Найти свой дом

Ирина Калитина
Найти свой дом

Геле некем было дорожить, она уходила, когда и куда хотела.

– Что я должен сделать, что бы вы остались?

– Ничего, я беременна от другого.

Он передал ей деньги, сказав, что они для сына, попросил держать его в курсе, начал со слов:

– Ты должна…

– Ничего я никому не должна, – прервала его подруга и исчезла.

Денис остался один в разрушенном мире и понял, как сильно любит Гелю и сына. Сожалеет, что забросил диссертацию, потому что у него оказалось слишком много свободного времени, чтобы думать о произошедшем.

Римма Оттовна, тоже, чувствует себя лучше, когда завалена работой, своего рода, наркотиком, за который платят тебе. На вопрос ребёнка: «Где папа?», ей, всё равно, не придумать ответ.

«Неосторожный» поступок

В чужой стране печаль одиночества превратилась в тоску. Римма Оттовна сообщила о новой родине в социальных сетях. Откликнулись одноклассники и однокурсники. В процессе переписки женщина почувствовала, что от корреспондентов следует ждать не дружбы, а желания побывать в Европе, не тратясь на гостиницу, стала осторожней, отвечая на послания. Один приятель из школы на Урале, в которой она заканчивала последний класс, продолжал писать, когда вернулась в Россию.

Он оказался в командировке в этом городе около шести лет назад. Принёс букет белых роз и шампанское, потом пили коньяк. Она узнала от гостя, что нравилась ему и другим мальчикам в классе. Сказал, что Римма была не такая, как другие, не кривляка, не наглая, а красивая и добрая, только очень серьёзная.

Одноклассник рос в неблагополучной семье, прогуливал уроки. Римма давала ему списывать домашние задания, нельзя отказать, если просят с чудесной белозубой улыбкой, весёлыми широко расставленными глазами, сверкая золотом соломенных волос и веснушек на широком носу. Он говорил, что на всю жизнь запомнил её помощь.

Учителям и ребятам казалось, что приветливый мальчик сопьётся, как отец, и закончит жизнь в канаве или в тюрьме. Но сначала его привела в чувство армия, потом устроился рабочим в фирму по установке кондиционеров. Потрудившись, заметил, что клиенты ценят отношения не с фирмой, а с ним. Потратил время на ознакомление с азами предпринимательства, понаблюдал, как ведут бизнес хозяева, и открыл своё дело. Весёлый, с душой нараспашку, он привлекал клиентов самим фактом своего существования, каждый человек считал его другом. Несколько раз терял деньги на налогах и на доверчивости, но бизнес сохранил.

Под шампанское рассказал историю, как стал бизнесменом, а под коньяк они перешли к воспоминаниям о школе.

Утром, поднимаясь с постели с тяжёлой головой и обнаружив рядом, случайно залетевшего уральского «голубя», Римма Оттовна удивилась, тому, что способна на неожиданный поступок, и подумала, что он, должно быть, хороший бизнесмен, потому что отказать невозможно.

– Ты совсем не изменилась, – поцеловал её в щёку добрый молодец, похожий в свои тридцать пять на Емелю или Ивана-дурака из русской сказки, непостижимо как, но успеха добившийся, – такая же серьёзная, красивая и умная, и разговариваешь витиевато, как раньше. Мне кажется, я книгу читаю, когда слушаю тебя.

«Интересно, какие книги ты читал в своей жизни? – подумала она, – а, если не читал, то и, слава богу, «во многие знания, многие печали», будь таким, какой есть, этого достаточно, чтобы окружающим людям было весело».

– Как тебя отблагодарить за всё, и за домашние задания тоже? Кондиционер установить?

– Спасибо, это не моя квартира, может быть, потом.

Когда он сообщил в «Фэйсбуке», что приезжает и хочет встретиться, она ответила, что вышла замуж. Её уже тошнило тогда, Римма получила «подарок» от школьного приятеля. Даже, если бы не его двое сынишек и жена, у Риммы Оттовны не получилось бы быть рядом с человеком, словарный запас которого состоял из названий простых предметов, тонкостей кондиционеров и марок коньяков. Может быть, одной «химии» для неё недостаточно? Или не было «химии»?

Итог единственной ночи, которую она не планировала, – сынок. Видимо, специалист по кондиционерам запрограммирован на мальчиков.

Она продолжала слушать.

Что-то со мной не так?

Сначала, Денис подозревал, что у Гели роман с Матвеем. Когда оставлял их вместе, ему в голову не могло прийти, что друг может предать.

Через несколько дней увидел, что компьютер, с которого вышел в интернет Матвей, находится в Москве, а ноутбук, подаренный им Геле, «ожил» в Екатеринбурге. «Ожил» и «умер», больше в сеть подруга не выходила. Месяца через три знакомый из этого города прислал письмо по электронной почте с вопросом: «Уверен, что надо было её выгнать?».

О беременности – ни слова.

Возможно, она больна? Чего только не передумал Денис, пошёл, сдал анализы на болезни, передающиеся половым путём, нашли какой-то грибок, но в остальном оказался здоров. От грибка вылечился.

Геля солгала про беременность, чтобы уйти? Почему? Матвей что-то увидел и сказал ей? Но какое он имел право вмешиваться в их жизнь? Отношения с другом изменились, не созваниваются больше, только, ставят лайки в социальных сетях.

Однажды, Денис устранял проблемы с компьютером у достойной пары, пожилых преподавателей университета. Было тепло от улыбок и благожелательности.

Денис попросил удивлённого хозяина поговорить наедине. Уже давно замечал он, что, несмотря на лёгкость, с которой ему даются вещи, другим недоступные, простые жизненные ситуации он понимает не так, как другие, то есть, скорее всего, неправильно.

Он рассказал едва знакомому человеку, прожившему долгую жизнь с женой, имеющему взрослых детей, историю своей любви, надеялся, что, опытный мужчина подскажет, что неправильно он сделал.

Собеседник молчал, хмурил брови, рассеянно трогая пальцами большой лоб с залысинами. Денис гадал: собеседник не знает, что сказать, или как это сделать.

– Ушла, и бог с ней, – мягко сказал мужчина.

Тогда Денис произнёс стандартную фразу:

«Мне хотелось бы видеть сына».

И услышал вопрос, который и сам задавал себе не однажды.

– Уверен, что это твой сын?

– Нет, – честно признался он, – но мальчик назвал меня папой, я помог ему появиться на свет.

– Понимаешь, – секундное молчание, – он и сам бы справился, без ванной. Природа. Брось думать об этом, если Геля вернётся, исчезнет, снова, такой человек, ничем не остановишь. Попробуй найти другую подругу. На будущее скажу тебе, как мужчина, нельзя оставлять любимую женщину с другим, пусть, с лучшим другом, даже на один день, не то, что на месяц, хотя, не факт, что друг виноват. Девушка такая, ничего не хочу сказать о ней плохого, но для семьи она не подходит.

Он и без советчика понял, что нельзя было пускать Матвея, что для семьи Геля не подходит, но подходит для него.

– Попытайся начать всё заново, – произнёс на прощание «мудрец».

– Спасибо.

Денис не добавил, что уже пробовал…

Такой умный, он обитал в дюнах, в интернате, в общежитии и ничего не понял про жизнь, только про математику и про компьютеры.

На возвращение Гели не надеется, есть ещё брат, который напрасно ищет её. Группа «Волки» распалась. Какой следующий фетиш придумала его девочка? Просматривая новости в интернете, он увидел защитников леса или парка, среди них узнал Кристину. Волосы стояли пушистым облаком вокруг головы, ноздри раздувались во время гневной, надо отметить, впечатляющей, речи. Заметно было, что, если она и вышла замуж за своего брата, ей не до него.

Про девушку из хорошей семьи подумал:

«Если есть на свете Бог, то, именно, на ней он оставил отметку. Может быть, такие, как Кристина и не должны иметь своего дома, чтобы не погибли лес, парк, речка или какой-то человек?»

Самое страшное время для него – затянувшиеся новогодние праздники и, поистине, мёртвая тишина в квартире. Он выбегает на улицу, там разукрашенные ёлки, деды Морозы раздают подарки детям… Денис не в силах совладать с отчаянием.

Понял, что может быть опасен для себя и окружающих, убрал колющие и режущие предметы, оставил мысль купить машину, нашёл в интернете подходящую болезнь и сдался в психоневрологический диспансер. С тех пор очередную годовщину знакомства с Гелей он проводит в психиатрической больнице.

С лица женщины «стёрся» налёт начальника, из глаз программиста ушли обида и недоверие. На опустевшей территории среди сооружений из бетона и стекла, в кабинете со стрекочущими лампами, около бумаг и «цифры» оказались два человека, одарённые исключительными способностями, но обделённые простым детским счастьем: теплом дома, беззаботностью и покоем.

Из всего многообразного мира, «вписаться» в который стало для них неразрешимой задачей, доступной оказалась лишь одна его грань – работа.

Болен или нет?

– От какой болезни вас лечат? – она всё ещё выполняла работу.

– От той, которую нашёл в интернете и смоделировал прямо в кабинете психиатра.

– Какие лекарства назначают врачи?

– Таблетки, я нашёл такую болезнь, где инъекции не применяются.

– Как на вас действуют таблетки?

Посмотрел удивлённо, не думает же Римма Оттовна, что он – ненормальный.

– Не знаю, не пробовал, выплёвываю их. Мне нужно не быть одному несколько дней и всё.

– Врачи не понимают, что вы их обманываете?

– Показываю, что лечение даёт результаты. Они довольны. Я вам ссылку на сайт пришлю, там описано.

– Спасибо, нет времени читать. А в принципе, вы считаете себя здоровым или больным? Требуется ли помощь?

– Пока обхожусь без лекарей. Месяца через три после того, как Геля и сын уехали, выступила экзема, как у Вас, но не на локтях, а на кистях рук с внешней стороны. Видите, теперь ничего нет.

– Как это получилось? – замерла Римма Оттовна, неужели, ей представился шанс и больше не нужно будет менять лекарства, врачей и крутиться ночью в постели, мучаясь от зуда? Удивительный вечер!

 

– Напишу на электронную почту, – снисходительно пообещал мужчина.

– Ссылку на сайт? – глаза стали беспомощными, перед ним нет нужды претворяться сильной.

Он заметил, наконец, как она устала.

– Ссылку на сайт тоже, – улыбнулся, женщина остаётся женщиной, даже такая умная, как Римма Оттовна, мужчина должен быть снисходительным, – и ещё подробно опишу, как лечился. Не знаю, получится ли у вас, – он оглядел критически полноватую фигуру и, не подумав скрыть недовольство её внешностью, произнёс, – я не ел, почти, месяц.

Рейтинг@Mail.ru