, а Гилберт еще и картинки показал, нарытые в Интернете. Замок заказчика располагался в Хайленде, на озерном островке. Вероятно, летом в этих краях было здорово, но осенью там ловить, кроме насморка, нечего. Пронизывающий ветер с вересковых холмов и близость воды нам его с легкостью обеспечат.

Ехать не хотелось. Я любовалась на струи дождя, стекающие по стеклу, и прикидывала, можно ли отказаться от поездки или же сделать приятное Гилберту, которому приспичило на халяву поснимать в чужом замке. Он доказывал, что печется о заказе для салона, но я-то чувствовала первопричину. Вдохновение окрыляло и давало энергетический подъем, сравнимый с физическим возбуждением, и только достижение цели могло подарить желанную разрядку.

Тот самый взгляд я узнала мгновенно, стоило лишь ощутить легкую дрожь. Уткнувшись в стекло, увидела Коула, стоящего перед подъездом. Его лицо скрывал зонт, но я чувствовала, что он смотрел на меня. Прикрыв глаза, прислушалась к ощущениям. Несмотря на перемены, я все еще помнила прикосновения этого мужчины, он до сих пор меня волновал.

И все-таки, что он забыл у меня под окнами?

Схватив с вешалки плащ, я заглянула на кухню. Гилберт как раз вытаскивал из духовки лазанью.

– Ты куда собралась?

– Хлеба надо купить и печенья в дорогу, – смущенно объявила я.

С недавних пор ложь давалась мне с трудом. Лика считала, что зелье ведьмы сделало меня чертовски замороченной, но была готова мириться с моими странностями при условии, что я не попрусь к Серой Страже с идиотскими признаниями. Дело о гибели Эдварда было закрыто, мне бы обрадоваться и жить дальше, но я все равно периодически хандрила и чувствовала себя виноватой. Кто бы мог подумать, что любовь к бантикам и кружеву настолько изменит мою личность? Или это я сама была подсознательно готова к переменам?

А вот о том, что меня сцапают прямо в подъезде, я и не помышляла, поэтому отреагировала совсем не как леди. Рефлексы не подчинялись рассудку – не одно десятилетие отрабатывались. Но и Коул был хорош. Мой кулак пролетел в дюйме от его лица и врезался бы в стену, если бы друид не перехватил мою руку.

– Осторожнее, можешь пораниться.

– Если о твою физиономию, то не так страшно, – прошипела в ответ я. – Лапы убери.

Коул ослабил хватку, но при этом и не собирался отпускать. Вторая рука, по-хозяйски расположившаяся чуть ниже талии, притянула меня поближе.

– Я приехал к тебе.

– Сейчас расплачусь от радости.

– Не стоит, Лорел, ведь на самом деле тебе хочется другого. Как и мне.

Он поднес мою руку к лицу, медленно поцеловал каждый палец, после чего опустил вниз, дав почувствовать твердость намерений.

– Понимаю, – прошептала я. – Ты хочешь повернуть меня лицом к стене, задрать юбку, слегка сдвинуть ткань стрингов…

Собиралась всего лишь поддразнить Коула, но попалась в расставленную ловушку и заодно выяснила, что суккубское восприятие все еще при мне. Я чувствовала желание друида. Хотелось расстегнуть его штаны и запустить руку внутрь. Перед глазами замелькали соблазнительные картины. Было так легко поддаться соблазну и воплотить озвученное.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru