Аккад ДЭМ и я. Призванная

Лина Алфеева
Аккад ДЭМ и я. Призванная

– Вы не посмеете так поступить… – всхлипнула я.

– Отчего же? – Отмороженный резко обернулся, я вздрогнула и съежилась под цепким пронзительным взглядом. – «Призыв и Подчинение» позволяет аккадам использовать любые средства в достижении цели.

– Цветочек, не упрямься. – Эрх вздохнул и придвинул табурет поближе. – Ну что тебе стоит помочь нам сдать ПиП? У нас выпускной курс. Прорвемся через экзамены – и получишь целых трех Стражей Границы. А потом мы обязательно придумаем, как вернуть тебя домой.

– Три месяца в Цитадели – и отправишься в Берилл. Рассматривай это как боевое крещение, – присоединился к уговорам Марог.

– Обалденное предложение, – огрызнулась я.

– И главное – ты не в силах от него отказаться, – сухо бросил Отмороженный.

Да простит меня Богиня, но в этот момент меня впервые посетила мысль отнять жизнь у другого существа. Я сгребла со стола баночки и пузырьки и решительно направилась в сторону купальни. Будет им вампирша нестандартного класса и специфических умений.

– Эй! Может, тебе помочь? Спинку там потереть, кремом подсобить намазаться? – участливо спросил Эрх.

Я обернулась и оскалилась:

– Щелкунчик будет в восторге.

Эрх нахмурился, оценил перспективы и хмыкнул:

– Нет уж, лучше я в столовую сгоняю.

Глава 3
Преображение

Регенерация Щелкунчика завершилась. Я с удовлетворением рассматривала новые листочки мухоловки-защитника. Они были намного светлее, по кромке торчали розовато-красные шипы. К несказанной радости, в высоту мой спаситель не прибавил и по-прежнему подпирал потолок. Интерьеру демонячьей купальни ничего не угрожало… Пока не угрожало. Надо бы намекнуть Марогу, что кормить деточку личинками уже не вариант. Я опасалась, что, выбравшись из горшка, Щелкунчик останется без подпитки, но он быстро освоился – извилистые коричневато-зеленые корни гордо плавали в воде.

Красота! Демонам точно понравится!

Я расставила выданное Марогом добро на плитке, присела на краешек бортика и спустила ноги в воду.

– Щелкунчик, и что мне теперь делать?

Мухоловка ответить не мог, только листиками сочувственно клацнул.

– Я могу принять их правила игры, перекраситься под вампира. Кстати, ты случайно не знаешь, кто это такие? Какая-то особая разновидность демонов? В Мирах Четырех Стихий подобные существа не водятся. Я бы знала…

Помолчав, продолжила жаловаться:

– Тошно мне, Щелкунчик, хоть волком вой. Вот только толку от этого не будет. Еще и обрадуются, если хандрить и ныть начну: расклеившейся девушкой легче управлять. Не верю я им, Щелкунчик. Нисколько не верю. Представляешь, заявили, что после сдачи ПиП отправят домой. У меня на лбу написано, что я идиотка? Они же воины, понравится иметь в запасе личный регенератор и утащат с собой родину защищать, а меня и не спросят.

И все-таки, кто такие вампиры?

Я опустила голову. Отражение в воде подсказало, что заклинание с меня сняли. Видимо, чтобы проще было лицо красить. Я помнила, как выглядела моя физиономия, покрытая иллюзией, в зеркале. Наверное, от меня ждут примерно такого же результата.

Что ж, приступим.

Поднявшись на ноги, провела рукой по платью. Серебристо-зеленые листочки осыпались в воду. Пусть напитаются влагой, а потом снова соберу. Интересно, мне как будущему «вампиру» иная одежда положена?

В воду я спрыгнула осторожно. Нет, я не опасалась, что Щелкунчик снова начнет безобразничать, а вот случайно наступить на него боялась. Разомлевший зеленый гигант дремал. Нехило он из меня энергии выкачал, и я тоже хороша, могла и догадаться, что мухоловка не сможет остановиться самостоятельно. Один плюс – его еще долго можно будет не кормить.

В темном флаконе оказалась пенящаяся иссиня-черная жидкость. Ею-то и следовало намылить голову. А ополаскивать волосы я где буду? В бассейне? Тут же Щелкунчик! Подплыла к тому месту, где под водой виднелись корни. Нырнула. Ого! А тут у нас что такое? Осторожно раздвинув отростки, увидела подводный проход. Пара гребков – и я очутилась в небольшой комнатке. Здесь, чуть поодаль, располагался отдельный бассейн, совсем крошечный, в нем едва двое поместились бы. Забавно! Никогда такие мелкие купальни не встречала. Ой! А стульчики у стены зачем поставили? Такие странные, беленькие. Приподняла крышечку, заглянула внутрь и осознала размер подставы, которую устроил гадским демонам Щелкунчик: Мухоловка лишил моих мучителей уборной! Дверь в комнату закрывали толстенькие зеленые стебли и листики-челюсти, а подводный проход охраняли коварные корни.

Покрасочно-маскировочный набор я перенесла в «потайную» комнату. Все же за бдительными челюстями мухоловки мне было спокойнее. Нырять не стала, Щелкунчик великодушно отполз в сторону и пропустил меня к двери. Хороший он у меня. Так бы и расцеловала. И совсем у него шипы не страшные.

Обустроившись в крошечном бассейне, вылила немного тягучей мыльной жидкости в ладонь, понюхала. Точно! Магия! Совсем немного, но вид чар я определить не смогла. Вспенила темную жидкость в ладонях, подула и хихикнула – в воздух взлетели черные пузыри. Если у меня от этой чудо-штуки вылезут волосы, я подговорю Щелкунчика, чтобы демоны до беленьких стульчиков в самый ответственный момент не добежали.

Я намотала на палец изумрудно-зеленый локон и тяжело вздохнула. Это всего лишь краска, хорошо было бы, если б она еще и смывалась. Нимфеи волосы не стригут. Никогда. Ни при каких обстоятельствах. Длина свидетельствует о внутреннем потенциале элементали Земли. Чем длиннее – тем нимфея сильнее. Я свои космы не заплетала, распущенные, они едва доходили до лопаток.

Ладно! Чего тянуть? Я быстро вылила полпузырька на голову и принялась яростно распределять мыло по волосам. Прощай, зелененький, здравствуй… нет, черноволосой вампирши у демонов явно не будет. Не судьба. Приправленный магией шампунь сработал наполовину: волосы стремительно потемнели, но не утратили природной зелени. Я скоренько ополоснула голову – вода окрасилась в правильный черный. Хорошо, что догадалась в водоеме Щелкунчика покрасочные работы не проводить. Кто знает, как бы корни Мухоловки отреагировали.

Настал черед крема…

Марог предупредил, что эта зараза жжется, но к подобному букету ощущений я оказалась не готова. Пекло и чесалось так, точно я нагишом в муравейник сиганула, а потом еще и в рой комаров угодила. Реакция последовала незамедлительно: из сливочно-белой кожа стала белоснежной. Честное слово, сейчас я была похожа на младшую сестренку Отмороженного.

С краской для ногтей управилась очень быстро. Зудящие руки дрожали, хотелось скорее разделаться с очередным этапом превращения в вампира – оставаться на одном месте было сущим мучением. Движение отвлекало от неприятных ощущений, а вот сидя неподвижно сконцентрироваться на чем-то я не могла.

Красота по-вампирски – страшная сила. В этом я убедилась, рассматривая баночки с чем-то черным, алым и бордовым. Так-так, точно помню, что рот надлежало намазать красным. Я запустила палец в баночку и щедро размазала ее содержимое по губам. Фу! Гадость вязкая! Куда противнее была бордовая липучка, жидкая, точно масло. Подобного цвета в иллюзорном раскрасе я не припоминала. Рассуждать решила логически: раз губы у меня накрашены, а лицу необходимо сохранить вампирскую бледность, значит, липучка предназначена для век. Аккуратно распределив бордовую мазь, поморщилась. Липкая и течет. Вот точно течет! И почему эти умники не догадались выдать мне зеркало? К черному порошку было страшно прикасаться. Хотя бы потому, что к нему прилагалась кисточка. Не собираюсь я ничего изображать на ощупь! А может, задача не так сложна, как кажется? Слегка зачерпнув порошок, припудрила им брови.

Все! Я готова! Пора идти сдаваться. То есть результат демонстрировать. И пусть только скажут, что им не нравится. У меня до сих пор кожа зудит и глаза щиплет, а психованная нимфея куда страшнее голодной мухоловки.

Нырять в воду не рискнула. Вдруг крем смоется и придется мучиться повторно? Да и маскировочный раскрас мог пострадать, недаром же его хотели магией зафиксировать. Щелкунчик выкаблучиваться не стал и по первой просьбе раздвинул стебли, открыв проход в соседнюю купальню. Присев на край бассейна, позвала плавающие на поверхности воды листики. Как подумала, что они – единственное, что осталось у меня от прежней жизни, совсем грустно стало. Серебристый дуб – мое дерево-талисман, я вышла из источника, бившего у его корней.

Листики, успевшие разбрестись по всему бассейну – не иначе как Щелкунчик помог, – послушно заскользили ко мне. Кроме одного. Я ошалело захлопала глазами и уставилась на точно такой же с виду листик дуба, который не просто плыл, притягиваемый магией стихии Земли, а извивался подобно змее. Взмахнула руками, заставив будущее платье взмыть в воздух и закружиться по спирали. Листик маневр повторить не смог и принялся беспорядочно метаться в попытке сойти за «своего». Не удержавшись, фыркнула и быстро сложила из правильных листиков платье. Самозванец завис на месте.

– Признаю, ты меня поймала, – проворчал он и превратился в яркий оранжевый огонек.

Реакция Щелкунчика последовала быстрее, чем я успела испугаться – извивающиеся корни вынырнули из воды в попытке поймать невесть откуда взявшуюся искорку. Та взмыла под потолок, «челюсти» обрадовались и рванули к ней с такой прытью, будто месяц сидели на голодном пайке.

– Щелкунчик, фу! – приказала я. – Давай сначала разберемся, что оно такое. Если ответ мне не понравится, разрешаю его съесть, – добавила я, припомнив болезненные уколы в спину. Первый я ощутила на поляне, второй – в момент активации ошейника.

– Обещай, что не станешь громко ругаться, – кокетливо произнес огонек, и я поняла, что челюсти Щелкунчика – слишком легкое наказание для того, кто подставил меня по полной программе.

Все, я пошла!

Резко развернувшись, направилась к выходу из купальни.

– Ты куда-а? – жалобно протянул наглый паразит.

 

– Обрадовать папочку Марога, у него сегодня день обретений: Щелкунчик вырос, монстр неведомый призвался!

– Тише… Тише… – Огонек, наплевав на бдительные челюсти мухоловки, рванул мне наперерез.

Огонек был хорош, но Щелкунчик оказался быстрее. Может, все дело в правильной мотивации – спаситель явно стремился сделать мне приятное. Огонек был пойман на подлете, «челюсть», заполучившая главный приз, сыто икнула, остальные листики поддержали победу дружным клацаньем.

– Золотко, я все могу объяснить, – донеслось из зеленой темницы.

– Начни с того, почему ошейник активировался. Щелкунчик, не переваривать!

Мухоловка покорно кивнул.

– Из-за моей крови. Я тебя слегка поранил в момент активации, – донеслось покаянно из недр челюсти.

Сжав руки в кулаки, принялась мысленно напоминать себе, что я очень добрая элементаль и должна любить все живое. Теоретически. За последние несколько часов я узнала о себе много нового.

– Ты прилип ко мне на поляне? В момент разрушения охранного контура?

– Наши порталы открылись одновременно. Пока демоны пускали слюни и рассматривали тебя, я спрятался.

Нет, ну каков герой! Такого даже жрать противно.

– Щелкунчик, плюнь каку, говорят, трусость заразна.

Мухоловка разочарованно шлепнул корнями по воде, но подчинился: челюсть нехотя приоткрылась, покрытый зеленой слизью огонек вырвался на свободу, чтобы тут же метнуться ко мне.

– Цветочек, не выдавай меня.

– Моя выгода? – поинтересовалась я, поправляя лиф вновь созданного платья.

Огонек аж замигал от такой наглости.

– А из сострадания к несчастному призывнику никак? Я думал, нимфеи всегда рады прийти на помощь, – разочарованно вздохнул он.

Нет, этот гад мало того что ко мне прилип, он еще и решил, что я кукла бесхребетная.

– Это Хаос, детка, – объявила я, копируя интонацию Рогатого, и уже более спокойным тоном спросила: – Не понимаю, раз ты оказался на свободе, зачем прицепился ко мне?

– На свободе?! – с горечью воскликнул огонек. – Я привязан к кристаллу Марога! Он меня запросто выследит!

А я не привязана! На меня магия демонячьих артефактов не действует. Я никому ничего не должна. Фух! А то ведь и впрямь сомневаться начала. Последнее заявление Отмороженного насчет нимфеи и демонов, которым полагается немного чуда, слегка выбило меня из колеи.

– Это ненадолго. Нам надо всего лишь добраться до хитров-артефакторов.

– Нам надо? – язвительно переспросила я. И совсем мне не любопытно, кто же такие эти хитры и где они водятся.

– Они помогут снять ошейник, а еще у бесов есть кристаллы связи, в том числе и настроенные на Инферно, – принялся соблазнять несчастный партизан. – Ты же сама не веришь, что тебя отпустят. Если ты выдашь меня Марогу, он только обрадуется бонусу. Хочешь того или нет, но мы теперь связаны…

– Ты уж определись со способом убеждения: либо ты меня уговариваешь, либо шантажируешь, – буркнула я.

– Могу еще на жалость надавить, – усмехнулся огонек. – Если я заключу сделку с демонами и смирюсь с ролью призванного существа, не смогу вернуться назад. Дом Изменяющих форму уже не одно столетие сохраняет нейтралитет, хотя и расположен вблизи земель, подвластных наместнику.

– Избавь меня от подробностей. Скучно! – капризно заявила я, отметив, как назвал себя новый знакомый. Выходит, настоящий призванный Марога именовался Изменяющим форму.

Огонек заискрил от возмущения. Ничего! Ему полезно. Не одной же мне дергаться и переживать. Для себя решила, что стану собирать информацию очень осторожно. Не хватало еще привязаться к этому странному миру. Что бы со мной ни произошло, нельзя забывать, что я тут не задержусь.

Явление огонька помогло отчасти разобраться в происходящем, и все-таки ситуация запуталась еще больше.

В дверь купальни робко постучали:

– Фейялочка, ты как? Жива? – Голос Эрха прямо-таки лучился оптимизмом. Неужели рассчитывали, что Щелкунчик меня благополучно схарчил?

– Да, порядок! Скоро выйду! – отозвалась я.

– Жаль. Это бы избавило нас от множества проблем, – флегматично заметил Отмороженный.

Вот так бы и стукнула!

– Так мы договорились? – быстро прошептал огонек и на глазах превратился в дубовый лист.

– Покажись, – потребовала я. – Хочу увидеть тебя настоящего.

Листик от такого заявления свернулся в трубочку.

– Ты не понимаешь, о чем просишь…

– Хочу знать, с кем имею дело, – упрямо произнесла я.

– Хорошо. Сама напросилась, – вздохнул листок и растекся зеленым дымком.

Когда передо мной возникло существо, напоминающее горного тролля, едва не всхлипнула от облегчения. Нашел чем испугать! Я еще улыбалась, когда длинные коричневатые клыки втянулись, лицо удлинилось и покрылось сочащимися язвами. Зеленоватая кожа тролля посерела, мускулистые руки превратились в тонкие и иссохшие. Я зажала рот ладонью и попятилась.

– Достаточно? – прошамкала тварь беззубым ртом, но я не смогла выдавить ни слова.

Костлявые руки повисли вдоль стремительно деформирующегося туловища. Существо теряло цвет, превращаясь во что-то полупрозрачное и студенистое. Казалось, еще немного, и оно растечется гадкой клейкой лужицей. Я не выдержала и зажмурилась.

– Цветочек, так мы договорились? – произнес Изменяющий форму своим обычным голосом.

Я открыла глаза и увидела высокого худощавого молодого человека, закутанного в длинный плащ. С опаской уставилась на предмет туалета, под которым что-то непрестанно шевелилось и извивалось. Юноша криво усмехнулся и повел плечами. Плащ упал на пол, и из-под него вывалились подобно клубку змей щупальца.

Коротко вскрикнув, я потеряла сознание.

* * *

В чувство меня привели громкое сопение, сдавленный смех и звяканье пузырьков.

– Хороша! – оценил Эрх. – Предлагаю не париться и жахнуть закрепителем. От нее теперь все живые призывники в ужасе разбегутся, а возрожденные за свою примут.

– Отвали! – рыкнул Марог и, самым бесцеремонным образом приподняв покрывало, ухватил меня за щиколотку. – Лучше подскажи, как это исправить… – Демон возмущенно потряс в воздухе моей ногой. Я едва удержалась, чтобы не двинуть его свободной. Пришлось напомнить себе, что нимфеям чуждо насилие…

– А зачем исправлять? Ты же мечтал о страшнючем зверюгане, вот он – радуйся. Правда, тащить в койку не советовал бы. Еще слух пойдет…

Ногу оставили в покое. В комнате послышались возня и глухой звук удара.

– Так, живо успокоились! Марог, кончай страдать, точно девственница над утраченной невинностью, и попробуй растворитель, – осадил приятеля Отмороженный. – Эрх, зови Вилену.

Вилену? Ту, которая демонов маскировочным набором снабдила? Ой! Я ее уже заранее боюсь!

– Пусть просыпается и сама разбирается со своими художествами, – проворчал страдалец и принялся вновь яростно тереть мою ступню мокрой тряпкой.

Ох ты ж… Щекотно же!

– Рад, что происходящее пока еще кажется тебе забавным. – От тихого голоса Отмороженного по телу побежали мурашки. Уж больно многообещающе это «пока еще» прозвучало.

Открыв глаза, приподнялась на постели. Я находилась в чьей-то спальне. Одетая и под покрывалом, что не могло не радовать. Помимо кровати, на которой я лежала, в комнате имелась еще одна. Впрочем, меня она заинтересовала не так сильно, как жирная красная линия на полу, разделяющая помещение на две части.

Спальня Эрха и Марога. Без вариантов.

Половина, принадлежащая Рогатому, казалась похожей на оружейную или пыточную. На стене с любовью были развешаны всевозможные колющие и режущие штуки, предназначенные для отнятия жизни или нанесения увечий. Меня аж передернуло от отвращения. Особое впечатление производил огромный острый тесак, висящий как раз над изголовьем. Либо у Эрха напрочь отсутствовал инстинкт самосохранения, либо демон весьма ответственно подошел к выбору крепления для оружия. Хорошо, что меня уложили не на постель Рогатого. Как представлю, что открываю глаза и вижу над головой блестящее острое лезвие, в дрожь бросает.

Понятно, Рогатый у нас ценитель оружия во всех его видах, а что же Татуированный? Задрала голову, чтобы просветиться на этот счет, и почувствовала, как лицо заливает краска смущения. Нимфеи не видят в обнаженных телах ничего постыдного, но количество призывно улыбающихся демониц в интересных ракурсах привело меня в замешательство.

Рывком подтянула свободную ногу к груди, дернула той, над которой измывался Марог. Татуированный отпустить меня не пожелал и продолжил уничтожать результат непосильного труда превращения в вампира. Судя по недовольной мине, этот самый результат Марогу не нравился категорически. Вот же критикан! Сам бы попробовал мелкой кисточкой, стоя в позе цапли, хоть что-то приличное изобразить. Подняла взгляд на застывшее лицо Далиана и почему-то принялась оправдываться:

– Я старалась. Честно.

– Верю, – едва заметно кивнул демон. – Вопрос в том, что с этим делать.

– Как это что? У вас же были какие-то планы, – растерянно пробормотала я и от греха подальше натянула покрывало до самого подбородка.

А зачем меня вообще накрыли? Испугались, что замерзну?

– Надо было сразу ее Вилене поручить, – продолжал сетовать Марог. – Ненормальная всю банку крема извела. Он от нее чуть ли не кусками отваливается.

– Радуйся, что не вместе с кожей, – невозмутимо заметил Отмороженный.

– А с пятнами что делать будем? – Вполне невинный вопрос Марога поселил в душе смутное беспокойство.

– По мне, все и так замечательно. Надо бы температуру тела откорректировать, а то дотронется кто, а она теплая.

– Так мы же изначально из нее вроде как высшего энергетического вампира собирались сделать, – неуверенно пробормотал Марог.

– А вышел зомбяк обыкновенный, не первой свежести, – объявил с ухмылкой появившийся в дверях Эрх. – Вилена, заходи. Правда, я не знаю, что тут сделать можно. Разве что поржать за компанию.

– Можно мне зеркало? – слабым голосом попросила я, догадавшись, что со мной случилось что-то уж совсем нехорошее.

– Ой! Какая прелесть! – Из-за широкой спины Рогатого донесся звонкий голос, полный нездорового энтузиазма, и в комнату впорхнуло существо неопределенного пола и повышенной чумазости.

– Вилена, стоять! – скомандовал Марог. – Эрх, ты ее с полигона вытащил?

– Так ночь – время некромантов, практикуются себе в удовольствие, – невозмутимо пожал плечами Рогатый, но я-то видела, что в душе он прямо-таки сиял. Хотелось надеяться, что его предвкушающе-ехидный настрой не имел ко мне никакого отношения.

– Прибежала по первому зову. Цените! – подтвердила девушка и направилась ко мне, оставляя на полу зеленовато-коричневые следы. – Не подержишь? – Она быстро стянула короткую курточку и швырнула в Марога. Тот подхватил ее двумя пальцами и вывесил на вытянутой руке. На лице демона застыло брезгливое выражение – с курточки что-то капало.

– Говорю же, с полигона примчалась, – насупилась девушка – и вдруг как ухватится за покрывало! Не ожидавшая подобной прыти, я только почувствовала, как ткань скользнула между пальцев.

Сорванное покрывало позволило увидеть то, о чем переговаривались демоны: выбеленная кремом кожа приобрела зеленоватый оттенок, но это было не самое страшное. Намного отвратнее выглядели фиолетово-синие пятна, так похожие на следы от кровоподтеков.

Я с ужасом рассмотрела обнаженные ноги, перевела взгляд на руки. Неужели я теперь вся такая?

– Идиоты! Почему она крем не смыла?! – простонала некромантка и принялась меня ощупывать.

– Так его надо было смыть? Марог нам не сказал, – заложил товарища Эрх.

Марог зло уставился на Рогатого.

– Откуда мне было знать?

– Так ты же у нас специалист по косметике! У самого целый сундук подобного добра!

– Я не пользуюсь женской косметикой!

– Да-да, мы все знаем, что ты мажешь попку исключительно детским кремом, – сладко пропела Вилена и потянула меня за руку: – Пойдем!

– Куда? – пискнула я, не сводя взгляда с покрасневшего Марога. Тот молча хватал ртом воздух, во взгляде читалось желание убивать.

– В купальню. Чудо просто, что кожа с тебя еще не слезла. Кстати, звать-то тебя как?

Я ответила и с подозрением уставилась на Далиана. Неужто знал про крем?

Демон слегка покачал головой. На этом все. Ни беспокойства, ни злорадства, да ему совершенно было побоку, что со мной происходило!

– Идем же! Быстрее! Мне еще на полигон возвращаться. А то наши гнилоступа без меня на запчасти разберут. Мне голова по очкам положена, – торжественно сообщила Вилена.

– Зачем ты собираешь эту мерзость? – скривился Марог.

– Ради мозга, – причмокнула губами девушка. – Отличный, между прочим, регенератор. Хотите, поделюсь?

Демоны дружно замотали головами.

– Неженки, а еще боевики, – хмыкнула Вилена. – Вам бы все готовые эликсиры потреблять, красивые пузыречки и баночки пользовать. Чтобы с отдушечкой и красителем было. Некроманты ценят натурпродукт! Идешь или как? – спросила она, не поворачивая головы.

 

Я покорно спрыгнула с постели. Рогатый и Татуированный шагнули к двери.

– Без вас! – отрезала Вилена. – Я демоница порядочная, к разврату непривычная. – Тут она многозначительно покосилась в сторону плакатов. – Вот уйду, и можете коллективные заплывы устраивать. Живее давай! Если мне гнилоступа не достанется, я тебя на эликсиры пущу. До сих пор не облезла – значит, тоже нехилой регенерацией обладаешь.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru