Аккад ДЭМ и я. Призванная

Лина Алфеева
Аккад ДЭМ и я. Призванная

Глава 4
Новая знакомая

В купальню я плелась, охваченная мрачным предчувствием. Юная демоница не внушала доверия.

– Ничего! Я сделаю из тебя правильную вампиршу, – с каким-то нездоровым энтузиазмом в голосе пообещала она.

– Ты в них разбираешься? – осторожно уточнила я.

– Естественно. Лично одного подняла и шестерых упокоила. Одного боевкой, остальных магией. – Девушка остановилась, задрала рубашку и продемонстрировала рваный белый шрам. – Первый гад все кишки наружу выпустил. Давно, еще до поступления в Цитадель. Неделю регенерировать начать не могла, а все из-за того, что проклятием приложил. С тех пор стала умнее и до рукопашной не довожу…

– Страшный шрам…

– И хорошее напоминание, что нельзя быть слишком доверчивой, – буркнула некромантка.

Я почувствовала исходящую от нее горечь. Даже время не всегда может стереть боль предательства.

Вилена уже взялась за дверную ручку, как я вспомнила о Щелкунчике.

– Постой! Не входи! Позволь, я первая…

Демоница рывком распахнула дверь и хмыкнула:

– Смотрю, ты вовсю обживаешься…

– Не обижай Щелкунчика, он нас пропустит. Он…

Вместо того чтобы дослушать мои объяснения, Вилена опустилась на пол и начала осматривать одну из отсеченных «челюстей».

– Ему это еще нужно? – деловито поинтересовалась демоница и кивнула в сторону мухоловки.

– Нет, новые отрастил.

– Отлично. Тогда забираю. – Она прикоснулась к амулету, висящему на шее, листики мухоловки один за другим исчезли в свете портала. – В них уйма нерастраченной энергии осталась. Покончу с тобой и займусь вытяжкой. Лапа, ты меня пропустишь? – на полном серьезе обратилась Вилена к Щелкунчику, и, что самое странное, тот ее понял.

Зеленые стебли слегка разошлись, открывая дверь в соседнюю комнатку. Я только охнула от удивления.

– Раздевайся и полезай в воду, – приказала демоница, как только мы очутились в малой купальне, и снова активировала амулет.

Воронка портала выплюнула объемный сундучок. Он на мгновение завис в воздухе, а затем медленно спланировал вниз. Вилена бросилась к нему, откинула крышку и замерла, беззвучно шевеля губами. На лице девушки застыло выражение крайней сосредоточенности.

Я осторожно распустила платье на листочки, пытаясь понять, который из них Изменяющий форму. С тех пор как я очнулась в спальне, мой новый знакомый ни разу не обозначил свое присутствие.

Только я об этом подумала, как в районе затылка что-то шевельнулось. Шустрый какой! Неужели крем заставил перепрятаться? Не хочу и представлять, в какого паразита Изменяющий форму в этот раз решил превратиться. Вот только пусть попробует укусить или позволить себе что-то в этом духе!

– Так! Нашла! – объявила Вилена и подняла голову. – Еще не залезла? Хорошо, обожди. – Она подошла к бассейну и высыпала пригоршню темного порошка. На поверхности воды расползлось алое пятно. – Мутацию кожного покрова остановит, хотя зеленушность сразу вряд ли сойдет.

– Мутацию? – еле слышно выдохнула я. – Вы меня в нежить превратить надумали?

– Мутацию, а не трансмутацию, – поправила Вилена. – Нежить из элементали при всем желании не получить. А жаль…

В воду я спустилась осторожно, энтузиазм девушки откровенно пугал. Я успела мельком заглянуть в сундучок. От обилия пузыречков, баночек и флаконов разбежались глаза.

Кожу снова стало ощутимо покалывать. Я зачерпнула воду ладонью, отметив, что та слегка побелела, да и пятна вроде как стали светлеть.

Да что же это я, в самом деле? Стою и размышляю, насколько красивая «вампирша» из меня получится. Меня же совсем другое должно интересовать!

– Вилена, тебе рассказали, кто я такая?

– Призванное существо Марога, – жестко ответила демоница и приподняла голову от сундучка. – Давай сразу проясним один момент: мне плевать, из-за чего произошел сбой и каким образом ты очутилась в центре пиктограммы Призыва. Эрх считает, что ты можешь помочь аккаду ДЭМ сдать ПиП и сохранить лидерство. В противном случае я бы с тобой не возилась.

Я подавила всплеск разочарования. На какое-то время я действительно поверила, что смогу найти в лице демоницы союзницу.

– Эрх твой родственник?

– Брат. А что, заинтересовалась? Пользуйся. Я тебе еще и спасибо скажу, если ты его хоть на время от железяк отвлечешь. Надевай! – Девушка бросила мне шлемообразную шапочку. – Цвет волос сейчас менять не буду. Если потом захочешь – перекрасим. Но по мне, и так нормально.

Тканевый шлем подошел идеально, поскольку размер корректировался магией. Не успела я спрятать пряди, как вновь ощутила, что у меня в волосах кто-то активно копошится. Не иначе гнездо вить надумал.

– Вилена, а давай и волосы перекрасим, – предложила я. – Чего откладывать?

Изменяющий форму намек понял и затих.

– Ну, раз ты так считаешь… – с сомнением в голосе протянула демоница.

– Да нет, мне не к спеху. Мы же с тобой еще увидимся, или меня сразу в виварий отправят?

Вилена с подозрением уставилась на меня.

– Знаешь, я была готова к чему угодно: слезам, мольбам, попытке подкупа. Эрх предупредил меня, что призванный Цветочек крайне эмоционален, но твое внешнее спокойствие меня удивляет. Сбежать надумала? Да? – Демоница резко захлопнула крышку сундука.

Я насупилась и отвела взгляд. Как чувствовала, что меня начнут уговаривать помочь доблестному аккаду и заверять, что после непременно отпустят. Разве я так похожа на доверчивую глупышку?

– Дура! – припечатала Вилена. – И куда ты пойдешь? Прямиком к Выпивающим? Они любят таких, как ты: вкусненьких, сладеньких, полных энергии. Или Безликих осчастливишь? Черта с два я тебе это позволю! Хочешь сдохнуть – дело твое, но энергия элементали сделает этих тварей сильнее. Нашу Цитадель обложили дальше некуда. Пылающий лес и тот загибается…

– А что с лесом?

– Гаснет, – скупо пояснила демоница. – Кончай болтать и мойся. – В воду полетела крошечная розовая губка.

Я целиком сосредоточилась на процессе. Лицо терла, пока кожа гореть не начала.

– Уши не забудь, – понукала сестрица Рогатого, она уже расставила по краю бортика ряд баночек и флакончиков и теперь ждала, пока я закончу. – Плыви сюда, помогу спину смыть. Или Эрха позвать? – ехидно спросила она, заметив, что я колеблюсь.

Все! Достала! Хамит, угрожает, как к зверушке для исследований относится. Я же вижу, что сочувствия в ней нет, только интерес. Хорошо, что хоть не профессиональный. О некромантах я раньше не слышала, но уже догадалась, что эти маги имеют дело с мертвыми. Теми несчастными, которые почему-то не вернулись в Изначальный Поток. Неужели в этом мире подобное – норма? Жуть какая! Чую, и вампиры к не совсем живым относятся. Интересно, как аккаддэмцы собираются меня за нежить выдавать? Я им подыгрывать не собираюсь.

– Зачем же Эрха, – возразила я. – Марога звать надо. Меня же он призвал. Так что с него и начну. У нас есть страсть общая… к коллекционированию, – уточнила я, со злорадством отмечая всплеск эмоционального фона вокруг демоницы. Ой-ой, кто-то тут у нас давно и безнадежно влюблен.

Наслаждалась произведенным эффектом я недолго. Карие глаза Вилены вспыхнули алым. В воду она спрыгнула молниеносно, даже брызг не подняла. Я и пискнуть не успела, как сильные пальцы сомкнулись на горле и впечатали меня в бортик бассейна. Спину обожгла острая боль.

– Считаешь ЭТО смешным? – прошипела демоница и склонилась к моему лицу.

Я слабо замычала в ответ. Попытка качнуть головой провалилась, Вилена сжимала мою шею с такой силой, что казалось, еще немного – и все… привет, перерождение.

Из полуобморочного состояния меня вывел раздавшийся грохот. Сначала решила, что это доблестный аккад рвется защищать призванную собственность. Когда справа послышалось знакомое клацанье, я едва не разревелась от облегчения. Щелкунчик, мой спаситель родненький.

В воздух мы взлетели вдвоем – упрямая некромантка не пожелала отпустить добычу. Хорошо, что хоть шею в покое оставила. Теперь она удерживала меня за плечи, причем вцепилась так, что клещ обзавидовался бы.

– Щелкун… – Я закашлялась, хватая ртом воздух. Горло саднило так, что не то что говорить – дышать было больно. – Фу-у-у! – выдавила я, понимая, что могу превратиться в тварюшку бессловесную. В том смысле, что разговаривать в ближайшее время не смогу.

Щелкунчик меня понял. Огромная челюсть, уже заглотившая демоницу по пояс, пошамкала немного для острастки и выплюнула обслюнявленную обидчицу обратно в бассейн.

Руки Вилена так и не разжала, так что в воду мы шлепнулись одновременно, только чудом при этом не столкнувшись. Вынырнули. Отдышались. Прониклись. До Вилены дошло, что Щелкунчик не даст меня в обиду. Бдительные челюсти все еще покачивались рядом с бассейном. Мне же стало неловко за собственный длинный язык. Нимфеи из Берилла не используют дар для личной выгоды, мы созданы для того, чтобы помогать окружающим. Осознание потери разлилось горечью в груди. Если придерживаться, чему меня учили, я должна с радостью выполнить требования аккада ДЭМ. Помощь же! Однако при мысли, что буду вынуждена поспособствовать обману и махинациям демонов, внутри закипало негодование.

– Тьма Изначальная! Ребята нас уроют, – прошептала Вилена, рассматривая пролом в каменной кладке.

Мой спаситель не только вынес дверь, но и проход существенно расширил. Странно, что демоны на шум не сбежались.

– Пора валить, до того как братец решит оторвать мне голову, – весело хмыкнула Вилена и, посерьезнев, добавила: – Скажешь ему – вырву язык и скормлю твоему зверюгану.

Уточнять, кому и что я не должна говорить, она не стала. И так было понятно.

– Вылезай! Пора красоту наводить, – скомандовала демоница и поплыла к бортику.

– А толку, – мрачно буркнула я. – Вилена, ты же некромант. Скажи, разве кто-нибудь поверит, что я – нежить?

– Энергетические вампиры не то чтобы уж совсем мертвые, – утешила меня сестра Рогатого. – Чем больше энергии выкачают, тем ближе к живым. Народ решит, что ты девочка с очень хорошим аппетитом. Но к хитрам я бы тебя в любом случае сводила. Надо посоветовать Далиану, – задумчиво добавила она.

 

Услышав знакомое слово, я встрепенулась. Изменяющий форму тут же дал о себе знать – я ощутила легкий укол на макушке, точно муравей укусил. Да поняла я, поняла! Вот только пусть попробует меня еще раз цапнуть – раздеру космы частым гребнем и вычешу блоху мелкую. А вдруг и в самом деле в блоху обернулся? Или вошь? Богиня, не дай мне превратиться в блохастую нимфею!

– Кто такие хитры? – осторожно поинтересовалась я, пока Вилена немилосердно терла мне спину.

– Раса такая, подвид бесов, по призванию артефакторы. Выпивающие и Безликие уничтожили их Подземный город, вот они и перебрались поближе к цивилизации. Кто в Цитаделях осел, кто в столице. Так, вроде бы все. Вылезай! Знаешь, пожалуй, классический вампирячий раскрас тебе не пойдет, – заявила Вилена и сдернула с моей головы шапочку.

– Не пойдет так не пойдет, – покладисто согласилась я. – Тут я целиком и полностью тебе доверяю. Скажи, а хитры чем смогут помочь? Ауру замаскируют?

– И это тоже. Амулет тебе нужен. Защитный. Дохлая ты, ни клыков, ни когтей, ни мускулов. – Дабы подтвердить озвученную характеристику, Вилена облапала мое плечо. – Разве это руки? Лапша какая-то. Ничего! Далиан тебя натаскает. А вот Эрха не слушай. Этот здоровый лоб всех по себе меряет. И в пару на тренировке с ним не становись – зашибет ненароком. Кстати, как у тебя обстоят дела с регенерацией?

Не дожидаясь ответа, демоница ухватила меня за руку и чикнула по ладони острым когтем. Щелкунчик отреагировал мгновенно: выскользнувшие из воды корни стегнули Вилену по ногам и утащили в бассейн.

– Щелкунчик, хватит! Я в порядке! Это у нее… э-э-э… проверка такая, – пояснила я, зажимая располосованную ладонь здоровой рукой.

– Да! Мать твою нимфейскую! – прокричала Вилена, выныривая из воды. – Мы с твоей создательницей охренеть какие подруги! Серина, если ты не угомонишь свою живность, то я ее пущу на удобрения.

– Все в порядке. Он понял. Ты только когти не распускай.

– Идет. Руку покажи, – проворчала демоница.

Я разжала ладонь и продемонстрировала глубокий порез, заполненный зеленоватой энергией. Вилена чуть ли не носом в него уткнулась:

– Ты так регенерируешь? А кровь где? Уже свернулась? Почему ладонь чистая?

– Нет у меня крови…

– Как так? Слабо порезала?

Я выдернула руку и спрятала за спину. С этой исследовательницы станется полоснуть меня еще раз.

– У элементалей в жилах течет не кровь, а энергия.

Глаза демоницы заметно округлились. Дальнейшую реакцию я уж точно предугадать не смогла. Проворчав что-то насчет того, что аккад – это не предназначение, а диагноз, Вилена ухватила меня за руку и потащила к выходу из купальни.

* * *

Явление «вампирши» демоны ожидали за поздним ужином. Не иначе как Эрх все-таки сгонял в столовую. Легкий вечерний перекус по-аккаддэмски состоял из большого копченого окорока, каравая хлеба и куска сыра. Запивать его полагалось чем-то темно-красным, причем не обязательно из стакана. Эрх прекрасно обходился без него, прихлебывая из горлышка. При виде меня Рогатый вскочил со стула и поперхнулся. Мне повезло, я стояла дальше, а вот Вилену обдало фонтаном. Реакция Марога вышла более сдержанной – в тишине раздалось звучное «хрясь» лопнувшего в руке стакана. И только Отмороженный даже бровью не повел и продолжил нарезать сыр.

– Отказалась гримироваться? – невозмутимо спросил бледноликий. – Нам подержать? Или парализующее заклинание применить?

– Какое гримироваться! Вы это видели? – Вилена продемонстрировала демонам мою ладонь.

– Ви-и-дим, – с улыбкой подтвердил Эрх.

Марог молча кивнул. Он хотя бы честно пытался смотреть только на ладонь.

– Вилена, я просил тебя замаскировать нимфею, а не заниматься изучением ее внутренностей, – раздраженно бросил Отмороженный.

– Есть такая порода аккадовцев – тормоза! – скорбно вздохнула демоница. – Как вы собираетесь ее на полигон тащить? У нее же крови нет. Одна царапина – и обман раскроют!

– В чем проблема? Вампиры тоже существа бескровные.

– Далиан, не разочаровывай меня. Да, у нежити кровь из ран не течет, но они и не сияют подобно грибам-торчунам в ночи.

Отмороженный отложил нож и поднялся. Я едва поборола желание спрятаться за спину Вилены. На разглядывания Марога и Эрха мне было плевать, их эмоции и реакция оказались понятны. А вот что на уме у третьего аккадовца, я определить не могла, и это чертовски нервировало.

Демон подошел ко мне вплотную и медленно осмотрел с ног до головы. Нет, ну что мне стоило попытаться собрать из листьев платье? Оценивающий взгляд бесил куда сильнее скабрезных ухмылок Марога и Эрха. Еще немного, и мурашками покроюсь, как предчувствующий опасность бородавочник.

– Пятна сошли. Это хорошо, – одобрительно заметил он.

– Да при чем тут пятна! – взвилась Вилена. – Представь, нос ей расквасят на тренировке, и дальше что? Носопырка начнет светиться, точно…

– Я понял тебя. С первого раза. Значит, надо постараться, чтобы ее не задели.

– Да ты, я смотрю, оптимист, – хмыкнул Эрх.

– Мы пока не знаем всех условий сдачи ПиП, – осторожно заметил Марог. – Ходят слухи, что в этот раз не мы одни отличились. Еще пять аккадов умудрились разумных существ с той стороны вытащить.

– Хитры внесли изменения в настройки кристаллов Призыва? – удивленно вскинула бровь Вилена.

– Похоже на то, – вздохнул Эрх. – Завтра на смотринах ситуация прояснится, а пока Цветочек надо приодеть и докрасить.

– Мой совет – сходите к хитрам до сбора на полигоне. Правилами не запрещено усиление защиты призванного существа с помощью магии.

– Разберемся.

Отмороженный наконец-то переключил внимание на Вилену. Я заметила, как под взглядом синих глаз демоница слегка смутилась, потом на ее лице проступило понимание.

– Облезете! Хватит и того, что я на нее ингредиенты перевожу.

– Наслышан о твоих расценках, – хмыкнул Отмороженный. – Эрх, отдай ей.

– Дал, ты прикалываешься? Не собираюсь я ей платить. Она же потом задаром ни одного компресса не сделает. Ну, я вас предупредил! – горестно воскликнул Рогатый и бросил сестре тканевый мешочек. – Помяни мое слово – выпрут тебя. Вот прознает руководство о твоем неуставном чудо-сундучке и расценках…

– Очнись, братец! Я преподавателей полгода как снабжаю. Причем бесплатно. Это у вас специализация – одни убытки, – пропела демоница и подхватила меня под руку. – Пошли, золотая моя. Пора марафет наводить.

– Эй! Ты губу не раскатывай. В мешочке серебро, – обеспокоенно уточнил Марог. Не иначе как опасался, что демоница выставит дополнительный счет.

– Расслабься, серебряный мой. Я всегда знала, что ты – жлоб, – сладко улыбнулась Вилена и потащила меня обратно в купальню.

Подготовка к окрашиванию проходила в полном молчании. Увидев, сколько баночек и пузырьков предстояло задействовать, я остерегалась отвлекать демоницу. Еще что-нибудь перепутает. На самом деле результат меня волновал намного меньше предстоящего похода к хитрам. Вот бы удалось выпросить у бесов кристалл связи и передать весточку в Берилл. На макушке беспокойно ворочался Изменяющий форму. Ворочался, но молчал. Не удержалась и почесала голову. В который раз.

– Зудит? – обеспокоенно спросила Вилена. – Дай посмотрю, вдруг аллергия началась.

– Нет! Все в порядке, – поспешно заверила я. – Это у меня нервное.

– Расслабься, ничего с тобой не сделается, – завела знакомую песню демоница. – Пообещали отпустить – значит, отпустят. Ничего личного, Цветочек, для Эрха успешное завершение учебы в Цитадели и поступление в элитный отряд Стражей Границы – шанс на восстановление имени рода. Знаешь, как нас сейчас зовут? Безродные, – с ненавистью прошептала девушка, ее лицо искривила гримаса боли.

Я вздрогнула, ловя отголосок ее эмоций.

– Почувствовала, да? – прошипела Вилена. – Мы у тебя как на ладони.

– Я не специально. Поверь, я никогда не использую полученные знания во вред…

– Тошно мне от тебя! Вся такая светлая, чистенькая. – Девушка щедро плеснула мне на спину какую-то жидкость и начала втирать в кожу. – Чего расселась? Работай. Начни с ног и живота. Лицо не трогай, сама займусь.

Я вздохнула, припоминая предыдущий результат.

– Светлокожесть отменяется. Слишком подчеркивает твою кисейность. Будешь смуглой. Оно и лучше – проще затеряться среди демонов.

– А вампиры вроде бы бледные, – осторожно заметила я.

– Классические упыри – да, энергетические разными бывают. Вот только придется тебе статусу соответствовать, иначе вмиг расколют.

– И как мне себя вести?

– Чем наглее – тем лучше. Эти твари эмоциями же питаются. Гнев, злость, раздражение… Неудовлетворенное желание. – Вилена хмыкнула и добавила: – Думаю, тут проблем не будет.

Мне ее уверенность радости не прибавила. Я по возможности хотела именно затеряться среди других призванных.

– Марог сказал, что я не единственная, кого удалось вызвать. В Цитадели могут быть другие элементали?

– Щаз! Размечталась. Речь шла о представителях враждебных кланов из Свободных Земель. – В голосе Вилены прозвучало злорадство. – Отличная задумка. Хитры же больные на голову чудики. Это не удивительно, если учесть, что им Выпивающие устроили.

Попыталась отгородиться, но не смогла. Горечь сожаления, исходящая от девушки, была подобна терпкому запаху полыни. Нимфеи не умеют блокировать чужие эмоции. В этом наша сила и слабость одновременно.

– Всем известно, что кристаллы Призыва, выращенные хитрами, срабатывают случайным образом. Если на ком-то не оказалось заземляющего оберега – сам виноват.

– Но это же неправильно! Это же рабство натуральное!

– Рабство? – взвизгнула демоница. – Тебе рассказать, что такое настоящее рабство? Хотя нет, мы можем сделать намного проще.

Вилена схватила меня за плечи и развернула лицом к себе. Карие глаза наполнились золотистым свечением.

– Как это у вас срабатывает? Нужен физический контакт?

– Необязательно, – прошептала я.

– Тогда поехали. – Она сдернула с шеи амулет и отшвырнула в сторону. Обхватив себя руками, Вилена начала вспоминать.

Боль демоницы оказалась подобна подземному пожару. Она медленно тлела в ее сердце, сдерживаемая магией, но Вилена решилась выплеснуть огонь наружу, и я не могла позволить девушке принять его жар в одиночку. Я не видела цветных картинок, не слышала скупых слов и объяснений, которые та бросала сквозь крепко стиснутые зубы. Боль оглушила, она выжигала все чувства и эмоции, оставляя во рту привкус пепла. Ощущение невыносимой потери сплелось с горькой обидой: «Почему мы? За что? Что мы вам сделали?»

Вилена вернула амулет на шею. Я ощутила это в ту же секунду, точно кто-то повернул рычаг.

– Некромантам запрещены душевные терзания, – криво усмехнулась она, утирая слезы. – Сказываются на росте резерва. Приходится прибегать к вот таким заглушкам. Лет пять носила не снимая. Знаешь, я уже и забыла, каково это – не просто помнить, но и чувствовать… – Демоница замерла, точно прислушиваясь к собственным ощущениям. – Что ты со мной сделала? – в ужасе прошептала она.

– Забрала то, что ты сама захотела отдать, – хрипло произнесла я, поднимаясь с пола.

– Тьма Изначальная! Надо сказать Далиану. Ты же не выдержишь…

Страх и беспокойство демоницы были искренними и вызвали ответную тревогу за собственное будущее.

– Считаешь, я могу пострадать во время тренировок?

– Да не в этом дело! Огненная Цитадель не просто один из рубежей на границе Свободных Земель и территории, подвластной Инферно. Это не только учебное заведение для высших демонов, но и лазарет. К нам совсем плохих свозят, в основном тех, кто изъявил желание продолжать борьбу и после смерти, – тихо добавила некромантка.

– Это неправильно, – не менее тихо, но от этого не менее твердо ответила я. – Нельзя пленять души умерших, лишая их права на перерождение.

Острый укус в шею сопровождался резким хлопком по спине. Изменяющий форму, как и Вилена, оказался не в восторге от моего заявления.

– Поднимайся! Ты еще начни всем встречным зомби и упырям рассказывать, что им тоже надо бы стремиться к перерождению! Вот чую, что зазря тут стараюсь и перевожу на тебя масло. И дня не пройдет, как тебя рассекретят.

– Я буду молчать…

– Примерно как сейчас, – фыркнула демоница, втирая масло мне в ступни. – Все! Поворачивайся лицом и садись. Как тебе оттенок? Нравится? – немного смягчив тон, спросила она.

Я опустила взгляд на живот. Масло уже вступило в реакцию с кожей и слегка позолотило ее.

– Мне все равно, – пожала плечами я. – Нет, не подумай, я очень благодарна тебе за помощь, – добавила я, увидев, что глаза демоницы недобро сузились. – Сейчас внешность – меньшая из моих проблем.

 

– Успех любого предприятия зависит от деталей, – проворчала Вилена, размазывая масло по моему лицу.

– Возможно. Я не стратег.

– Оно и видно.

– Мне так страшно… – Нечаянное признание, сорвавшееся с губ, заставило прижать руку ко рту.

– Ты, главное, в обморок на каждом шагу не падай и поменьше болтай. Остальное – дело аккада. Три месяца быстро пролетят. Поверь мне. Если хочешь – буду за тобой присматривать. Только, чур, сопли держать при себе.

– Постараюсь. – Я попыталась выдавить из себя улыбку.

– Так, хватит реветь. Сейчас самый ответственный этап. Надо тебе новое лицо вылепить.

– Это как? – испуганно вскинулась я. Почему-то представилось, как некромантка достает из сундука куски плоти и кожи и начинает их приклеивать, формируя новые черты.

– Ты хоть представляешь, как выглядишь? Да у тебя большими буквами выведено на лбу: «Жертва».

Рука дернулась к голове, чем вызвала неодобрительный смешок со стороны Вилены.

– Безнадежна… Сейчас будем делать из тебя стерву обыкновенную. Поджимать губки и испепелять глазками научишься по ходу дела.

– А может, не надо? Или энергетические вампиры все такие?

– Такие! Если повезет, вы не пересечетесь.

– Рассекретят? – трагическим шепотом поинтересовалась я.

– Нет, Цветочек, подружиться предложат, – хмыкнула демоница и мрачно уточнила: – Телами…

Мне стало жутко. В моем представлении энергетические вампиры были намного страшнее демонов. Если те просто нервы треплют и запугивают, то эти еще и наслаждаются процессом. А еще они во время оного питаются. То есть на хорошее поведение и сочувствие в принципе рассчитывать не стоит. Богиня, забери меня обратно!

Вилена взялась за дело всерьез. От обилия баночек разбегались глаза. Если оттенки от бледно-розового до насыщенного бронзового были мне понятны, то баночки с фиолетовой и зеленой краской откровенно пугали.

– Сейчас я тебе такое личико нарисую, ни одна зараза трепетную лань не распознает, – хмыкнула демоница, смешивая на белой тарелочке цвета, подобно художнику.

В последующий час я старалась не дышать, а команды выполняла быстро, четко и, что немаловажно, по словам Вилены, – молча. Никогда не представляла, что процесс маскировки может занимать столько времени. Сначала я пыталась запоминать последовательность действий, а потом поняла: бесполезно – и тихо надеялась, что результат не станет отваливаться кусками. Уж больно многослойную роспись на моем лице затеяла сестра Рогатого.

– Вот так! – довольно прищелкнула языком она и отскочила на пару шагов назад, чтобы полюбоваться издалека. – Все! С тонировкой лица закончила.

Не успела я обрадоваться, как Вилена добавила:

– Перехожу к глазам.

– А что не так у меня с глазами? – обеспокоилась я.

– Ревут много, – не удержалась от ехидного замечания Вилена. – Так, посмотри на меня, как нимфеи обычно смотрят на мужика.

Я непонимающе нахмурилась.

– Поправка: как нимфея смотрит на своего избранника, с коим ей самой Судьбой предназначено слиться в экстазе…

– Вилена, зачем тебе это?

– Оценить томность взора.

– А можно мне не на тебя смотреть, а на Щелкунчика?

Представлять, как я сольюсь в экстазе с демоницей, было почему-то очень неловко. Одна мысль о поцелуе вызывала прилив смущения.

Вилена задумчиво перевела взгляд на мухоловку, вернувшегося на пост у двери, и хмыкнула:

– Оказывается вы, зеленоволосые, знаете толк в извращениях.

Я не стала разубеждать девушку. Услышать в который раз, что я безнадежна, не хотелось совершенно.

Так! Надо настроиться и посмотреть на спасителя с любовью. Это я запросто. Хорошенький мой Щелкунчик. Славный. Что бы я без тебя делала?

Мухоловка уловил молчаливый призыв, повернул ко мне челюсти и вопросительно клацнул. Я не удержалась и шмыгнула носом. Такой маленький, почти новорожденный, а все-все понимает…

– Стоп! Одна слезинка – и ты труп, – мрачно пообещала демоница.

– Рассекретят?

– Хуже! Макияж потечет – прибью. Пока закрепителем лицо не обработаю, разливы не смей устраивать! – заявила демоница и обмакнула тонкую кисточку в черную краску. – Взгляд на потолок и замереть.

Я поспешно закатила глаза и почувствовала, как прохладная кисточка прикоснулась к нижнему веку.

– Дышать можно, – уточнила демоница и провела черту вдоль линии роста ресниц. – А шевелиться нельзя! Дернешься еще раз – останешься с косым глазом.

Я покорно замерла снова. Ни разу мне не приходилось столько времени находиться без движения. Еще немного – и подпрыгивать начну. Это не маскировка, а издевательство какое-то.

– Устала? Да? – понимающе хмыкнула Вилена. – Помни, Цветочек, красота требует жертв.

– Это какая-то неправильная красота, – проворчала я, в очередной раз зажмуриваясь.

– Какая нимфея – такая и красота, – парировала демоница. – Где это видано, чтобы элементаль Земли глазками стрелять не умела?

– Нимфеи против насилия, – на полном серьезе заявила я. Демоница дурачилась, я же потихоньку расслабилась и начала получать удовольствие от пикировки. – Мы несем в мир любовь и гармонию.

– Ну-ну, поглядим, какую гармонию ты принесешь на полигон, – хмыкнула Вилена и вдруг рассмеялась. – Хочу на это посмотреть.

– А я хочу взглянуть в зеркало.

– Все-таки переживаешь!

– Нет, просто любопытно. Чуть-чуть.

– Сейчас. Остался завершающий штрих. – Девушка задумчиво склонилась над сундуком. – Знаешь, пожалуй, губы я тебе красить не стану. Они у тебя и от природы яркие. Любуйся! – Вилена протянула мне зеркало.

Она гордилась проделанной работой, но я сомневалась, что наши представления о девичьей красоте совпадают. Я осторожно взяла в руки зеркало, готовая чуть что сигануть в бассейн. Шедевр-то закрепителем пока не обработали, и все художества можно смыть. Увиденное заставило меня замереть от удивления. Это было мое лицо, и в то же время я себя совершенно не узнавала. Черты стали резче, скулы более явно выражены, на щеках горел ровный золотисто-персиковый румянец. Самая удивительная метаморфоза произошла с глазами: черная обводка слегка изменила их форму и сделала взгляд лукавым, а краска для век подчеркнула природную зелень радужки.

– Нравится?

– Немного непривычно.

– Зато от мира сего, и от синяков под глазами я тебя уберегла.

– То есть красоту мне теперь фингалом испортить не смогут? – хихикнула я.

Демоница почему-то тяжело вздохнула.

Я поднялась на ноги и поплелась к двери купальни, но не успела миновать Щелкунчика, как в спину прилетело изумленное:

– Куда это ты собралась?

– Утверждать результат. Или ты сначала закрепителем хочешь обработать? Без согласования с аккадом?

Ведь и правда, нечего мнением демонов интересоваться! Я же не обязана им нравиться, даже наоборот: чем меньше я буду их вдохновлять – тем проще.

Обернувшись, увидела, что Вилена рассматривает меня с открытым ртом.

– Серина, ты одеться случайно не хочешь? – полюбопытствовала она после легкой паузы.

– Во что? – задумчиво пробормотала я. Листики серебристого дуба после контакта с чудо-кремом пожухли. Жалко – хоть плачь. Нет, плакать мне нельзя, а то сестрица Рогатого точно придушит.

– Надо же! – хмыкнула Вилена. – Я была уверена, что ты спросишь: «А зачем?»

– Нет, почему же, я не против. Что обычно носят энергетические вампиры?

На лице демоницы расцвела хитрая улыбка:

– Увидишь…

Ну что она еще задумала?

Когда спустя несколько минут кто-то робко поскребся в дверь купальни, я решила, что это любопытные демоны пришли полюбоваться на раскрашенную меня. Я ошиблась!

– Заноси! – громко крикнула демоница, с коварным видом потирая кончики пальцев друг о друга.

Дверь распахнулась, и в купальню въехал подозрительный продолговатый ящик на колесиках. Следом, осторожно перебирая ногами, вошел кто-то не совсем живой.

– Вилена! Ты обалдела? Ты своему зомби хоть иногда лапы моешь? – донесся из гостиной возмущенный вопль Марога.

Ага! Значит, это и есть пресловутый зомби.

Он был невысоким, намного ниже меня, с зеленоватой кожей, которой коснулся тлен разложения. Лицо странное, треугольное, кончик носа отсутствовал, на левой щеке виднелись неаккуратные стежки. Чуть раскосые глаза смотрели настороженно. Сначала я решила, что зомби боится Вилены, а потом поняла, что его внимание сосредоточено на Щелкунчике. Впрочем, малыш вел себя прилично и не шевельнулся в сторону посетителя. Видимо, несвежая плоть не вдохновляла моего живоглотика.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru