Пастельная магия

Лина Алфеева
Пастельная магия

Глава 3

Выставка позволила мне окунуться в вихрь предсвадебных хлопот. Специально приехала на полтора часа раньше, чтобы понаблюдать за подготовкой стендов, и, как выяснилось, появилась вовремя.

– Лорел, спасайте! – вместо приветствия взмолилась Миранда. – Модель, с которой мы договорились, подхватила грипп и не придет на дефиле.

– А чем я смогу помочь?

– У вас рост и комплекция подходящие. Помимо вас, будут еще девушки от других участников выставки. Каждая продемонстрирует по три платья.

– Мне никогда не приходилось заниматься ничем подобным, – засомневалась я.

По подиуму я ни разу не ходила. А позирование в обнаженном виде – это все-таки несколько другое.

– Обратите внимание на платья. Возможно, передумаете, – с хитрой улыбкой предложила Миранда.

Подхватив меня под руку, она направилась к ширме, стоящей рядом со стендом свадебного салона. Одного взгляда на манекены оказалось достаточно, чтобы согласиться принять участие в показе. Да за фотографии в таких нарядах я была готова целый день по подиуму выхаживать!

Внутренний голос незамедлительно напомнил, что это как-никак свадебные платья.

«Вечерние!» – отмахнулась я.

– Вам придется надеть другое белье, – предупредила Миранда.

– Не вопрос. Давайте, – я приспустила комбинезон до талии и потянулась к застежке лифчика.

Помощница Миранды удивленно крякнула и подала мне пакет.

– Вы не торопитесь. Мы можем выйти, – заверила она.

– Выходите, если нужно. Но для переодевания здесь достаточно места.

Девушка задержаться за ширмой не пожелала и, сославшись на то, что надо закончить оформление стенда, покинула закуток. Миранда осталась мне помогать.

– Вам еще надо будет сделать прическу и макияж… хм… другой подобрать.

– Заметано. Сама понимаю, что стрелки и красная помада плохо сочетаются с вашими платьями.

Сегодня я специально накрасилась поярче. Как почувствовала, что тянет обойтись минимумом, вроде туши для ресниц и бесцветной помады, так и разрисовала лицо, словно для клубной вечеринки. Разве что над волосами издеваться не стала, а собрала в простой хвост.

Быстро сменив белье, аккуратно сложила вещи в рюкзак и, прислушавшись к эмоциям, клубящимся по другую сторону, спросила:

– Подскажите, парень, пыхтящий за ширмой, – ваш фотограф?

Сопение резко оборвалось, рассекреченный бедолага отпрыгнул подальше.

– Ну вот, напугали нашего Гилберта, – рассмеялась Миранда. – Он все утро набирался храбрости, чтобы пригласить на фотосессию Эмилию, а она и вовсе не пришла. А у него курсовая горит.

– А что за тема? Эй, скромник, я у тебя спрашиваю! – выкрикнула я и помахала из-за ширмы.

– «Портретное фото», – неуверенно сообщили в ответ.

– Если моя физиономия тебя устраивает, готова поделиться в обмен на пару хороших снимков.

– Что вы! Я не менее сотни сделаю! – встрепенулся фотограф. – Не представляете, как бы вы меня выручили! А то я насчет одежды договорился, а у вас схожий типаж. Если вы позволите, то я…

– Да иди сюда! – в сердцах воскликнула я. Не хотелось, чтобы наш разговор слышали посторонние.

Парень зашел за ширму и на мгновение замер с открытым ртом, потом спохватился и начал строить из себя крутого профи. Крутизна почему-то измерялась количеством откровенных снимков, которые ему удалось сделать. В конце концов Миранда не выдержала и отправила Гилберта пощелкать стенды конкурентов.

После переодевания настал черед прически и макияжа. Впрочем, на них мне было плевать. Прикрыв глаза, я тихо млела от эмоций Гилберта. Я ему понравилась. Не в физическом плане, парень таращился на меня, точно нашел новую Музу. До чего же приятные переживания.

– Вот и все. Готово! – объявила Миранда. – Час после открытия работаем у стенда, а потом поднимаемся наверх для показа.

– Да я поняла уже. Стоять, улыбаться, руками по возможности ничего не трогать.

– Я такого не говорила, – слегка растерялась миссис О’Мали.

– Вы – нет, зато ваша помощница намекала.

– София трепетно относится к выставочным композициям. Она и на посетителя голос повысить может. Хотите посмотреть на себя в зеркало?

Кивнув, вышла из-за ширмы. Гилберт, маячивший до этого в другом конце зала, рванул обратно. Славный мальчик, с таким можно и подружиться.

К зеркалу я подошла не торопясь. Предвкушение приятно щекотало нервы. Прежде я не умела наслаждаться предвосхищением момента, хотелось немедленно добиться результата. Зелье ведьмы смягчило мой характер. Да, это снадобье можно было бы смело рекомендовать как отличное успокоительное!

Спустя пару секунд мой пульс резко подскочил, а на ногах, втиснутых в туфли на высоченной шпильке, начали поджиматься пальцы. Хотелось обхватить себя руками и выдать звучное «Уи!». Я знала, что платье силуэта «Русалка» сядет отлично, но не подозревала, что настолько. Молочное, выполненное из тончайшего кружева, оно подчеркивало фигуру и от колена переходило в свободно струящуюся юбку. Прозрачные облегающие рукава были расшиты цветочным узором, до того изящным, что казалось, будто рисунок нанесен прямо на кожу.

– Вы светитесь изнутри, словно настоящая невеста, – хмыкнула Миранда.

– Вы потрясающий модельер.

– А вы отличная модель. К концу дня наш салон получит не менее дюжины заказов.

– Будем надеяться.

Я с улыбкой отошла к стенду, оформленному в виде стола новобрачных, и ощутила себя ребенком перед витриной с конфетами. С огромным удовольствием подержала бы в руках букет из живых цветов и его практически точную копию из искусственных. Заглянула б под крышку сундучка, зажгла свечи и отпила бы из высокого бокала. Мне безумно хотелось потрогать каждую из вещей, оформленных в золотисто-розовых тонах.

– Вот так, замрите, – взволнованно попросил Гилберт.

Я застыла, позволив ему сделать фотографию.

– Гилберт, давай сразу проясним ситуацию. Я согласна с тобой поработать, но не более того.

– Знаю, – с легкой грустью отозвался он. – Такие девушки, как вы, не для начинающих парней с объективом. Но я рад, что вы согласились мне попозировать. В свою очередь постараюсь вести себя прилично.

– Не могу пообещать того же, – усмехнулась в ответ я.

Гилберт снова меня удивил. В наше время редко можно встретить сочетание уверенности и умения верно расставлять приоритеты. Парень мог бы попытаться затащить меня в постель, и не факт, что у него бы не вышло, но, скорее всего, на этом наше сотрудничество завершилось бы. Как модель я была ценнее, и он предпочел не рисковать.

Люблю мужчин, которые точно знают, чего хотят.

Собралась предложить Гилберту сделать еще пару снимков, уже с букетом невесты, когда вдруг ощутила тот самый взгляд. Чувства обострились, на смену легкости и вдохновению пришло ощущение чего-то темного и запретного. Замерев на мгновение, пробормотала, что ненадолго отойду, и устремилась туда, где только что стоял мой случайный любовник. Я безумно хотела увидеть бессмертного снова. Не просто посмотреть ему в лицо, а зажать в углу и потребовать, чтобы этот урод объяснил, что же все-таки произошло в «Счастливом клевере».

Бессмертный покинул зал еще до того, как я подошла к едва приоткрытой двери. Для меня не составило труда определить, куда именно он скрылся – за дверью была лестница на второй этаж. Похоже, меня приняли за дуру, способную не только второй раз наступить на те же грабли, но и от души на них попрыгать.

Ха! Размечтался.

Развернувшись, направилась на балкон. Если я верно уловила эмоции мужчины, то он желал со мной встретиться не меньше, чем я с ним. И, судя по всему, мне заодно жаждали задать несколько вопросов.

* * *

– Шумно. Очень шумно, – обронила я, услышав еле слышный шлепок. Бессмертный спустился по виноградной лозе и приземлился за моей спиной. Если он хотел произвести впечатление, то ни черта у него не вышло. Собственно говоря, это я и сообщила. Мужчина подошел вплотную и положил руки на перила по обе стороны от моих. Наглости ему было не занимать.

– Во время прошлого свидания ты тоже вела себя достаточно шумно, – послышалось чуть насмешливое в ответ.

А вот это он зря!

Резко обернувшись, изо всех сил толкнула ладонями крепкую грудь. В силе суккубы уступают оборотням и вампирам, но обычным людям с нами не сравниться. Впрочем, человеком стоящий передо мной не был. Слегка качнувшись назад, он маятником подался вперед, прижав меня спиной к балюстраде.

– Полегче, или испортишь чужое платье.

Чуть снисходительный тон заставил меня заскрипеть зубами, но намного сильнее разозлила собственная реакция. Стоило ощутить близость мужского тела, как пульс подскочил, а внизу живота разлилось сладкое томление.

– Ты все еще меня хочешь, Лорел, – самодовольно произнес он.

– Люди регулярно травятся хот-догами, но все равно продолжают их покупать.

Сравнение с фастфудом пришлось ему не по нраву. Опустив руки на плечи, он притянул меня к себе и прошептал:

– Ты права, в прошлый раз мы закончили слишком быстро.

– Медленный секс на перилах балкона вне моих приоритетов, – отчеканила я. – И потом, в прошлый раз ты порвал мне юбку.

– Тебя волнует только она?

Искреннее удивление, прозвучавшее в его голосе, убедило меня, что он прекрасно знал, что со мной сотворил. Вот только ответит ли он, если я спрошу о произошедшем? Интуиция подсказывала, что вряд ли.

– Сейчас меня волнует лишь то, что я оставила выставочный стенд и меня наверняка уже разыскивают.

Мужчина шагнул в сторону, открывая мне путь к дверям. Я тотчас устремилась туда. Следовало бы замедлить шаг, чтобы отступление не походило на бегство, но в тот момент мне было плевать, как мой уход выглядел со стороны.

– Лорел… – тихо окликнул меня бессмертный, вынуждая оглянуться. – Меня зовут Коул.

– Мне плевать, как тебя зовут, – процедила сквозь зубы я и покинула балкон.

 
* * *

Миранда не ошиблась, ее платья стали настоящей сенсацией выставки. Если до дефиле я только ловила заинтересованные взгляды посетительниц, то после официального мероприятия наш стенд окружили будущие невесты. Мне пришлось переодеться еще несколько раз, продемонстрировав все три платья. Воодушевленная Миранда раздавала визитки и на ходу составляла график посещения салона. Узнав, что я никак не могу найти работу, она пригласила меня в свою команду. Озвученная зарплата была ниже, чем я рассчитывала, но, с другой стороны, в последнее время я и вовсе не могла никуда устроиться.

– Приезжайте завтра к нам. Осмотритесь, тогда и решите, – предложила Миранда, заметив мои колебания.

– Да, так, наверное, будет правильнее, – согласилась я.

Происходящее казалось частью сюрреалистического сна. За день я неплохо подзарядилась, и это при том что никто не воспринимал меня как сексуальный объект. Ну, почти никто, о встрече с Коулом я старалась не думать. Меня так и тянуло позвонить Лике и попросить выяснить о нем хоть что-нибудь. Пока я знала лишь то, что он хорош в постели и способен выдержать удар суккубы. А еще его поцелуи пробуждали во мне самые темные наклонности. И это пугало и возбуждало одновременно.

До чего же здорово, что после нашего первого свидания я догадалась хлебнуть зелья русской ведьмы. Страшно представить, что я могла бы без него натворить. Лика не поверила, что я взаправду хотела пустить кровь тому бедолаге. Списала все на перевозбуждение и внезапно проснувшуюся тягу к БДСМ.

Бр-р! И вспоминать противно!

А ведь я и понятия не имела, как долго продлится действие снадобья. В инструкции об этом не было ни слова.

– Что с вами? – обеспокоенно спросил Гилберт. – Вы так побледнели.

– Немного устала. Ничего серьезного. Приму ванну, выпью вина и буду как новенькая.

– Кто-то упомянул вино? – вклинилась в разговор Миранда. – Уверена, мы все заслужили по бокалу. Предлагаю отправиться куда-нибудь и отметить успех выставки.

– Звучит неплохо, – объявила София и вытащила из-под стола коробки. – Лорел, поможете упаковать свечи и бокалы? Я пока займусь цветами.

– Ого! Вам доверили прикоснуться к образцам, значит, вы уже пошли на повышение, – усмехнулся Гилберт.

– Кончай выделываться и лучше помоги Лорел.

Мы управились довольно-таки быстро. Пока Миранда и София занимались упаковкой, я и Гилберт носили вещи в фургон. На третьей ходке фотограф попросил меня не усердствовать, потому что окружающие начали посматривать в нашу сторону с подозрением.

– Запомните, Лорел, вы – слабая и хрупкая Муза моего сердца, и я знать не хочу, каким образом вы с легкостью поднимаете одной рукой десять килограммов.

Я округлила рот в беззвучном «О!» и захлопала ресницами.

– Вот! Так намного лучше, – одобрительно хмыкнул Гилберт. – Идите, присядьте. Остальное я дотащу сам.

* * *

Я ожидала, что мы отправимся в бар, но вместо этого Миранда привезла нас к дверям кофейни. Судя по загадочному виду Гилберта, место это он прекрасно знал и подозревал, что оно произведет на меня особое впечатление. В конце концов парень не выдержал и попросил меня закрыть глаза.

– Смелее, Лорел. Вам точно понравится.

Пожав плечами, сорвала с его головы кепку и надела, сдвинув козырек вниз. Гилберт, смеясь, подхватил меня под руку и повел к дверям.

– Осторожнее, тут ступенька. Еще немного. Все! Вуаля!

Я сдвинула козырек набок и застыла, не веря собственным глазам. Да я прежде и не подозревала, что где-то в Лондоне может быть такое местечко!

Изнутри пространство напоминало увитую плющом беседку. Круглые белые столики и удобные, светлые, обитые тканью с цветочным рисунком диванчики создавали атмосферу легкости и уюта. Среди виноградных лоз мерцали крошечные огоньки.

– Нравится? – с гордостью поинтересовалась Миранда.

– Ваша работа, – догадалась я.

– Только эскизы и выбор материала.

– Не скромничайте. Миранда тут чуть ли не каждый прутик собственноручно покрасила, – просветила меня София.

– Мы все поработали на славу, – улыбнулся Гилберт. – Какая бы погода ни была на дворе, в «Беседке» царит вечное лето.

В этот момент стоящая у кассы женщина подняла голову. Она была старше Миранды, но черты лица не оставляли сомнения, что передо мной ее родственница.

– Миранда? Не ожидала, что ты сегодня заглянешь.

– Решила отметить успешное проведение выставки и побаловать ребят сладостями. Знакомься, моя новая манекенщица – Лорел Лейк. Лорел, разрешите вам представить мою тетю, Анжелику. В ее кофейне подают самый вкусный штрудель по эту сторону пролива.

Женщина рассмеялась и, подойдя поближе, протянула мне руку.

– Моя племянница необъективна. Так что придется вам составить собственное мнение.

– С удовольствием, – просияла в ответ я.

Да в таком месте я была готова завтракать, обедать и ужинать хоть каждый день! Мы заказали по куску штруделя и чай, София единственная сделала выбор в пользу мороженого.

– Безумно вкусно, – пробормотала я.

– Стоп! Замрите! – вдруг выкрикнул Гилберт и выхватил камеру.

София дернулась и перевернула вазочку.

– Гил, ты псих. Предупреждать же надо! – возмутилась она, вытирая салфеткой стол.

Фотограф никак не отреагировал на ее слова и продолжил раздавать указания:

– Глаза прикройте, голову набок. Круто! Такое чувство, что вы совсем недавно испытали оргазм.

В этот раз уже подавилась Миранда, пролив чай себе на колени. София решительно поднялась с места и подхватила свое мороженое.

– Предлагаю пересесть за другой столик.

– Гилберт, может, продолжишь в студии? – попыталась призвать его к порядку Миранда.

– Не то будет. Анжелика просила сделать фотографии для рекламного проспекта, я все не знал, с какой стороны зайти, а тут бац… словно щелкнуло… Оно!

– Она… – поправила его Миранда. – Дай девушке хоть поесть спокойно.

– Да пусть ест, кто ж ей мешает. Анжелика, а что у вас еще красивенького и фотогеничного сегодня в меню?

Хозяйка «Беседки» отреагировала незамедлительно, и вскоре передо мной поставили пасту с креветками, пирожные шу и сливочный пудинг. Пока Гилберт шумно восхищался ароматом блюд и кулинарным талантом повара, я тихо млела от сервировки. Посуда в кофейне также была подобрана в стиле шебби-шик. От пастельной росписи на тарелочках и чашечках замерло сердце.

Непременно приобрету себе такую же с первой зарплаты. И заварник куплю, и кастрюльку. Плевать, что не знаю, с какой стороны к плите подойти, а еду заказываю в бумажных коробках. Новая посуда мне нужна позарез! Да я от лишней пары туфель ради нее готова отказаться!

– Обратите внимание на столовые приборы, – подсказал Гилберт.

– Запрещенный прием, – с придыханием произнесла я и стрельнула глазами в парня.

Тот покраснел и сказал, что у меня весьма выразительное лицо.

Кулинарная фотосессия закончилась вполне предсказуемо: я объелась и у меня заболел живот. И это при том что я всего лишь пробовала. Анжелика настояла на дегустации каждого блюда. Пыталась намекнуть, что в первую очередь прибалдела от керамики, а не от содержимого тарелок и вазочек, но меня не поняли.

– Простите, но придется пройтись пешком, – с кислой улыбкой сообщила я.

Гилберт, уже забравшийся на заднее сиденье, вылез наружу.

– Я провожу.

– Налаживаете творческие отношения, – хмыкнула Миранда. Вероятно, сочла, что у меня с парнем намечался роман. София послала мне взгляд Горгоны и, не прощаясь, скрылась в машине.

Вот так всегда – к работе еще не приступила, а проблемами уже обзавелась.

* * *

Гилберт настоял, чтобы мы зашли в аптеку. Парень чувствовал себя виноватым и купил мне не только травяные сборы, но и какие-то таблетки. Я поблагодарила и сунула пакет в рюкзак. Не рассказывать же было, что суккубам человеческие лекарства не подходят.

Как только я почувствовала себя немного лучше, мы поймали такси. Я не спешила прощаться с парнем, а он увязался следом. В квартиру мы поднялись в полном молчании. Любопытство и восхищение молодого фотографа льстило, но не более того. Я не рассматривала его как объект для подзарядки.

– Вот тут я и живу, – объявила я, остановившись возле двери.

– Тогда до завтра. Вижу, что в гости не позовете.

– Если без глупостей, то могу и позвать.

– Я бы хотел осмотреть ваш гардероб, – несколько смущенно признался он. – Понимаете, я взял напрокат всего одно платье…

– Не вопрос. Заходи. Только вряд ли мы сможем хоть что-то подобрать.

Мои вещи произвели на Гилберта впечатление. Фотограф уже мысленно создал для меня образ, и откровенные клубные наряды в него совсем не вписывались.

– Это действительно ваше? – в который раз потрясенно вопросил он, рассматривая кожаный комбинезон, после чего выдвинул ящик.

– Отделение для белья, – на всякий случай уточнила я.

– Ага. Вижу, – отрешенно бросил парень.

Я задумчиво почесала переносицу. Нет, я, конечно, девушка без комплексов, но как-то не привыкла, чтобы парень, с которым я даже не спала, копался в моем белье.

– Вот! Это подойдет! – он вытащил из недр ящика белоснежную атласную сорочку. – Чулки, только белые, еще нужны.

– Найду, – усмехнулась я.

– Здорово! Тогда до завтра. И заварите себе чай.

– Лучше намотаю пару километров на беговой дорожке.

– Как знаете. Не болейте. И да… Фотосессия будет улетная, – хитро подмигнул он напоследок.

Несмотря на усталость, я все-таки заставила себя ступить на тренажер. Только разогрела мышцы, как завибрировал телефон. Номер оказался незнаком, так что я собиралась проигнорировать вызов, а вот поступившее следом SMS все-таки прочитала.

«И как, Лорел, тебе понравилось?»

Вопрос заставил меня соскочить с дорожки и перезвонить самой.

– Кто это? – требовательно спросила я.

– Во время нашей последней встречи тебе было плевать, как меня зовут.

– Слушай, ты…

– Я не хочу ругаться.

– А я хочу. До чертиков хочу! Но еще сильнее во мне желание послать тебя на хрен.

– Скажи, Лорел, ты объяснила мальчику, кто ты такая? Знаешь, он вышел из твоего подъезда вприпрыжку…

– Да что ты говоришь! Обычно уползают по стеночке.

– Или же выходят через окно.

Намек на гибель Эдварда больно царапнул по сердцу. Я крепко прикусила губу, чтобы не начать оправдываться. Я не обязана никому ничего объяснять. Тем более ему.

– До встречи, Лорел. До скорой встречи…

– Да пошел ты!..

Закончить фразу я не успела. Коул сбросил вызов.

* * *

Суккубы не принимают человеческие лекарства, но этим вечером я была близка к тому, чтобы заварить себе аптечные травки. Слышала, они успокаивают. Звонок Коула пробудил воспоминания. Мысленно прокрутила собственное поведение в клубе. Прежде я никогда не выходила за рамки и уж тем более ни за что не отняла бы чью-то жизнь только потому, что так захотелось. В противном случае на меня бы давно выписали ордер на ликвидацию. А что, если Томас и Эдвард как раз и выполняли заказ?

Страх холодной рукой сжал сердце, заставив опуститься прямо на пол.

Глупости! Я же не могла так накосячить! За последние полгода у меня было всего пара заданий от Триады, и уже почти два месяца я находилась на самообеспечении, то есть проматывала заработанное ранее.

В панике набрала номер Лики:

– На меня выписали ордер?

– С чего ты взяла? С утра еще все было в порядке.

– Да вот решила, что те парни из клуба…

– Тьфу на тебя! Нет, мой сладкий, это я не тебе… – томно проворковала она в сторону. – Значит, так, кончай истерить. Ты вне подозрений. Усекла?

– Угу.

– Я держу ситуацию на контроле, пока ничего не предвещает, что кто-то запомнил тебя в клубе.

– Коул знает, – тихо прошептала я.

– Это тот бессмертный? – встрепенулась Лика.

– Сможешь разузнать о нем что-нибудь?

– Попытаюсь. А ты ложись спать. И без глупостей.

Легко сказать – ложись. Я и стоять на месте не могла, носилась по комнате перепуганной мышью. В результате снова потянулась к ведьминому зелью. Оно помогало мне остаться самой собой, не позволяло Тьме поселиться в моей душе. Возможно, снадобье и стало моим спасением. Открыв крышечку, я залпом допила остаток.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru